Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Станислав Еремин


Андрей Шарый: 20 лет назад Станислав Еремин был капитаном и лидером команды ЦСКА и сборной СССР по баскетболу. Вместе с командой он поднимался на пьедесталы почета Олимпийских игр, Чемпионатов мира и Европы. Теперь Станислав Еремин, главный тренер сборной России и команды "УНИКС", создает свою "дрим тим".

Здравствуйте, Станислав Георгиевич. Скажите, должен ли тренер быть диктатором?

Станислав Еремин: Я, естественно, не диктатор. Может быть, мне этого и не хватает. Хотя жизнь заставила меня быть достаточно жестким. Тренер, он должен быть лидером в любом случае. Может всяко варьироваться диапазон: от демократа до диктатора, но тренер не может быть тряпкой. Если тренер не может управлять игроками, если он отдал нотку... Надо молиться, честно сознаться. Давайте молиться будем, как там пойдет игра, что игроки тебя сегодня продадут - не продадут, сыграют - не сыграют. Когда игроки начинают диктовать условия (этого брать, того не брать, тренер этот устраивает - не устраивает) - можно заканчивать, это уже не сборная.

Андрей Шарый: "Лицом к лицу. Лидер отвечает журналистам" - еженедельная программа московской редакции Радио Свобода. Сегодня у нас в гостях главный тренер сборной России по баскетболу Станислав Еремин. Вопросы ему задают: заведующий отделом спорта газеты "Время новостей" Владимир Стецко и генеральный директор фирмы "Конверсал Стар", югославский бизнесмен Драган Пуцаревич. Ведет программу Андрей Шарый.

Наши постоянные слушатели обратили внимание на то, что мы несколько изменили формат программы. Сегодня иностранный гость у нас не журналист, но, уверяю вас, вполне компетентный собеседник в области спорта вообще и баскетбола в частности.

Коротко о биографии нашего собеседника. Станиславу Еремину 51 год, родился в Новоуральске, окончил Свердловский институт народного хозяйства и Военный институт физкультуры. Игровое амплуа - защитник. Рост - 180 сантиметров. Начинал спортивную карьеру в 1969 году в команде "Уралмаш". С 1975 года играл в ЦСКА. 9-кратный чемпион СССР, 3-кратный обладатель Межконтинентального кубка. С 1975 года выступал за сборную СССР. Чемпион мира 1982 года, двукратный чемпион Европы, призер Олимпийских игр. С 1981 по 1984 год - капитан сборной СССР. Спортивную карьеру закончил в 1986 году, стал тренером. Работал с юношеской и кадетской сборными СССР, вторым тренером сборной России и с 1992 по 1999 гг. с командой ЦСКА выиграл восемь чемпионатов страны. Лучшее международное достижение его клубной команды - третье место в Евролиге в 1996 году. Неоднократно признавался лучшим тренером России, в 1998 году возглавил команду "Звезд Европы". С 2000 года - тренер сборной России и команды "УНИКС" из Казани. Сейчас это вторая команда главной российской баскетбольной лиги. Заслуженный мастер спорта СССР, заслуженный тренер России. Половник. Женат, имеет сына. Вот такая длинная биография. Все верно?

Станислав Еремин: Полковник в отставке. И спасибо - продлили мое спортивное долголетие на один год: в 1985-м я закончил.

Андрей Шарый: Станислав Георгиевич, на что сборная России может рассчитывать на чемпионате мира в Индианаполисе?

Станислав Еремин: Проблемы, которые были у нас в прошлом году перед чемпионатом Европы, они остались и в этом году. Ряд игроков сейчас не может приступить к полноценным тренировкам, и из-за этого существуют определенные трудности.

Андрей Шарый: Что бы вы сочли успехом для России?

Станислав Еремин: Если теоретически, на мой взгляд, сегодня если мы войдем в тройку, то есть завоюем любые медали, это будет значительный успех для российского баскетбола.

Драган Пуцаревич: Получается возрастная команда. Есть проблема молодости?

Станислав Еремин: Я бы сказал, наоборот. Я посмотрел тот состав, который реально может быть у нас на чемпионате мира, это как раз самое оптимальное сочетание молодости и опыта. В общем, наверное, нет сомнений, что подадут в состав Карасев, Пашутин, Панов, которые являются ветеранами сборной, и в то же время к ним добавляется среднее звено - это Сережа Чикалкин, Пашутин Захар, Руслан Авлеев. Вот эти игроки реально могут быть в составе. И в то же время большая группа молодых игроков. Это Хряпа, Монин, Падиус, Саврасенко, Башминов. Это ребята, которые могут попасть в состав. Поэтому, мне кажется, что сегодня состав наиболее оптимальный.

Владимир Стецко: Перед каждым крупным турниром перед нашей баскетбольной сборной стабильно стоит проблема с отказниками и прочее, по разным причинам. Какая ситуация сейчас, и почему это возникает именно в баскетболе, на ваш взгляд?

