Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Инаугурация президента США Джорджа Буша

  • Сергей Данилочкин

Сергей Данилочкин:

В полдень 20 января, как того и требует американская Конституция, Джордж Уокер Буш произнес клятву верности Конституции Соединенных Штатов. С этого момента новая администрация США официально приступила к своим обязанностям.

В программе "Лицом к событию" участвуют Мартин Липсет, вашингтонский центр имени Вудро Вильсона, Джон Вулфстал, Фонд Карнеги. Из Москвы - политолог Андрей Пионтковский.

"Я, Джордж Уокер Буш, торжественно клянусь, что буду добросовестно исполнять обязанности Президента Соединенных Штатов и в полную меру сил своих буду поддерживать, охранять и защищать Конституцию Соединенных Штатов", - повторил 43-й президент США Джордж Уокер Буш слова присяги главы государства вслед за председателем Верховного Суда Уильямом Ренквистом.

В полдень 20 января, согласно Конституции Соединенных Штатов, истек срок полномочий президента Билла Клинтона. В тот же момент был приведен к присяге новоизбранный глава государства Джордж Буш. Церемония инаугурации, по традиции, проходила на склоне Капитолийского холма, ведущего к запруженному людскими толпами бульвару в сторону Белого дома, так называемому Национальному моллу. Здание Капитолия было украшено национальными флагами США, в том числе и историческими. Несмотря на похолодание, резкий ветер и моросящий дождь, на бульваре собрались десятки тысяч людей, среди которых - многочисленные участники протестов, которые намеревались демонстрировать против политики нового правительства во время торжественного парада после церемонии инаугурации.

Первым председатель Верховного Суда США Уильям Ренквист привел к присяге новоизбранного вице-президента Соединенных Штатов Дика Чейни. Согласно Конституции, вице-президент занимает должность главы государства, если президент в силу тех или иных обстоятельств не может исполнять свои обязанности.

Ровно в полдень к присяге был приведен Джордж Уокер Буш. Он клялся на той же самой Библии, на которой принес присягу первый президент США Джордж Вашингтон. Реликвию держали супруга президента Лора и дочери четы Бушей - Дженна и Барбара. За торжественным актом наблюдали три бывших главы государства - Джимми Картер, Джордж Буш-старший и Билл Клинтон. В Америке не принято называть сложившего полномочия президента бывшим - к каждому из них по-прежнему обращаются "президент Картер", "президент Буш", "президент Клинтон". Это звание они носят пожизненно. Президентскую присягу все присутствующие выслушали стоя. Затем с краткой инаугурационной речью выступил Джордж Буш. Он поблагодарил бывшего президента Клинтона и его правительство за службу стране и народу, а также обозначил основные ориентиры политики новой администрации:

Джордж Буш:

Эта мирная передача власти - редкость в истории, но обыденность в нашей стране. Простой клятвой мы подтверждаем старые традиции и открываем новые начинания. А поскольку начинаю сейчас я, я хотел бы поблагодарить президента Клинтона за годы служения народу. И я благодарю вице-президента Гора за состязание, которое велось с напором и закончилось благородно. Для меня это большая честь - стоять здесь, где стояли столько лидеров Америки, и где столькие еще будут стоять. У всех нас есть место в истории, истории, которая продолжается, конца которой мы не увидим. Это история Нового Света, который стал другом и освободителем Света Старого. История рабовладельческого общества, которое стало служить Свободе. История государства, которое пришло в мир, чтобы охранять, а не обладать, чтобы защищать, а не завоевывать. Это - история Америки, история людей небезупречных и ошибающихся, объединенных в поколениях великими и вечными идеалами. И самый великий из этих идеалов - это в широком смысле американская мечта: что каждый человек имеет шанс, каждый человек заслуживает, чтобы у него был шанс, что каждый родившийся человек важен. Американцы признали эту мечту в своем стиле жизни и своих законах.

Сергей Данилочкин:

Заявил в краткой речи Джордж Уокер Буш - 43-й президент Соединенных Штатов. Этим посланием он обозначил курс, которым его правительство намеревается вести страну.

Джордж Буш:

Наш общественный интерес зависит от частных людей, от гражданского долга, семейных ценностей и честности, от неисчислимых, неоцененных честных поступков, которые указывают путь нашей свободе. Иногда жизнь призывает нас совершать великие поступки. Но, как сказал святой наших дней, каждый день жизнь призывает нас сделать что-то незначительное, но с любовью. Самые важные задачи демократии исполняются совместно всеми. Я буду жить и вести страну, руководствуясь такими принципами: проводить свои убеждения с уважением к другим, смело отстаивать общественные интересы, стремиться к большей справедливости и состраданию, призывать к ответственности и ответственно жить самому. С помощью всего этого я поставлю ценности нашей истории на службу нашего времени.

