Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Яковлев


Виктор Резунков: О трехсотлетии Петербурга, о борьбе за власть, о тайных интригах и глобальных проектах мы беседуем с губернатором Петербурга Владимиром Яковлевым.

Вопросы губернатору Петербурга задают корреспондент агентства "Франс-Пресс" Марина Коренева и обозреватель петербургской газеты "Дело" Артем Смирнов. Ведет передачу Виктор Резунков.

Здравствуйте, Владимир Анатольевич.

Владимир Яковлев: Здравствуйте.

Виктор Резунков: У меня к вам сразу традиционно - вопрос. Мощный политический прессинг в отношении вашей администрации и вас самих, который наблюдается в последнее время, заставляет многих политологов сделать вывод о том, что у вас сейчас появилась удивительная, редкая возможность возглавить конструктивную оппозицию в стране. У вас возникали такие мысли?

Владимир Яковлев: Все вы говорите "в последнее время". Я вспоминаю, с момента первых выборов 1996 года все время был мощный прессинг. Он немножко стихал, но потом опять появлялся, и это все продолжается. Наверное, так уж, если не называть фамилии, есть люди, которым очень хотелось бы "порулить" в Санкт-Петербурге.

И я полагаю, что такие люди, в общем-то, если откровенно, и не скрываются. Представители СПС, "Яблока" частенько высказывают свои предложения, что "вот бы поменять бы, допустим...". То ли их меняли на Юлия Рыбакова, то ли на Игоря Артемьева, ну, еще парочку таких можно подобрать и посмотреть, что будет с городом в самое короткое время.

Поэтому прессинг действительно есть, только другое дело - много ли это людей? Я думаю, что людей не так много, а вот чересчур крикливых - да. Их, как всегда, меньшинство, но они пытаются это делать.

Виктор Резунков: Как всегда, краткая биография нашего гостя. Владимир Анатольевич Яковлев родился 25 ноября 1944 года в городе Олёкминский Якутской АССР, куда была эвакуирована из блокадного Ленинграда его мать. Окончил Ленинградский монтажный техникум, Северо-западный заочный политехнический институт. С 1965 года работал мастером, главным инженером ремонтно-строительного управления, с 1987 года был заместителем начальника жилищного управления Ленгорисполкома. С января 1993 года - заместитель мэра, с октября 1993 года - первый заместитель мэра Петербурга. В 1996 году избран губернатором Петербурга, а в 2000 году избран на новый срок.

Женат, имеет сына.

Слово петербургскому корреспонденту агентства "Франс-Пресс" Марине Кореневой.

Марина Коренева: Владимир Анатольевич, мы с вами виделись в этой студии как раз около года назад, чуть больше. Вы не могли бы сказать, каким был для вас этот год прошедший, что было самым важным?

Владимир Яковлев: Год был, как и все годы, такой, рабочий, нормальный. Я весь этот период активно работал. Важно было то, что мы четче заявили о подготовке к 300-летнему юбилею, и уже репетиция к этому юбилею началась. Мы видим, сколько сюда приезжает важных гостей. Это как бы уже прелюдия к этому большому празднику.

Ведется в городе большая работа, поэтому вот выделить что-то такое важное, наверное, очень сложно, потому что надо и асфальтировать, надо и благоустраивать, надо ремонтировать фасады, необходимо реставрировать театры.

А вообще, есть несколько вопросов, которые очень жалко, что раскручиваются очень медленно. Это кольцевая автомобильная дорога. Это один из вопросов, который требует вмешательства федеральных властей. Это федеральная дорога, это федеральные деньги. Но, правда, все попытки привязать эту дорогу ко мне, с одной стороны, хороши, а с другой стороны, если бы доверили городу быть заказчиком на этой дороге, мы бы и объемы бы, наверное, сократили, и, наверное, финансирование шло бы в другом ритме и в другом бы режиме.

Метро - очень сложная задача. С 1995 года, авария произошла, никто не обращал внимания. А здесь как возникла такая заминка, так сколько сразу желающих появилось приостановить строительство метро. Слава Богу, сейчас назначена экспертная комиссия, ведутся работы в плане экспертизы, испытаний, и уверен, что скоро мы приступим к продолжению работ по строительству метро.

Вот это один из вопросов, которые мне действительно хотелось бы продвинуть.

Виктор Резунков: Спасибо. Слово политическому обозревателю газеты "Дело" Артему Смирнову.

Артем Смирнов: Владимир Анатольевич, СМИ городские радостно обсуждают московскую новость последнюю о третьем сроке, который Конституционный суд (четвертом даже некоторым) разрешил губернаторам. Как вам кажется, вот правитель, который находится на своем месте 10-12-16 лет, это правильная практика? Или вот европейский опыт, когда там четкое ограничение срока полномочий, - глаз, наверное, не замыливается?

Владимир Яковлев: Не всегда правильная практика. Допустим, для руководителя небольшой организации местного самоуправления, для организации районной, я считаю, что 2 срока по 4 года, если бы там избирались, вполне достаточно. Потому что, в противном случае, "замыливается" глаз. И вы обратили внимание, что я такие замены в районах провожу.