Станислав Еремин: Ну, мне кажется, что не только в баскетболе, но и в других видах спорта это есть. Может быть, это меньше известно, но я могу сказать, что для баскетбола это действительно характерно, и не только для российского баскетбола. Посмотрите, это в сборной Югославии было, это было в сборной Литвы. Это уж, если взять литовцев, а это такие "нацмены", которые любят свой флаг, свою родину и готовы все за нее сражаться, и то много было игроков, которые отказались играть.

На сегодняшний день ситуация такова, что достигнута полная договоренность с теми игроками, с которыми возникали по тем или другим причинам проблемы в прошлом году. Исключение составляет Михаил Михайлов. По обоюдному согласию принято решение, что он не будет принимать участие ни в подготовке, ни в чемпионате мира, но если нам потребуется он к чемпионату Европы, то он готов приступить к тренировкам. Мне приятно, что дал полностью добро Василий Карасев. Мы с ним разговаривали за последнее время не раз, и я удовлетворен тем, что никаких у нас личностных проблем нет.

Андрей Шарый: Скажите, пожалуйста, верны ли слухи о том, что сборная будет строить игру, исходя из возможностей и способностей Андрея Кириленко?

Станислав Еремин: Теоретически, опять же, конечно, сейчас строя какие-то планы, ясно понимаю, что Кириленко и должен быть. Он уже был на последнем чемпионате Европы в Турции, был лидером команды, и, наверное, нужно строить игру с акцентом на этого игрока, хотя, не забывайте, что в составе сборной есть такой снайпер, как Сергей Чикалкин, не забывайте, что Руслан Авлеев не случайно являлся одним из самых результативных игроков Евролиги. Поэтому я думаю, что мы будем варьировать какие-то схемы.

Андрей Шарый: Если не нокаутирует очередного судью. Вы не боитесь, что могут повториться такого рода эксцессы?

Станислав Еремин: Мне кажется, что тот инцидент, который произошел с Русланом, он, на мой взгляд, положительно повлиял на него, потому что это была большая встряска для молодого, немножко чуть зазнавшегося игрока, где ему было много дозволено. Конечно, обидно, что это произошло в официальном матче, тем более с нашими дружескими соперниками, и судья из Югославии, который прилично судил матч. Я думаю, что это не повторится.

Драган Пуцаревич: Ничего. У меня просто маленький комментарий, потому что я следи за, Авлеевым. Это ему на большую пользу. Я думаю, что это шаг, который ему поможет в его карьере.

Хочу спросить. Как должна выглядеть вот сейчас первая пятерка, на первый взгляд? Я боюсь, единственное, что скамейка, может быть, будет слаба у российской сборной.

Станислав Еремин: Я, наоборот, надеюсь только на скамейку. Моя тренерская концепция, что когда ставят на одну пятерку... С одной стороны, это верно, это может быть в одном каком-то определенном матче сделано. И я смотрю сейчас регламент чемпионата, и уже в полуфинальной стадии, когда пойдут эти игры, там 4 игровых дня подряд. Я всегда был сторонником расширенного состава, когда должны участвовать в игре 8-9 человек. И, на мой взгляд, когда игрок, который проводит больше 30 минут на площадке, он где-то не дорабатывает, не отдает до конца или в нападении, или в защите. Это должен быть великий игрок, которого трудно заменить. Поэтому такой явной пятерки я сейчас не вижу. Ясно, что в составе должен быть Кириленко. Наверное, в составе должен быть Чикалкин, который посильнее всех других. Остальные игроки будут бороться за место в стартовой пятерке.

Владимир Стецко: Из вышесказанного вами можно ли сделать вывод, что все-таки существует проблема с главным доминирующим центровым? И второе, к этому же вопросу. Вот часто мелькают фамилии неизвестных ребят, которые уехали давно учиться из России: и тот может, и тот может. Кто-то за ними следит, кто-то отслеживает там их игру, кто оценивает их?

Станислав Еремин: Что касается молодых ребят и особенно тех, кто уехали достаточно давно из России, я беру ребят, которые учатся в университетах в Штатах. Мы, тренеры сборной, и Владимир Цинман и я, постоянно находимся в контакте и стараемся следить. Проблема в том, что, может быть, кто-то выпадает из нашего поля зрения, потому что ребята уехали молодые, и кто-то может прогрессировать сейчас гораздо больше. Я скажу, что таких игроков, как Сазонов, как Лихолитов, предположим, сейчас планируется привлечь для работы в сборной. Даже если они сейчас не попадут в основной состав, то, может быть, вполне вероятно, что попадут в олимпийскую команду.

Что касается проблемы центровых, то она не сегодня встала, она практически уже стоит несколько лет. И я очень доволен, что в прошлом году дал Саврасенко добро, и у нас появился действительно мощный центр. Пусть он не такой талантливый, как суперцентровые, как те же югославские или хорватские, но этот парень нам позволяет закрыть определенную брешь.

