Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Яковлев

  • Савик Шустер

Савик Шустер:

Говорит Радио Свобода.
Лицом к лицу. Лидер отвечает журналистам. Этот выпуск программы записан впервые в редакции Радио Свобода в Санкт-Петербурге. Гость в студии - губернатор Санкт-Петербурга Владимир Яковлев.

Во-первых, спасибо, что пришли. Как бы, это дебют этой студии. И мы все очень рады. И у меня очень простой вопрос для начала. Как жизнь?

Владимир Яковлев:

Вся жизнь - бьет. Знаете, есть такое выражение, "бьет ключом"? Иногда бывает - все время по одному месту. Может быть, это место не совсем приятное. Но она продолжается, продолжается активно. Скажу, что многое делается за это время. Самое главное, что те демократические преобразования, которые начались десять лет назад, и рыночные отношения, в Петербурге, - они продолжаются. А я думаю, что это очень важно.

Савик Шустер:

Несомненно, очень важно.

Вопросы задают корреспондент в Санкт-Петербурге агентства "Франс-Пресс" Марина Коренева и главный редактор Северо-западного бюро агентства "Интерфакс" Ольга Крупинье. За режиссерским пультом - Виктор Смирнов. Программу ведет Савик Шустер.

Итак, Марина, мы начнем с вас.

Марина Коренева:

Здравствуйте. Владимир Анатольевич, вот, может быть, вы помните, очень активно курсировали слухи по поводу того, что, возможно, Петербург может быть столицей нашего государства? В последнее время они как-то подзабылись. Вот как вы считаете, насколько все-таки они были слухами, насколько это реально и насколько это для города, скажем так, полезно или вредно?

Владимир Яковлев:

Что значит, курсировали? Санкт-Петербург...

Марина Коренева:

Очень активно говорили об этом.

Владимир Яковлев:

Санкт-Петербург был столицей российского государства двести лет. И даже когда переезжали в восемнадцатом году из Санкт-Петербурга в Москву, никто не отменил столичные функции Санкт-Петербурга. У нас до сих пор есть несколько организаций, которые являются самыми столичными. Допустим, регистр, геральдическая служба. Ну, а остальные слухи, ну, может быть, они и имеют почву под ногами.

Марина Коренева:

Но, может быть, или нет?

Владимир Яковлев:

Я думаю, что я не случайно высказывал не один раз: наш город стал межпарламентской столицей стран СНГ. Почему бы ему не стать, допустим, парламентской столицей Союза России и Белоруссии? И я неоднократно предлагал: а почему бы парламенту России вообще не переехать сюда? Может быть, отдельным министерствам переехать в Санкт-Петербург?

Полностью перенести функции из Москвы в Санкт-Петербург, я думаю, что это утопия, этого не надо делать. Сейчас, по крайней мере, в ближайшие несколько лет.

Савик Шустер:

Ольга Крупинье, агентство "Интерфакс".

Ольга Крупинье:

Здравствуйте. Владимир Анатольевич, в Петербурге только что закончилась российско-германская встреча на высшем уровне. Приговор западной прессы был суров: прорыва российско-германских отношений не произошло. Вы, как активный участник этих встреч и этих переговоров, можете ли согласиться с таким утверждением?

Владимир Яковлев:

Абсолютно не хочу соглашаться. Потому что я присутствовал на части разговоров, и я видел, какие дружеские разговоры происходили между президентом и канцлером. И я интересовался о том, как идет ход встречи, я видел, с каким интересом обсуждали вопросы наш президент и канцлер в Царском Селе. И, на мой взгляд, это один шаг к решению предстоящих, будущих задач.

Не все сразу решается. И, конечно, есть долги Парижскому клубу, где большую долю кредитных средств занимает Германия. Но, тем не менее, продвижение вперед есть. И то, что встречи происходят, это уже продвижение вперед.

Другой разговор - может быть, некоторым хотелось бы, чтобы это все быстрее происходило. Но так быстро не решаются вопросы. Люди чувствуют друг друга, начинают друг другу доверять, и только после этого происходят серьезные, большие изменения.

А если говорить вообще о принципе взаимоотношений "Россия-Германия", или даже - "Санкт-Петербург-Германия", то могу сказать по количеству инвестиций, по количеству экспорта-импорта в Санкт-Петербург, Германия занимает первое место. Это говорит об активности германских предпринимателей.

Конечно, есть вопросы. Безусловно, их много, но, на мой взгляд, президент наш занял четкую позицию, политику, и многие вопросы будут решаться.

Савик Шустер:

Господин губернатор, президент России ныне - это человек питерский. У него неоднозначное было к вам отношение во время последних выборов, и это очень много обсуждалось, в том числе даже в московской прессе, которая, казалось бы, далеко, а в общем-то - близко. Вот как бы вы сейчас определили ваши взаимоотношения с президентом? Они дружеские, не дружеские? Они конструктивные?

Владимир Яковлев:

Я бы начал с того, что вы как бы начали говорить "даже". Вот это "даже" как раз и создавали СМИ, это "даже" как раз и создавали те политические деятели, которым очень бы не хотелось, чтобы отношения губернатора Санкт-Петербурга и президента России строились просто на самом нормальном человеческом диалоге.

