Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Захват НТВ


Ведущий программы - Михаил Соколов.

Михаил Соколов:

Итак, к утру 14 апреля власть на восьмом этаже здания Останкинского телецентра сменилась. Новые менеджеры от Газпрома во главе с Владимиром Кулистиковым и Борисом Йорданом при поддержке новой охраны заняли помещение телекомпании НТВ. Каков же результат? Итоги прошедших суток: около 350 сотрудников НТВ подписали в субботу заявление об увольнении из телекомпании, не желая сотрудничать с ее новым руководством. Это - 300 сотрудников технических служб и примерно 47 ведущих журналистов. Среди них Михаил Осокин, Марианна Максимовская, Андрей Норкин, Виктор Шендерович, Светлана Сорокина, Владимир Кара-Мурза, Лев Новожженов, Вадим Глускер, Эрнест Мацкявичюс, Павел Лобков, Алексей Кондулуков, Алим Юсупов, Елизавета Листова, Николай Николаев, Григорий Кричевский. С НТВ уходят программы "Час быка", "Тушите свет", "Старый телевизор", "Забытый полк", "Итоги". Многие передачи, которые ушли с НТВ, будут выходить на ТВ-6 или на ТНТ под другими названиями. Среди этих программ "Глас Народа" со Светланой Сорокиной и независимое расследование с Николаем Николаевым. На НТВ остались ведущие новостей Ольга Белова, Кирилл Поздняков, Петр Марченко, Наталья Забузова, программа "Криминал", часть редакторов новостей. Кроме того, решили не уходить корреспонденты Борис Кольцов, Алексей Пивоваров и Владимир Кондратьев. Неясно, будут ли работать на НТВ Татьяна Миткова и Леонид Парфенов. На НТВ с воскресенья не будет выходить большинство сериалов, которые показывал канал. Они, вероятно, будут показываться на канале ТНТ. Их конкретный список пока неизвестен. В субботу вечером Евгений Киселев провел совещание с сотрудниками НТВ, решившими уйти из телекомпании. Он принял предложение стать и.о. генерального директора канала ТВ-6 и предложил своими соратникам тоже перейти работать на этот канал. Предложение о работе на ТВ-6 Киселев принял при условии независимости творческого коллектива. На должность генерального директора Киселев должен быть выбран на общем собрании акционеров. В ближайший месяц должно быть выработано соглашение с акционерами ТВ-6 и менеджментом компании а также всеми ее сотрудниками, которые обеспечат сосредоточение всех реальных рычагов управления компанией в руках коллектива - сказал Евгений Киселев.

Вернемся в утро Страстной Субботы 14 апреля. Еще до рассвета вместе с коллегой Владимиром Долиным я был в Останкино.

В 5 утра у 17-го подъезда было примерно 5-6 журналистов, телекамеры CNN и РТР. Пресс-секретарь компании НТВ Марина Шахова сообщила журналистам, что в 3 часа ночи люди Газпрома сменили охрану НТВ, предъявили приказ господина Йордана и стали регулировать, кто допущен на этаж, а кто - нет.

Марина Шахова:

На самом деле говорят, что они смогли попасть сюда под предлогом того, что здесь бомба подложена, и они поэтому вошли вовнутрь, спокойно.

Михаил Соколов:

Самой Марине Шаховой заместитель Бориса Йордана Рафаэль Акопов предложил заявить о лояльности новым хозяевам.

Марина Шахова:

Я вошла одной из первых, когда это произошло. Я успела приехать, и я сказала, что я не подпишу это заявление. Мне сказали: "В таком случае вы уволены, и вы должны покинуть наше помещение". Заявление о том, что я согласна работать с новым руководством, я признаю легитимность этого руководства... Я слышала только, что Марианне Максимовской предложили тоже подписать такую бумагу. Она тоже отказалась ее подписать, и ей сказали, что она уволена. Но она смогла там остаться.

Михаил Соколов:

Распоряжался всем происходящим главный редактор НТВ по версии Газпрома Владимир Кулистиков. На него изъявила желание, по словам Шаховой, работать программа утренних новостей

Марина Шахова:

Готовят утренний эфир, потому что утренний ведущий - Ольга Белова - дала согласие вести эфир. Мне рассказали сейчас, что с ней разговаривала Таня Миткова и уговаривала ее выйти в эфир сегодня. То есть, они знали об этом заранее.