То, что касается такого города, мегаполиса крупнейшего, как Париж, Лондон, Санкт-Петербург, Москва, то явно и ясно, вот 4 срока по 2 не хватает. Потому что проект, для того, чтобы его реализовать, любой проект, если сначала начинать, то требуется минимум 7-8 лет. 7-8. А для того, чтобы начать новый проект, уже практически не получается. И ты с нуля ведь не можешь начать проект. Что-то надо доделывать.

Поэтому здесь недостаточно, а в принципе, правильно вы заметили, больше вот того времени, которое ты можешь выполнять свои функции, будет глаз "замыливаться".

Вот вы сравнили со странами европейскими. Давайте возьмем Дублин, допустим, Ирландию. Они избираются (я имею в виду руководителей городов) на 1 год. Это - чисто политические фигуры. На 1 год пришел и... ну, что ты за 1 год сделаешь?

В Швейцарии, допустим, президент избирается тоже на год. Вот что можно сделать за год? Ничего практически не сделаешь, потому что это налаженная система, отлаженная система. Там есть рабочие органы, те, которые постоянно работают. А это политический лидер, который, в общем, осуществляет только лишь политический диалог.

У нас, к сожалению, это невозможно. Если бы я все свел к политике, значит, ходили бы мы по-прежнему по таким дорогам, какие у нас были. Сегодня ведь, наверное, слепой только не замечает, что выполнен колоссальный объем работ. Правда, начали другую критику: пробки. Ну, не бывает чудес. Кто ремонтирует в своей квартире, знает, что, чтобы спальню отремонтировать, надо кровати передвинуть. Если на кухне ремонтируешь, необходимо тоже передвижку соответствующую сделать.

Вообще, в принципе, должно быть правильно так: по закону, не для, допустим, Татарстана, не для Кабардино-Балкарии, не для Якутии. Закон в России должен быть единым. Если 2 срока, так нечего там выдумывать различные пути, чтобы пройти этот процесс. 2 срока - значит 2 срока. 3 - значит 3 срока. И все станет на свои места. А так мы отдаем на откуп, допустим, законодательному собранию.

Ну, вот я считаю, что у нас достаточно нормальное законодательное собрание, хотя у меня есть на него определенные обиды. Но это собрание, которое просто так не повернешь. А на других территориях можно повернуть. Они и подбирались на многих территориях таким образом. Поэтому вот законодательно собрание захочет - избирает, а не захочет - закон не примет. Как быть?

Поэтому я считаю, что вопрос поставлен правильно, но решение должно быть на верхнем уровне для всех одинаково.

Виктор Резунков: Владимир Анатольевич, Владимир Путин недавно высказался против принципа уравниловки между регионами. Центр, однако, пока не представляет внятных механизмов стимулирования экономического развития регионов.

Что, по вашему мнению, необходимо предпринять центру для решения этой проблемы?

Владимир Яковлев: Знаете, большая ошибка членов правительства и в том числе Министерства финансов и Министерства экономики в том, что они пытаются уравниловку произвести, объясняя тем, что, допустим, все строили там одно, все строили другое, все строили третье, теперь надо эти деньги разделить.

Вот последнее решение, то, которое пытаются принять, - акцизы на табак изъять с территорий и передать по всем территориям. 5 миллиардов у нас, 2 миллиарда в области уйдет в одно место. А что же нам делать? Мы развивали эту тему здесь. Мы взяли на себя нагрузку экологическую, понимая, что сигаретная продукция все равно нужна, она востребована, и мы здесь все это решали. А теперь у нас все забирают.

Надо было идти, на мой взгляд, по другому пути. Я часто об этом говорю. Вот есть территории, 89 субъектов Федерации, 14-15, около 20 сегодня, в принципе, являются донорами. Остальные - реципиенты. Но, уважаемые руководители правительства, министерств финансов и экономики, посмотрите, установите им определенный режим льгот и скажите: "Вот сегодня вам устанавливается вот такой процент выделения средств из централизованного бюджета. Представьте мероприятия. Но покрытие расходов на следующий период вам будет уменьшено. Так же, как и другим территориям". Тогда это будет понятно.

А когда идет уравниловка (у одних забирают, другим передают), кроме разврата, ничего не получается.

Вот смотрите: мы принимали решение здесь повышать тарифы на транспорт, на жилищно-коммунальные услуги, а ряд территорий не собирался этого делать. Давайте вспомним Дальний Восток. Сколько разговоров было о том, что они не поднимали, поэтому там и мэры себя вольно чувствовали, люди их поддерживали.

Так нельзя жить, а тем более в таком большом государстве, как Россия.

Виктор Резунков: Но вот я недавно беседовал с губернатором новгородским Михаилом Прусаком. Он очень жестко говорил в отношении Москвы, очень много резких слов было сказано относительно того, что Москва забирает 50 процентов практически себе, даже больше - до 70 процентов.

Владимир Яковлев: Ну, вы сейчас имеете в виду Москву - не как Москву, а как федеральное правительство. Безусловно, практически 50 процентов уходит с территории в виде налогов. Давайте прикинем. 60 миллиардов бюджет этого года, то есть, если 50 процентов, то это примерно такая же сумма почти уходит в федеральный бюджет. А если бы она оставалась здесь, конечно, было бы решение многих вопросов.

Виктор Резунков: Слово петербургскому корреспонденту агентства "Франс-Пресс" Марине Кореневой.