Я не хочу - и никогда не говорил - о чисто дружеских, приятельских отношениях. Но могу сказать, у нас был нормальный, конструктивный диалог во все времена, независимо от того, была предвыборная кампания, или не была. Ну, вы же сами понимаете, произошла выборная кампания. В результате выборной кампании я победил. Будущий президент честно сказал: "Да, мы хотели одного, получилось другое". Я считаю, что это абсолютно правильно.

Савик Шустер:

Он так и сказал?

Владимир Яковлев:

Он абсолютно так и говорил. И у нас были встречи с ним сразу же после выборной кампании, и достаточно нормальный, понятный разговор. Президент, допустим, говорил, что - "Слушай. Тебя многие здесь знают, и меня многие знают. Могли бы мы и вместе, может быть, работать? Ну, будут как-то косо поглядывать то на одного, то на другого, может быть, какие-то будут строить козни. Поэтому лучше на этом этапе работать в розницу". Я считаю, что это был мужской, нормальный шаг, и поэтому все отношения...

Савик Шустер:

Значит, вы - единственный питерец, которого он не перевозит в Москву?

Владимир Яковлев:

Я скажу, что у нас были разговоры и на эту тему. Но я считаю, что я больше пользы государству приношу здесь, в Санкт-Петербурге, и считаю, что вот те действия, которые сейчас происходят, они идут на пользу нашего российского государства, работают на авторитет президента.

Савик Шустер:

Марина Коренева, "Франс-Пресс".

Марина Коренева:

Владимир Анатольевич, а вот чисто по-человечески вам проще строить отношения с Владимиром Путиным, работать, или же с президентом Ельциным?

Владимир Яковлев:

Мне легче гораздо работать с президентом Путиным, потому что президент Путин принимает решения сам. С Борисом Николаевичем тоже было легко работать, но многие вопросы решались за его спиной.

Савик Шустер:

Извините. Я не могу тут не задать вопрос. Вот я сейчас Ольге немедленно передам слово, но вы считаете, что президент Путин уже абсолютно независимый, от Семьи, высшего...

Владимир Яковлев:

Я никогда так не говорил и так не считаю, по крайней мере, сегодня я вижу, что президент Путин - самостоятельная фигура. А вы знаете, во всем мире никогда не бывает абсолютной самостоятельности. При этом надо полагать и понимать, что президент Путин принимает сегодня логичные решения независимо от того, кто бы к нему как относился, и как бы он к кому бы ни относился. Это мы можем проследить по всей ситуации, что происходит, в том числе и по центральным телевизионным СМИ. Это происходит и с естественными монополистами.

Поэтому я считаю, что президента Путина можно вообще назвать такой твердой, понятной, четкой фигурой.

Савик Шустер:

Ольга. Крупенье, "Интерфакс", пожалуйста.

Ольга Крупинье:

С приходом Владимира Владимировича Путина к власти началась административная реформа в стране, которая продолжается до сих пор и которая будоражит умы и общественности, и верхних эшелонов власти. Например, губернатор Ярославской области Лисицын на днях вновь высказал мнение о том, что необходимо сокращение количества субъектов федерации до пятидесяти. Ваше мнение на этот счет?

Владимир Яковлев:

Мое мнение примерно такое же. Я сейчас не берусь судить и специально не хочу говорить, сколько таких субъектов должно быть, но субъект федерации, в котором несколько десятков тысяч человек, и субъект федерации, который не может себя содержать, живет на одних трансфертах, ну, кому он нужен? Я понимаю, что здесь возникнуть опять какие-то национальные нотки. Но субъект федерации должен быть, в основном, самодостаточным или, по крайней мере, абсолютно понятным для последующего развития.

Другой разговор, что вот эта административная реформа, о которой мы сейчас говорим (и президент говорит), она только еще начинается. Вот здесь я высказывал и президенту, что количество чиновников (и он отмечал в своем послании) слишком быстро растет. Когда чиновников федеральных на территории становится больше, чем региональных, я думаю, что это неправильно. Почему? Потому что появляется, как бы, одно желание - все контролировать. Ну, а кто же работать будет?

Савик Шустер:

Марина, пожалуйста.

Марина Коренева:

Ну, немножко возвращаясь опять к предыдущим вопросам, которые затрагивала я, по поводу ваших отношений с Владимиром Путиным. Скажите, есть ли какие-то принципиальные вопросы, по которым вы вот категорически не согласны с Владимиром Владимировичем, или все-таки их нет?

Владимир Яковлев:

Ну, безусловно, вопросы такие есть. Я не хотел бы их вытаскивать сейчас на поверхность, потому что по принципиальным вопросам я согласен. Я согласен, что надо укреплять вертикаль государственной власти, без этого просто не обойтись. Может быть, неприятно на территории, что как бы какая-то власть уходит от территории, хотя на самом деле это не так. И если правильно нести свои чемоданы, соразмерить свои возможности, то можно решать гораздо эффективнее, гораздо проще, все задачи.