Сергей Данилочкин:

Церемония завершилась 21-м залпом артиллерийского салюта и исполнением национального гимна США. Торжественные мероприятия продолжились в здании Капитолия. Затем от здания Конгресса США до резиденции американского президента - Белого дома - прошел традиционный парад, который возглавил новый американский лидер Джордж Уокер Буш. Вдоль пути кавалькады собрались тысячи людей, в том числе многочисленные участники протестов против политики формирующегося правительства Джорджа Буша. По мнению экспертов, это были самые многочисленные акции протеста во время торжеств, посвященных вступлению в должность президента США. К счастью, демонстрации прошли в целом мирно.

С биографиями нового президента Джорджа Буша, его супруги Лауры Буш и вице-президента Ричарда Чейни вас познакомят Ирина Лагунина и Владимир Абаринов:

Владимир Абаринов:

Джордж Уокер Буш появился на свет 6 июля 1946-го года в Нью-Хевине, штат Коннектикут, но вырос в Техасе и никогда не чувствовал себя частью элиты Новой Англии, к которой принадлежал по рождению. Он был старшим из пяти детей в семье, часто оставался в доме за мужчину и однажды доставил в клинику мать, у которой случился выкидыш. В 15 лет его определили в привилегированную мужскую школу-интернат, одну из лучших на Восточном побережье, где учился в свое время и его отец. Заканчивая школу, он послал документы всего в два университета - Техасский и, по настоянию Джорджа Буша-старшего, в Йейлский, в тайне надеясь, что туда его не примут. Однако, приняли именно в Йейл. В университете Джордж Буш академическими успехами не блистал. Зато был избран президентом одного из студенческих братств с эпатирующим названием "Череп и кости". Именно на студенческой скамье он усвоил неприятие того, что называют теперь интеллектуальным снобизмом. Когда по окончании университета пришло время служить в армии, Буш без колебаний воспользовался связями отца и вместо Вьетнама поступил в летную школу Техасской национальной гвардии. В этом решении не было ничего позорного. Молодые американцы уклонялись от призыва на войну, кто как мог. Билл Клинтон, например, уехал в Англию.

Отслужив положенный срок, Джордж Буш-младший работал в техасской нефтедобывающей фирме. Потом поступил в гарвардскую школу бизнеса и опять очутился в кругу молодых снобов, мечтающих о карьере на Уолл-стрит. Сам же Буш мечтал только об одном - вернуться в Техас. По примеру отца он занялся нефтяным бизнесом, но не только не достиг успеха, но и довел свою компанию до банкротства. На пятом десятке, как гласит семейное предание, Буш одумался, решил круто изменить свою жизнь и первым делом бросил пить. Совершенно точно известна дата, когда это произошло: 28 июля 1986-го года. С тех пор он не взял в рот ни капли спиртного. Дела его пошли на лад. Проиграв выборы в Конгресс в 1994-м году, он выставил свою кандидатуру на пост губернатора Техаса и выиграл. Четыре года спустя его избрали на второй срок.

Решив избираться в президенты Соединенных Штатов, Буш-младший сознавал, что перед ним стоит задача чрезвычайной сложности, потому что его соперник - второе лицо действующей администрации, которая привела страну к небывалому благосостоянию. Но у него есть главное - характер. Тот самый американский характер, о котором он сказал на съезде республиканцев, что он проходит проверку не только в годы лишений, но и в годы благополучия.

Исключительно сложная кампания сменилась новым испытанием. Тяжба за Белый Дом растянулась на 36 дней после выборов. Советники Буша утверждают, что в течение всего этого периода он оставался неизменно спокойным, уравновешенным и даже безмятежным, и был готов к любому итогу. Большую часть времени он провел вдалеке от столицы Техаса на своем ранчо, корчуя и вырубая излишнюю растительность. Когда телеканалы начали передавать прения в Верховном Суде США по делу "Буш против Гора", губернатор отправился в спортзал, как говорит его помощник, не потому, что нервничал, а потому, что по заведенному распорядку он всегда занимается физкультурой.