Марина Коренева: Владимир Анатольевич, почему в петербургской прессе постоянно муссируются слухи о вашей возможной досрочной отставке, и так далее? Как вы это объясните? У вас что, много врагов?

Владимир Яковлев: Как вы думаете?

Марина Коренева: А я не знаю.

Владимир Яковлев: Ну, вот вообще, когда журналисты проводят расследование, они всегда знают, когда вопрос задают. То есть, они уже заранее готовятся. Знают, что такое и почему такое происходит. Ну, я думаю, что это уже всем надоело. Вот с 1996 года я уже... нет, даже, наверное, и президентом уже был, и в президенты уже отправляли. Ну, уже даже несерьезно становится, когда столько предложений идет...

Марина Коренева: Но откуда?

Владимир Яковлев: ...и от местных представителей политических партий и движений, идет и от московских СМИ, идет и от ряда других видных - и "невидных", и "завидных" - деятелей. Поэтому сказать однозначно, кто является инициатором... Ну, давайте вспомним выборную кампанию 2000 года. Город устал, город серый, город мрачный. Ну и что получили? Я ведь не случайно средствам массовой информации последний раз говорил: "Уважаемые представители очень важной отрасли! Давайте, если кто-то хочет, чтобы, допустим, губернатора в отставку отправили, начинайте говорить хорошие слова о нашем городе. Сколько сделано губернатором, как красиво, все, вот тогда, скорее всего, губернатору можно будет уходить. А так..."

Ну, вы думаете, что, люди не начинают обижаться, ведь оскорбляя губернатора, они оскорбляют город, оскорбляют горожан, и вас в том числе. Вы же ведь живете в этом же нашем любимом городе. Не может быть того, что обижают там правительство, обижают губернатора, которого избрали, а остальные как бы ни при чем. Не бывает так.

Виктор Резунков: Владимир Анатольевич, как ожидается, в следующем году во время торжеств, посвященных юбилею, Петербург посетит до 5 миллионов туристов. Вот говорят, что в Петербурге всего лишь 45 000 мест в гостиницах. Как вы собираетесь...

Владимир Яковлев: 35 000.

Виктор Резунков: 35 000.

Владимир Яковлев: Это те гостиницы, которые как бы официально принимают, примерно цифра, наверное, к 10 000 приближается всякого рода ведомственные гостиницы, дома, которые можно приспособить под гостиничный как бы комплекс, то есть, правильная цифра - порядка 45 000. Но 5 миллионов мы практически можем принять при существующих условиях. Вот если это будет в три раза больше, чем жителей города, тогда нам, естественно, того, что есть, не хватит.

Мы приняли решение, и я подписал 136, по-моему, адресов для строительства гостиниц. Это дома полурасселенные, расселенные, это пятна в центральной части города, в районах новостроек. Около двух десятков гостиниц сегодня находится в работе. Количество туристов, действительно, будет возрастать, и у многих желание приехать сюда. Боятся, правда, некоторые, по-прежнему, когда наша пресса уж так здорово рассказывает, как "красиво", в кавычках, живется в России, как тут здесь все плохо.

Вот две недели назад я был в Канаде, в Монреале, Квебеке. Я выступал перед большой публикой мэров, губернаторов, бизнесменов. Около тысячи человек собралось на экономическую встречу. И они, в общем-то, настолько удивительно тихо сидели и слушали то, о чем я говорил, рассказывал о нашем городе, какой он красивый. Мы показывали слайды, и это, действительно, впечатляло, подтверждало мой рассказ. И я спросил: "А кто из вас вообще бывал в Санкт-Петербурге?". Редкие руки поднялись вверх.

И многие не знают. Я вот все время боялся, что зададут вопрос так, как примерно лет 10 назад в одном из городов рядом с Нью-Йорком, чуть ли "Медведи не ходят у вас там по улицам?". То есть, это глупые вопросы, но, к сожалению, этот происходило.

Виктор Резунков: Слово петербургскому корреспонденту информационного агентства "Франс-Пресс" Марине Кореневой.

Марина Коренева: Владимир Анатольевич, как вы оцениваете политику правительства Касьянова, и есть ли у вас какие-то разногласия?

Владимир Яковлев: В принципе, правительством Касьянова вообще проведена приличная работа, и сегодня ростки экономики, в общем-то, они есть. Но я не случайно в предыдущем вопросе, когда мне задавали, говорил, что не со всем можно соглашаться. Нельзя просто так определяться с бюджетом. У одних не хватает, у других больше - давай заберем, отдадим в ущерб этой территории.

Тем более, в преддверии трехсотлетнего юбилея, с одной стороны, вроде должны давать деньги из центра для того, чтобы активизировать работу, а с другой стороны, из того же кармана забирают. Так же, как год назад у нас 8 миллиардов рублей как корова языком слизала, в связи с изменением налоговой политики, вы знаете, налог на добавленную стоимость шел в центр, и дорожный фонд изъяли в большей части. 8 миллиардов забрали, а на кольцевую автомобильную дорогу выделили 5. И говорят: "Слушайте, как здорово, да?" Вот красиво как. За наш счет забрали, отдали и говорят, что "мы вам помогли". Ну, такого же не должно быть. Поэтому с этим мы согласиться не можем.