А так, у каждой палки есть два конца. У нас есть у нашей сборной своя изюминка. Вы посмотрите, у нас такая блестящая группа тяжелых нападающих: Панов, Кириленко, Башминов, Петренко. Это и Моргунов. Это игроки, которые могут сыграть и на пятой позиции, и на четвертой, и на третьей. Это нам позволяет варьировать игру. И пусть попробуют те команды, которые используют супермощного центра, пусть попробуют тогда найти, как защищаться против наших, более подвижных игроков.

Андрей Шарый: Станислав Георгиевич, вы вот так сходу даете довольно жесткие оценки игрокам, которые выступают за сборную. Вы говорите, Саврасенко не такой талантливый, как такой-то, Чикалкин и Кириленко точно в составе, а кто-то нет. Вы не боитесь обидеть других, или это принято у вас внутри команды, то есть реально точно каждый знает, чего он стоит?

Станислав Еремин: Хорошо, что вы спросили, потому что для меня, для всего моего характера... я, наоборот, человек, который категорично никогда не выступает ни по одной теме, ни по игрокам. Мне кажется, что есть вопросы, на которые можно дать довольно ясные ответы. Если, предположим, на мой взгляд, Чикалкин сегодня сильнейший по этой линии и Кириленко, мы говорили, ну если он признан специалистами НБА, если он играет, и играет успешно, то, наверное, эти игроки должны быть в составе. Что касается других игроков, то, действительно, это у нас примерно одинаковые игроки, большая группа. Я думаю, что человек десять - игроки одного уровня. Что касается Саврасенко, я не сказал, что он не талантливый. Это игрок высокого класса, но разве можно его сравнить сегодня с центровыми, с суперцентровыми югославскими? Наверное, это было бы неправомерно. Поэтому, наверное, за Саврасенко будущее. Он 1979 года, и я надеюсь, что он войдет в один ряд с этими игроками.

Андрей Шарый: Я к другому клоню. Как вы решаете проблему лидерства? Вы тренер-диктатор или нет? Вот есть, например, Игорь Куделин, который и в ЦСКА очень долго играл, и у вас он играл. И он, по крайней мере, болельщики говорят, что он один из лидеров команды, там все его любят, трали-вали, но игрок самолюбивый, игрок капризный, игрок нестабильный, когда-то попадет шесть из шести, а когда-то промажет все шесть. Для вас это серьезная проблема в сборной России? Все-таки все ведь очень самолюбивые, все талантливые. Кто-то из НБА, а кто-то еще откуда.

Станислав Еремин: Если уж вы коснулись Игоря Куделина, то, наверное, это один из самых моих больных тренерских вопросов, потому что Игорь Куделин - это парень, который за мной шел как за тренером все годы, и никогда не предавал, и всегда в самые тяжелые минуты помогал, а я не взял его на Олимпиаду, потому что на тот момент я считал: вот такой состав. И Игорь в этом составе будет, может быть, менее полезен, чем другой. Я переживаю до сих пор за это решение, потому что, в общем-то, это был "мой игрок". И я не согласен с тем, что это игрок нестабильный. Дело в том, что Игорь требует определенных условий. Если он находится на площадке положенное время и он чувствует себя лидером, то это игрок очень сильный, который может помочь "убить" любую команду, это "игрок-убийца", который может забить в самый тяжелый момент самый тяжелый мяч. И вот, в частности, он в эту сборную нашу пока не привлекается на начальной стадии, но вероятность его появления в окончательном составе достаточно высока, потому что у нас есть договоренность с ним. И из-за травмы он не начинает сейчас подготовку.

Что касается меня, то это ясно - посмотрите, как я разговариваю, как выступаю, - я, естественно, не диктатор. Может, мне этого и не хватает. Хотя жизнь заставила меня быть достаточно жестким, и я научился принимать, мне кажется, достаточно жесткие решения.

А что касается лидерства, на мой взгляд, те игроки, во-первых, опытные игроки, они должны быть настоящими лидерами на площадке. Но тренер, он должен быть лидером в любом случае. Можно всяко варьировать диапазон: от демократа до диктатора, но тренер не может быть тряпкой. Если тренер не может управлять игроками, если он отдал нотку... Надо молиться, честно сознаться. Давайте молиться будем, как там пойдет игра, что игроки тебя сегодня продадут - не продадут, сыграют - не сыграют. Я не отношусь к таким тренерам. Я считаю, что игрока нужно уважать и обязательно учитывать его особенности, но идти на поводу у игрока нельзя.

Это масса примеров, и не только из баскетбола. Вы посмотрите, как было с хоккейной сборной. Это бывает с разными сборными. Это было и с футболом, когда игроки начинают диктовать условия: этого брать, того не брать, тренер этот устраивает - не устраивает. Можно заканчивать. Это уже не сборная. Если тренер - он полководец главный, он отвечает за результат, значит, он и должен быть лидером.

Драган Пуцаревич: Просто сейчас Стас сказал очень интересные вещи, потому что на самом деле югославская сборная по футболу развалилась потому, что тренер - не лидер и не диктатор, наверное, а про баскетбольных тренеров... это все ужасные диктаторы.