Михаил Соколов:

Постепенно прибыли те, кто поддерживает Евгения Киселева. Они увидели подготовку к эфиру коллег из утренних новостей и из программы "Криминал". Корреспондент Алексей Кондулуков сказал:

Алексей Кондулуков:

С нами они разговаривать стесняются. Я так понимаю, они получили указание от Владимира Кулистикова, который здесь находится на восьмом этаже и раздает указания, руководит процессом. Вместе с ним руководят процессом охранники, как один из них представился - я уж не знаю, все ли они представляют эту охранную фирму - это "Инвест секьюрити", которая проверяет пропуска на входах - выходах и охраняет аппаратные.

Михаил Соколов:

В здании находился до сегодняшнего утра - председатель ВГТРК - Олег Добродеев. Роль его была не очень понятна. Марина Шахова сообщила:

Марина Шахова:

Он пробежал сейчас мимо, я его видела. Я спросила "Олег Борисович, что вы здесь делаете"? Он сказал: "Я подал в отставку с поста председателя ВГТРК".

Михаил Соколов:

Несколько позже Алексей Кондулуков о Добродееве сказал:

Алексей Кондулуков:

Нет, он не дает никаких указаний, он просто там находится и более того, он не распоряжается там. И, скорее, его приезд - это как частного лица.

Михаил Соколов:

Операторы НТВ вчера видели Олега Добродеева в Кремле, покидавшим президента Владимира Путина. "А где Евгений Киселев"? - спрашивали репортеры. "Его в Москве нет", - отвечала Мартина Шахова.

Марина Шахова:

Киселева нет в Москве. Он уехал на одни сутки. Он улетел в 7 утра и должен прилететь сегодня в 2 часа дня. Мы держали в секрете его отъезд, естественно, скрыть это невозможно, и, наверное, как прошла действительно информация, что его нет в Москве, они появились здесь.

Михаил Соколов:

Примерно в 6.40 в 17-м подъезде появилась пара - Татьяна Миткова и Леонид Парфенов. На вопрос: "На работу идете"? - Миткова бросила: "Не знаю". Следом за ними бежал сотрудник российского телевидения Аркадий Мамонтов... Похоже, вернулись из ухода в никуда. Алексей Кондулуков сказал:

Алексей Кондулуков:

Не, мы с ними не будем работать. Наверное, мы будем находиться в там. Я думаю, что в какой-то форме мы еще подумаем над этим, наше общее коллективное мнение мы выскажем, какие-то действия предпримем. Пока еще люди собираются, надеюсь, когда будет более-менее представительный состав журналистского коллектива - мы будем думать, что делать дальше... А, может быть, начнем писать заявления по две штуки сразу. Одно на имя Киселева, другое - на имя Кулистикова.

Михаил Соколов:

Корреспондент НТВ Константин Точилин сообщил: "Журналисты готовы работать с телеканалом ТНТ". Группа из примерно 30 коллег, в том числе и он, написали заявления об уходе с этого НТВ. На чье имя написали - спросил я. "Генерального директора - без фамилии", - сказал Константин Точилин.

Телеведущая НТВ Светлана Сорокина в половине восьмого утра в эфире Радио Свобода сообщила нашему корреспонденту Владимиру Бабурину:

Владимир Бабурин:

Светлана, в следующую пятницу вас ждать в эфире:

Светлана Сорокина:

Нет, я только что, как и многие из моих коллег, написала заявление об уходе. При всем затянувшемся кризисе ситуация на данный момент все равно неожиданная. Я не имею представления, чем я буду заниматься дальше. Но дело не в этом - я просто приняла решение и ухожу. Это уже не коллективное, а индивидуальное решение каждого. Но таких желающих оказалось много. И вот мы сейчас свои заявления собираем и передаем Борису Йордану, который здесь находится.

Владимир Бабурин:

Только вчера Борис Йордан сказал, что он с понедельника приступает к исполнению своих обязанностей в полном объеме. Но вот это случилось сегодня, причем рано утром - это действительно было для вас неожиданностью?