Ирина Лагунина:

Если учитывать все президентские кампании семьи Бушей, то для Лауры Буш нынешняя кампания по счету пятая. Лаура оставила карьеру преподавателя и библиотекаря в библиотеке для детей, чтобы заняться семьей. Джордж Буш-младший и девушка из богатой семьи с американского юга должны были встречаться в школе в Мидлэнде в штате Техас, где целый год вместе учились. Но оба этого не помнят. Друзья познакомили их, когда им было 31, на вечеринке. Через три месяца она поженились и дали друг другу обещания, выполнить которые так и не смогли. Джордж Буш-младший пообещал супруге, что той никогда не придется произносить предвыборные речи. Лаура обещала, что будет бегать трусцой вместе с мужем. Говорят, что ее любым спортом с тех пор так и остались книги. Самым сложным моментом в предвыборной кампании Лаура считала для себя отрыв от дома, потому что ее дочерям-двойняшкам всего лишь по 18 лет. О том, готовит ли она сама, Лаура говорит даже без наводящих вопросов: она предпочитает мексиканскую кухню.

8 лет назад ее свекровь, Барбара Буш во время предвыборной кампании соревновалась с Хиллари Клинтон, чей рецепт традиционного американского печенья - кукиз - окажется лучше. По опросам общественного мнения, Барбара Буш победила.

Владимир Абаринов:

Дику Чейни 59 лет. Он учился в Йейлском университете, затем университете штата Вайоминг. Благодаря удачному стечению обстоятельств и исключительным личным способностям он рано попал на верхние этажи в американской политике, заняв скромную должность в администрации Ричарда Никсона. При Джеральде Форде он уже руководил аппаратом Белого Дома. После того, как президентом стал демократ Джимми Картер, Чейни сменил ветвь власти. Он шесть раз избирался в Конгресс от штата Вайоминг и быстро сделал партийную карьеру, заняв второе место в партийной иерархии республиканцев. В качестве законодателя он проявил себя как твердый сторонник наращивания военной мощи США. Он голосовал за предоставление финансовой помощи никарагуанским "контрас", против любых ограничений на продажу огнестрельного оружия, против абортов, против мер по охране окружающей среды. В администрации Буша-старшего Чейни возглавил Пентагон и вместе с генералами Пауэллом и Шварцкопфом вошел в историю как победитель Саддама. При его деятельном участии подписаны ключевые договоры по контролю за вооружениями: СНВ-1, СНВ-2, Договор об обычных силах в Европе, Конвенция о химическом оружии. Последние пять лет Дик Чейни работал в нефтяном бизнесе в качестве управляющего компанией "Халибертон", крупнейшего мирового поставщика оборудования для добычи нефти и газа.

Сергей Данилочкин:

Инаугурация - событие торжественное и ритуальное. Отчасти даже театральное. Если учесть, что Джордж Буш - 43-й президент Соединенных Штатов, то можно представить себе, что за эти годы в момент инаугурации происходило разное, да и сама процедура, как она выглядит сегодня, сформировалась не сразу. История торжеств 20 января. У микрофона в Вашингтоне Владимир Абаринов:

Владимир Абаринов:

Первым главой государства, который принес присягу на верность народу и Конституции, был, естественно, первый президент Соединенных Штатов Джордж Вашингтон. Церемония его вступления в должность и положила начало более чем двухвековой традиции. В 1789-м году еще не существовало нынешней столицы, Конгресс размещался в Нью-Йорке, а средства сообщения были таковы, что законодатели смогли собрать кворум для подсчета голосов лишь через месяц после даты, когда новое правительство должно было приступить к исполнению своих обязанностей. Еще несколько дней понадобилось для того, чтобы весть об избрании достигла вирджинского имения Вашингтона Маунт Вернон. Генерал проделал часть пути в экипаже, часть верхом и, в конце концов, прибыл в Нью-Йорк по воде. В итоге, вместо 4 марта церемония инаугурации состоялась лишь 30 апреля. Под колокольный звон и залпы артиллерийского салюта ровно в полдень Джордж Вашингтон вошел в Федерал-холл, где собрались обе палаты Конгресса, положил правую руку на Библию и вслед за судьей Робертом Ливингстоном произнес текст, который с тех пор, будучи частью Конституции, не претерпел изменений ни в единой букве. И лишь по завершении официального текста Вашингтон позволил себе добавить: "Да поможет мне Бог". С тех пор эта дополнительная фраза вошла в обязательный ритуал. Вашингтон показал также пример лаконизма: его вторая инаугурационная речь состояла всего из 135 слов и продолжалась две минуты. Этот рекорд пока не побит.

Третий президент Томас Джефферсон первым вступил в должность в Вашингтоне. Он пришел на Капитолийский холм пешком и таким же способом удалился по завершении церемонии. Он впервые устроил день открытых дверей в Белом Доме с тем, чтобы любой желающий мог лично поприветствовать нового президента. Эта часть программы так полюбилась публике, что седьмой президент Эндрю Джексон вынужден был ретироваться через окно от толпы, которая наводнила Белый Дом, круша на своем пути дорогую мебель и фарфор.