Станислав Еремин: Обрадович, Ивкович, Иванович, Пешич. Любого там...

Драган Пуцаревич: Да. Потому что, говорят, на последнем чемпионате Греции или Турции, европейский чемпионат когда был, говорят, что Стойкович боится Пешича просто. А Стойкович вроде бы достиг...

Какие вот фавориты, вам кажется, на мировом чемпионате в Индианаполисе? Что американцы привезут? Вы в курсе или нет?

Станислав Еремин: Мне неоднократно уже задавался этот вопрос, а могут ли европейцы или другие команды победить звезд из НБА. На мой взгляд, сегодня и уровень большинства команд подровнялся, и сократился разрыв между сборной США и другими сборными. Но не забывайте, что этот Чемпионат будет проводиться на территории США, где будут американцы играть в полную силу и на виду у своих болельщиков. Я думаю, что их победить, на мой взгляд, можно будет только теоретически. Это нужно сыграть на пять с плюсом, а чтобы они сыграли на четыре с минусом. Вот такая примерно реальная расстановка сил.

Андрей Шарый: А вы как-то будете так тактику устраивать, чтобы не попасть на более ранних стадиях чемпионата на сборную США, например?

Станислав Еремин: Я знаю только одно: когда ты заранее начинаешь рассчитывать, в спорте такие расчеты приводят только к диаметрально противоположному результату. Ты начинаешь выгадывать на противнике: куда лучше попасть, с кем попасть, и в конце конов бутерброд падает маслом вниз. На мой взгляд, перед чемпионатом сказать, что вот эти команды - это аутсайдеры, а это - заведомо лидеры, опять только теоретически. Закончился чемпионат мира по футболу. Он все, пожалуйста, все прогнозы опроверг, и те команды, которые были фаворитами, они вдруг оказались достаточно слабыми.

Мне кажется (с учетом общего состояния дел в баскетболе) Югославия явно будет одним из фаворитов. Я не беру американцев. Остальные команды будут примерно все в одной тарелке.

Владимир Стецко: А какие уроки вы лично для себя извлекли из прошлогоднего чемпионата Европы? Вот сейчас, спокойно осмыслив, времени достаточно прошло.

Станислав Еремин: Ну, во-первых, мне бы хотелось, чтобы я действительно какие-то уроки извлек из этого. Хотелось бы верить, что я какие-то уроки извлек. Потому что любой человек, и тем более тренер, он должен анализировать свою работу и забыть о том, что там что-то выше уровня воды, а эту подводную часть айсберга, где сделана ошибка, где допущены какие-то промахи, он должен прежде всего это проанализировать. Ну, мне кажется, что где-то нам не хватило, прежде всего, организационных моментов, потому что мы сильно уступали и уступаем в организации всего этого баскетбольного хозяйства, что не только на площадке, а вокруг, и что влияет, в конце концов, и на тренировочной процесс, и на состояние дел в команде. Я не хочу застрять на каких-то моментах или приводить примеры, но я знаю, что нужно было в какие-то определенные периоды быть гораздо жестче, чем того требовала сама ситуация, а в какие-то моменты нужно было бы, наоборот, приспустить. Что касается самой игры, то я не хотел бы сейчас раскрывать каких-то секретов, но, естественно, коррективы будут внесены, потому что ребята вот сейчас эти молодые выросли, и от каких-то примитивных схем можно уйти к более сложной игре.

Андрей Шарый: Вот сейчас можно уже сказать, сборная сильнее, чем год назад, на ваш взгляд?

Станислав Еремин: На мой взгляд: естественно. Дело в том, что сборную, которую мы взяли... Не забывайте, что, во-первых, тогда, перед Олимпиадой, она была очень возрастная и, в принципе, ребята были найдены баскетболом, что прослеживается во многих странах у определенного контингента игроков, и мы ввели сразу большую группу. Это сейчас Чикалкин признанный, Башминова сейчас в Европе знают, Авлеева знают, игроков тех, когда мы их вводили, их практически никто не знал. Сейчас это игроки с именем уже, и, на мой взгляд, эта сборная сегодняшнего дня значительно сильнее, чем была в Турции, тем более с приходом Василия Карасева.

Андрей Шарый: Станислав Георгиевич, я очень хорошо помню вашу сборную, в которой вы играли в восьмидесятые годы, и тогда было две в Европе баскетбольных сверхдержавы - СССР и Югославия. Югославия и СССР развалились, и сейчас сборная России - это команда без Литвы и команда без Украины.

Станислав Еремин: И без Грузии.

Андрей Шарый: И без Грузии, да. А сборная Югославии - это команда без Хорватии, без Боснии и без Македонии и Словении. Вот что такое есть в югославах, почему они так хорошо играют в баскетбол?