Светлана Сорокина:

Да. Нам не оставили выбора. Я сегодня уже приводила это сравнение. Когда-то, некоторое время назад, когда было 100 дней премьерства господина Путина, я спрашивала его по поводу Чечни и спросила: "А как же вот Грозный, мирные жители, окружен город"? Он сказал: "Какие мирные жители? Были открыты гуманитарные коридоры, все мирные жители. Все те, кто остались - это боевики". Видимо, у нас та же ситуация. В гуманитарные коридоры вышло определенное количество наших товарищей, а остальные подлежат уничтожению - те, кто не смог или не захотел, или не успел и так далее.

Владимир Бабурин:

У меня в студии работает НТВ, цветная картинка, которую профессионалы называют "матрас", но логотип пока "Защитим НТВ сегодня" - это что, последняя надежда?

Светлана Сорокина:

Это уже, наверное. безнадежно. В 8 часов выйдет Белова со своей бригадой. Они, зайчики, сидят сейчас в соседней комнате, глазки не поднимая, что-то кропают и выйдут в эфир. Приехали уже и те товарищи, которые ушли в последние дни, "Криминал" полным составом, строем ходят молодые люди, очень похожие, кстати, на охранников, которые сейчас пришли с целью захвата компании. Сюда же приехали Таня Миткова, Леня Парфенов - все готовы.

Владимир Бабурин:

Вы в 1991-м году пришли работать в телекомпанию ВГТРК к Олегу Добродееву. Я знаю, что сейчас Олег у вас на НТВ, и что он подал в отставку с поста председателя ВГТРК и помогал, в частности, пройти в компанию Марианне Максимовской - вы как-то общались с Олегом?

Светлана Сорокина:

Да, мы сейчас здесь все общаемся друг с другом. Задаем всякие вопросы. Я не очень понимаю позицию Олега. Не совсем поняла, что это за решение, что это значит, и будет ли это осуществлено - я не знаю.

Михаил Соколов:

Светлана Сорокина в беседе с Владимиром Бабуриным утром в субботу пока еще на НТВ. Два заметных политика побывали в субботу утром в телецентре Останкино. Глава ВГТРК Олег Добродеев - он присутствовал при захвате НТВ командой Газпрома и лидер "Яблока" Григорий Явлинский. Он прибыл в 7 утра. Явлинский заявил журналистам:

Григорий Явлинский:

Там произошел силовой захват телекомпании, все помещения заняты сотрудниками службы безопасности новой. Никто не допускается на рабочие места. Атмосфера настоящего силового переворота. Это выглядит как путч и подавление журналистов. В данную минуту большинство журналистов компании подали заявления об уходе в знак протеста против силового захвата. Силовой захват произошел вопреки всем утверждениям, которые делались господами Кохом, Йорданом, Кулистиковым. Силовой захват произошел, чтобы не допустить решения суда, без ожидания решения суда, который должен был быть. Мы будем предпринимать действия в Государственной Думе, и кроме того, мы считаем, что ситуация с НТВ вышла за пределы закона, вышла за пределы законного поля.

Михаил Соколов:

Председатель ВГТРК Олег Добродеев объявил о том, что он подал заявление об отставке с поста руководителя второго телеканала:

Олег Добродеев:

Я не мог не приехать этой ночью, поскольку убежден, что события развивались бы по самому тяжелому и худшему сценарию. Но я не мог сюда приехать в качестве руководителя государственной корпорации - это тоже понятно. Поэтому я свой выбор сделал, хотя это очень тяжелая и болезненная вещь. Я никогда никого не подводил и никогда решения не принимал единолично. Но была ночь, и не было выхода. Я не мог пытаться решить эту ситуацию в качестве председателя ВГТРК.