Допустим, я не со всем согласен в вопросах бюджетной и налоговой политики. Это абсолютно правильно, и кто может согласиться, когда из твоего кармана вдруг забирают деньги, которые можно было бы потратить на территории? Но и здесь надо понимать, с одной стороны, президента, что для того, чтобы централизовать власть, для того, чтобы укрепить государственные органы, требуется значительная и большая часть средств, которые можно направлять или требуется направлять в федеральный бюджет.

Я не со всем согласен в области таможенной политики. Я считаю, что таможня не должна быть фискальным органом. Таможня должна представлять собой орган, который помогает развивать экономические отношения России с другими странами. И поэтому таких вопросов набирается достаточно много, но все они, на мой взгляд, не являются антагонистическими, они являются как бы дополнением друг друга и реально реализуемые.

Вот, допустим, в Санкт-Петербурге мы еще четыре года назад приняли бездефицитный бюджет. И я убеждал в том, что и на уровне российского государства его надо принимать. Долго думали - приняли бездефицитный бюджет.

Я говорил о том, что налог на прибыль надо уменьшать. Мы с 24 процентов регионального налога на прибыль дошли в этом году до 18 процентов. И я не ввел налог пятипроцентный, который правительство на прибыль ввело дополнительно. Я считаю, что этого не надо делать. И я доказал делами, что этого не надо делать. Потому что у нас увеличилось количество поступлений в бюджет. То, что сделала Россия, я думаю, что через какое-то время придется пересматривать свою налоговую политику в области, допустим, налога на прибыль. Ну, и так далее. То есть, это вопросы экономического характера.

Савик Шустер:

Господин губернатор, вот вы сказали два ответа назад, что, в принципе, то, что происходит в области телевидения и естественных монополий, показывает - или доказывает - некую независимость Владимира Путина. Так у меня к вам такой вопрос. Вот то, что Владимир Гусинский стал изгнанником, а господин Абрамович - вашим коллегой, это доказывает вот ту независимость, о которой вы говорите?

Владимир Яковлев:

Вы знаете, я бы не приводил все к одному слову "независимость", а привел бы слово к реалиям, существующим в сегодняшнем дне, в сегодняшней ситуации. Ну, давайте объективно. При участии, наверное, кремлевской администрации господин Вяхирев давал кредиты господину Гусинскому. Ну, без участия, допустим, администрации президента вряд ли бы, наверное, полтора миллиарда долларов можно было бы за короткое время перевести Гусинскому в НТВ.

Теперь возникла ситуация - деньги-то отдавать надо. При чем здесь свобода слова? Или при чем здесь вопрос о независимости? Поэтому все надо как бы расставлять на свои места.

Савик Шустер:

Это мы с вами будем спорить до бесконечности.

Владимир Яковлев:

Абсолютно.

Савик Шустер:

То есть, вы, как человек, поддерживающий ценности рынка, и это понятно с самого вашего первого слова, да? - вы - человек, который понимает, что вы можете развиваться, как город, как регион, только в условиях рынка. Так вот, я вам, как журналист, скажу, что вы без свободы слова не просуществуете ни секунды.

Владимир Яковлев:

И я вам подтверждаю. Поэтому вот если опять возвращаться, допустим, к питерскому рынку и к питерской свободе слова, - журналисты вот сидят, я думаю, итоги они будут подводить, - ни на одной территории вы не найдете такого демократичного губернатора - раз. Во-вторых, вы не найдете такое количество изданий, ну, за исключением Москвы, наверное, там может быть побольше, более 1200 изданий. И мало того, ни единого раза в своих выступлениях, в своих встречах с журналистами, бизнесменами, с кем угодно, я не говорил о том, что свободу слова не допустить, в клетку посадить ее. Свободу. И я считаю, это абсолютно правильно.

Но то, что мы говорим, и мы это с вами, наверное, тоже хорошо понимаем: когда речь идет о крупных суммах, которые берутся, а потом не отдаются, или, может быть, договоренности такие были, - это не свобода слова, это не зажим критики. И, мало того, обратите внимание: канал-то действует. Канал действует, и все громко кричат на этом канале, говорят, и много уважаемых людей. Я, кстати, ко многим отношусь удивительно хорошо и удивительно красиво. Хотя от части их я испытал, будь здоров, какой гнет в предвыборную кампанию. И там не считались ни со свободой слова, ни со свободой, значит, вот любого волеизъявления человека.

Так что свобода слова, мы должны с вами честно признать, она является главным определяющим в развитии всех отношений, включая и рыночные.

Савик Шустер:

Марина Коренева, "Франс-Пресс", пожалуйста.

Марина Коренева:

Владимир Анатольевич, как вы видите ваше дальнейшее будущее? Собираетесь ли вы баллотироваться на следующий срок, или же нет?

Владимир Яковлев:

Прежде всего, я стремлюсь подготовить город к трехсотлетию. Вот это для меня самая главная задача. Вот первая задача была у меня, чтобы встретить свой срок пребывания в двадцать первом веке, это была, действительно, задача - первым губернатором в двадцать первом веке. Вторая задача - подготовить город к трехсотлетию. А потом будем смотреть. В принципе, возможность идти на выборы на третий срок имеется, но, может быть, за это время многое изменится, может быть, депутаты Государственной Думы дали слово там - возьмут его обратно.