Поэтому я все время говорю: "Уважаемые руководители правительства, определитесь с тем, чтобы бюджет принимали не на один год, а принимали хотя бы на три года, чтобы мы могли планировать". Вот мы сейчас занимаемся формированием бюджета на 2003 год, мы его представлять будем законодательному собранию в начале сентября. И мы хотели бы иметь уже контрольные цифры по всем параметрам. Что будет с федеральным бюджетом, каким будет он? И, к сожалению, может опять случиться так же, как и в прошлые разы. Мы уже примем бюджет, бюджет Российской Федерации пойдет с отставанием, и нам придется его корректировать за счет чего-то, но в сторону уменьшения. А этого бы не хотелось.

Тарифная политика. Ну, государство должно взять на себя функции регулирования тарифной политики. Ну, не могут диктовать все время естественные монополии. То есть, не должно быть такого. То есть, межбюджетные отношения, тарифная политика, налоги. Это самые главные вопросы, какие правительство должно решать.

Виктор Резунков: Слово политическому обозревателю газеты "Дело" Артему Смирнову.

Артем Смирнов: Владимир Анатольевич, вы вот говорили о своем недовольстве рядом финансовых решений московских центральных. Но ведь у вас, у петербургских властей, есть право законодательной инициативы. Вы долгое время были членом Совета Федерации, были членом президиума Госсовета. Есть ли какие-то реальные законодательные инициативы, которые Петербург в Совете Федерации вносил в Москву и просил вот свои полномочия поднять?

Владимир Яковлев: Мне не требовалось выходить конкретно по Петербургу. Я, как председатель Комитета по экономической политике Совета Федерации, выходил со множеством предложений, и мы обсуждали не единожды работу и Минэкономики, и при принятии бюджета федерального. Мы совместно с комитетом, которым руководил Константин Титов, бюджетным комитетом, так же делали обращения. Специально по нашим обращениям собирались совещания у президента Ельцина, обсуждали вопросы с участием фракций. И уже и у президента Путина. Кое-что двигается. Но хотелось бы, чтобы более активно эти процессы шли. Не сравнить вот, допустим, то, что делается сейчас, в сравнении с взаимоотношениями, и то, что было там 6 лет назад.

Виктор Резунков: Владимир Анатольевич, у меня к вам такой вопрос. Как вы считаете, вообще Москва не очень ли грубо вмешивается в петербургские дела? Ну, вот, например, отставка сейчас начальника Главного управления внутренних дел, да? по Санкт-Петербургу. Ну, и другие. Много моментов мы можем обнаружить.

Владимир Яковлев: Я думаю, что Москва тоже как бы вот слово не совсем правильное.

Виктор Резунков: Ну, сформулируйте.

Владимир Яковлев: В Москве есть там конкретные министерства, конкретные ведомства, которые хотели бы чем-то управлять и на территориях. Ну, вот, допустим, Министерство культуры. Провели закон, по которому они создают фонд или типа комитета имущественный орган, который управляет недвижимостью федеральной на территориях. Ну, глупо. Кто может здесь управлять этой недвижимостью, когда есть комитет имуществ? Допустим, пенсионный фонд, изменив правила по социальному обеспечению, по выплате пенсий, говорил о том, что будет сокращено количество чиновников, и так далее. В результате вот сейчас меня комитет по социальным вопросам просит дополнительно добавить ему тысячу человек для того, чтобы он занимался всем и пенсионными вопросами. Ну, и так далее. Вот это вмешательство, которое идет не на пользу государству, конечно, не годится.

То, что касается отставки Петухова. Ну, видимо, в большей степени виноват просто он сам. Виноват - в чем? Уж слишком много он заявлял о том, что он - политическая фигура. Начальник ГУВД - это рабочая лошадка, которая должна ежедневно с утра до вечера заниматься наведением порядка в городе, общественного порядка в городе. А, к сожалению, все превратилось, значит, вот как бы в другой жанр. Поэтому в части правильно вмешиваются, а вот в ряде вопросов - да, не идет на пользу.

Виктор Резунков: Слово Марине Кореневой.

Марина Коренева: В продолжение предыдущего вопроса. Сейчас идет проверка в городском ГУВД. Как вы вообще оцениваете криминальную ситуацию в Петербурге?

Владимир Яковлев: Я считаю, что она не хуже, чем на других территориях России, а по многим показателям даже лучше. Тем не менее, есть, в общем-то, над чем разбираться. И не случайно вопрос на коллегии с участием Грызлова и представлением нового начальника ГУВД звучал: "Когда будут раскрыты дела по Маневичу, Старовойтовой, по другим резонансным случаям?" И практически никто ничего ответить не смог. То есть, будет, далеко прошли. А нам нужны результаты, мы, действительно, хотели бы узнать, что произошло и почему со Старовойтовой такое случилось, почему с Маневичем такое произошло. А кроме политических заявлений, в принципе, наверное, ничего мы не слышали на протяжение длительного периода.

Виктор Резунков: Слово петербургскому корреспонденту, политическому обозревателю газеты "Дело" Артему Смирнову.