Михаил Соколов:

Олег Добродеев считает что протестующая часть коллектива НТВ страдает "синдромом осажденной крепости":

Олег Добродеев:

Это комплекс постоянной борьбы и вечного оппонента. С этим очень сложно жить, безумно сложно жить. Выход - только пройти через это. Собственно, как и наша журналистика должна пройти, я думаю, вся, надеюсь, очистившись, потому что после этого кризиса, этой истории она уже прежней не будет точно. Ни с точки зрения этики профессиональной, ни с точки зрения взаимоотношений финансовых - это будет другая журналистика. Надеюсь, что ситуация пойдет - как-то страсти пойдут на убыль... Конечно, если не старания отдельных политиков - я имею в виду Явлинского, я могу спокойно уже сказать: его тяжелая и провокационная, на мой взгляд, роль во всей этой истории, которую я бы назвал пир на поминках, как угодно - это очень тяжело. Я думаю, Господь воздаст ему за это.

Михаил Соколов:

Я не случайно назвал Олега Добродеева "политиком". Фактически, от имени власти он выступил в качестве оппонента другого политика - Григория Явлинского. То ли бывший, то ли нынешний глава российского телевидения рассчитывает на встречу с президентом России. Неизвестно, принята ли отставка Олега Добродеева президентом Владимиром Путиным.

Директор Московского Бюро Радио Свобода Савик Шустер был на восьмом этаже Останкино - этаже НТВ - в субботу рано утром, почти сразу после того, как новые менеджеры Газпрома взяли помещение под свой контроль. Вот его взгляд изнутри:

Савик Шустер:

У меня есть пропуск и меня просто узнали, я думаю, из-за футбола, и я прошел и все это видел. В принципе, это было зрелище - пусть представители нынешнего руководства НТВ говорят о том, что это не был захват, что просто была заменена служба охраны, но это все выглядело как захват, в любом случае. Потому что это было сделано ночью, а когда я спросил: "Почему ночью"? - новые руководители мне сказали: "А когда еще, мы не хотели срывать эфир", - сказали они - тоже очень интересная формулировка, сорвали ведь все равно. А это происходило ночью. Вот, представьте себе, глубокой ночью приезжают машины, в этих машинах новые охранники, они поднимаются на восьмой этаж, что-то говорят, как-то отстраняют старых охранников. Начинают блокировать, закрывают двери, делают список людей пропускаемых и непропускаемых. Выключают лифты с тем, чтобы они доезжали только до пятого этажа, а НТВ на восьмом. В общем, вот вся эта атмосфера - она явно не указывает на абсолютно мирный переход собственности из одних рук в другие. Потом многие журналисты просто не допускались. Скажем, Марианна Максимовская - поначалу ее просто не пускали туда. "Вы временно уволены", - сказали ей. Временно уволены. Только когда приехал Олег Добродеев - именно он распорядился, чтобы пропускали всех - тогда всех журналистов НТВ стали пропускать. И тогда, конечно же, создавались эти группы людей в коридорах, которые были очень нервные, очень бледные, напряженность возрастала с каждой секундой, потом появились Таня Миткова с Леонидом Парфеновым и вся команда программы "Криминал". И вот, они проходили мимо друг друга в коридорах, бросая такие холодные взгляды, я даже могу сказать - ненависти, друг на друга. Особенно - та гвардия, которая сегодня покинула НТВ...

Потом они пошли на совещание, решили коллективно подписать, по-моему, 30 заявлений об уходе, они все вручили эти заявления Владимиру Кулистикову и ушли, и спустились. И там в зале камеры, и была эта спонтанная пресс-конференция. Потом ТНТ, эфир, потом прибытие туда Григория Явлинского. Все это было, ну... Вы же наблюдали за путчем в Москве в 1991-м году - я не могу сказать, что это так выглядело, но атмосфера - вот просто вот атмосфера, эта напряженность была таковой. В самом деле, это силовая акция. Потому что необязательно должна литься кровь, когда силовая акция. Можно вот взять так вот силой и сделать агрессивно.

Михаил Соколов:

Главный редактор НТВ по версии Газпрома Владимир Кулистиков дал в субботу днем интервью обозревателю Радио Свобода Виталию Портникову:

Виталий Портников:

Сейчас, как верно сказала Светлана Сорокина, когда журналисты ушли из здания телекомпании НТВ, вы просто не оставили им выбора. Даже те, кто не хотел бы работать с Евгением Киселевым и сотрудничать с теми силами, которые он представляет, теперь не могут этого делать. Они фактически изолированы от возможности работы в вашей телевизионной компании... Почему вы так спешили?

