Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Андрей Канчельскис

  • Андрей Канчельскис

В эти дни заинтересованные взгляды доброй половины человечества прикованы к Южной Корее и Японии, где проходит чемпионат мира по футболу - величайшее событие для самой популярной на планете игры. И сегодня с нашим гостем мы будем говорить о футболе. Наш гость - один из ярчайших российских футболистов, один из лидеров сборной 90-х годов Андрей Канчельскис.

Андрей, со сборной, называвшейся при вас и сборной СССР, и сборной СНГ, и сборной России, вы прошли долгий путь длиной почти в 10 лет. Вместе с ней знали и взлеты и падения, были героем и изгоем, отказником и возвращенцем, пережили немало конфликтов. Ну, сегодня все позади. На нынешнем чемпионате мира вы уже зритель. С какими чувствами следите вы за выступлением сборной России, чего ждете от нее?

Андрей Канчельскис: Хорошей игры, хорошего футбола и выхода сборной в следующий этап, это самое главное для нас всех. Нужно поддержать сборную России и болеть за нее.

Олег Винокуров: Ну, вот об этом и многом другом мы и поговорим в течение ближайшего часа.

Вопросы задают обозреватель радио "Эхо Москвы" Сергей Бунтман и Франческа Мирреу, итальянская журналистка. Ведет программу Олег Винокуров.

Нашему гостю Андрею Канчельскису 33 года, ровно половину из них он провел в Большом футболе. Начинал в родном Кировограде в команде "Звезда", затем было киевское "Динамо", донецкий "Шахтер", а в 1991 году Андрей отправился в Англию, в "Манчестер Юнайтед", и стал, пожалуй, первым и, возможно, пока единственным российским футболистом, сумевшим всерьез и надолго закрепиться в основном составе суперклуба мирового уровня и добиться с ним многих побед. За 4 года Канчельскис выиграл с "Манчестером" два чемпионата Англии, кубок Англии и кубок Английской лиги. После этого Андрей выступал за "Эвертон", "Фиорентину", "Глазго Рейнджерс" и "Манчестер Сити", нынешний сезон завершил в Шотландии в "Глазго Рейнджерс".

В сборной СССР, СНГ, России Андрей Канчельскис выступал с 1989 года. В 1990 стал в составе молодежной сборной чемпионом Европы, а с первой национальной командой участвовал в финальных турнирах европейских первенств 1992 и 1996 годов.

Андрей, вот так получилось, что основные вехи вашей футбольной карьеры в сборной связаны именно с чемпионатами Европы. Был у вас шанс сыграть на чемпионате мира, вы этим шансом не воспользовались, - об этом мы поговорим позже, - и вот чемпионаты Европы. Конечно, кто-то может сказать, что это не тот уровень, что чемпионат мира, возможно, это и так. Скорее всего, это, действительно так, но все-таки вам за вашу карьеру доводилось играть на самом высоком уровне. Я думаю, что решающие матчи чемпионата Англии или финал кубка Англии, кубок Английской лиги - это по своему накалу, по значимости - очень высокие, серьезные и ответственные матчи.

Вы можете все-таки судить о том, что такое чемпионат мира. Ну и что же это такое для футболиста?

Андрей Канчельскис: Для футболиста чемпионат мира - это все, это самое большое событие в жизни. Поэтому сейчас иногда думаешь, что мы не поехали в Америку в тот период, когда это было все...

Вы помните, там были проблемы, проблемы с Федерацией футбола, с тренерским составом, и когда мы не поехали, сейчас, конечно, думаешь: конечно, где-то, может быть, мы допустили ошибку все-таки, на такое нужно было закрыть глаза, нужно было ехать на чемпионат мира и играть на чемпионате мира. Потому что это событие для каждого человека. Для каждого футболиста это большое событие в жизни.

Олег Винокуров: Тогда мы вообще так не считали, и вы, я думаю, тоже. Все-таки вы не поступились своими принципами, теперь вы уже считаете, что...

Андрей Канчельскис: Нет. Ну, во-первых...

Олег Винокуров: ...стоило это сделать ради карьеры?

Андрей Канчельскис: Нет, ну, во-первых, там такая ситуация была, что, знаете, если ты даешь, допустим, слово, то ты должен его держать. Поэтому когда я дал слово, то я его как бы уже и сдержал, и не мог себе позволить пойти, отказаться от своего слова.

Олег Винокуров: Но удалось это, кстати, далеко не всем.

Андрей Канчельскис: Да, далеко не всем. По-моему, 7-8 человек таких, которые дали свое слово и сдержали свое слово. Поэтому было у нас, конечно, больше, но потом осталось только 7 или 8 человек.