Артем Смирнов: Владимир Анатольевич, после вашего последнего избрания в 2000 году ваша команда, работающая в Смольном, существенно изменилась. В 2000-м у вас вокруг были заместители, которые были широко известны горожанам и популярны даже большей частью, то состав команды, которая вас окружает сейчас, по большей части горожанам известен мало. Эксперты некоторые говорят, что команда нынешняя куда слабее предыдущей. Вот эти коррективы, которые вы внесли, они были специально?

Владимир Яковлев: Не знаю. Я не знаю этих экспертов, экспертов не знаю, и можно ли доверять этим экспертам. Необходима, наверное, не популярность того человека, который занимается. Его не избирают. Этого человека назначают. Он, в принципе, представляет, в общем-то, технического исполнителя. Он не политический представитель.

Губернатора избирают. Поэтому оценку делают, в общем-то, по губернатору всегда. А сейчас у нас получается очень хитро, эксперты считают. Вот если плохо, да? то губернатор, если хорошо, то какой-то из членов правительства. Но такого же не бывает.

Вы можете назвать, что такое в городе сделано без участия губернатора? Вот даже Петропавловский шпиль. Ангела посмотреть - и то губернатор. А об остальных-то делах я уже не говорю. С одной стороны, это правильно. С другой стороны, может быть, не совсем. Но, тем не менее, так оно и есть. И на сегодняшнем этапе так и должно быть. Потому что средств всегда не хватает, средства нужно распределить.

Ну, представьте, вот 13 членов правительства, да? Все отвечают за свою отрасль, и каждый кричит (допустим): "Владимир Анатольевич, мне нужны колеса..." Другому - метелки, третьему еще что-то. Кто это решит? Губернатору надо все равно принимать какое-то решение. Популярное, либо непопулярное, но решение надо принимать.

Поэтому когда вот сейчас разговор пошел, и сегодня много обсуждается по трамвайным путям. Я ведь ни разу не сказал, что трамвайные пути в городе надо убирать. Я сказал о другом. Я сказал, что наш город самый трамвайный, в "Книгу рекордов Гиннеса" попал. Более 700 километров трамвайных путей. Но при этом заметьте, что сегодня в городе 1 200 000 единиц автомобильного транспорта. Люди ездят на частном транспорте. 2 000 трамваев было, сейчас 1 100. Значит, количество явно трампарков уже перешкалило. Накладные расходы идут, а нам надо поднимать заработную плату и не очень увеличивать тарифы на транспорт. Так за счет чего это делать? Печатать деньги? Но, к сожалению, мы пока не пользуемся этими правами. Вот когда будут эти права, тогда будем печатать деньги.

И поэтому когда возникают даже непопулярные вопросы, я их принимаю. Эти решения, в смысле, принимаю. Потому что если я их не буду принимать, значит, мне кажется, тогда у нас движения вперед не будет.

Тем не менее, вы правильно опять замечаете, что меняются люди. Они и должны меняться. Они отраслью занимаются. Вот идет любое развитие отрасли, и если я вижу, что по отрасли идет какая-то уже заминка, идет второй круг, а движение - не особо, значит, я же должен принимать решение. Я не должен кричать, что все плохо, но решение принимать должен. И поэтому и в прошлый состав я скажу, что члены правительства работали, и они сделали свое дело. Правда, за редким исключением. Там не очень удачный у меня был один раз выбор, по комитету экономической политики. И я в этом честно признался. По рекомендации Ильи Клебанова и по рекомендации известных людей. Но быстро мы разобрались и приняли правильное решение.

Виктор Резунков: Владимир Анатольевич, а как сейчас обстоит дело с выделением центром денег на юбилей?

Владимир Яковлев: Все, что по графику запланировано, в принципе, по этому графику деньги выделяются. Хотелось бы, чтобы их было только больше.

Допустим, кольцевая автомобильная дорога. Понятно, что выделяться будет 5 миллиардов рублей, а хотелось, чтобы в год выделялось, минимум, 10. Поэтому ведутся переговоры с Европейским банком реконструкции и развития под гарантии федерального правительства. И еще 115 или 150 миллионов рублей на строительство участка со стороны уже Московского шоссе. Там должны провести специальный тендер именно на этот вот объем работ. Вплоть до того, что тендер должен быть, вообще, международным.

Виктор Резунков: Вопрос задает петербургский корреспондент агентства "Франс-Пресс" Марина Коренева.

Марина Коренева: Владимир Анатольевич, если предположить, что вы будете баллотироваться на следующий срок, каких бы ошибок вам хотелось бы избежать?

Владимир Яковлев: Я хочу еще раз сказать то, о чем говорю на протяжении уже длительного периода.

Вот у меня сейчас главная задача (хотите - верьте, хотите - не верьте) 300-летие. 300-летие это не города Санкт-Петербурга, а это выход России на международную арену, хотя она давно на международной арене, но совершенно с новыми взглядами, с новыми отношениями. С новой позицией. И Санкт-Петербург как раз является вот этим окном выхода. Я для меня очень важно, чтобы вот это событие прошло на самом высоком уровне.

И президент как раз поддерживает эту позицию. Не случайно и на своем заседании по подготовке к 300-летнему юбилею он еще раз подтвердил: это событие не городского и даже не российского масштаба, а мирового масштаба.

А вот дальше будем смотреть. И не случайно я еще раз говорю: если я почувствую, что жители не захотят избирать, что я, самоубийца, что ли? Поэтому, поживем - увидим.

