Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Борис Разинский


Алексей Кузнецов: У нас в гостях заслуженный мастер спорта, олимпийский чемпион, футбольный вратарь Борис Разинский.

Борис Давидович, вы играли в футбол на профессиональном, как бы сейчас сказали, уровне на двух, казалось бы, взаимоисключающих позициях - вратаря и нападающего. Как вам удалось совмещать несовместимое?

Борис Разинский: Да я не скажу, что удалось. Просто когда я учился в школе и мальчишкой начинал заниматься спортом, мне нравились все виды - вообще все. Я занимался и легкой атлетикой, и волейболом, и баскетболом, и коньками. И потом, когда я окончил школу, попал в Москву и поступил в Институт физкультуры, два вида спорта - футбол и волейбол - выделились для меня изо всех остальных, а дальше пришлось выбирать.

Алексей Кузнецов: Все же футбол и волейбол - это разные вещи. А когда вы то стоите в воротах, то бегаете в атаке, пытаетесь забивать голы, это как-то отражается это на психологии вратаря?

Борис Разинский: На мне оно отражалось так: мне забивали, а я с двойным удовольствием забивал.

Алексей Кузнецов: А где легче играть - в нападении или в воротах?

Борис Разинский: На профессиональном уровне тяжело везде.

Алексей Кузнецов: Вопросы нашему гостю задают сегодня журналисты Игорь Швейцер, журнал "Футбольная правда", и Жозе Мильязеш, португальское радио "ТSF".

Я начну программу с биографии нашего гостя. Борис Давидович Разинский родился в городе Люберцы Московской области. Футбольную карьеру начал в Туле, выступал на позициях вратаря и нападающего за ЦДСА, "Спартак" (Москва), "Динамо" (Киев), Черноморец" (Одесса), "Арарат" (Ереван) и другие клубы. Бронзовый призер чемпионатов Советского Союза 1955, 1956 и 1958 года. Обладатель Кубка СССР 1955 года. Борис Разинский дважды входил в число 33 лучших футболистов страны, был победителем Спартакиады народов СССР 1956 года. В том же, 1956 году стал олимпийским чемпионом. Участвовал в отборочном турнире чемпионата мира 1960 года. В чемпионатах Советского Союза Борис Разинский провел 201 матч, забил 2 мяча. В сборной Советского Союза сыграл 3 матча. Борис Разинский - заслуженный мастер спорта СССР.

Борис Давидович, мы ни в чем не ошиблись, все правильно в вашей биографии?

Борис Разинский: В основном да, только в список 33-х лучших я три раза входил.

Алексей Кузнецов: Ну, извините, три раза лучше, чем два! Давайте начнем наш разговор с глобальной темы. Советский футбол не был самым сильным в мире и в Европе, однако на его счету есть заметные достижения, и весьма существенные. Я позволю себе их перечислить. Сборная Советского Союза дважды была олимпийским чемпионом и дважды - бронзовым призером Олимпийских игр. Один раз выиграла чемпионат Европы, трижды была серебряным призером этого турнира, а в 1966 году заняла на чемпионате мира почетное четвертое место. Трижды советские клубы побеждали в розыгрыше Кубка обладателей кубков. Киевское "Динамо" выиграло еще и Суперкубок Европы. И, наконец, трижды советские футболисты - Лев Яшин, Олег Блохин и Игорь Беланов - получали "Золотой мяч", приз лучшего игрока Европы.

В активе российского футбола за более чем 10 лет его новейшей, так скажем, истории ничего подобного нет. Как вы полагаете, в чем причина? Действительно качество футбола в России настолько упало или есть еще какие-то причины того, что нет заметных результатов?

Борис Разинский: Как вы, по-моему, сказали в самом начале, советский футбол не был одним из сильнейших.

Алексей Кузнецов: Самым сильным не был, но, по крайней мере, был заметным.

Борис Разинский: Ну, я бы с вами не согласился, потому что в наши годы, исходя даже из результатов, которые вы перечислили, советский футбол был одним из сильнейших в мире. Одним из сильнейших! Потому что мы на равных играли с грандами, с теми командами, которые становились первыми, - например, с теми же англичанами, когда они были чемпионами мира. Вспомните тех же немцев, когда они тоже были чемпионами мира. Вспомните ту же "золотую" венгерскую команду. Со всеми соперниками наши футболисты сражались на равных. Иногда проигрывали, иногда выигрывали, где-то - в один мяч. Но сила футбола была, конечно, не сравнима с теперешней силой российского футбола.

Первая причина этому, конечно, то, что распался Советский Союз. Потому что тогда сборная команда так и называлась - СССР, она же подпитывалась и с Украины - сколько было там блестящих футболистов! - из Грузии, из Армении, из других республик по одному, по два игрока были в сборной. И собирался коллектив довольно-таки сильный по индивидуальному составу, по своей подготовке. Ну и, конечно, искусство тренеров было в том, что они умели этих хороших футболистов сплачивать в один монолитный, дружный коллектив, который сражался за честь нашей родины, за Советский Союз.

Алексей Кузнецов: А что же произошло дальше, уже с российским футболом? Было потеряно что-то очень серьезное?