В 1809-м году четвертый президент Джеймс Мэдисон распорядился устроить церемонию под открытым небом, дабы народ был свидетелем торжественного акта. Обычай этот сыграл злую шутку с девятым президентом Уильямом Генри Гаррисоном. Его инаугурационная речь продолжалась почти два часа, и по сей день остается самой длинной в истории. Тем временем началась метель. Новоизбранный президент стоически дочитал речь до конца, однако, простудился, слег и ровно через месяц после вступления в должность скончался. Так впервые на пост президента в соответствии с Конституцией вступил в 1841-м году вице-президент Джон Тайлер. Спустя восемь лет произошел другой небывалый случай: избранный президент Закари Тэйлор отказался приносить присягу в воскресенье, и Конгресс был вынужден на одни сутки привести к присяге временного председателя Сената Дэвида Атчисона, который вошел в историю как "однодневный президент".

Для освещения инаугурации всегда применялись самые современные технологии. В 1809-м году речь президента Джеймса Мэдисона была впервые опубликована в газетах. В 1845-м году, когда присягу приносил одиннадцатый президент Джеймс Полк, рядом с ним на специальной платформе сидел вместе со своим аппаратом Сэмюэл Морзе, выстукивая телеграфным ключом каждое слово. В 1857-м году при вступлении в должность Джеймса Бькенена церемония была впервые запечатлена на фотографических снимках. Четыре десятилетия спустя американцы любовались инаугурацией Уильяма Мак-Кинли на киноэкране, а в 1923-м году услышали речь Калвина Кулиджа по радио. Президент Гарри Трумэн стал первым, чья инаугурация транслировалась по телевидению. Наконец, четыре года назад вторую инаугурацию Билла Клинтона можно было наблюдать в режиме реального времени в Интернете. Инаугурационная речь не часто бывает шедевром ораторского искусства. В анналы американской риторики вошли лишь некоторые сентенции, такие как фраза Вашингтона "Все мы республиканцы, все мы федералисты", Абрахама Линкольна "Ни к кому со злобой - ко всем с милосердием" и Джона Кеннеди "Не спрашивай, что твоя страна может дать тебе - спроси себя, что ты можешь дать своей стране".

Сергей Данилочкин:

Об истории церемонии инаугурации в Америке рассказывал Владимир Абаринов. В этом году дате 20 января уделяется особое внимание. Не только потому, что новый президент пришел в Белый Дом в результате выборов, продолжавшихся 37 дней. К руководству страной пришла другая партия. Демократов сменили республиканцы. А это означает, что в политике - как внутренней, так и внешней - неизбежно произойдут изменения. На эту тему наш корреспондент Владимир Дубинский беседовал со специалистом по вопросам политики, старшим научным сотрудником Вашингтонского центра имени Вудро Уилсона Мартином Липсетом.

Владимир Дубинский:

Господин Липсет, какие проблемы, на ваш взгляд, станут самыми приоритетными для нового президента, и в чем он проявит инициативу в первые месяцы в Белом Доме?

Мартин Липсет:

Мне кажется, что первые инициативы нового президента могут проявиться в сфере внешней политики, несмотря на то, что в целом его партия более ориентирована на внутриполитические проблемы, Дело в том, что еще до вступления на президентский пост Буш выразил недовольство тем, что во внешней политике сделал Клинтон. В частности, Буш подверг критике чересчур активную, на его взгляд, деятельность Клинтона по вопросам прав человека и укрепления демократии в ряде регионов. Это не значит, что Буш выступает против прав человека и демократии, но он считает, что Соединенные Штаты не должны быть чрезмерно вовлечены в эти процессы за рубежом.

Президент обладает большей свободой действия в сфере внешней политики, чем по внутриполитическим вопросам, ему не всегда необходимо заручаться поддержкой Конгресса и поэтому, мне думается, что именно во внешней политике мы скорее увидим изменения.

Владимир Дубинский:

А какие именно изменения?

Мартин Липсет:

Например, по вопросу Косово. Если бы когда там был конфликт, у власти в США стояли республиканцы и Буш, мы бы не сделали того, что сделал Клинтон, и Буш уже дал понять, что он хотел бы, чтобы американские войска покинули Косово.