Олег Винокуров: Но я думаю, что все-таки в историю российского футбола эти 7 или 8 человек вполне могут войти, как люди принципиальные, люди своего слова?

Андрей Канчельскис: Я думаю, что они и вошли. Почему? Там все-таки такие были футболисты как Киряков, Шалимов, Колыванов, Добровольский. Это все-таки имена.

Олег Винокуров: Да, это имена, это целое поколение.

Сергей Бунтман: Да, поколение. Вот тогда считали и очень много раз говорили, что это поколение, которое может многого добиться, и все время этого не добивается. И что вот последний шанс, или чемпионат Европы 1996 года - это последний шанс. Не попали во Францию, последний шанс. Вот сейчас часть поколения, ну, скажем так, в основном составе 4 человека: Онопко, Никифоров, Карпин, Мостовой, получается так. Вот могут ли они сейчас представить это поколение, или уже сейчас выйдут такие люди как Измайлов, Сычев, ну, даже Титов, может быть? Представляют ли они собой поколение, вот те четыре человека, которые в основном составе сборной России? Можете ли вы за ними следить, как за своими?

Андрей Канчельскис: Ну, естественно, я слежу и общаюсь с ними. Мы и созваниваемся часто с Юрой Никифоровым. Два года назад мы вместе отдыхали: Онопко, Никифоров, Карпин и я, вместе с семьями. Поэтому всегда я слежу за ними, мы общаемся. Я очень рад за них, что они еще играют на этом уровне, на большом уровне, и играют за сборную. Я думаю, что они помогут нашей сборной выступить удачно в Японии и в Корее, покажут достойный и хороший футбол.

Сергей Бунтман: Вы говорите "еще" немножко ностальгически. "Вышли старички..."

Какие они старички?

Андрей Канчельскис: Нет, ну я же не говорю, что они старички. Я думаю, они покажут и докажут. Конечно, сейчас идет много критики, многие критикуют и говорят, что нужно обновлять команду. И всегда это должно быть, и везде, во всех сборных есть это. Но они достойны, они играют. И они пока лучшие сейчас, на данный момент.

Франческа Мирреу: За то время, что вы выступаете, футбол сильно изменился, произошла интеграция. В клубах больше иностранцев, чем местных. Допустим, в Англии, в Италии, в Германии, в России. Что вы думаете об этом, Андрей?

Андрей Канчельскис: Это нормально, потому что клубы стали богаче, финансовых проблем не испытывают. И поэтому сейчас, если посмотрите, в разных странах: в Италии, в Англии, в Испании иностранцев очень много, много хороших футболистов. Поэтому все здесь упирается в финансовый вопрос.

Олег Винокуров: Понятно, что для клубов это очевидные плюсы и минусы, больше, наверное, плюсов. А что касается сборных? Вы же и на себе тоже испытали: в какой-то момент вы были иностранцем в числе многих. Потом вы еще считались иностранцем, но другие иностранцы уже перестали таковыми быть. Вам стало легче. А сборные как, на ваш взгляд, страдают они от этого, приобретают ли они что-то? В тех же странах, допустим, в Англии, в Испании, в Германии, где много иностранцев, страдают, как считают многие специалисты, страдают молодые кадры из этих стран?

Андрей Канчельскис: Естественно. Я считаю, что они страдают. Давайте возьмем, например, сборную Англии. Я скажу, в принципе, чемпионат на высоком уровне, много классных игроков, но, в основном, иностранцев. Англичан (ну, есть хорошие футболисты) очень мало. Если, конечно, со мной кто-то будет не согласен, я все-таки слежу за этим чемпионатом, я вижу, что все-таки иностранцы преобладают и выше стоят, чем английские футболисты. И поэтому я согласен с вами на сто процентов, что сборная страдает в этом плане. Не только Англии, но и сборные, может, других стран.

Сергей Бунтман: Забавная ситуация получается. "Арсенал" - французский клуб, с одной стороны. И все они перейдут в сборную Франции. Вот сейчас мы всех их увидим. Но, с другой стороны, вот вы в какой футбол играете, например? Что такое российский полузащитник? Вы всегда производили впечатление, что, вот в "Манчестере", например, производили впечатление такого крепкого британского отличного полузащитника, мощного и так далее, это можно говорить сколько угодно.

Вот приезжают Карпин с Мостовым. Они кто - они испанские игроки? Карпин-Мостовой, Мостовой-Карпин, как только "Сельта" играет? Вот как тут делать национальную сборную, и можно ли говорить вообще о каких-то национальных школах после этого?

Андрей Канчельскис: Вы знаете, трудно, конечно, сейчас сказать, потому что, приезжая из той страны, где ты играешь, в том клубе, там совсем другой футбол, тактика совсем другая. Поэтому тренер, естественно, совсем другой тоже, мышление другое. Пример я приведу: Фергюссон, допустим, и Романцев.