Марина Коренева:

А лично для вас от чего это будет зависеть?

Владимир Яковлев:

Лично для меня зависеть будет только от одного. Если я увижу, что наше население, наш город согласен будет, чтобы я работал третий срок, я такое предложение буду принимать.

Савик Шустер:

Ольга Крупинье, "Интерфакс".

Ольга Крупинье:

Мой вопрос будет продолжением вопроса моей коллеги. В настоящее время Государственная Дума как раз-таки занимается тем, что рассматривает законопроекты о возможности ограничения срока полномочий губернаторов двумя сроками. Ваше мнение: нужно ли их ограничивать - два срока, три срока? Скажите, пожалуйста.

Владимир Яковлев:

Я где-то месяцев восемь-десять назад побывал в Израиле, со многими встречался. Мне задавали такой вопрос - причем, наши журналисты задавали такой вопрос. Я попросил, чтобы этот вопрос задали мэру Иерусалима. У них тоже два срока, но - по семь лет. Это два срока. И почему, объясняют, семь лет. Любой проект, который можно произвести, необходимо на него минимум семь лет, от рождения до изыскательских работ, проектной документации и строительства. Этот тот срок, который является как бы минимальным. Четыре года... Ну, можно до одного года дойти. Швейцарская конфедерация президента избирает на один год. Но если бы там и не избирали вообще никого, там настолько налаженная система, могли бы жить бы, наверное, и без президента.

В наших условиях любое начатое дело нужно все-таки попытаться довести до конца, получить трезвую оценку и после этого уж как бы принимать другое логичное решение. Но, обратите внимание, за четыре года ни один проект реальный вот такой крупный большой не сделаешь.

Смотрите: мне потребовалось пять лет убеждать, что кольцевую дорогу надо начинать строить. Ну, что, чудаки у нас, в конце концов, в государстве живут, не понимают, что уже более 1200 тысяч машин находится в городе? Транзит сплошной идет грузовых машин из Европейского сообщества через наш город, раздавили уже все окончательно, а все еще голосуют и все думают: дать деньги, или не дать.

Да мы, в конце концов, просим ведь не деньги чьи-то. Мы их сами заработали. Мы в виде налогов их направляли в российскую казну. Вот вопрос. А построить такую дорогу - пять лет мы спорили. Двадцать пять лет принимали решения в те времена, когда были горкомы, обкомы, и не могли решить. А здесь вот я принял это решение и считаю, что абсолютно правильно. Стройка идет. А теперь потребуется время для того, чтобы осуществить этот проект.

Савик Шустер:

Господин губернатор, я тут быстро посчитал. Три срока по четыре - двенадцать лет, два по семь - четырнадцать. В общем-то, да? Это как-то так даже лучше получается. Но, в принципе, это же, наверное, как бы даже федеральная мысль, не местная, региональная. Наверное, такая же мысль и в администрации президента, два по семь.

Владимир Яковлев:

Может быть, она и там витает, тем более что на уровне федеральном у президента должно быть больше времени для того, чтобы выстроить свою задачу. Это абсолютно твердо, это абсолютно понятно, и многие люди это понимают, что четыре года - это маленький период для того, чтобы решить.

Савик Шустер:

Для того чтобы делать хорошо.

Владимир Яковлев:

Для того чтобы делать хорошо.

Савик Шустер:

А если делать плохо, это очень долго.

Владимир Яковлев:

Вот, вот. Вот это второй вопрос. Поэтому, скорее всего, должен быть какой-то механизм, по которому если что-то не делается или ухудшается ситуация, он должен быть таким гибким, чтобы можно было бы принимать решения, отозвать, или там еще что-то решить. Он, к сожалению, не прописан по-нормальному нигде.

Савик Шустер:

Марина, пожалуйста.

Марина Коренева:

Я хочу вернуться к теме, которая, наверное, вам приятна, Владимир Анатольевич, - по поводу празднования трехсотлетия Петербурга. Думаю, что вы с удовольствием поговорите об этом. Вот скажите, пожалуйста, вы помните, не так давно, два, по-моему, или три года назад, праздновали нечто подобное в Москве, там 800-летие, да? - насколько я помню.

Владимир Яковлев:

850 лет.

Марина Коренева:

Да, простите. Вот как вы думаете, вы планируете в своих проектах ориентироваться как бы вот на то, что было в Москве, или есть какие-то вот принципиальные отличия в том, как вы хотите чтобы это проходило в Петербурге?

Владимир Яковлев:

Мы, я имею в виду - горожане, всегда говорим о том, что мы не хотим, как в Москве проводятся праздники, а мы делаем их по-питерски, спокойно, классически. И если обратить внимание, как вообще у нас проходит ряд праздников, допустим, фестиваль классической музыки "Белые ночи", либо "Рождественские вечера", это можно сразу же сравнить, что - не как в Москве.