Владимир Дубинский:

Новый президент, и новая администрация приступают к работе в условиях, когда расстановка сил в Конгрессе такова, что ни у одной партии не нет явного преимущества, и когда между обеими партиями существуют серьезные разногласия. Сможет ли Джордж Буш сразу эффективно работать на посту президента, или ему понадобиться немало времени, для того, чтобы найти компромиссные решение и золотую середину, как это удалось, хоть и с немалым трудом, сделать президенту Клинтону?

Мартин Липсет:

Буш изначально стоит на центристских позициях. Значительная часть его партии придерживается правых взглядов, но он сам - в центре. В этом контексте надо понять следующее: природа американской политической системы такова, что в вопросах внутренней политики президент США не обладает большой силой и властью. Фактически все, что может сделать президент - это выступить с инициативой или выдвинуть какое-то предложение, а Конгресс решает -согласиться с этим предложением или нет. Для того, чтобы провести свое предложение в Конгрессе президенту приходится фактически организовать и провести целую кампанию. Возьмем, к примеру, бюджетные вопросы. На утверждение бюджета обычно уходит девять или десять месяцев. Последний бюджет был утвержден всего несколько недель назад - а дебаты продолжались почти целый год.

Ситуация, в которой в вопросах внутренней политики президент не может диктовать свои условия, в США вполне нормальное, я бы сказал, стандартное явление. Сейчас, когда места в Палате представителей и в Сенате разделились между двумя партиями почти поровну, и когда между партиями существуют серьезные разногласия, Бушу будет очень тяжело осуществить свои планы. Вероятнее всего произойдет следующее: подлинной властью в Вашингтоне будут обладать центристы в обеих партиях, особенно в Демократической партии. Ведь для того, чтобы утвердить любое законодательство потребуется создать некую коалицию между республиканцами и демократами, и именно демократы, готовые голосовать вместе с республиканцами, и станут ключевыми игроками. Таким образом, то, что мы получим в результате создания этих коалиций - это законодательства умеренного толка - чуть-чуть правее того, чего на самом деле хотят демократы, и чуть-чуть левее, того, к чему стремятся республиканцы.

Владимир Дубинский:

По каким вопросам, вы думаете, у нового президента могут возникнуть самые большие сложности?

Мартин Липсет:

По целому ряду внутренних проблем и здесь все зависит о того, насколько Буш хочет своего добиться. Если в странах с многопартийной системой, таких как Россия, например, или в большинстве европейских государств, создаются коалиции МЕЖДУ партиями, в Америке, где существует двухпартийная система - каждая из двух партий представляет собой коалицию, и президенту приходится работать над тем, чтобы сохранить коалицию между разными фракциями в своей собственной партии. Иногда для этого президент выступает в поддержку инициатив или идей то правого, то левого крыла своей партии, но на самом деле, мало что делает, для того, чтобы претворить эти идеи в жизнь. Взять, например, острый в Америке вопрос о праве женщин на аборты. Консервативно настроенные республиканцы хотели бы ввести на аборты запрет. Буш заявляет, что разделят их точку зрения. Но на самом деле, я думаю, что это не так. Хоть он и продолжит об этом говорить и выступать с соответствующими речами, сделано ничего не будет, аборты останутся легальными, а Буш все представит таким образом, что его идеи в этой области были отвергнуты Конгрессом. На самом же деле все это будет четко продуманным ходом. Главные сложности у нового президента возникнут в отношениях с его собственной партией, которая настроена консервативно. В публичных выступлениях ему придется выступать в поддержку предложений консервативного крыла республиканцев, но провести эти предложения в Конгрессе ему не удастся.

Владимир Дубинский:

Ну а где же тогда, президент может добиться наибольших успехов?

Мартин Липсет:

Как я уже говорил, во внешней политике. Но опять-таки, вопрос в том, что мы подразумеваем, говоря об успехе. Если имеется ввиду, что ему удастся провести свои предложения в Конгрессе, то да - у него это получится. Будет ли успешной его политика - это совсем другой вопрос. Но если он захочет вывести американские войска из Косово или проявлять меньшую активность на Ближнем Востоке, то он может это сделать - Конгресс его не остановит. Я думаю также, что ему удастся осуществить свои планы по укреплению вооруженных сил. Что касается Национальной системы противоракетной обороны, за создание которой Буш выступает, мне кажется, что выступающие против этого демократы не дадут провести эти инициативу в Конгрессе.

Владимир Дубинский:

Коль скоро речь у нас пошла об отношениях президента с Конгрессом в вопросах внешней политики, думаете ли вы, что президент Буш столкнется с серьезной оппозицией в Конгрессе, когда постарается осуществить свою политику в отношении России? Его планы значительно отличаются от политики "вовлеченности", которой придерживался Билл Клинтон.