Борис Разинский: Да, потеряно очень много. Во-первых, потеряно чувство патриотизма, как мы ни пытаемся об этом говорить. На первое место вышла часто экономическая выгода для футболистов, хотя то, что сейчас футболисты получают, ни в какое сравнение не идет с нами. Не знаю, может быть, я неправильно что-то понимаю... Что, наши футболисты тоже стремятся иметь собственные самолеты, что ли, как некоторые?.. Они получают вполне достаточные, даже огромные деньги, огромные гонорары. И чувство патриотизма, чувство гордости за свою страну, желание сражаться за нее, идти до последнего - вот это не бросается в глаза, во всяком случае, когда смотришь некоторые наши игры, да и не то что некоторые, а большинство игр российской команды. Хотя я говорю, что сами футболисты, мастерство футболистов неплохое, они не уступают, с моей точки зрения, многим европейским мастерам... Есть, конечно, звезды футбола в мире, их единицы, но в основной массе мастерство наших футболистов не скажу, что уступает в чем-то футболистам других стран.

Алексей Кузнецов: Я предлагаю задавать вопросы своим коллегам. И сейчас предоставим слово Жозе Мильязешу.

Жозе Мильязеш: Вы хотите сказать, что российские футболисты менее патриотичны, чем те же португальцы или французы, которые зарабатывают еще больше, чем российские? И второе, а может быть, российский футбол потерял вещи, которые в СССР были чрезвычайно важны, - это просто подготовка, школы, детские школы, юношеские? Потому что не видно, по крайней мере, я этого не знаю, чтобы сборные команды России, юношеские, до 21 года, выигрывали на международной арене какие-то титулы. Может быть, сказываются как раз недостатки подготовки, ведь надо вкладывать деньги в детей, чтобы из них выросли хорошие футболисты?

Борис Разинский: Да, я с вами согласен, вы правы. Но вы говорите, что португальские футболисты и другие получали гораздо больше, чем российские. Но у вас так велось с самого начала зарождения профессионального футбола. У нас же профессионального футбола в Советском Союзе не было. В то время как в той же Португалии, в Испании он везде был. Великие футболисты, такие, как Эйсебио, которого мы очень хорошо знаем и помним, по сравнению с нами и тогда зарабатывали очень большие деньги. Но у нас был другой менталитет. А сейчас российские футболисты, как говорится, окунулись в профессиональный футбол, и не только на поле, но и в бизнес этот профессиональный. Может быть, пока идет становление, на первом месте у них пока только возможность много заработать, а дальше -как судьба распорядится. В наше время этого не было, а сейчас каждый футболист - профессионал. И вот когда он играет в товарищеских международных играх - у него такой контракт за спиной, заключенный с каким-то клубом, что он поневоле боится. А вдруг он в игре сломается - и зачем это ему нужно? Во всяком случае, мы, профессионалы и специалисты, чувствуем это и видим, что отдачи до конца нет. Вот сейчас, в официальных соревнованиях, в Португалии - не знаю, может быть, это и проявится. В Японии, на первенстве мира, во всяком случае, ничего толком не проявилось. И где мы еще до этого играли, сборная России, в отборочных матчах, это в полной мере не проявлялось, я думаю.

Алексей Кузнецов: Игорь Швейцер, журнал "Футбольная правда".

Игорь Швейцер: У меня в связи с этим такой вопрос. Я регулярно посещаю базу сборной команды, общаюсь с футболистами, как журналист, и каждый из них, поверьте, говорит о своем патриотизме, о желании победить. И на поле, в общем, видно, что они стараются. Но что-то неуловимое не позволяет назвать эту игру игрой высокого класса. И мне кажется, что дело скорее не в них, как в людях, профессионалах, а в организации и, может быть, даже в каких-то интригах, которые существуют, в том, чего мы не видим. Как вы считаете, есть ли основания так предполагать?

Борис Разинский: Ну, я с вами согласен, что ребят нельзя вообще обвинить в том, что у них нет чувства патриотизма. Это совершенно неправильно. Может быть, подспудно оно проявляется. Когда человек выходит играть на уровне официальных соревнований, - первенство мира, чемпионат Европы, Олимпийские игры - естественно, он в данный момент данной игре отдается в меру своих возможностей. Но то, что он к этому не подготовлен всей своей предварительной тренировочной работой - и в товарищеских матчах, и в других мероприятиях - это проявляется независимо от того, как кажется самому игроку.

Жозе Мильязеш: Недавно было объявлено, какие большие призовые деньги получат российские футболисты за то, что выиграют на чемпионате Европы. Огромные деньги! Так что они могут и не за патриотизм бегать, а тоже за деньги. Может, у них на этот раз что-нибудь получится?

Борис Разинский: Вот это уже не факт, потому что и за большие деньги сейчас тоже может не получиться. Вы правильно абсолютно говорите, что для этого нужно еще обладать и большим мастерством. А я могу сказать, что мастерство наших российских футболистов, индивидуальное, даже у наших звезд - оно не из самых сильнейших. Есть звезды мирового класса, которых мы все видим, даже нечего их перечислять, и возьмите наших звезд. Хорошие игроки, ничего не скажу, быстрые, но не звезды. Хотя и наша пресса, и журналисты в каких-то отдельных играх, основываясь на каких-то проблесках в их игре, пытаются поднять их до уровня звезд. А это уже, так сказать, сказывается непосредственно на из дальнейшем отношении к себе. Я уже не говорю о том, что есть, конечно, всякие технические неувязки, организационные неполадки. Но это все вторично.