Владимир Кулистиков:

Ни о какой изоляции от возможности работать в нашей телекомпании речи идти не может, наоборот, для всех открыт путь обратно. И об этом мы сегодня как раз и говорили в эту бурную ночь с нашими коллегами. И дело в том, прежде всего, что вот эти заявления, которые подали нам наши коллеги, они до сих пор пока не подписаны. И мы думаем, что кто-то из них к нашей большой радости вернется. Что же касается, понимаете, переговоров, возможности переговоров, то, на мой взгляд, она целиком была упущена старым менеджментом компании. Дело в том, что эта возможность предлагалась очень и очень много раз. И мы еще в прошлую пятницу хотели, чтобы эти переговоры начались и готовы были обсуждать любой вариант, кроме одного - вопроса законности собрания акционеров, который может решаться, как вы прекрасно представляете, только в суде. И вот эта возможность и была упущена. И в то время, как новое руководство брало на себя, в соответствии с законодательством, контроль за деятельностью компании, ответственность по ее многочисленным не выполняемым финансовым обязательствам - в это самое время руководство было лишено возможности реально работать с компанией.

Виталий Портников:

Владимир Михайлович, Борис Йордан говорил о том, что подобного захвата здания НТВ с применением каких-либо силовых структур, как он выразился - я цитирую его выступление перед журналистами на пресс-конференции в агентстве "Интерфакс" - что этого не произойдет. Тем не менее, вот решение о смене охраны и временном отстранении от эфира целой группы журналистов НТВ произошло буквально через несколько часов после этого выступления господина Йордана?

Владимир Кулистиков:

Ситуация в компании не способствовала сохранности ее потенциала, собственности компании. И дело в том, что мы получили известие о желании прежнего руководства телекомпании НТВ выйти в эфир в самое ближайшее время, используя материалы, принадлежащие компании и эфирные возможности компании - помещения, то есть, студии и так далее, и тому подобное для выхода в эфир на другом канале, предположительно - ТНТ или ТВ-6. И это потребовало нашего срочного вмешательства.

Виталий Портников:

У меня теперь вопрос, касающийся появления вместе с вами Олега Добродеева...

Владимир Кулистиков:

Осмелюсь предположить, что возвращение Олега Добродеева на НТВ - несбыточная мечта. Такая же, как моя мечта вернуться, Виталий, чтобы работать с вами на Радио Свобода. Только, в отличие от меня, это мечта прекрасная - об Олеге Добродееве на НТВ. Что касается его отставки, то я думаю, она была продиктована.., вернее, заявление, которое было принято как его отставка, было скорее эмоциональным, чем рациональным. И я знаю - я вместе с Олегом работал не только на НТВ, но и в рамках ВГТРК - я знаю, какой ужасный резонанс это вызывало в коллективе ВГТРК, и надеюсь, что люди там заставят Олега прислушаться к своему мнению и изменить свое решение, если таковое действительно есть.

Виталий Портников:

Как вы собираетесь выходить из той ситуации, которая сейчас существует с эфирной сеткой НТВ? Мы уже понимаем, что целый ряд программ ввиду ухода их авторов на канале НТВ, скорее всего, не выйдут. Например, "Итоги" Евгения Киселева, "Итого" Виктора Шендеровича...

Владимир Кулистиков:

К сожалению, действительно такие хорошие прекрасные программы не выйдут. Хотя вот, например, программа "Куклы" выходить будет - это тоже, согласитесь, своего рода визитная карточка НТВ. А выходить из этих ситуаций мы будем самым обычным способом - будем искать новые программы, новых ведущих, новые темы и, прежде всего, поднимать уровень нашей информационной работы.

Виталий Портников:

Вы задумывались о таком параллелизме, "размножении" НТВ на наших глазах?

Владимир Кулистиков:

Ну, вы знаете, конечно, всякий раскол для человека, который работает в данном коллективе в данном месте - это всегда раскол тяжелый. Но когда начинаешь обдумывать ситуацию: думаешь о следующем: а что, в сущности, плохого в нарастании конкуренции? Что, в сущности, плохого, если действительно мы будем соревноваться друг с другом, предоставляя возможность зрителю более богатого выбора, чем было прежде. Вспомните, сколько было разнообразных тех же МХАТОв. Деление телевизионных студий тоже не редкость.