Виктор Резунков: Вопрос задает политический обозреватель газеты "Дело" Артем Смирнов.

Артем Смирнов: В свете развития последнего вопроса, тогда. Жители, как я понимаю, сейчас, видимо, не очень хотят вас избирать, потому что, по последним социологическим оценкам различных исследовательских центров, ваш рейтинг сейчас находится где-то на уровне 30 процентов. Притом что где-то с год выбирались по 70.

Владимир Яковлев: Люди на Западе (вы немножко так поспрашивайте их, руководителей городов), если он получает 20 процентов, он радуется. А вы мне такую цифру баснословную называете: 30 процентов! Да при 30 процентах прыгать надо! 70 процентов не достичь, это трудно кому-то достичь.

Мне удалось достичь 73 процентов в прошлом году благодаря политике московских людей различных. Если бы они вот так здорово не рекламировали город, значит, не было бы этих, наверное, 70, но 50 было бы точно. Это абсолютно точно.

И сейчас я готов поспорить с вами, поспорить с социологами (не заказными социологами), что, если есть 30 процентов, - очень здорово.

Виктор Резунков: Владимир Анатольевич, петербуржцы уже привыкли, что рядом с Московским вокзалом зияет эта огромная яма. Что сейчас, вообще, вы занимаетесь проектом высокоскоростной магистрали? Как-нибудь этот вопрос решается?

Владимир Яковлев: Нет. Проектом высокоскоростных магистралей занимается акционерная компания "Высокоскоростные магистрали". Моя задача... и у меня была поддержка этого проекта, не высокоскоростных магистралей, то, что имелось в виду, и то, о чем говорили некоторые СМИ, как строительство магистрали от Москвы до Санкт-Петербурга прямой, как стрела. А речь шла именно вот об этом проекте - гостинично-торговом комплексе, бизнес-центре. И этот проект бы уже давным-давно работал, если бы не Министерство финансов, возглавляемое "яблочным" представителем, которое просто заморозило эту стройку.

Можно было бы давным-давно решить этот вопрос, а сейчас столько лет бездарно оплачиваются просто процентные ставки. Гарантии федерального правительства, и все попытки переложить ответственность на город, они просто беспочвенны. Я подписывал письма в поддержку этого проекта, но я никогда не был гарантом этого проекта, и всегда отказывался. Я и не мог стать этим гарантом. Зачем это мне надо - брать на себя обязательства за акционерную компанию?

Поэтому я полагаю, что этот проект все равно будет достроен. И все равно по этому проекту будет решен вопрос, а вот то, что федеральное правительство, давшее гарантии и ушедшее в кусты, я думаю, что это не очень здорово.

Виктор Резунков: Слово петербургскому корреспонденту информационного агентства "Франс-Пресс" Марине Кореневой.

Марина Коренева: Владимир Анатольевич, у меня, скорее, такой личный вопрос.

Для вас, в принципе, важно мнение окружающих, или вам все равно? Если вы чувствуете в глубине души, что вы правы, вам безразлично, что о вас говорят?

Владимир Яковлев: Нет, я - как и любой человек. Мне важно мнение окружающих. Мне приятно, когда люди что-то приятное говорят. Мне не совсем приятно, когда говорят что-то неприятное. Но если конструктив, то он идет мне на пользу. Я тогда к этому отношусь как бы нормально, хотя и неприятно. Но если просто откровенно человек несет ахинею, как за последнее время вот эти представители "Яблока" и СПС, ну, на это хочется так просто посмотреть, сплюнуть и дальше идти. Не случайно я часто говорю: "Пошел караван, и собаки - пусть сколько хотят, столько лают".

Виктор Резунков: Вопрос задает политический обозреватель газеты "Дело" Артем Смирнов.

Артем Смирнов: В прошлом году темпы роста промышленного производства Петербурга составили микроскопические 0,2 процента. Вы достаточно часто и много говорили о том, что в Петербурге надо развивать не только пищевую и деревообрабатывающую промышленность, но внимание уделять металлургии, машиностроению. По результатам прошлого года существенное падение было именно в этих отраслях. И металлургия, и машиностроение грохнулось процентов по 15-20. В то же время пищевая промышленность продолжает бурно расти и составляет почти 40 процентов городского ВВП.

Как вам кажется, может быть, вы сделали неверную ставку?

Владимир Яковлев: Кажется, что вы перепутали божий дар с яичницей. По одной простой причине: что в прошлом, позапрошлом году прирост промышленного производства составил 26 процентов.

Артем Смирнов: В позапрошлом.

Владимир Яковлев: В позапрошлом. И он не может каждый год вот таким образом расти. Плохо, скачками, но в начале 1990-х годов промышленное производство России и в том числе Петербурга упало в разы. Мы получили заказы в позапрошлом году. Мы их выполнили. И очень здорово, что нам удалось удержаться на нуле.

В этом году прирост промышленного производства за 5 месяцев составил плюсом 16 процентов. Это уже говорит о многом. Энергомашиностроение, металлообработка как раз пошла. Появились заказы. Сейчас концерн, объединяющий завод турбинных лопаток, металлический завод "Электросила", уже начинает набирать обороты. И, слава Богу, что они-то начинают сегодня консолидировать свои усилия и не только внутри Санкт-Петербурга, а и в целом в России для того, чтобы создать мощный концерн и конкурировать с "Сименсом", конкурировать со всеми теми структурами.