Игорь Швейцер: Мы с вами как-то делали интервью для журнала "Футбольная правда" и подробно обсуждали практически всех современных представителей вратарского цеха, ваших российских коллег. Как вам кажется, есть ли изменения в лучшую сторону за прошедшее время? И в каком состоянии вообще российские вратари пришли к чемпионату Европы?

Борис Разинский: Для меня тут вопрос сложный. С одной стороны, у нас в России очень много вратарских талантов, и есть толковые ребята. С другой стороны, почему-то, даже начиная играть в командах мастеров, они не достигают вершин и на каком-то уровне останавливаются. Я-то смотрю несколько с другой точки зрения. Очень хорошие у нас вратари - и Овчинников, и Малофеев, и Акинфеев особенно - молодой, подающий надежды парень. Да и другие российские вратари - и в Премьер-лиге, и в первой лиге есть интересные ребята. Но мы уже давно не видим, чтобы у нас вырос вратарь международного класса, чтобы считался звездой в мировом вратарском корпусе. Сейчас зарубежные вратари считаются посильнее, чем наши, - вернее, котируются повыше. А наши вратари, даже те которых пригласили поиграть за рубеж (Руслан Нигматуллин, к примеру, Дмитрий Харин или Сергей Овчинников) - ничего особенного там не показали... И вершин таких, как Лев Иванович Яшин, чтобы наш вратарь был признан лучшим игроком Европы и получил "Золотой мяч", тоже среди наших вратарей не предвидится.

Алексей Кузнецов: Я позволю себе вернуться к вопросу, который задавал Жозе, к вопросу о подготовке молодых футболистов. Мне кажется, что одна из причин развала советского футбола, который был действительно на очень высоких позициях, именно в том, что потеряны традиции воспитания молодых футболистов. Это не только, видимо, в футболе и не только в спорте, это проблема гораздо шире - в масштабах страны. Можно ли, на ваш взгляд, сейчас сделать что-то, чтобы как-то восстановить эту систему в российском футболе, для начала хотя бы в нем?

Борис Разинский: Трудно сказать, потому что раньше все эти футбольные школы были при профессиональной команде, и команда должна была уделять и уделяла этой школе огромное внимание. А сейчас в клубах хозяева, президенты, а президент хочет - дает деньги на эту школу, не хочет - не дает. Если президент понимающий... Во всяком случае, зарубежные клубы профессиональные, в той же Италии, во Франции, в Португалии это делают.

Жозе Мильязеш: Ну, это доходное дело, и это просто - как выращивать овощи в теплице. Их потом можно продавать за большие деньги, поэтому вкладывать деньги в такую отрасль, как подготовка футболистов, - это очень доходно. Если инвестируют в целые команды, покупают иностранные команды, ну неужели нет денег, чтобы содержать детские школы?

Борис Разинский: Нет, деньги на это, конечно, есть. И у каждого президента, у каждого профессионального клуба есть. Но я думаю, что здесь идет какое-то недопонимание с их стороны, а может быть, просто им некогда этим заниматься, потому что надо заниматься основной командой. Задачу ставят здесь - выйти на европейский уровень, вернее, сыграть в еврокубках, причем уже сегодня. А долго выращивать... это же надо посадить, надо поливать, надо растить, и сколько времени пройдет...

И второе: мне кажется, все-таки для того, чтобы вырастить таланты, должны работать с ними футболисты уровня повыше, чем работают сейчас у нас. Ведь в основном работают футболисты... я абсолютно не хочу их обидеть, с большим уважением к этим людям отношусь, но это в основном люди, которые лично высоких результатов не достигали. То есть они играли в какой-то команде мастеров, где-то во второй лиге, может быть, в первой, может быть, выше где-то, но выдающихся мастеров среди них нет... Если бы с этими мальчишками работали такие специалисты, как Федор Черенков, или еще кто-то из последнего поколения, то есть люди, которые сами поиграли за сборную, добились какого-то результата... Вот закончит Аленичев карьеру, например, будет он с мальчишками этими работать - вот это будет всем пример.

Жозе Мильязеш: Он может поступить так, как делают на Западе некоторые футболисты: просто построить свою собственную школу. У Фигу есть своя собственная школа, и у многих других.

Борис Разинский: Это у нас бесполезное дело. Не откроет у нас никто собственной школы.

Жозе Мильязеш: Что, не дадут?

Борис Разинский: Нет.

Алексей Кузнецов: Из нашего разговора следует, что, помимо воспитания юных футболистов, вероятно, еще должна быть система воспитания и тренеров, и президентов, которые тоже сейчас не очень-то и воспитаны. Вот классический пример - Андрей Червиченко, бывший президент "Спартака". Уж вроде бы человек в бизнесе опытный, а что получилось - все видят, "Спартак" попросту развален.

Борис Разинский: Только я об этом подумал, вы еще не начали говорить, - как раз о Червиченко!