Если говорить вообще о празднике, я все время говорю не о празднике. Праздник мы умеем отмечать. Если надо, мы сделаем, какой угодно, и рюмку поднимем, и все остальное сделаем. Самое главное, как подготовиться к этому празднику. Как сделать так, чтобы фасады выглядели приличнее, чтобы дворы были благоустроены, чтобы меньше дорог были с ямами и канавами. Действительно, ведь надоедает, когда куда бы ни приехал, вспоминают: "Слушай, какой красивый город, как приятно, а вот на машине приличной не проехать".

Вот что надо сделать, это самое главное. Почему вот я добивался, чтобы начали строить кольцевую автомобильную дорогу? Во-первых, отвести транспорт. Во-вторых, он станет как бы внутренней магистралью города. В-третьих, мост через Неву построим. Мы уже ограничили передвижение через реку Неву.

Вот что надо сделать. А все остальное - научимся. Могу сказать, что будет и грандиозный праздник классической музыки. В Царском Селе (есть предложение) на открытой площадке под режиссурой Валерия Гергиева собрать всех великих певцов мира. И уже предварительно такие предложения высказываются. На центральной площади, на Дворцовой, будут тоже большие мероприятия.

Я думаю, что в этом празднике захотят принять участие очень много людей. И уверен, что вся Европа здесь будет, потому что это праздник не только питерский.

Савик Шустер:

Но Санкт-Петербург - это город как бы европейской цивилизации, поэтому, естественно, все здесь будут.

Ольга Крупинье, "Интерфакс".

Ольга Крупинье:

Я тоже позволю себе вернуться к одному из предыдущих вопросов. Вы говорили о вашем взаимопонимании с президентом Путиным. Но у меня, как у журналиста и как у жителя Петербурга, последнее время складывается впечатление, что у вас недостаточно гладко складываются отношения с полпредом президента по Северо-Западу.

Опровергните меня, пожалуйста.

Владимир Яковлев:

Да я и опровергать не хочу. Могу сказать, что у нас нормальные отношения, производственные. Я считаю, что у полпреда полно работы. Полпред эту работу должен осуществлять. У меня есть своя работа, и работа эта - весь город, и нужно решать постоянно все вопросы.

Поэтому я не случайно говорил, что если мы правильно выстраиваем политику, то каждому из нас есть, чем заниматься. Если кому-то из нас захочется что-то перетягивать на себя, значит, хуже будет только городу.

Савик Шустер:

Я как бы немножко более примитивно задам тот же вопрос, который вам задала Ольга.

Вот вы за это время сосуществования поняли, зачем он нужен, полпред?

Владимир Яковлев:

В укреплении президентской власти, контроля за осуществлением президентских указов и исполнением законов он нужен был. И мы убедились, что по всей территории России многие законы приведены в соответствие. А ведь не все законы зависят от губернатора. Они зависят от Законодательного собрания, а зачастую Законодательное собрание, вопреки федеральным законам, принимает свои, а губернатору, по закону, приходится их подписывать.

Поэтому вот в этом плане уже определенная работа проведена, и скажу, что она, в общем-то, заметна. И не только в Санкт-Петербурге. В Санкт-Петербурге не так было много нарушений в законодательном праве, а вообще, по территории России было очень много таких эксцессов, когда шло несоответствие одних законов другим.

В то же время, на мой взгляд, если полпред осуществляет свою функцию в плане контроля над выполнением обязательств федеральных структур, это будет большая помощь городу.

Ну вот, конкретно. Президент принял решение: кольцевая автомобильная дорога должна строиться. Комплекс защитных сооружений должен продолжать свою работу. В метро деньги должны выделяться. Если полномочный представитель будет активнее работать с федеральными структурами по выделению этих средств, я думаю...

Савик Шустер:

Скажите, пожалуйста, а вы считаете, что, как бы, он так понимает эту функцию свою?

Владимир Яковлев:

По крайней мере, президент дал такое поручение. В экономические вопросы субъекта Федерации полномочным представителям не входить.

Савик Шустер:

Вы знаете, я, как бы, выполняю функцию человека, который доводит ваши ответы до конца, ну, такова роль ведущего в этой программе.

Вот мы говорили о празднике города. Скажите, это правда, вот та цифра, которая ходит по всем там интернетовским сайтам, что 40 миллиардов долларов выделяется на трехсотлетие Санкт-Петербурга?

Владимир Яковлев:

Ну, она была 40 миллиардов рублей. Видимо, пока до системы интернетовской дошла, она превратилась уже в такие цифры. Знаете, если бы 40 миллиардов долларов при бюджете питерском 44 миллиарда рублей мы могли бы сюда привезти, мы бы город - ну, превратили в сказку.

Савик Шустер:

А, это точно. Но только Шредера сюда не пускайте...

Владимир Яковлев:

А теперь...

Савик Шустер:

... потому что тогда о долгах не надо говорить.

Владимир Яковлев:

А, вот. А теперь, когда мы говорим о 40 миллиардах рублей, что это за цифра, вообще? Правда, и такой цифры нет - 40 миллиардов рублей, но хоть ее назвали... Я могу сказать, что это цифра - мизерная для нашего города.