А разве это можно было бы сделать вот так, за 1-2 года? Нет. Развалить можно, а вот воссоздать нельзя. "Пищевка" - да. "Пищевка" - правильно. "Пищевка" у нас сегодня, в целом в России и в Санкт-Петербурге, является одним из определяющих вот таких структурных промышленных подразделений, которые активно двигаются вперед. Почему, опять? Потому что, заменив технологию, внедрив некоторые технологические элементы, можно активно, быстро, недорого заплатив, можно активно, быстро возвращать эти деньги. И - слава Богу.

Сегодня если перевести на другую тему, производительность труда, которую, в общем-то, забыли... Раньше, до 1990 года это считалось одним из главных показателей. Сегодня производительность труда промышленности - любой, тяжелой (кроме пищевой), составляет примерно от 6 000 до 15 000 долларов в год. Когда на Западе, в Америке она составляет от 50 000 до 100 000 долларов в год.

Вот и разница "пищевки" у нас составляет 40 000 долларов в год. Мы дошли до западного стандарта. Вот нам надо подтягивать всю другую промышленность, но для этого решить принципиально многие вопросы на федеральном уровне надо. Если оборудование не выпускается в России, нет таких технологий, ну, зачем такие таможенные пошлины устанавливать, налог на добавленную стоимость вводить? Для чего это делается? Если из-за недопонимания, это одно. А если это умышленно, это совсем плохо.

Вот если эти вопросы отрегулировать, то во многом многие процессы мы будем просто решать.

Виктор Резунков: Владимир Анатольевич, вы являетесь членом Высшего совета "Единой России". Как вы оцениваете деятельность этой партии власти?

Владимир Яковлев: Я считаю, что пока никак не действует, что сегодня нет ни одной партии, которая могла бы действовать - и могла взять на себя ответственность. В период выборной кампании были созданы движения, которые гласно или негласно поддержаны ведущими политиками, и они получили большинство голосов в Государственной Думе. Вот здесь все нормально.

А для того, чтобы заниматься партийным движением, требуется сделать очень многое. Давайте вспомним дореволюционный период, революционный период, группы большевиков, когда меньшевики откололись, захватили власть. И сколько лет создавали партию. И то - при этом сколько было чисток!

Что сегодня? Посмотрите: люди, как они мечутся. "Ага, партия начала работать". Давайте "Яблоко" возьмем. Посмотрите, на каком подъеме на первом этапе было. А что сейчас осталось? Фракции в Санкт-Петербурге нет, да вообще, не слышно и не видно. СПС не образовалось. Один там все время чего-то кричит "Не хочу" и "Не буду", и все. Больше другого-то не говорит. А той партии, о которой мы говорим, партии власти, ее же тоже пока сегодня не существует.

Если создавать партию, так надо создавать ее на нормальной профессиональной основе. И лидера не назначать, а лидера избирать. Тогда это будет лидер, к которому потянутся люди. До тех пор, пока не будет лидера, к которому потянутся люди в регионах, ничего хорошего не произойдет, потому что к тому, кто будет назначен, прилипнут по принципу "либо он знает, либо на него давят" либо там еще что-то.

Виктор Резунков: Последний вопрос петербургского корреспондента информационного агентства "Франс-Пресс" Марины Кореневой.

Марина Коренева: Владимир Анатольевич, Петербург часто называют "столицей коммуналок". Как будет развиваться в ближайшее время градостроительная политика города?

Владимир Яковлев: Давайте мы сейчас вспомним, что такое Петербург. Петербург - культурная столица России, Северная Венеция.

Марина Коренева: И это тоже.

Владимир Яковлев: Город науки. Это промышленный центр. Это портовый город. Ну, и естественно, значит, и кличка вот эта, она, может быть, и неприятная, которая действительно, в первую очередь, из российских центров относится к Петербургу.

Опять вспоминаем историю. Петербург - блистательная столица Российской империи, центр. Революция 1917 год. Какие лозунги были? Дворцы - кому? Землю - куда? Вот результат. Дворцы забрали, а не знали, что с ними делать. Сделали из них коммуналки.

Гражданская война. Великая отечественная. Блокада. Разрушено сколько было. И опять большие барские квартиры делили. Вот результат на сегодняшний день.

Партия, которая имела все (власть, деньги) на протяжении длительного периода, обещая, и так было записано в главном законе партии, не смогли обеспечить каждого отдельной квартирой. А теперь хотят, чтобы губернатор за несколько лет дал каждому по квартире. Но чудес же не бывает.

Тем не менее, мы все равно эту работу ведем, находясь в рыночных условиях. Конечно, 800 000 человек, находящихся на очереди, это большая цифра для города. Ни в одном городе такого нет, даже в Москве такого не было никогда. Поэтому это один из вопросов, который требует серьезного решения.

Я дал поручение сейчас дополнительно разработать все-таки механизм, который мог бы позволить решить эти вопросы. Без участия жителей самих, без участия промышленных производств, к которым они имели отношение и сегодня имеют отношение, без городской администрации и без федеральных источников эту проблему не решить.