Станислав Еремин: Для меня немножко непонятен югославский феномен в баскетболе, а феномен такой существует. Насколько я владею ситуацией, мне кажется, что очень пришли мудрые политики где-то в начале семидесятых годов и, может быть, оттуда выросли знаменитые тренеры и пошли игроки. Если раньше по одному игроку или по два, сейчас в НБА большая группа игроков югославских играет, и играет хорошо. Мне кажется, что первое - это великолепная система построения всего баскетбола, начиная от юношеского, молодежного баскетбола, построение взрослого баскетбола.

Вы посмотрите ключевые моменты. Сейчас я все время пытаюсь доказать, что не нужно наших игроков отпускать до 22 лет за границу, затормозить их, пусть они в 22-23 года, когда они нам отдадут, вырастут, когда в них что-то вложат, что-то отдадут здесь, и потом пусть уедут. Ведь в Югославии принят такой закон, что игроки молодые не имеют... это закон нашей деревни, он принят. Поэтому в основе лежат те игроки, свои игроки, выращенные, которые сначала вырастают и сразу отдают что-то своему баскетболу. Они переросли немножко, и их на большие деньги отпускают. А мы продаем сырье.

Во-вторых, у них ограниченное количество иностранцев. Все делается для развития своего баскетбола. У них великолепная тренерская школа. Мне кажется, что если сравнить американскую и югославскую школу, то в целом, по системном подходу, американцы значительно лучше (у них коммерция баскетбола), а сама организация баскетбольного хозяйства в Югославии блестящая.

Андрей Шарый: А есть основание говорить о каких-то особо метрических данных. Нет?

Станислав Еремин: Я могу сейчас сказать, в последний год, когда я работал в ЦСКА, мы решили сделать команду из перспективных высокорослых игроков и сумели провести рекламную определенную акцию, она была довольно такая примитивная, что ЦСКА набирает молодых игроков. Мы в течение трех месяцев замучились от отбоя игроков, молодых ребят, которые выше 205, 210. 16-17-летние ребята. Мы сумели набрать тогда около 15 человек высокорослых. Сейчас по России, если бы было все организовано правильно... Мы сейчас пожинаем "плоды" перестройки, что все было разрушено: и селекционная работа, и тренеры детские разбежались, ушли в коммерцию, и сама система соревнований и подготовки. Только сейчас мы постепенно начинаем выстраивать ту систему, которая была, может быть, при СССР. Поэтому уж дефицита высокорослых игроков в России нет. Возьмите даже один регион - Урал. И сейчас хватит больше, чем в Югославии, по антропометрии игроков.

Драган Пуцаревич: То, что касается Станислава Георгиевича как тренера "УНИКСа", то как вы довольны результатами этого сезона, потому что я следил за этим чемпионатом, и мне показалось, что это хороший результат. Чего не хватило, чтобы стать чемпионами?

Станислав Еремин: Конечно, уезжая из Москвы и принимая клуб, который не входил в элиту баскетбольную нашу, хотя в тот год он занял третье место, не забывайте, что когда я взял "УНИКС", из той команды даже, которая стала бронзовым призером, там все игроки разошлись: и Петренко ушел, и многие игроки, которые завоевали бронзовые медали, ушли. И мне, конечно, когда я туда поехал, мне было бы приятно, чтобы я вернул те позиции на тот уровень, который я достиг в ЦСКА. Это не только уровень чемпионства в России, но и достаточно серьезный уровень в Европе. Но, к сожалению, есть определенные проблемы. Я скажу, что первая проблема - еще Казань не готова к такому уровню. Я приехал (замечательный президент Евгений Богачев - все вопросы решаются хорошо), но все вокруг, все баскетбольное хозяйство не готово к этому уровню. Все хотят, как везде, побеждать, но чтобы побеждать, нужна и организация, и хорошие игроки. И когда мы первый раз заговорили об Уисби, который довольно посредственный игрок в Европе, а стоимость его... "Ох, это будет дорого для нас". Теперь же, когда нужно сражаться с лучшими командами и российскими, которые укомплектованы так, и если говорить о Европе, то нужны (и обязательно!) игроки высококлассные. Мне кажется, что Казань достаточно быстро, вот как водолаз поднимается наверх, чтобы не было бы кессонной болезни, что поплыли и закружилась голова, нам нужно чуть-чуть адаптироваться на этом уровне.

Второе, что бы я сказал, это, может быть, даже больше, чем первое, - замкнутый круг. В принципе и президент Татарстана Минтимер Шаймиев, и наш президент Богачев - я бы решил эти вопросы, чтобы купить дорогого игрока. Мы говорили в прошлом году, чтобы перекупить у "Таугреса" Томашевича, и я получил добро, но получается замкнутый круг. "УНИКС" не играет в элите европейского баскетбола. Чтобы элитный игрок, хороший приехал сюда, нам нужно выйти на этот уровень. Чтобы выйти на этот уровень, нужен игрок. На мой взгляд, "УНИКС" укомплектован сегодня игроками уровня чуть пониже, чем были возможности у "Урал-Грейта" и ЦСКА.

В целом, исходя из этих возможностей, я результатом доволен, хотя в этом году у нас был шанс выиграть чемпионат России.