Савик Шустер:

А как вы будете собирать фонды на большой праздник?

Владимир Яковлев:

У нас есть "Фонд трехсотлетия", разработана регламентная программа спонсорской деятельности. Будут главные спонсоры, будут спонсоры по направлениям отраслевым. Знак Петербурга товарный будет использоваться в программе. Вся торговля, кто хочет использовать этот знак, будут платить вот в этот фонд. Таким образом он и будет создаваться..

Плюс - и бюджет. Плюс - и участие наших городов-побратимов (у нас их очень много). Я обратился ко всем руководителям стран СНГ, ко всем зарубежным нашим коллегам, городам-побратимам, ко всем нашим регионам. Сегодня уже есть отзвуки, есть уже отклики на мои предложения. В частности, допустим, большая программа готовится в Нью-Йорке и Вашингтоне.

Очень много, естественно, будет делаться крен на привлечение частных средств. Ну, вот, давайте, вот цифру только приведу, раз мы Шредера вспомнили. "Рургаз". Три с половиной миллиона долларов они выделили на восстановления "Янтарной комнаты". Солидная сумма. Но государство наше должно принять одно решение. Чтобы вот эта спонсорская деятельность не облагалась никакими налогами. К сожалению, и тут хотели в виде налогов часть суммы забрать. Таким образом, это является тормозом в решении наших задач по привлечению спонсорских или меценатских средств.

Я думаю, что мое выступление на заседании комитета "Санкт-Петербург - 300"... а вы, наверное, знаете: председателем этой государственной комиссии является президент. Я такой вопрос поднимал и говорил: "Ну, давайте мы решим, решим элементарно. Все, что связано с подготовкой к трехсотлетию, со спонсорской, меценатской деятельностью, освободим от всех налогов". Принципиально, такое согласие есть, но рассматривать его собираются каждый раз адресно. Компания решила выделить. На что? Соглашаются или не соглашаются. Но это тоже выход из положения.

Второе. Я предложил Министерству иностранных дел рассмотреть один из вопросов. Ну, вот, наши едут в Турцию, едут в Грецию. Приехал, на границе заплатил 10 долларов, штамп поставили, и никаких тебе проблем нет. О каких паритетных началах иногда начинают рассуждать! Сколько туда туристов придет, сколько сюда. Надо повышать паритетно ставки на выдачу виз. Ничего не надо. Нужно упростить порядок. В принципе, министр иностранных дел вот в последний раз мне здесь сказал: "Вообще, решение разумное, и в плане эксперимента надо бы отработать здесь, на нашей финской границе".

Если такой вопрос решится, я думаю, что очень большое количество туристов приедет.

Количество туристов увеличивается в городе. По сегодняшней ситуации судить, да? - все гостиницы, начиная с конца апреля по сентябрь месяц, уже переполнены. Приходится, значит, вот активнее решать проблему гостиниц.

Я сегодня, вот, перед тем, как к вам ехать, подписал распоряжение о выделении 91 места под строительство, реконструкцию либо реставрацию... под гостиничные комплексы. Различных классов. Двух-, трехзвездочные гостиницы. Я думаю, что это вот является тем дополнением в инфраструктуру, которое привлечет сюда и деньги, и туристов.

Савик Шустер:

Марина?

Марина Коренева:

Я прошу прощения, у Ольги был вопрос. Она хотела его задать.

Ольга Крупинье:

Я меня вопрос...

Мы говорили о роли института полпредов. Недавно один из полномочных представителей президента в России высказал мнение, что, если бы не был введен институт полпредов, произошла бы дезинтеграция России.

Что, как вы думаете, действительно, развалилась бы Россия, если бы не было создано этих семь федеральных округов?

Владимир Яковлев:

Самое главное, давайте мы трезво проведем оценку. Вот и у нас тут часть представителей высказывали свое мнение. Вот появился институт, допустим, полпреда, и увеличились инвестиции в город. Я напомню цифру: 50-60 миллионов долларов иностранных инвестиций приходило в 1995-1996 годах. В прошлом году пришло 1 миллиард 160 миллионов долларов.

Ну, что, можно за 8 месяцев существования института сразу увеличить такое количество или такой объем? Для того чтобы проект развивался, требуется несколько лет.

Точно также и по другим делам. Поэтому, отвечая на все вопросы, наверное, необходимо четче, правильнее прописать взаимоотношения центра и региона. И тогда все станет сразу на свои места и станет абсолютно понятным и прозрачным.

Любое отношение, и отношения губернатора с полпредом, и отношения бюджетные, отношение...

Савик Шустер:

Такой задам традиционный вопрос, который многих интересует. Особенно людей, которые политикой занимаются в той или иной сфере.

Вот, Минтимер Шаймиев, президент Татарстана, когда мы с ним беседовали, он говорил, что вот этот новый Совет Федерации, который будет существовать в любом случае, да? - даже если сейчас люди назначаемые, в принципе, вот, в будущем они должны избираться, да? Все равно. Это не губернаторы, это другие люди, ну, это такой, американский вариант. Но они должны избираться. Для этого надо менять Конституцию, а ее надо менять.