Сергей Бунтман: Да.

Андрей Канчельскис: Да, совсем другая школа, совсем другой футбол, понимаете? Тут такой футбол? Как сейчас играет Романцев, уже лет 10 назад играли в такой футбол, понимаете? И поэтому это совсем разное. И, конечно, когда приезжаешь, иногда тяжело перестраиваться, просто тяжело перестроиться, потому что, ну, не хватает времени там. До игры остается 3-4 дня, а тебе за эти 3-4 дня нужно перестроиться, нужно перестроить все, что у тебя есть, ты должен быть за эти 3-4 дня готовым к игре. Это тяжело очень, и поэтому я скажу, что вот когда приезжают футболисты: Карпин, Мостовой, которые вы сейчас назвали имена. Они играют совсем в другой футбол в Испании, испанский футбол - все-таки отличается от российского футбола.

Франческа Мирреу: Андрей, вы играли в Англии, в Шотландии, в Италии. А почему не играли в России?

Андрей Канчельскис: Когда был у нас один единый чемпионат, это когда был СССР у нас, я в этом чемпионате играл, и я очень доволен, потому что тогда уровень был намного выше, чем сейчас в чемпионате России и в чемпионате Украины, и в других странах. Поэтому в России не играл, ну, так получилось, что я не играл в России. Но я доволен своими клубами, где я играл. Своей жизнью футбольной доволен. Может быть, еще поиграю в России, посмотрим.

Олег Винокуров: Но, судя по тому, что вы сказали об уровне российского нынешнего чемпионата, вы не очень-то и стремитесь?

Андрей Канчельскис: Естественно.

Олег Винокуров: Кстати, какие у вас вообще планы? Сейчас вы же свободный агент, закончили свои отношения с "Глазго Рейнджерс", теперь что?

Андрей Канчельскис: Планы? Да, я, действительно, сейчас свободный агент. Пока я нахожусь в данный момент в отпуске, а агенты работают сейчас, подыскивают команду. Я думаю, что что-то найдем. Я думаю, что сейчас, конечно, рано об этом говорить, но время еще есть, думаю, что через месяц будут какие-то новости.

Олег Винокуров: Какие у вас предпочтения? Зарплата, что-нибудь еще, может быть, страна, в которой вы особенно хотите поиграть?

Андрей Канчельскис: Ну, хотелось бы, конечно, остаться в Великобритании, потому то все-таки там у меня есть дом и семья, дети в школу ходят. Это очень серьезно, вы понимаете, дети в таком возрасте, что куда-то переезжать, другой язык, это, конечно, для них тяжело. Хотелось, конечно, остаться в Великобритании.

Олег Винокуров: А дети у вас они там и родились, в Великобритании? Уже, по сути, британцы?

Андрей Канчельскис: Дети - да, сын родился в Манчестере, а девочка родилась в Глазго. Они британцы считаются, они получили, конечно, гражданство, и они считаются британцами.

Олег Винокуров: Сына вашего зовут Андрей, дочку - Эва (это я для любителей-биографов).

Андрей Канчельскис: Да.

Олег Винокуров: Вы сказали, сравнивая творческие манеры Алекса Фергюссона и Олега Романцева, что футбол Романцева - это футбол прошлого. Однако, смею вам напомнить, что как раз в 1996 году на чемпионате Европы в Англии, вы там играли, и после стартового матча российской сборной, был этот матч против Италии, Россия, как известно, проиграла, но проиграла в упорной борьбе 1:2. И вот Олег Романцев тогда ссылался на кого-то из специалистов зарубежных, мне кажется, на Рудо Гуллита, который вроде бы ему сказал, что Россия демонстрировала футбол 21 века. Тогда трудно было понять, что такое футбол 21 века, наверное, в 21 веке бывает и хороший футбол и плохой футбол, и сильные команды будут в 21 веке, и слабые, так думали мы. Но теперь 21 век наступил, ну, и что вы можете сказать по этому поводу? Куда делся тот футбол 21 века, демонстрировавшийся тогда?

Андрей Канчельскис: Ну, может быть, именно в одной игре, конечно, может любая сборная показать футбол 21 века, нужно ж не только в одной игре показывать такой футбол. Нужно на протяжении, допустим, всего отборочного цикла показывать такой футбол, в течение там, допустим, 7-8-9 игр. Если бы мы показывали такой футбол. Почему? Мы показывали его против итальянцев - и мы проиграли, ну а что было в следующей игре с немцами? Немцы нас просто физически переиграли. И потом мы не показали больше футбола 21 века.

Конечно, там есть вопросы, были проблемы свои, как сейчас.