Мартин Липсет:

Мне не кажется, что Конгресс будет выступать против, потому что американские граждане не очень-то поддерживают чрезмерную вовлеченность США на международной арене. Большинство граждан отдают себе отчет в том, что они плохо разбираются во внешней политике, и в этой области они предпочитаю доверять президенту. Так что если не произойдет какого-то международного события, которое вызовет большой интерес среди населения, Конгресс, обычно чутко реагирующий на настроения избирателей, также вряд ли пойдет на конфронтацию с президентом по вопросам внешней политики.

Владимир Дубинский:

Каждый раз, когда в Белый Дом приходит новый президент, мы становимся свидетелями изменений не только в политике, но и в стиле правления. Так было, когда президента Рейгана в Белом Доме сменил отец нынешнего президента, и когда на смену ему пришел Билл Клинтон. Каким будет стиль Буша-младшего?

Мартин Липсет:

Клинтон был мастером политических кампаний и великом оратором. Он был харизматическим лидером, пробуждавшим у людей эмоции - его либо обожали, либо ненавидели. Я не думаю, что так будет при Буше. Да в Вашингтоне есть многие, кому Буш не нравится, многие демократы считают, что на выборах он победил несправедливо. Но когда страсти вокруг выборов улягутся, вряд кто-то будет испытывать по отношению к Бушу чувство ненависти. С другой стороны, республиканцы не настолько влюблены в Буша, как демократы любили Клинтона. Я думаю, что в связи с этим правление Буша будет более спокойным, чем период, когда в Белом Доме был Клинтон, и страсти в его поддержку или против него бушевать не будут.

Сергей Данилочкин:

С Мартином Липсетом, сотрудником вашингтонского центра имени Вудро Вильсона, беседовал наш корреспондент Владимир Дубинский.

Мартин Липсет утверждает, что, по крайней мере, в первое время своего правления президент Буш может добиться наибольших успехов во внешней, а не во внутренней, политике. Какие проблемы или вызовы в сфере безопасности придется решать новой администрации в первую очередь? С этим вопросом я обратился к сотруднику вашингтонского фонда Карнеги Джону Вулфсталу.

Джон Вулфстал:

Всегда не просто предвидеть, когда возникнет новый вызов или проблема в области безопасности. Тем не менее, в повестке дня президента Буша значатся несколько проблем в этой сфере. Думаю, что две главные из них - проблема распространения оружия массового уничтожения (ядерных баллистических ракет, химического и биологического оружия), а также процесс - как его называет сам президент - реформирования и перестройки обычных вооружений и вооруженных сил, и переоценки параметров участия американских военнослужащих в зарубежных операциях. Очевидно, что обе темы взаимосвязаны. Думаю, что этими двумя проблемами в сфере безопасности новая администрация будет заниматься в течение первых нескольких месяцев работы.

Сергей Данилочкин:

Насколько жестко Джордж Буш и члены его кабинета будут отстаивать предвыборные обещания республиканцев о создании национальной противоракетной обороны?

Джон Вулфстал:

В течение нескольких месяцев предстоит оценить, какова будет политика правительства Буша в отношении Национальной системы противоракетной обороны. Понятно, что приходящим сейчас в правительство людям необходимо уяснить две вещи. Первая: какая оборонная технология уже существует или не существует, и каковы последствия создания системы для бюджета. Также они должны узнать непосредственно от России и европейских союзников их тревоги относительно противоракетной обороны, прежде чем принимать окончательное решение. Думаю, что нам предстоит полугодовой период оценки имеющихся технологий и последствий возможного развертывания такой системы. Кроме того, необходимо проделать значительную работу по созданию поддержки среди конгрессменов для начала развертывания такой вызывающей споры системы. После такой оценки, на мой взгляд, будут сделаны крупные инвестиции в исследования и разработку, а, может быть, и в быстрое развертывание системы.

Думаю, что во время предвыборной кампании есть стремление преувеличивать свои намерения, создавая таким образом отличие от позиции соперника. Буш очевидно хотел создать жесткую позицию относительно противоракетной обороны, понимая, что в ее поддержку выступают консервативные круги. Мне кажется, что он смягчит свое отношение после того, как возглавит правительство, потому что, во-первых, поймет, что разворачивать-то пока нечего. Поэтому такие действия не имеют технического или финансового смысла. Если он все же приступит к быстрой реализации планов создания противоракетной обороны, сразу же начнутся большие дискуссии - как внутри страны, так и за рубежом. Они могут просто поглотить всю энергию его правительства, и не позволят что-либо осуществить в течение первого года. Так что если Буш хочет всецело заняться системой противоракетной обороны, он должен приступить к этому делу сразу. Полагаю, однако, что он заинтересован внутриполитическими проблемами, такими как сокращение налогов, реформирование системы образования и вооруженных сил. И все это должно опередить по приоритетности создание системы противоракетной обороны.