Игорь Швейцер: Не кажется ли вам вследствие этого: а) что у нас не хватает законов, которые бы регламентировали деятельность клубов, и б) что клубами и футбольным хозяйством в целом правят временщики?

Борис Разинский: Ну, в отношении законов я не знаю, потому что регламентировать футбол законодательно...

Алексей Кузнецов: А ведь был проект в Госдуме - проект закона о футболе. По-моему, он даже не дошел до обсуждения в первом чтении, но Российский футбольный союз отчаянно его пытался лоббировать.

Борис Разинский: Я его не читал. И самое главное, что если бы с инициативой этого закона вышли знаменитые футболисты, не только ветераны, а, может быть, и действующие (такие, как Симонян, Блохин, Понедельник и другие), тут еще можно было бы что-то говорить. А когда с этими проектами выходят люди, которые к футболу не знаю какое имеют отношение, эти инициативы кажутся... Знаете, у меня на это такая же реакция, как и на то, что сейчас пенсионерам вместо льгот предлагают деньги. Люди вроде бы хотят предложить что-то новое, а такое впечатление, что они хотят как-то "засветиться", какую-то свою инициативу внести - просто ради самого факта проявления инициативы. Для чего это нужно, когда есть все устоявшееся? Так и в футболе, мне кажется. Не знаю, не читал этого закона. Если бы почитал, мог бы ответить подробнее.

Алексей Кузнецов: Я обращаюсь к Жозе Мильязешу. А в Португалии существует отдельный закон о футболе?

Жозе Мильязеш: Нет. Я думаю, что нет. Конечно, в Португалии есть проблемы с футболом, большие проблемы. Вот сейчас идет большой скандал по поводу подтасовки некоторых результатов, подкупа арбитров и так далее. Но у меня к Борису Разинскому такой вопрос: после того, как я вас послушал, у меня прибавился оптимизм по отношению к нашей команде на "Евро-2004", потому что из нашей группы я уже могу вычеркивать Россию как серьезного соперника. Значит, осталась Испания и чуть-чуть - Греция. Я могу сделать такое заключение или нет?

Борис Разинский: Абсолютно нет! И я вам скажу почему. Потому что я уже говорил о том, что наши футболисты не уступают ни в чем как футболисты, как личности, как индивидуумы. А если они не уступают в своем футбольном образовании, в росте, в скорости, в технике, в жажде борьбы, которая обязательно будет проявляться в этом, то сбрасывать сейчас любую команду со счетов будет глубоким заблуждением. Я в этом на протяжении своей долгосрочной карьеры убедился, и уверен в том, что в футболе не последнюю роль, а иногда даже и главенствующую может сыграть госпожа Удача. Потому что может быть команда заведомо хороша или плоха... Мы же прошли через ту же Индонезию, а в первом мачте могли ей и проиграть на Олимпийских играх 1958 года, на последних минутах мы этой команде могли проиграть, хотя советская сборная в первом матче, наверное, штук 20 "дохлых" не забила мячей и во втором тоже...

Алексей Кузнецов: Я думаю, что Жозе эта тема близка. В 1966 году команда Португалии играла с командой Кореи и проигрывала 0:3...

Борис Разинский: Да, я же эту игру видел! И больше того, я сейчас работаю в Корее, и тренер команды, с которой я работал, - участник той игры, когда Португалия проигрывала 3:0, а выиграла 5:3. А могли же и проиграть!

Алексей Кузнецов: Ну а из наиболее свежих примеров я напомню матч открытия последнего чемпионата мира - Франция - Сенегал, когда французы проиграли сенегальцам, а затем и вовсе не вышли из группы.

Игорь Швейцер: Борис Давидович, сейчас, конечно, больше всего волнует всех тема "Евро-2004". Вот вы упомянули словосочетание "госпожа Удача". А помимо госпожи Удачи, какие есть основания, при которых Россия может рассчитывать на положительный результат именно сейчас? Ни в 1998-м году, ни в 2000-м, ни в 2002-м, видимо, таких оснований не было. А сейчас?

Борис Разинский: Я думаю, что есть. Я еще раз повторяю, что я не вижу, чтобы наша команда, которую собрал Георгий Ярцев, на голову уступала любой команде из 16-ти финалистов. И команда наша может бороться на равных с любой командой. У нас хорошие вратари, все три, хорошие защитники, несмотря на то, что где-то наши журналисты пытаются сказать, что линия защиты очень слабая... Совсем неплохие у нас полузащитники, среди них даже есть игроки международного класса. И очень хорошие нападающие, тот же Сычев, тот же Кержаков. Это мое мнение, с ним можно соглашаться или не соглашаться. Хотя... многие уже не помнят игроков сборной СССР 50-60-х годов, а люди моего поколения помнят, конечно. Да, футбол изменился, но какие хорошие были футболисты! Вот Булыкин - неплохой футболист, но я его (не в укор ему сказано, потому что на данный момент он у нас сильнейший) не могу сравнить с Эдуардом Стрельцовым, ну не могу! Потому что я с Эдуардом Стрельцовым играл, видел, как он играет, и я не голословно, а совершенно авторитетно утверждаю, что Эдуард Стрельцов сильнее, чем Дима Булыкин.

Алексей Кузнецов: Я думаю, что можно много фамилий назвать и в России, и не только в России, кто был бы слабее Стрельцова. Стрельцов - это была уникальная личность!