Олег Винокуров: Да-да, вот именно. Вы, кстати, и были названы одним из виновников того, что футбол 21 века куда-то канул, потому что после чемпионата руководство сборной как раз вас (в числе еще некоторых других игроков, в частности, Игоря Шалимова, Сергея Кирьякова) обвинило в том, что вы весь моральный климат в команде и нарушили.

Андрей Канчельскис: Да.

Олег Винокуров: Было дело?

Андрей Канчельскис: Такое дело не было, я не знаю, кто нарушал и как. Просто, знаете, легко очень свернуть на футболистов, на тех которые, допустим, играли, показывали хороший футбол. Но, я считаю, за границей все-таки Шалимов был на виду, Кирьяков был на виду тоже, он забивал и хорошо играл в Германии в тот момент, и там Игорь Добровольский был тоже, играл. Ну, и Харин, я помню, тоже стоял, он в "Челси" был основным вратарем. Естественно, легче спихнуть на них все проблемы, которые были созданы. Но это не только проблема футболистов. Это проблема и тренерского состава.

Сергей Бунтман: Мы, может быть, даже поэтому боимся всегда первого матча. Когда мы смотрим за сборной России, в особенности за сборной России Олега Романцева. Если первый матч, скажем, не пойдет, или как-нибудь, как Италия, повернется в другую сторону, как в 1996 году, то тогда все начинает рушиться, мне кажется, что это проблема тренера, как вы сказали, что все очень как-то хрупко у Олега Романцева. Вот как вы думаете, вот сейчас уже 6 лет прошло после этого. Вы следите за Романцевым, за "Спартаком", за той сборной, которая играла в отборочных играх? Вы сказали, что это футбол устаревший очень сильно. А что тренер Олег Романцев?

Вы не играете в сборной, вы ни от кого не зависите, можете говорить. Как тренер, как он? Развивался или, наоборот, деградировал?

Андрей Канчельскис: Ну, по мере возможности, я слежу за сборной, конечно. Но тяжело, находясь вдали от России, что-то говорить о сборной, о чемпионате. Потому что ты должен здесь находиться, ты должен всегда присутствовать и видеть эти игры чемпионата России.

По лиге чемпионов я следил за "Спартаком", конечно. Что мог "Спартак"? Ну, проиграл он все что мог, и последняя Лига чемпионов показала, что "Спартак", когда лет 10 назад, когда они играли и показывали достойный футбол и еще могли бороться в Европе, то они, действительно, боролись.

Просто это уже не тот футбол, я так считаю. Я говорю за себя только, естественно, я не могу говорить за всех. И поэтому я считаю, что, конечно, устаревший, и что все-таки Олег Романцев не пошел вперед, он остался на том же уровне, который был в 1996 году. Он не пошел вперед, не прогрессировал.

Олег Винокуров: То есть вы считаете, что он и выводов каких-либо из той неудачной кампании не сделал?

Андрей Канчельскис: Тяжело говорить. Как человек может сделать выводы, если он обыгрывает и становится чемпионом России каждый год? Понимаете? Выводы, я думаю, делают люди, когда, допустим, у них бывают неудачи, бывают осечки какие-то. Я, к примеру, приведу Алекса Фергюссона. У него были проблемы, осечка была: в 1991 году мы не выиграли чемпионат. Хотя должны были выигрывать. Вот он, естественно, на следующий год сделал большие выводы, может быть, он где-то посмотрел, где-то он вернулся назад: "Какую я ошибку допустил? Где я немножко оступился?". И поэтому он сделал выводы, и на следующий год "Манчестер Юнайтед" выиграл, и потом в течение 5-6 сезонов "Манчестер Юнайтед" выигрывал.

Он может сейчас делать выводы, после этого чемпионата. Потому что в этом чемпионате он тоже должен был выигрывать, но немножко, мне кажется, что тренер немножко зазнается. Мне кажется, что Алекс Фергюссон в этом сезоне немножко зазнался, чуть-чуть зазнался. Я думаю, что на следующий сезон он сделает выводы.

А Олег Иванович, по-моему, не делает выводов, он, по-моему, так и живет. "Ну, хорошо, обыгрываем здесь в чемпионате России. Мы первые всегда - хорошо играем".

Олег Винокуров: То есть у него еще больше поводов зазнаться, чем у Алекса Фергюссона?

Андрей Канчельскис: Надо делать выводы, нам нужно критиковать и критически иногда к себе относиться.

Олег Винокуров: Но, несмотря на это, вы все-таки верите в успех сборной России, ну, в определенный успех, конечно, сборной России на чемпионате мира, да?

Андрей Канчельскис: Естественно. Я думаю, что наша команда выйдет в следующий этап.