Владимир Стецко: Сейчас, после футбольного чемпионата мира, буквально наболевшей была проблема совмещения работы в клубе и в сборной. В рамках баскетбольной специфики, что можно сказать об этом вопросе?

Станислав Еремин: Нет однозначного ответа. Действительно, сильнейшие тренеры, они могут возглавлять и клубную команду, и сборную команду, если у них хватает запаса эмоций, если не выгорело это нутро, если мотивация у них есть, если они по-настоящему профессионалы и любят баскетбол. Другое дело, что, конечно, есть свои плюсы и минусы. Тренер, который освобожден, он может более внимательно следить за своими игроками, более тщательно готовиться к работе со сборной, где-то проводить индивидуальную работу. Тренер, который работает с клубом, - как хулиган, которому приходится каждый день драться на улице. Если я буду целый год готовиться к драке, а потом теоретически рассуждать, как я кого ударил ногой, рукой, там толпа меня будет ждать, а потом я выйду, а мне просто - по-рабочему - там навесят. А если я каждый день участвую в этих стычках, наверное, мне будет легче. На мой взгляд, должно быть сочетание опытного и сильного специалиста, который может в финальной части, в какие-то краткие сроки быть главным, а помощники должны быть освобожденными.

Андрей Шарый: Когда вы играли в команде ЦСКА, то вы были торговой маркой клуба. И вы, и Тараканов, и Мышкин-князь, и прочие, прочие. Сейчас время другое, и сейчас уже такого фактически не бывает, чтобы человек... ну, может быть, вот Куделин, которого мы упоминали, это последний из могикан, который большую часть карьеры отыграл в ЦСКА. И то уже не играет там. Может быть, вернется. Но сейчас все стало значительно динамичнее. Сейчас фактически от клуба остается только название. Это тенденция не российская, а общеевропейская, скажем так. И приходит следующий год, а там играют два человека из прошлого состава. И как работаете с игроками? Ну нельзя же только за деньги играть? Вот все говорят, что они профессионалы и этого достаточно.

Станислав Еремин: Может быть, радиослушатели не согласятся, любители баскетбола, с тем, что я сейчас скажу, но я не согласен с тем, что сейчас поменялось, и мы идем по тому пути, как на Западе. Вы посмотрите, такие клубы, как "Реал" Мадрид, как " Панатинаикос", как "Олимпиакос", как "Партизан", как "Црвена Звезда", они очень дорожат именно патриотизмом и принадлежностью к клубу. Мне кажется, что мы сейчас пожинаем опять эти плоды неправильного, искаженного подхода. Потому что ЦСКА всегда было не просто фирма "ЦСКА" и эти буквы, а это была принадлежность к армии, это принадлежность к армейскому клубу со всеми своими причиндалами, и если мы растеряем это... Пусть армия была бы номинальная сейчас, а у нас сейчас вымели это, - новые хозяева, новые игроки. Я не согласен категорически. Приглашение иностранного специалиста сюда? Я категорически против. Вот против, потому что это дискредитация и нашего баскетбола. Почему-то югославы не приглашают иностранных тренеров.

Андрей Шарый: Может быть, у них тренеры лучше просто?

Станислав Еремин: Ну, может быть. Ну если мы пойдем так, то тогда пусть у нас лучшие тренеры тренируют все сборные и все команды, и мы, в конце концов, мне кажется, как патриоты все потеряем. Что касается патриотизма в плане игроков, опять же, посмотрите, как этот вопрос ставится в классных клубах - эти майки, этот клуб для него что-то родное. А у нас сейчас пригласили игрока и деньгами пытаются этого купить, этого перекупить. Мы этот момент значительно потеряли. Вроде фиктивного показа мод - пришел игрок, и на него мы майку надели. Да для него без разницы эта майка. Для Туркана эта майка до фени. Он только словами говорил. Ничего ему этот ЦСКА, ничего... Ему нужны деньги. За него заплатили там в полтора раза больше - все. И я уверен, что клуб без создания ядра игроков, которые преданы клубу и делу, он не добьется по-настоящему больших успехов. Другое дело, что пригласить одну-две звезды, которых нельзя здесь вырастить, создать, - это обязательно.

Драган Пуцаревич: А в Казани есть патриотизм в клубе?

Станислав Еремин: Казань слишком быстро поднялась с низов, и уровня игроков, на который мы сейчас вышли, местных игроков нет. Для меня больной вопрос, что там нет татар. Я говорю прямо, даю установку: любой парень-татарин, если приходит в юношескую команду, в юниорскую команду, - максимум внимания. Если он хоть что-то из себя немножко представляет - максимально пытаться развить. Все равно мы круг замкнем: и народ будет больше ходить, и в команде будет больше своих. Второе, мы узнали, что в Алма-Ате есть татарин. Мы сделали все, чтобы привезли, и сейчас заключили контракт.