Вот вы согласны с такой постановкой вопроса?

Владимир Яковлев:

Я согласен частично с позицией и Минтимера Шаймиева. Могу сказать свое мнение.

Совет Федерации в том составе с участием губернаторов, который вот работал сейчас, он, конечно, будет резко отличаться от представителей губернаторов. Вес этого Совета, безусловно, изменится. Могу сказать, что и работы в этом Совете Федерации в новом составе на постоянной основе будет гораздо, наверное, меньше, чем работал тот Совет. Затраты будут больше в этой ситуации.

Создали орган, который называется Государственный Совет. Пусть он и совещательный, но роль свою он тоже выполнит. И он сделает, на мой взгляд, уже на этом этапе, при таком Совете Федерации, гораздо больше, поскольку имеется прямой контакт с президентом, и президент, рассматривая вопросы, имеет возможность, если закона нет, в виде указов проводить ту или иную линию до рождения самого закона.

Если переходить на выборность так же, как и в Государственную Думу, членов Совета Федерации, это будет совершенно другой Совет. И то, что он не будет играть вот такой роли, какую играли губернаторы при отстаивании своих вопросов, своих интересов, интересов своих территорий, значит, - абсолютно твердо он не будет играть. Не потому что там он избранный, как бы, по другому принципу, а потому, что уже Государственная Дума, в которую избираются представители территорий, показывает, что их больше как бы интересует фракционная работа. А то, что Совет, избранный на постоянной основе, будет также представлять различные движения и партии, абсолютно никакого сомнения нет.

Савик Шустер:

А нет у вас опасения, что, изменив Конституцию... вот, как девственность. Потеряв девственность - в принципе, ее уже можно менять до бесконечности и вообще превратить в другую.

Нет такого опасения?

Владимир Яковлев:

Вы знаете, Конституция ведь меняется. Это ведь тоже не должно быть таким, каким-то закрытым объектом, который не подлежит никакой критике и не подлежит никакому изменению.

Другой разговор: надо ли часто менять Конституцию? А я думаю, что там определенные позиции, в Конституции, наверное, следовало бы поменять. И об этом мы говорили с президентом, когда создавался Государственный Совет. То есть, Государственный Совет мог бы занять определенную нишу, и для этого можно было произвести изменения в Конституции.

Все равно, в Конституцию надо вторгаться, если говорить об изменении территориальном.

Савик Шустер:

Марина, пожалуйста.

Марина Коренева:

Владимир Анатольевич, возвращаясь к вашему давнему знакомству с Владимиром Путиным, все ж таки, вот, скажите, пожалуйста: вы говорили, что у вас не было, в общем, дружеских отношений, но, тем не менее, вы его знаете давно.

Владимир Яковлев:

Вы так не переводите сразу, а то опять все переведут в недружеские отношения.

Марина Коренева:

Нет, я не сказала - "недружеские".

Владимир Яковлев:

У нас были... у нас были просто...

Марина Коренева:

Рабочие.

Владимир Яковлев:

...нормальные рабочие отношения, и эти отношения выстраивались на протяжение длительного периода. Если бы у многих строились отношения руководителей по такому принципу, наверное, они друг друга бы впоследствии бы поддерживали, потому что уже знали, что и как.

Марина Коренева:

Скажите, пожалуйста, исходя из характера Владимира Путина, какие возможные ошибки ему грозят?

Владимир Яковлев:

Важно то, что он, как бы, реально по земле ходит.

Марина Коренева:

Но это не ошибки.

Владимир Яковлев:

Важно то, что он проработал на такой должности, которая называется "заместитель мэра", поскольку многие вопросы, решаемые на верхнем уровне, дублируют то, что уже, как бы, происходило в той, предыдущей жизни. И вот есть гарантия уйти от ряда ошибок. Хотя президент Путин - тоже человек, и мнение президента Путина тоже может зависеть от навязываемых мнений и различных рабочих ученых групп по тому или иному направлению.

На сегодняшний день я вижу, что Путин действует в определенном ритме, и дай Бог, чтобы он с этого ритма не сбился. Хотя в плане взаимоотношений территорий и центра опора на региональные центры все-таки должна быть.

Савик Шустер:

Вы меня извините, если я буду звучать некорректно, но мне кажется, что сказать сегодня, что вот, наконец, у нас вице-мэр бывший - президент.... У вас был кандидат - губернатор Титов, у вас были люди. Очень много людей, которые, как бы, занимают важные посты, и которые руководили территориями, и которые рвутся - не рвутся в президенты. Но у меня ощущение (вот, если вы так говорите), что у вас завтра станет домоуправ президентом, и вы скажете, что "Вот этот человек знает точно, как течет вода, и - слава Богу, что он им стал".

Ну, логика-то где?

Владимир Яковлев:

Ну, вообще, президентами могут быть и артисты, могут быть и литераторы, юристы.

И логика сегодня в одном, что человек, который прошел большую школу (а это, действительно, большая школа в управлении огромной территорией, огромным регионом).

Савик Шустер:

Вы имеете в виду Санкт-Петербург или Дрезден?