Олег Винокуров: Что ж, судя по вашим словам, по тому, что вы только что нам рассказали, почвой для подобного оптимизма для вас является вера в игроков, ваших недавних партнеров по российской сборной, в тех, кто пришел вам на смену, а никак не в тренерский штат команды. Видимо, если ваш прогноз и сбудется, если российская сборная достаточно успешно сыграет в групповом турнире чемпионата мира, то сбудется этот прогноз вопреки тренерам.

Теперь, давайте, взглянем шире. Чего вообще вы ждете от чемпионата мира?

Андрей Канчельскис: Хорошей игры, красивого футбола. Интересного футбола. Этого, я думаю, все ждут. Интересно будет всем посмотреть хороший футбол.

Франческа Мирреу: Андрей, я хотела вас спросить. Вы говорили, что разные страны играют по-разному. Какой, по-вашему, ваш любимый стиль футбола?

Андрей Канчельскис: Я все-таки придерживаюсь этого английского стиля, мне более он подходит, мне более нравится английский футбол. Там все-таки, как говорится, футбол более открытый. Все-таки зрителям нравится, когда в открытый футбол играют, когда более сконцентрированы на атаку две команды. Нет такого, как, допустим, в Итальянской лиге, я помню, играли, то одна команда тактически садилась вся назад, и тяжело было что-то сделать в атаке, потому что очень была насыщенная оборона, и тяжело было играть. Все-таки английский футбол более открытый, больше шансов забить гол. Все-таки английский футбол мне больше нравится.

Франческа Мирреу: Не слишком агрессивный?

Андрей Канчельскис: Нет, почему? Интересный. Зрителям нравится это, когда все так быстро происходит на поле: были здесь, у одних ворот, потом контратака у других ворот. Очень нравится игра оживленная, как футболист это ощущаешь.

Сергей Бунтман: Сейчас в чемпионате участвуют две британские команды, со всех британских островов. Но было очень много надежд после того, как Эрикссон взял сборную Англии. Хорошо они играли в отборочных. Англия-Германия - 5:1, помните?

Андрей Канчельскис: Да.

Сергей Бунтман: Но вот сейчас какое-то безумие травм одного и того же места, одной и той же кости, какая-то национальная английская кость, которая у всех ломается. А в Ирландии, наоборот, там скандалы. И Роя Кина выгнали, капитана команды.

Как вы думаете, сможет ли британский футбол, при своей открытости, при своей агрессивности, но с большими потерями и травмами, чего-то добиться? Очень тяжелые группы.

И второй вопрос: не слишком ли тяжелый сезон на британских островах, что все ломаются, и в конце концов к чемпионату мира не подошли в полной форме?

Андрей Канчельскис: Я с вами согласен. Это тоже влияет, что был тяжелейший сезон для футболистов такого уровня как Бекхам, он очень много провел игр, тяжело было, и другие футболисты тоже получили травмы. Я полностью согласен с вами. И на тот вопрос, вот, вы говорите, что команду принял Эрикссон. Да, действительно, когда он принял команду, Англия заиграла совсем в другой футбол, иногда очень красивый футбол. Но мне кажется, что сборная Англии иногда показывает классный футбол. Вот, например, Германия - Англия. 5:1. Просто классный футбол был! И потом следующая игра. Они играют дома со сборной Греции, они просто еле носят ноги. На последней минуте гол Бекхама их спас. Они могли бы играть и переигровку со сборной Украины, вы помните, Германия играла эту игру.

И поэтому мне кажется, что могут англичане показать классную игру, а потом на следующую игру они не показывают хороший футбол. Нестабильная команда. Нестабильная, понимаете? Вот есть стабильная команда, допустим, сборная Франции, они каждую игру, может быть, играют хорошо, или сборная Аргентины, тоже они стабильно играют, мне кажется. Вот англичане, они более нестабильны. Поэтому от них можно чего угодно ожидать.

Сергей Бунтман: Франция и Аргентина - это не чемпионов ли вы будущих называете, Андрюша?

Андрей Канчельскис: Нет, просто мне нравятся эти команды, мне нравится их игра, такой футбол хороший. И Аргентина мне всегда нравилась. Они и на прошлом чемпионате мира играли, там показывали хороший футбол, мне они нравились. Просто им не повезло там, конечно, но все бывает в футболе.

А французы - действующие чемпионы мира, чемпионы Европы. Много классных футболистов, сейчас молодые футболисты там подошли хорошие. Поэтому интересно будет посмотреть. Я бы еще мог называть хорошие команды. Испанцев могу выделить. Хотя они всегда попадают легко на чемпионат мира, но потом что-то происходит у них. И они никак не могут дойти, допустим, до четверки. Итальянцы тоже могут где-то показать, неплохо они выступили на чемпионате Европы. Могут тоже составить конкуренцию этим командам.