Владимир Стецко: Возвращаясь к ситуации с тренером-иностранцем ЦСКА, грядущим. Вот, на ваш взгляд, сможет он работать с нашими игроками или под него придется покупать соответствующих звезд европейского разлива?

Станислав Еремин: Покойный Владимир Петрович Кондрашин, которого я очень уважаю и ставлю на один уровень с ведущими специалистами всего мира, он, я помню, в конце, когда уже не работал, у нас честный был такой разговор застольный, он говорил, что мне вот сейчас дать команду - и я бы не смог работать, потому что я привык работать с ребятами другой ментальности, а сейчас резко поменялся менталитет. В чем, на мой взгляд, опять же, не всегда соглашаются, иногда ребята, с которыми я работаю, они обижаются, - в чем отличие наших игроков от западных. Там уже несколько поколений растят настоящих профессионалов. Они знают, что деньги нужно зарабатывать, и все вырастают примерно в одинаковых условиях. У нас сначала пошло время шальных денег, потом - завышенных. Все сейчас понимают, что нужно получить, сейчас большие изменения произошли в том, что большинство ребят не выпивает, как было раньше, и не нарушает режим. Все думают о деньгах, все думают о контрактной основе, но нужно опять поколение, чтобы вырастить настоящего интеллигента. Вот в связи с тем, что наши игроки до конца еще не стали профессионалами, это накладывает определенную специфику. И мне кажется, что тренеру, иностранному специалисту придется здесь нелегко.

Андрей Шарый: У меня два связанных между собой вопроса. Как вы считаете, почему Валерий Тихоненко провалился как тренер в ЦСКА, и есть ли в этом клубе диктат Александра Гомельского?

Станислав Еремин: Я бы не хотел так жестко ставить вопрос, что провалился. Он не провалился. Дело в том, что за месяц до окончания чемпионата Тихоненко подошел ко мне и сказал: "Станислав Георгиевич, вот мне поступило предложение, чтобы я стал после сезона главным тренером". Я говорю, что "Валерочка, я в любом случае после сезона уйду, и твое мнение, ты, как хочешь, сам принимай решение - стать тренером или не стать, но, на мой взгляд, переход от игрока сразу к тренеру, минуя какие-то промежуточные фазы, это очень авантюристично". Мое мнение, что это было неправильное решение. Как мне сказали, что он сказал: "А может быть, у меня в жизни никогда такого шанса не будет?" Вот он свой шанс и использовал. Я не думаю, что все было провально. Вот с учетом всей базы, что он перешел без подготовки всякой, он достаточно неплохо работал и решения принимал неплохо. Это как ученик первого класса. Я сейчас вспоминаю с ужасом, каким я был 10 лет назад.

Что касается Александра Яковлевича Гомельского, то мне кажется, что этот человек - легенда в нашем баскетболе, но он не все сделал. Вы посмотрите, Николич сделал свою огромную школу не просто так, что игроки вышли из команды, а все патриархи югославские, они поддерживают всех, кто с ними был, и везде поддерживают. И не случайно по всей Европе югославские тренеры стоят, и стоят прочно. Потому что моментально идет поддержка и специалистами, и советом. Мне кажется, в этом плане Александр Яковлевич, как такая великая личность, у него такая черта... вот есть такая собака, по-моему, английский бульдог, которая никак не терпит около себя другую живность. Он помогает и в то же время не терпит, чтобы кто-то выходил на его уровень.

Андрей Шарый: Вы на себе это ощущали?

Станислав Еремин: У меня с ним состоялся как-то один раз разговор. Он мне так много навтыкал в раздевалке: да ты такой-то, да почему белый пиджак, да почему у тебя "Мерседес", да ты неправильно делаешь, там зону поставить. Я говорю: я никогда в жизни не дойду до того уровня, который вы достигли, даже если я что-то выиграю сейчас, потому что вы - история нашего баскетбола - выиграли все, что возможно, и сделали такие команды. Но время идет, и сейчас мне кажется, что его подход, он должен быть немножко другим.

Драган Пуцаревич: Какие шансы, что Станислав Георгиевич вернется в ЦСКА?

Станислав Еремин: Я могу сказать одно. Во-первых, еще в течение чемпионата ко мне подходили журналисты и специалисты и говорили, что сейчас Тихоненко уйдет, и вот как ты? Я взял определенные обязательства перед клубом "УНИКС", и мне бы не хотелось на полпути прерывать вот так свою работу. У меня была такая ситуация. В 1987 году, когда ЦСКА неудачно сыграл с "Жальгирисом", меня вызвало руководство ЦСКА и при живых тренерах, а у меня был 2-летний контракт в Сирии, и мне сказали, что мы готовы сейчас, чтобы ты стал главным тренером и приехал сюда. Я только начал работу в Сирии. Я считаю, что если начал работу, то должен ее завершить. Пока я не докажу себе, что что-то я сделал до конца в Казани, я не рассматриваю вопрос ухода оттуда, если я там буду нужен. Сколько это будет? Год, два?