Владимир Яковлев:

Я имею в виду всю школу...

Савик Шустер:

А, всю школу...

Владимир Яковлев:

...которая называется Санкт-Петербург. После Дрездена был большой этап школы гражданской. Эта школа, действительно, во многом помогла развитию самого будущего президента.

И честно могу сказать, что много людей в России, вообще, на территориях, достойных, кто бы мог работать в правительстве.

Савик Шустер:

Несомненно.

Владимир Яковлев:

Но не всем дано. Это правильно. Вы посмотрите на губернатора, на место - 15-20 человек. На любой территории. И мало того, когда уже люди представляют, действительно, в Сахалинском, по-моему, да? округе, или в Дальневосточном, когда дворник по призванию, значит...

Савик Шустер:

Вы Черепкова имеете в виду?

Владимир Яковлев:

Нет, я имею в виду женщину там, которая решила стать губернатором края. Тоже смело заявляет: "Я-то тоже знаю, что вот должно быть в квартире, как ее убирать-прибирать...". Но мы-то говорим о более широком смысле понятия "школы управления". Нельзя сравнивать школу управления, допустим, предприятия и управление мегаполисом, таким, как Санкт-Петербург.

Савик Шустер:

Нет, абсолютно. Но вы же никогда не говорили, что, скажем, Ельцин был первым секретарем...

Владимир Яковлев:

У Ельцина был огромнейший опыт работы. У Ельцина такая хорошая харизма в плане руководителя, но давайте не будем забывать, что последние годы у Ельцина, действительно, со здоровьем было очень тяжело. И абсолютное, наверное, принятие решений, как бы ни говорили, что принимал он сам, похоже, что советчиков было очень много.

Савик Шустер:

Ольга Крупинье, "Интерфакс".

Ольга Крупинье:

Меня продолжает волновать административная реформа в России. Недавно губернатор, на этот раз Новгородской области, Михаил Прусак вновь заявил и очень горячо отстаивал свою позицию в той части, что губернаторы - главы регионов в России должны назначаться, а не избираться.

Что вы думаете по этому поводу?

Владимир Яковлев:

Вы знаете, мы говорили сейчас о демократических принципах развития России, говорили о рыночных отношениях. Всегда бывает два пути. Можно путь избрания губернатора проводить через законодательное собрание. Это более дешевый путь. Можно назначать. Это тоже один из путей.

Но мы же говорим сегодня о том, что выборность губернатора подчеркивает, во-первых, его независимость, а во-вторых, дает, действительно, некую свободу действий по решению вопросов, касающихся территории.

Если губернатор назначен, то любой, наверное, министр уже может этого губернатора каким-то образом задеть, что абсолютно было бы неправильно.

Хотя, что мы хотим выбирать? Если мы хотим идти дальше по пути развития демократизации, то тогда напрасно поднимаем вопрос о выборности - о назначаемости.

Савик Шустер:

Очень важные слова, я считаю. И мы сейчас подведем итоги в том смысле, что мы попытаемся подчеркнуть самое важное для наших слушателей, вот, что нам показалось самым важным из того, что нам сказал губернатор Санкт-Петербурга.

Кто начнет? Ольга?

Ольга Крупинье:

Должна сказать, что у меня осталось очень много незаданных вопросов, которые рождались у меня буквально в течение нашей передачи. Это говорит о том, что было нескучно, было интересно, был живой, обоюдоострый, мне кажется, и "обоюдоинтересный" разговор.

Я увидела перед собой еще раз губернатора-политика, губернатора-хозяйственника. Я должна сказать, что за последние пять лет, которые я работаю в Петербурге, я работаю с вами, Владимир Анатольевич, вы стали намного интереснее, раскованнее, живее в беседе. Вы стали интересным собеседником.

Но чего мне немножечко, может быть, не хватало - мне немножечко не хватало губернатора-человека, может быть, губернатора - интересного мужчины. Но, возможно, это наша вина. Мы не задали таких вопросов.

Савик Шустер:

Марина?

Марина Коренева:

У меня была парочка вопросов как раз такого характера, но вот, увы, я не успела их задать.

Но мне показалось, что Владимир Анатольевич старался быть искренним, насколько это возможно. Но при этом он очень грамотно избегал прямых ответов на вопросы, которые ему казались такими - скользкими или сложными. Или не нравились просто. То есть, на пару-тройку прямых вопросов, когда вот спрашиваешь конкретный ответ, Владимир Анатольевич грамотно избегал ответа. Что, в общем, я думаю, говорит в его пользу, скорее.

Ольга Крупинье:

Как хорошего политика.

Савик Шустер:

Ну, вы знаете, тогда я уже очень быстро подытожу.

Я хотел говорить о семи годах, там, о всяком, но мне кажется, вот то, что было сказано господином губернатором в конце об избираемости.... Я вот хочу сказать такую вещь. Эта программа была бы совершенно другой, если бы человек перед нами не был бы избранным. А вот он - избранный, и у нас к нему совсем другое отношение. Потому что он - избранный, а мы - нет. И в этом большая разница.

Спасибо.

XS
SM
MD
LG