Ну, не знаю, как Бразилия, у Бразилии немножко спад в данный момент, но они тоже. Бразилия - это Бразилия. Там тоже хорошие футболисты, классные. Поэтому все всегда боялись Бразилии, и бразильцы всегда были фаворитами. И я могу еще отнести англичан, конечно, сюда тоже.

Олег Винокуров: Все-таки?

Андрей Канчельскис: Да. Естественно, может сюрприз и кто-то из африканских команд выдать, потому что африканские команды непредсказуемые тоже.

Олег Винокуров: Уж не Тунис ли?

Андрей Канчельскис: Нет, не хотелось бы, чтобы Тунис. Там много команд. Камерун неплохо выглядит. Хорошая команда. Ну, надеюсь, что Тунис не будет, наши обыграют их, я думаю, в первой игре. Это будет, конечно, очень серьезная игра, если, конечно, мы выиграем эту игру, то у нас большие шансы выйти в следующий этап.

Сергей Бунтман: Скажите, пожалуйста, не много ли сейчас, скажем, команд не европейских? Не потому что я не люблю футбол других континентов, но очень много сильных европейских команд, все-таки самым сильным континентом остается Европа. Жалко, что нет некоторых сборных: нет Голландии, нет Норвегии, в каком бы они ни находились состоянии. Как вы думаете, не разжижается ли вот так футбол? Два хозяина у нас теперь: Япония и Корея. Не разжижается ли картина футбола, не становится ли она не очень реальной? Все-таки много сильных европейских команд не могут попасть, даже теоретически. Хотелось бы и Украину видеть.

Андрей Канчельскис: Ну, я думаю, что нет. Все нормально, потому что уровень и класс растет. Вы посмотрите, раньше лидирующие позиции занимали только, допустим, Италия, Германия, Франция и, может, еще одна сборная. А сейчас, вы посмотрите, на немцев никто ставки не делает. Потому что есть уже другие команды, выпали которые. Уровень все-таки поднимается, с каждым годом растет, много классных футболистов вырастает, хороших футболистов. Конечно, могу согласиться с вами, да, сборная Голландии не попала. У них классные футболисты. Они не попали. Другие команды попали, вот и Ирландия попала. Вроде бы по игрокам посмотришь, Голландия, конечно, на голову выше футболисты, но не попали.

Сейчас, вы видите, смотрите, португальцы задают тон, тоже игроки хорошие. Класс растет, и мне кажется, что эти сборные: Голландия и Норвегия, которые не попали, они, наверное, сделают выводы. Следующий турнир, на чемпионате Европы, я думаю, что эти команды будут играть в финальной части.

Олег Винокуров: Команды-участницы, из числа фаворитов, естественно, делятся как бы на две группы. В одной группе те, у кого как бы считанное количество игроков основного состава, которые еще получают травмы. Без лидеров совсем тяжело.

И вот мы не знаем, что, например, с Зиданом произошло, а он получил травму во время матча Франция - Южная Корея. И насколько эта серьезна травма, еще должно выясниться, еще неизвестно на момент нашего разговора. Но мы понимаем, что Франция без Зидана - это уже совсем другая Франция. Это вот одна, скажем, группа.

А другая группа, где, наверное, самый яркий представитель это Аргентина. И Бразилия, где, наоборот, очень много игроков, огромный выбор у тренера, и это тоже, наверное, осложняет. Когда вы играли за сборную, в общем-то, ее состав на протяжении этих лет был очевиден. И если в сборной есть Канчельскис, Мостовой, Онопко, Карпин, Шалимов, ну, это понятно, без них сборной нет, а ясно, что они будут играть всегда.

В клубах у вас, конечно, было уже иначе. В клубах огромный штат, в которых вы играли, острейшая конкуренция: свои, иностранцы. Все по-другому. Наверное, это уже ближе к таким командам, как Аргентина, мы говорим, где большой выбор игроков. Ну, наверное, и тем сложно. Как вы считаете, в чем здесь плюсы и минусы?

Андрей Канчельскис: Сложно всем. И если у тебя есть, грубо говоря, 16-17 классных футболистов, очень сложно выбрать 11 человек. И сложно тому тренеру, у которого только 11 классных футболистов, и, не дай бог, что-то случится с одним футболистом, он травму получит, микротравму - и просто некем заменить этого футболиста. Поэтому сложно обоим, но все зависит от тренера. Он должен сам себе решить, кого он хочет поставить, какой состав он хочет поставить, какую тактику он хочет играть. Он должен, конечно, быть решительным в этот данный момент, и все зависит от него, конечно. А отличается классный тренер от неклассного тренера, что он может в такой момент решить для себя и для команды, какой состав будет играть на сегодняшний день. Этот состав, на следующую игру будет другой состав, другие игроки. Поэтому все зависит от тренера.