Сергей Данилочкин:

Республиканцы перед выборами говорили о необходимости переоценки отношения к участию США в урегулировании региональных конфликтов. Что это, на ваш взгляд - изоляционизм, осторожность поведения военных во взрывоопасных ситуациях или переоценка ценностей?

Джон Вулфстал:

Они однозначно заявили о том, что мало заинтересованы в вовлечении Соединенных Штатов в конфликты, которые они считают второстепенными. Я просмотрел текст выступления Колина Пауэлла перед сенатским Комитетом по международным отношениям. Похоже, что новое правительство значительно более осторожно относится к применению американских войск и военной силы в ситуациях, представляющиеся им второстепенными или не имеющими прямого отношения к безопасности США. На мой взгляд, еще совсем не ясно, будет ли правительство Буша ввязываться в ситуации наподобие косовского конфликта. Они уже дали понять, что готовы вывести оттуда американских миротворцев. Правительство Буша вполне вероятно может предложить европейским союзникам взять на себя более значительную долю расходов по проведению миротворческих операций и выделять для этого больше военнослужащих. Что касается так называемых "гуманитарных интервенций", как, например, в Руанде, Гаити или Индонезии, думаю, к их проведению будет выражаться гораздо меньший интерес.

Трудно говорить о каких-либо различиях между позициями людей, облеченных властью. В этом правительстве будет множество людей с военными взглядами. Вице-президент Дик Чейни - бывший министр обороны. Государственный секретарь Колин Пауэлл - бывший начальник Генерального штаба. Советник по национальной безопасности Кондолиза Райс уделяет весьма большое внимание проблемам России и традиционным проблемам безопасности. Думаю, эта команда с большей вероятностью будет смотреть на мир с точки зрения военных угроз. И они будут искать таковые в Корее или на Балканах. Я же думаю, что истинными проблемами безопасности будут вопросы охраны окружающей среды. Например, конфликты из-за ресурсов, воды на Ближнем Востоке или из-за лесов в Южной Америке. Они, скорее всего, будут самыми острыми. Болезни. Колин Пауэлл указал в этой связи на Африку как один из приоритетов. Например, распространение СПИДа по всему континенту. Такого рода вопросы члены правительства Буша не обучены распознавать и прорабатывать. И в этой сфере будут настоящие вызовы для нового правительства.

Сергей Данилочкин:

Россия и Китай - две крупные в военно-политическом отношении державы, на которые американские стратеги не могут не обращать внимания при формировании политики нового правительства. Каков будет характер отношений с этими странами у администрации Джорджа Буша?

Джон Вулфстал:

Одно из преимуществ нового правительства состоит в том, что у его членов богатый опыт общения с Россией. Особенно это относится к Кондолизе Райс, являющейся специалистом по России и говорящей по-русски. Думаю, что американо-российские отношения будут несколько менее теплыми, но более реалистическими. Я имею в виду желание помочь России провести реформы, но при этом, не слишком связывать себя сотрудничеством с российским руководством. Частично это зависит от политики, которую будет проводить президент Путин. Будет ли он продолжать попытки подавить свободу слова и нападки на журналистов? Но, полагаю, будет продолжено сотрудничество с Россией в сфере нераспространения оружия массового поражения, контроля над вооружениями, а также проблем, связанных со вступлением в НАТО новых членов. Думаю, что гораздо большим вызовом будет проблема Китая, поскольку республиканцы традиционно поддерживали силовую позицию по тайваньскому вопросу. Мне кажется, что отношение к этой проблеме нового правительства пока остается большим вопросом. На него будет оказываться большое давление, чтобы ужесточить позицию по отношению к Китаю и поддержать если не независимость Тайваня, то его значительное военное усиление. И это создаст большие сложности в отношениях с Китаем.

Сергей Данилочкин:

Американские лидеры всегда рассматривали НАТО как ключевой элемент обеспечения безопасности Соединенных Штатов. Сейчас между США и европейскими странами существуют разногласия по некоторым вопросам. Повлияет ли это на формирование позиции нового правительства в отношении североатлантического сотрудничества и приема в НАТО новых членов?