Борис Разинский: У нас же много было таких футболистов! Вы меня извините, а Всеволод Михайлович Бобров? А Федотов?.. Их не помнят просто! Даже если сейчас сравнивать: в "Зените" хороший парнишка, очень хороший - Быстров - скоростной, он здорово играет, смотрится. Но нельзя же его сравнить с такими крайними нападающими, как Метревели и Месхи! Даже с Апухтиным или Уриным из "Динамо"... Впечатление такое, что у тех футболистов, которых я перечислил, скорость была... ну, не в два раза, а в полтора раза выше, чем сейчас у нашего самого быстрого, я считаю, нападающего - Быстрова.

Игорь Швейцер: А может быть, дело в том, что изменился футбол, и сейчас не столь заметно превосходство одного игрока над другим?

Борис Разинский: Футбол, конечно, изменился. Но скорость-то не изменилась! Скорость - это понятие физическое. Другое дело - как работать на этой скорости с мячом. Так вот, те футболисты работали так виртуозно, что их удержать вообще было невозможно.

Алексей Кузнецов: Я рискну обратиться к вашему опыту вратаря. Вы сказали, что у нынешней сборной России хорошие защитники. Не будем спорить индивидуально, по позициям, давайте в целом - поставьте себя в ворота нынешней сборной России и с высоты вашего вратарского опыта скажите нам честно, вам не страшно было бы играть с такой защитой? У меня ощущение, что защита очень и очень слабая у сборной России. По крайней мере, это самое слабое ее место.

Борис Разинский: Мне бы не страшно было, потому что мое профессиональное дело - ловить то, что мне бьют по воротам. А что в наше время били, что сейчас - какая разница? В наше время, когда был удар по воротам, моя задача была - его поймать. И задача такая же сейчас у того, кто из наших трех вратарей будет играть в Португалии. Другое дело, насколько будет готов вратарь, как говорится. Ведь у нас есть пословица: дорого яичко к Христову дню. Вытащить труднейший мяч в нужный момент, может быть, в финале первенства Европы, выручить - вот в чем задача классного вратаря. И в том, что он взял бы все то, что ему положено по штату, если он игрок профессиональной сборной.

Алексей Кузнецов: Я остаюсь при своем мнении, что у вратарей сборной России будет гораздо больше шансов проявить свое мастерство, чем, скажем, в случае, если бы линия защиты была бы посильнее.

Борис Разинский: Ну, я не думаю, что наши защитники, о которых вы говорите, что они не сильны... Они же не расступаются перед нападающими противника и не дают выходить нападающему один на один и бить в упор. А если мячи забиваются с 25-ти, с 30-ти метров, то при чем здесь защитники?

Алексей Кузнецов: Пожалуй. Не буду спорить. Жозе, ваш вопрос.

Жозе Мильязеш: А чем отличается тот футбол, в который вы играли, и тот, в который сейчас играют? И какой, по вашему мнению, лучше для зрителей?

Борис Разинский: Футбол во все времена был красивым зрелищем, и он тоже, конечно, шел вперед. Если я сейчас буду говорить про футбол, в который я играл, и говорить, что тот был лучше, а этот... Нет, каждый футбол в свое время по-своему красив. Сейчас футбол стал, конечно, намного жестче. Сейчас много профессионалов высокого класса - но часто им просто-напросто не дают играть. У нас футбол - это была спортивная борьба, чисто футбольная, а сейчас игроков даже не щадят. Игрок, допустим, готовится принять мяч, а защитник, который идет на него, вместо того, чтобы бороться, в наглую "косит" его по обеим ногам - вот это смотрится в современном футболе очень неприятно. Тяжело смотреть на такие вещи - вот эти все подкаты сзади, удары по ногам, грязные контакты, одним словом.

Ну и, конечно, в нынешнем футболе времени на раздумье, на обработку мяча у игрока почти нет, он должен принять решение еще до того, как мяч к нему придет. И многие это решение, особенно в клубах суперкласса, принимают. Сейчас смотришь футбол и порой даже не успеваешь сообразить, как бы ты сделал, а он уже решение принял и причем выполнил его настолько профессионально, что удивляюсь иной раз, до чего же высокого класса игроки. Вот в этом футбол прибавил, конечно.

Алексей Кузнецов: Игорь Швейцер, что вы думаете о современном футболе?

Игорь Швейцер: Я думаю, что он, безусловно, стал более интенсивным, нежели во времена, когда играл Борис Давидович. И конечно, в нем очень много грязи, и, к сожалению, видимо, это не регламентируется правилами, то есть судьи то ли по директиве, то ли по своему усмотрению не наказывают все то, что наказывалось ранее. Вы согласны, Борис Давидович?

Борис Разинский: Да, судьи, конечно, либеральничают во многих случаях.

Игорь Швейцер: А вопрос мой касается "Евро-2004" и сборной России. Можете ли вы сказать, что вратарская позиция сборной России наименее проблемная?

Борис Разинский: Нет, я этого сказать не могу, как не могу сказать по любой позиции. Потому что любая позиция из беспроблемной может в одну секунду и даже за меньшее количество времени превратиться в проблемную. Потому что ни один из игроков даже самого высочайшего класса не застрахован от того, что может произойти просто несчастный случай, и игрок грубо ошибется... Вот Александр Филимонов, например. Этим примером все сказано.