Олег Винокуров: Ну, я думаю, никто не будет спорить с тем, что в плане отговорок легче тому тренеру, у которого ограниченный состав. Получил травму - все, ну, что я мог сделать? Такова судьба. А в случае большого выбора тренер должен будет принять на себя, если ошибся с составом.

Франческа Мирреу: Я хотела вас спросить, личный вопрос. Где больше вам понравилось жить, в Италии или в Англии?

Андрей Канчельскис: Есть свои плюсы и там, и там. Две прекрасные страны. Просто, понимаете, дело в том, что когда я подписывал контракт в 1991 году, я подписал первый мой контракт с "Манчестер Юнайтед", это Великобритания, Англия. Если бы я бы подписал контракт первый с итальянским клубом, естественно, я думаю, что, может быть, у меня все перевернулось, я бы остался в Италии. Но мне очень нравится Италия, где я играл, особенно во Флоренции. Великолепный город, болельщики сумасшедшие, футбол хороший. Мне очень нравится Италия.

Поэтому мне трудно сейчас сказать, я бы сказал, что пятьдесят на пятьдесят мне нравится Италия и Англия. Но мы живем в Лондоне, дети ходят в школу, английский язык. Мы сейчас живем для детей. Поэтому, конечно, лучше для детей, чтобы мы остались в Англии и жили в Англии, чтобы дети получили образование именно в Англии.

Сергей Бунтман: По-разному приживаются наши игроки в разных странах, и не всегда это связано, скажем, с нашей психологией, но еще есть очень много такого, что с нашим российским становлением связано. С системой агентов, системой финансовой, системой административной. Даже при вашей, я бы сказал, одной из самых удачных карьер российских легионеров, и у вас была неприятность и история. И сэр Алекс Фергюссон посвятил даже чуть не главу вам в книжке воспоминаний. Это, конечно, почетно.

Андрей Канчельскис: Это не мне. Это он не мне. Это он, по-моему, моему бывшему агенту посвятил.

Сергей Бунтман: Нас интересуют игроки. Все-таки они люди служебные.

Олег Винокуров: Нас интересуют и 40 000 фунтов в коробке из-под самовара.

Сергей Бунтман: Да, бог знает, что там.

Олег Винокуров: Интересненько.

Сергей Бунтман: Что же это такое? Где реальность, где нереальность, или просто боятся нашего темного становления российского?

Андрей Канчельскис: Ну, это конечная история. Но без этого не бывает, это не только со мной, вы посмотрите. Там и сейчас история и про Бекхама, и про всех этих "звезд". У них это, вы знаете, что люди больше покупают газеты, если там, допустим, они там нижнее белье перебирают ваше. Конечно, людям это интересно, они покупают с удовольствием эти газеты.

А когда будет написано все хорошо, "он хороший", "у него все нормально, все отлично", то людей это не интересует. И как бы какие-то журналистские, находят, там, эти истории, такие грязные, конечно, для них это все. Для них это деньги, и люди интересуются этим, понимаете? Все-таки это жизнь такая, и поэтому, конечно, где-то, может быть, какая-то доля правды есть, а в основном это все выдумки и ерунда разная. Эта "желтая пресса", на один день газета. Вот они почитали-почитали, и все. Эта газета уже не имеет значения.

Такая жизнь. Ничего страшного в этом нет, и бывали эти истории. И я тоже читал эту...

Сергей Бунтман: Это было в "Таймс", а не в "желтой прессе". Это было в "Таймс".

Олег Винокуров: Но это была автобиография...

Сергей Бунтман: Да, да.

Андрей Канчельскис: Да. Это тоже было, но, там, конечно, это...

Это нужно, чтобы этот вопрос решал Фергюссон лично с моим бывшим агентом. Вот они пускай и разбираются. Вот сядут, как мы сидим сейчас, и вот они расскажут друг другу, где правда, а где неправда.

Олег Винокуров: Фергюссон вообще в книге написал, что "больше я бы не хотел встречаться с этим человеком". Вот мы вам сейчас очную ставку с Франческа Мирреу устроим. Ну-ка, признайтесь, Франческа, за время игры Андрея в Италии писали что-нибудь такое? Желтизну там всякую?

Франческа Мирреу: Нет.

Андрей Канчельскис: Ничего не было. Я могу сказать, потому что у итальянцев внимание больше идет на футбол, понимаете? А англичане любят последить, где-то пофотографировать, а где-то за тобой последить, а где-то там... Понимаете? Они увидят в ночном клубе - раз, уже есть зацепка. Они потом что-нибудь придумают, что-нибудь вставят. И потом смотришь - уже на следующий день твоя фотография, и приписано там: "В ночном клубе он был с той или с тем". А хотя ты и не был, но это уже никого не волнует. Ты уже был в ночном клубе - значит, ты уже попался. И если фотография попадает в газеты, потом тебе уже тяжело будет уйти от этого.