Джон Вулфстал:

Думаю, что у правительства Буша пока есть достаточно гибкости по вопросу о необходимости и путях расширения НАТО за счет приема в него таких стран как Румыния, Болгария, государства Балтии. Однако, на администрации Буша будет лежать серьезная задача по оценке российского отношения к этой проблеме. Даст ли правительство Буша возможность российским властям влиять на решение вопроса? Генерал Пауэлл во время выступления в Сенате сказал, что озабоченности России должно уделяться внимание, но при этом ей не должно быть предоставлено право блокировать решения о приеме в НАТО новых членов. Мне кажется, что во время правления Буша в союз НАТО вступят новые страны в Восточной Европе.

Сергей Данилочкин:

Говорил сотрудник вашингтонского Фонда Карнеги Джон Вулфстал. Продолжим обсуждение внешнеполитических проблем, которые встанут перед новой американской администрацией. Я передаю слово Ирине Лагуниной в Праге.

Ирина Лагунина:

В России первоначально болели за кандидата от Демократической партии Альберта Гора. Однако, затем заметили, что большинство договоров по контролю за вооружениями были подписаны во время республиканских администраций в США. В студии в Москве политолог Андрей Пионтковский. Господин Пионтковский, что ожидает нынешнее российское руководство от новой администрации Джорджа Буша?

Андрей Пионтковский:

Почти все наши ведущие политологи, особенно - приближенные к власти, повторяли один и тот же тезис: что весь опыт советско-американских отношений показывает, что они были гораздо более благоприятны в период республиканских администраций. Это очень странное утверждение, если вспомнить, что последняя республиканская администрация, с которой имела дело советская внешнеполитическая элита, а те же самые люди составляют сегодня российскую внешнеполитическую элиту - это была администрация Рейгана - Буша, при котором СССР потерпел поражение в "холодной войне" и вообще исчез с политической карты мира. Кроме того, они же упускают из виду очень важное обстоятельство, что тот исторический опыт, к которому они обращаются, был опытом противостояния двух супердержав - СССР и США. Сейчас Россия выступает в совершенно другой весовой категории, играет уже не в суперлиге мировой политике и вовсе не является самым значимым партнером для США. Поэтому, то, что им так нравится в республиканцах - так называемая "реаль политик", жесткое отстаивание национальных интересов, отсутствие заинтересованности в проблематике прав человека и общегуманитарной проблематике - это как раз обернется очень жестким противостоянием по таким вопросам, как нераспространение ядерных технологий и, прежде всего -торговля России с Ираном. И самой большой неприятностью для российского внешнеполитического руководства будет решительное развертывание программы Национальной противоракетной обороны - вопроса, в котором мы загнали себя в угол своей негибкой, недальновидной и рассчитанной на пропагандистский эффект политикой.

Ирина Лагунина:

Тем не менее, администрация Буша, которая приходит к власти, понимает, что пока развертывать собственно нечего - пока нет технологий, которые могут обеспечивать Национальную систему ПРО... Господин Пионтковский, я предлагаю послушать, что сказала об отношениях с Россией Советник по национальной безопасности президента Буша Кондолиза Райс:

Кондолиза Райс:

Избранный президент дал ясно понять: он ожидает, что отношения с Россией будут плодотворными и профессиональными, что это страна, с которой мы имеем много общих интересов, много поводов для беспокойства и конфликтных зон. Мы просто должны работать надо всем этим в деловом стиле. Это, между прочим, в общих интересах - видеть, что Россия стала демократической, процветающей страной, страной по-настоящему рыночной экономики. Не думаю, что такие слова как "жесткая линия" или "конфронтационный подход к России" характеризуют его образ мыслей.

Ирина Лагунина:

Вот, основа не на личных отношениях, а на деловом стиле - насколько этот деловой стиль означает деперсонификацию отношений между Россией и США, выгодную сейчас для нынешнего российского руководства?

Андрей Пионтковский:

Мне кажется, это позитивный подход. Речь ведь идет не только о деперсонификации отношений между Россией и США, но речь идет о нечто более серьезном. По существу, Кондолиза Райс и ее коллеги говорят: давайте не будем больше притворяться, как это было при президенте Клинтоне, что мы как бы стратегические партнеры, что мы члены одного клуба, разделяющие одни и те же системы ценностей - это не так, но из этого вовсе не следует, что мы враги, или противники. Давайте налаживать отношения, исходя из наших национальных интересов, исходя из того, что мы - самостоятельные, независимые игроки на мировой арене, не связанные вот этими иллюзорными представлениями о том, что, вот, Америка способствует развитию демократии и либеральных реформ в России. Я думаю, это - здоровый и трезвый подход к двусторонним отношениям.

XS
SM
MD
LG