Игорь Швейцер: Вы имеете в виду тот случай в отборочном цикле, когда Россия играла с Украиной?

Борис Разинский: Да, тот самый случай. Поэтому сейчас беспроблемная у нас линия, а, не дай бог, ошибся вратарь, да в решающем матче, да на последней минуте, да при счете, предположим, 1:0, когда мы выигрываем, а потом дело дошло до пенальти, и мы проиграли - вот вам и вся проблема.

Алексей Кузнецов: На то и футбол! Как говорится, мяч круглый... Борис Давидович, у меня вопрос еще по одной позиции в сборной России, мы ее пока не затронули. Вопрос связан с главным человеком - тренером. Есть такое мнение, что Георгий Ярцев, нынешний тренер сборной России, хороший и даже выдающийся, что называется, кризисный менеджер, то есть он пришел в команду в тяжелый момент - и дело сразу пошло. Так было и в "Спартаке" у него в свое время, так было и сейчас в отборочном цикле европейского чемпионата . А вот когда идет работа, скажем так, спокойная и серьезная, скучно-планомерная, у Ярцева не очень получается. Так было у него в московском "Динамо", и, на мой взгляд, что-то похожее произошло и в последней фазе подготовки к "ЕВРО-2004". Как вы относитесь к такому мнению, согласны вы с ним?

Борис Разинский: Нет, я не согласен. Я очень хорошо знаю Георгия, мы много вместе поиграли с ним, за особенно ветеранов, я его знаю очень хорошо как человека, как товарища. Он очень контактный человек, может найти общий язык с любым футболистом. И то, что судьба так распорядилась, что выбор пал на него, и он сумел, как вы говорите, из этой кризисной ситуации выйти, - это я опять отношу к тому, что все получилось именно за счет его человеческих качеств. Ну и за счет того, что он умеет работать, он специалист все-таки высокого класса, он сам играл, и знает психологию футболистов. И опять не надо сбрасывать нам со счетов госпожу Удачу.

Алексей Кузнецов: Я думаю, так мог бы сказать представитель любой из 16-ти сборных. Каждый надеется на удачу, но улыбнется она кому-то одному.

Жозе Мильязеш: Я все-таки, к вопросу об удаче, хотел вас спросить: какой у вас прогноз на первый этап чемпионата Европы в группе, где Россия будет играть с Испанией, Португалией и Грецией?

Борис Разинский: Никакого. Я не могу сказать, что я человек суеверный, но делать прогнозы - совершенно бесперспективное дело. Ну, что изменится от того, что ты воздух сотрясал и сказал что-то... Невозможно даже гадать, невозможно! Всякое может быть.

Жозе Мильязеш: Но надежда у вас есть какая-то, что Россия дойдет до?..

Борис Разинский: У меня есть надежда...

Жозе Мильязеш: И где она заканчивается?

Борис Разинский: Нигде она не заканчивается. У меня на сию секунду надежда, что мы станем чемпионами Европы. Могли же мы стать в 1960 году, могли стать и при Константине Ивановиче, когда проиграли в Испании, при Франко. Я же помню это все. Там мы могли выиграть, но там просто политическая обстановка предопределяла слишком многое. И на сто процентов у нас такое же положение сейчас. Я считаю, наша команда ни в чем не уступает остальным 15-ти и может сражаться с ними на равных. А значит, может и выиграть. Надежда умирает последней.

Алексей Кузнецов: Борис Давидович, мы так поняли, что сборная России - один из ваших фаворитов. Ну а если говорить не о прогнозах, а о спокойной и трезвой оценке, кто из участников финала "Евро-2004" внушает вам наибольшие опасения? Кого вы видите наиболее серьезным соперником для российской сборной? Давайте немножко поговорим о финалистах, о потенциальных ее соперниках.

Борис Разинский: Во-первых, все финалисты, которые были в Европе, они те же и остались - и Германия, и Франция, и Англия, и Италия, и Испания. Хотя Испания, несмотря на то, что, вроде, и состав у нее хороший, никак ни в одном крупном соревновании не смогла ничего выиграть, исключая чемпионат Европы 1964 года, о финале которого я уже говорил - когда сборная СССР проиграла Испании. А все команды, которые считаются чуть-чуть рангом пониже вот этих фаворитов, они ни в чем им не уступают и могут преподнести сюрприз. На это способна любая из команд.

Алексей Кузнецов: Наверное, исключением является только сборная Латвии?

Борис Разинский: Ну, да... Здесь, наверное, я с вами соглашусь.

Жозе Мильязеш: А вы не можете представить себе финал между Латвией и Россией, как было на каком-то чемпионате по хоккею?

Борис Разинский: Нет, вот это я на сто процентов представить не могу.

Алексей Кузнецов: Но был же матч за третье место на Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити - хоккейный матч Россия - Белоруссия! Это было неожиданное событие, но оно же состоялось.

Борис Разинский: Нет, на футбольном чемпионате Европы, тем более среди профессиональных команд, это за гранью понимания.