В Италии они более сконцентрированы на футболе. Если ты, конечно, ходишь каждый день в ночные клубы, естественно, это тоже будут знать. Все-таки там футболисты более профессиональные.

Олег Винокуров: Недавно в журнале "Итоги" было интервью с Карпиным и Мостовым, несколько интересных тезисов, на мой взгляд. Речь идет про то, что не надо никого бояться на чемпионате мира, надо выходить и играть. И это естественно, что там трепетать, что Зидан или Бекхам перед тобой. Играешь себе и играешь. Ну, я думаю, что тут все согласятся, это, наверное, нормально. Бояться не надо никого.

Но когда потом Мостовому задают вопрос: "А в чем разница между вами и Зиданом?" И Александр на это отвечает: "В размере банковского счета". Да, бояться не надо, но, может быть, как-то все-таки надо реально оценивать, когда мы говорим про шансы, про то, про се. Мы говорим о том, какие соперники противостоят сборной России, но чувство реальности здесь не надо терять. Как вы считаете?

Андрей Канчельскис: Конечно, нельзя.

Олег Винокуров: Потому что, при всем уважении к Мостовому, есть большая разница в мастерстве между ним и Зиданом, именно в мастерстве, а про банковский счет я ни у того, ни у другого не знаю ничего. А вы?

Андрей Канчельскис: Про банковские счета я тоже не знаю.

Олег Винокуров: А про мастерство?

Андрей Канчельскис: Про мастерство. Не нужно недооценивать соперника, нужно серьезно к этому относиться. Как к нашей игре со сборной Франции, когда наша сборная играла великолепно. Они просто вышли, действительно, они, может быть, и настроились хорошо, был настрой хороший, может быть, и тренерский состав настроил нашу сборную, и они вышли и показали достойный футбол. Хороший футбол. Мне кажется, великолепный футбол. Молодцы. И результат был хорош.

Сергей Бунтман: Россия достаточно мало забивает в последнее время. Да, с Францией очень неплохо сыграли в защите.

Андрей Канчельскис: Да.

Сергей Бунтман: Это было хорошо. Как вы оцениваете среднюю линию и нападение, они сейчас могут сделать тот прорыв, которого ждут?

Андрей Канчельскис: Если Олег Иванович даст им шанс, нужно, конечно, немножко освежить нашу атаку. Я бы все-таки мог бы поставить вперед двух молодых нападающих, которые могли бы выйти и с азартом сыграть. Но я не тренер, у нас же есть Олег Иванович. Поэтому все зависит от него, какой он состав поставит.

Франческа Мерреу: Ваш опыт на западе, в Англии, в Италии и так далее. А вы не хотели бы вернуться в Россию тренером?

Андрей Канчельскис: Пока еще у меня-то есть силенки, я могу поиграть-то годика 3-4 в футбол, а там будет видно. Конечно, хотелось бы тренером поработать. Но на это нужно время. Нужно время, нужно немножко подучиться, я пока действующий футболист, и мне сейчас трудно говорить, какой из меня может выйти тренер.

Олег Винокуров: За развитием вашей карьеры игрока и, возможно, тренера мы будем пристально следить, другие болельщики тоже. Сейчас же мы будем следить пристально за событиями на чемпионате мира в Японии и в Южной Корее.

В заключение нашей программы, по традиции, я прошу своих коллег подвести итоги беседы. Какое впечатление оставил у вас и наш гость, и наша с ним беседа?

Сергей Бунтман: Сколько помню на поле Андрея Канчельскиса, он такое же впечатление производит и здесь. Мне всегда нравилось то, что делал Андрей Канчельскис, даже когда не нравилось, я почему-то понимал, почему он именно сейчас так поступает. Мне кажется, что он и в этой беседе нам показал, что трезво смотрит на вещи, мне кажется, так трезво и несколько иронично, точно так же, как смотрит на поле, своим достаточно широким углом зрения. Андрей точно так же и действует.

Франческа Мирреу: Мне кажется, что Андрей со своим опытом, по-моему, это очень ценный человек для русского футбола, и поэтому я надеюсь, что в будущем он вернется на родину.

Олег Винокуров: Да. И мне, конечно, тоже этого очень бы хотелось, потому что обидно, к сожалению, что такие люди, как Андрей Канчельскис и люди его поколения, которые могли, могут и смогут в будущем приносить пользу российском футболу, пока им не востребованы. Будем надеяться на лучшее.

XS
SM
MD
LG