А, в принципе, много можно сделать. Для этого необходимо первое решение государственное, то, о чем мы здесь говорили. И президент в последнее время собирал широкий круг и банкиров и представителей своих министерств и поставил задачу: развитие ипотеки. Государственная ипотека в Канаде (а я изучал, в Торонто ездил, специально смотрел, как развивалась в послевоенный период, после Второй мировой войны государственная, подчеркиваю, ипотека), она решила многие вопросы канадцев. Сегодня если государство возьмет в свои руки, примет ряд решений, если ограничит тарифные ставки банковские, и люди поймут, что можно решать задачи и вопросы за счет привлечения кредитов под будущее жилье, под настоящее жилье, процесс пойдет. А так сидеть, как в сказках, в одно ухо влез, в другое вылез, ничего не получится.

Виктор Резунков: Слово политическому обозревателю газеты "Дело" Артему Смирнову.

Артем Смирнов: Владимир Анатольевич, и вы, и ваши чиновники обещали в качестве подарков к 300-летию, вот к маю 2003 года, реализацию ряда крупных проектов. Размыв, восточное полукольцо, да? Некоторые в 1998 году, я помню, еще говорили о возможности достройки дамбы. По большому счету, кажется, что к маю 2003 года ни один из этих крупных проектов реализовать не удастся.

Владимир Яковлев: В городе более 600 объектов (более 600 объектов), которые находятся в работе. Посмотрите: появляются новые театры, вообще новые, отреставрированные театры. Посмотрите, сколько появляется улиц. Троицкий мост появится в этом году, улица Садовая, Сенная площадь к следующему году будет. Это все, что мы делаем. Это деньги бюджетные.

Вы сейчас вспоминаете те объекты, о которых я уже в начале разговора говорил. Федеральные объекты. 25 лет комплекс защитных сооружений строится. Бог ты мой, люди должны понять, что если наводнение произойдет в Санкт-Петербурге, к этому все, похоже, идет... Посмотрите, как температура меняется. Снег идет в Южноафриканской Республике, а у нас посмотрите, какая жара! А наводнение (я напомню и вам, и жителям нашим) в 1824 году - пять с лишним метров. Почти весь город снесло. 1924 год - половину города размыло. Что, теперь ждать 2024?

Это, подчеркиваю, это федеральные объекты, я всех убеждаю. И все-таки вот за эти годы мне удалось убедить и президента, и правительство, что на этот объект необходимо выделять деньги. Кольцевая автомобильная дорога. Да радоваться все должны! 5 миллиардов рублей мы втянули в прошлом году в город. Это рабочие места, это налоги. Если стройка даже будет идти 10 лет, по 5 миллиардов рублей в год, посмотрите, сколько рабочих мест и сколько налогов придет в наш город, как будет работать промышленность и стройматериалы! Это уже победа.

Вы все - люди очень грамотные. Вы должны же видеть, что происходит. Есть городское, есть федеральное. Не на все имеет влияние губернатор. Вот давайте: принято решение, Главное управление внутренних дел и все правоохранительные структуры на территориях губернаторам не подчиняются. А как, простите, наводить порядок на улицах? ГАИ, вот принято переименование. Не ГИБДД теперь будет опять, а будет ГАИ. Ну, если ГАИ не подчиняется городу и действует в другом режиме, так что же получится-то? Либо Управление общественного порядка. С участковыми, с дежурными линейными. Как же управляться в городе? Но они сегодня не подчинены.

Вот происходит убийство. Кричат: "Губернатор, прими меры!" Мы принимаем все равно меры, мы не стоим в стороне, но сегодня инструмента нет у губернаторов российских. Поэтому правильный вопрос. Для жителя, в принципе, вообще, любого - да наплевать, кто там за что отвечает, кто выделяет деньги. Ему самое главное, чтобы было спокойно. Кого интересуют сегодня помойки, свалки? Никого не интересуют.

Виктор Резунков: Спасибо, Владимир Анатольевич.

В заключение передачи традиционно мы, журналисты подведем итоги нашей беседы.

Слово петербуржскому корреспонденту агентства "Франс-Пресс" Марине Кореневой.

Марина Коренева: Я имею возможность сравнивать сегодняшний разговор с разговором, который был больше года назад. И сегодняшний разговор показался мне более интересным и конструктивным. Владимир Анатольевич не избегал ответов на сложные и, может быть, не очень приятные вопросы, и это было интересно.

Виктор Резунков: Спасибо, Марина Коренева.

Теперь итоги подведет политический обозреватель газеты "Дело" Артем Смирнов.

Артем Смирнов: Ну, во-первых, я считаю, надо поблагодарить губернатора, что он нашел время и пришел. К тому же очевидно, что сейчас ему работается достаточно трудно в свете всех политических и криминальных неприятностей, которые бушуют вокруг Смольного. И, в общем, надо еще раз выразить благодарность, что он нашел время. Спасибо.

Виктор Резунков: Спасибо, Артем.

Ну, и я добавлю несколько слов. Губернатор Петербурга сегодня высказал очень много интересных и важных мыслей относительно подготовки к юбилею. И, судя по всему, сейчас юбилейные проблемы являются для него центральными, а все остальные политические вопросы и выборы, в том числе, отошли на второй план. Ну, это видимо нормально.

XS
SM
MD
LG