Алексей Кузнецов: А я напомню вам еще один случай. Это чемпионат Европы, когда победила команда Дании. Она вообще не прошла отборочный турнир и заменила команду Югославии, которую не допустили к участию по политическим мотивам. Датчане приехали в расслабленном состоянии, ни о чем не заботясь, не переживая. Взяли и выиграли чемпионат Европы. Бывают и такие случаи.

Борис Разинский: Да, я этот случай хорошо помню. Но я скажу, что это датчане. И возьмите, замените сейчас команду Латвии, предположим, той же командой Норвегии - тоже может сюрприз быть. А замените Латвию, предположим, на Эстонию - тут сюрприза не будет, я считаю.

Жозе Мильязеш: Но, извините, есть еще свежий пример внутри российского футбола: команда "Терек" из первой лиги выиграла Кубок России у "Крыльев Советов", далеко не последней команды премьер-лиги. Значит, чудеса бывают?

Игорь Швейцер: Извините, это не чудеса. Потому что игроки "Терека" - это практически все игроки с титулами в российском чемпионате, и они очень опытные, пожалуй, поопытнее многих...

Борис Разинский: Это все бывшие игроки московского "Динамо" и других команд... Эти много поиграли и много повидали в высшем дивизионе российского футбола.

Алексей Кузнецов: Давайте все-таки сойдемся на том, что чудеса в футболе бывают, наверное, чаще, чем в каком-либо другом виде человеческой деятельности, и я бы все-таки предложил немножко вернуться к чемпионату Европы. Коллеги, скажите несколько слов о том, кто, на ваш взгляд, является фаворитом "Евро-2004". Игорь Швейцер, прошу вас.

Игорь Швейцер: Если брать собственно игру, то лично мой фаворит - команда Испании. Это, может быть, звучит непатриотично, но это команда наиболее яркая. Хотя она в своей отборочной группе не заняла первого места, пробивалась через стыковые матчи, но я видел много ее товарищеских матчей. Даже с командой Италии, с которой всегда очень тяжело играть, она играла легко, непринужденно. И я в группе, по крайней мере, эту команду вижу явным фаворитом.

Алексей Кузнецов: Жозе, ваша версия? Ну, помимо команды Португалии, разумеется.

Жозе Мильязеш: Вы знаете, я Португалию ставлю в качестве фаворита по шкале Романа Абрамовича. Он купил чуть ли не половину уже команды "Порта" нашей, и за такие деньги, что, по крайней мере, у нас теперь одна из самых дорогих команд. Ну а если серьезно, многое зависит от того, как пройдут первые игры. Если, например, команда Португалии хорошо начнет турнир, она может пройти очень далеко. А если будет проиграна первая игра - начнутся проблемы, и может оказаться, что на первом этапе некоторые крупные команды отстанут по дороге, и все закончится как на чемпионате мира, где в финале были команды Турции и Кореи.

Игорь Швейцер: Ну, Корея - это все-таки были хозяева чемпионата...

Жозе Мильязеш: Знаете, все равно родные стены такие чудеса не делают.

Игорь Швейцер: А я думаю, Борис Давидович возразит, что Корея - это не чудо.

Алексей Кузнецов: Да, Борис Давидович, вы, как специалист по Корее, много там поработавший, прокомментируйте, пожалуйста, высказывания коллег по поводу их фаворитов.

Борис Разинский: Каждый фаворита выбирает себе в силу своего понимания футбола и своих симпатий. Мне очень хочется, чтобы все-таки фаворитом была сборная команда России. И еще у меня есть своя личная причина. И Георгий Ярцев, и Никита Павлович Симонян - это мои друзья по жизни. Они вложили большой труд в эту команду. Там же очень большой труд и генерального директора РФС Саши Тукманова. Это все мои друзья, с которыми я играл. И поэтому мне хотелось бы, чтобы их труд не пошел насмарку, и команда наша являлась бы фаворитом. Если у нее не получится, что вполне может быть, тогда я просто буду симпатизировать той команде, которая будет лучше играть.

Игорь Швейцер: Борис Давидович, а кому в ходе подготовительного турнира к чемпионату Европы вы симпатизировали, кто на вас произвел наибольшее впечатление? Я имею в виду и отборочный цикл, и товарищеские встречи среди всех финалистов. Кто вам понравился больше других?

Борис Разинский: Игорь, я не видел много игр. Могу сказать, что в товарищеских играх наша команда не выступала ярко. Но это и хорошо, потому что когда в товарищеских играх накануне, на сборах играешь очень хорошо - начинаешь соревнования, как правило, не очень. А когда ты выступаешь в товарищеских играх и есть проблемы, есть над чем работать, то к официальным играм подходишь уже психологически готовым совершенно по-другому.

Алексей Кузнецов: У меня вопрос к Жозе, как к человеку, который представляет страну-организатора чемпионата Европы. Сейчас очень много говорят о вопросах безопасности, очень много этих проблем возникает и в связи с олимпийскими играми, и в связи с "Евро-2004". Этот вопрос каким-то образом, я знаю, в Португалии решается. Есть ли у вас какая-то информация об этом?