А во-вторых, нужно честно признаться, что от генерального менеджера мне предложений не поступало. В ЦСКА

Владимир Стецко: Вот у нас часто бытует мнение, что нет совсем молодых игроков. Что Кириленко - это исключение, который по-любому бы раскрылся. На ваш взгляд, это так?

Станислав Еремин: Что касается Кириленко, то это 100-процентно так. Давайте вернемся ко всей истории СССР и постсоветского времени. Наверное, на одной руке можно сосчитать игроков, таких талантливых.

Андрей Шарый: Сосчитайте.

Станислав Еремин: Александр Белов, Сабонис, Марчуленис, Сергей Белов, может быть. Может быть, еще, грубо говоря, рассмотреть там Мышкин, Валтерс или там, может быть, старое поколение. Я боюсь обидеть старое поколение, таких как Вольнов, потому что это был другой уровень и мне трудно соизмерять. Думаю, что раньше они могли... но по уровню такого таланта таких игроков единицы. Они рождаются раз в 50 лет или в 100, как говорят. Что касается талантливых игроков, которые могут стать звездами европейского баскетбола и могут играть в НБА, то я думаю, что у нас есть такие игроки.

Андрей Шарый: Я сейчас вспоминаю игры ЦСКА и "Жальгириса" в восьмидесятые годы, у них неизменно была некая, ну, о политической подоплеке в то время еще было сказать нельзя, но, тем не менее, элемент соперничества в баскетболе Литвы и Москвы, он всегда нес, по крайней мере, для литовцев, нес в себе нечто большее, чем спортивное соревнование. На площадке и в отношениях между игроками это ощущалось?

Станислав Еремин: Вот когда я закончил играть, и получилось так, что я уехал на два года в Сирию, потом вся перестройка началась, и где-то разорвались наши контакты с теми игроками, с которыми я играл. И вдруг я в СМИ читаю, что Сабонис сказал там такое: "...да меня там..., да я бы никогда не играл за сборную СССР, да меня там так принимали..."

Там кто-то сказал: Валтерс, Йовайша, Марчуленис... Я с ужасом...

Мне просто хотелось посмотреть в глаза им, потому что ничего такого не было. И я был очень рад, это была первая встреча с Сабонисом, наверное, после 10-летнего перерыва, кода мы в Испании встретились, и он 5 часов ждал нас, чтобы не получилось, что мы приехали и ушли куда-то из гостиницы, он пять часов ждал, чтобы встретиться. И мы разговорились, и он говорит: Стас, ну это же работа журналистов, там где-то нужно было горячее подать, тем более в тот период.

На мой взгляд, были обычные человеческие отношения. Они не всегда вписываются в нормальные рамки. Иногда были нелицеприятные отношения, кто-то кого-то не любил. Но это был такой микст из разных школ баскетбола, из разных характеров, то, чего сейчас не хватает сборной России. Потому что если Югославия, весь этот регион сохранил свою единую школу, то у нас была прибалтийская школа, я сказал, грузины. Вот раньше: литовцы, латыши, эстонцы. Здесь была украинская школа, белорусы, там грузины, там из Азии кто-то приходил, и вот этот микст из разных школ. Мне кажется, что не случайно все с нами боялись играть. А отношения у нас и до сих пор сохранились между собой, я скажу, что дай Бог, чтобы у нашего сегодняшнего поколения были такие отношения, которые были у нас и сейчас есть.

Андрей Шарый: Время нашей программы истекает, и в завершение выпуска программы "Лицом к лицу" я попрошу моих коллег, задававших сегодня вопросы Станиславу Еремину, главному тренеру сборной России по баскетболу, подвести некоторые итоги этой программы. Владимир, давайте начнем с вас. Что вам показалось самым важным? На что вы обратили внимание?

Владимир Стецко: Самым важным мне показался тот блок вопросов, который касается наших резервов, молодых игроков. И мне очень приятно, что Станислав Георгиевич очень оптимистично в этом вопросе настроен, потому что во многих видах спорта от наставников звучат совершенно другие слова. И я надеюсь, что эти ребята смогут раскрыться, и Станислав Георгиевич поможет им в этом.

Драган Пуцаревич: Я могу сказать, что мне было очень приятно общаться с господином Ереминым как с человеком и как с тренером, и я надеюсь, что с тренерами типа Станислава Георгиевича российский баскетбол имеет перспективы. Все это жутко логично, жутко понятно. И вот ответ по поводу ЦСКА и Казани мне очень понравился, что господин Еремин хочет сделать что-то, сделать Казань баскетбольную. Я понимаю, что там есть хоккей, но хочет сделать правильное дело, наверное. Весь вопрос в организации.

Андрей Шарый: Спасибо. Я много лет проработал в Югославии, кое-кого знаю из югославской команды, из хорватской, и в последнее 10-летие для меня вопрос: за кого болеть, когда играют Югославия и Россия, это вопрос довольно деликатный, тем более что мне очень нравится стиль игры югославских команд. Я желаю вашей команде победы.

XS
SM
MD
LG