Жозе Мильязеш: Конечно, решается. И принимаются очень суровые меры. По крайней мере, Португалия учитывает взрывы, которые случились 11 марта в Мадриде. Конечно, мы не хотим, чтобы в Португалии было что-то подобное. Но дело в том, что в Португалии нет традиций борьбы с терроризмом, у нас в Португалии не было террористических актов. Но, кажется, наша полиция предпринимает при помощи и испанцев, и американцев серьезные меры. Вот в "Спорт-Экспрессе" была статья о том, что один из ваших репортеров сумел перехитрить всех и снять закрытую тренировку, - это тревожный сигнал. Это показывает, что если можно дойти до такого места и снимать сборную, то можно добраться туда с каким-нибудь оружием и стрелять. Вот такие факты, к сожалению, не должны иметь место.

Алексей Кузнецов: Борис Давидович, а вот в вашей футбольной практике случались ли какие-то подобные случаи, когда вам приходилось задумываться о безопасности? Я имею в виду о настоящей безопасности, а не о той, что предупреждали разные люди из "органов", которые ездили с командами и учили игроков, как вести себя за рубежом. Какие-то подлинные истории Вы можете вспомнить?

Борис Разинский: Ну, подлинная история, когда мы подверглись настоящей опасности, - это когда мы летели в Мельбурн на Олимпийские игры. В Рангуне, где мы должны были пересесть на "Пан Америкэн" и лететь в Мельбурн, пошли акции протеста по всему миру в связи с событиями в Венгрии. А мы были спокойны, хоть мы и советские люди, вроде бы это у нас "на лбу не написано". Нас предупреждали, что не надо нам показываться, а мы погуляли около гостиницы. И там собралась огромная толпа, тысяч десять-пятнадцать, как они эту гостиницу не разнесли... Разбили все стекла в этой гостинице, но внутрь они не ворвались, и отделались мы легким испугом.

А второй раз я уже в одиночку попал в историю, работая в Венгрии, когда я был главным тренером команды нашей Южной группы войск. Я поехал на своей машине через Будапешт. Там я все время ездил мимо кладбища. В этот раз я поехал в офицерской форме. Еду по обычной дороге и смотрю - что-то у кладбища очень народу много, прямо тысячи человек. Ну, я сквозь толпу начал, потихонечку сигналя, пробираться. Смотрю, в машину мою плюются, кулаками стучат, пинают. Я не пойму, что случилось, растерялся. Когда выбрался оттуда, машина у меня была кое-где помята. Я приехал, доложил. Оказывается, была годовщина венгерских событий 1956 года, и надо же было мне в этот момент "угадать"!.. Вот всего два случая, которые я запомнил.

Алексей Кузнецов: Ну, слава богу, что они закончились благополучно. Подводя итоги беседы, я по традиции хочу предложить Борису Давидовичу послушать то, что думают мои коллеги о нашей сегодняшней встрече. Игорь Швейцер, прошу вас.

Игорь Швейцер: Я думаю, что Борис Давидович, безусловно, как патриот, акцентировал все внимание на сборную России и, к сожалению, не отметил те процессы, которые идут в российском футболе и как они повлияют на чемпионат Европы. Может быть, Борис Давидович сделает это сейчас? То есть вы предположите, как будет проходить чемпионат, каким он будет, каких открытий нам ждать?

Борис Разинский: Я думаю, что больших открытий в плане тактическом, техническом ждать не нужно... Да нет, уже и люди не такие в футболе, как я, об этом говорили - вон какие звезды, что ждать открытий вряд ли стоит. Потому что футбол уже настолько вырос, что ждать какой-то скачка... в это не верится. Ну, дай бог. Никто возражать не будет, если так случится.

Алексей Кузнецов: Жозе, а что вы думаете о нашей сегодняшней беседе?

Жозе Мильязеш: Я согласен с моим коллегой, который говорит, что Борис Давидович человек, который более всего страдает за российский футбол, потому что не столь часто россияне побеждают. Хочу пожелать Борису Давидовичу, чтобы мы все увидели успех не только российских команд, но и российских клубов на международной арене.

Алексей Кузнецов: Ну а у меня последний вопрос к Борису Давидовичу. Предположим, вам пришлось бы пообщаться с игроками российской сборной прямо сейчас, накануне первого матча. Что бы вы им сказали? Может быть, вспомнили бы какой-то эпизод в качестве примера для них из своей богатой карьеры?

Борис Разинский: Я бы сказал простую вещь: "Ребята, вперед за орденами! Бояться никого не надо. Вы все такие же, и ни в чем никому не уступаете. Вперед и сражаться! Играть умеете, и выиграть можно".

Алексей Кузнецов: Ну что ж, если каждый из тренеров, из ветеранов каждой из 16-ти стран - участниц "Евро-2004" скажет своим игрокам эту фразу, то, я думаю, мы получим такой чемпионат Европы, что запомнится он надолго. Зрелищный, яркий, красивый и, наверное, приближающийся к тем футбольным идеалам, Борис Давидович, которые были в ходу в Ваши футбольные времена. Может быть, моим коллегам и мне не пришлось многого увидеть из того, что довелось увидеть Вам, но что-то мы помним, что-то читали, что-то знаем, а что-то можем почерпнуть из интереснейших бесед с такими людьми, как Вы. Большое Вам спасибо.

XS
SM
MD
LG