Виталий Портников:

А НТВ под вашим руководством - МХАТ имени Горького или МХАТ имени Чехова?

Владимир Кулистиков:

Я думаю, что вот тут еще очень важно посмотреть еще на один аспект. Потому что вот Горький или Чехов - это тут трудно сказать. Вообще, информация, по большей части, на мой взгляд, Чехов больше, чем Горький. И вот мы еще будем соревноваться в таком интересном виде спорта - мы посмотрим, кто из нас свободнее, кто из нас независимее, не только от государства, но и от конкретных частных, зачастую эгоистических интересов.

Михаил Соколов:

Глава уже "зачищенного" от диссидентов НТВ Владимир Кулистиков побеседовал с Виталием Портниковым. Прежний владелец контрольного пакета акций НТВ глава холдинга "Медиа-Мост" Владимир Гусинский дал интервью ведущему Радио Свобода Дмитрию Волчеку:

Дмитрий Волчек:

Ваша версия событий: почему захват НТВ был осуществлен так поспешно, хотя еще накануне на пресс-конференции Борис Йордан утверждал на пресс-конференции, что силовые методы применяться не будут?

Владимир Гусинский:

В том, что произошло, очевидна логика действий власти, сегодняшней власти России, которую представляют господин Йордан, господин Кох и вся эта компания. Начинал рушиться миф о финансовом неблагополучии компании, о юридической обоснованности их действий, миф начал рушиться. и в этой связи необходимо было немедленно предпринимать какие-то действия, с одной стороны, а с другой - появление иностранного инвестора, которого тяжело ошельмовать... Предположим, ошельмовать Гусинского и "Медиа-Мост" проще. Репутация российского бизнеса нам известна и как бы скорее верится в худшее, чем в лучшее. С Тернером сложнее. И поскольку им каждый день приходилось отвечать: "А почему вы отказываетесь от сделки с Тернером, а почему вы это делаете медленно, а почему вам это не нравится"?.. Им необходимо было как можно быстрее создать ситуацию, при которой, очевидно, ни один уважающий себя западный инвестор не пошел бы в компанию. Вот так я мотивирую.

Дмитрий Волчек:

Руководство НТВ, назначенное Газпромом, утверждает, что этот захват был осуществлен именно таким вот образом от того, что вот руководство НТВ якобы планировало похитить архивы телекомпании и переключить эфир на ТНТ и ТВ-6, и использовать имущество телекомпании вот в этих целях. И надо было предотвратить единственным способом - именно таким. Что бы вы сказали на это?

Владимир Гусинский:

Чем чудовищнее ложь, тем труднее как бы пытаться что-то объяснить. Бесполезно. Такой абсолютно нормальный геббельсовский прием. Ну, так дай Бог им здоровья. Я не знаю, что на этот абсурд можно отвечать. Потому что с моей точки зрения, телекомпания НТВ - это коллектив людей и редакционная политика, не три буквы НТВ. Где бы ни находился коллектив людей, если этот коллектив журналистов будет делать свою работу честно перед собой и перед зрителем, значит, это и будет телекомпания НТВ. А не телекомпания НТВ, где вот... ОРТ тоже из трех букв.

Дмитрий Волчек:

Евгений Киселев рассматривает предложение стать и.о. гендиректора ТВ-6. Ваши рекомендации - должен ли он принять это предложение?

Владимир Гусинский:

Я не думаю, что это решение только его - это решение трудового коллектива, команды НТВ. Я думаю, что так же очень важно, чтобы сотрудники ТВ-6, люди, работающие на ТВ-6, понимали, что это их совместный шаг. А мои рекомендации: мне очень сложно говорить о них. Понимаете, потому что телекомпания НТВ - в ее создании я принимал непосредственное участие. И уход оттуда журналистов НТВ и Киселева - это ее смерть. К сожалению, это факт. И мне очень трудно давать какие-либо рекомендации по этому поводу.

Дмитрий Волчек:

Вы вели переговоры о слиянии ТНТ и ТВ-6. В какой сейчас стадии эти переговоры находятся? Завершились ли они и какого будущее этого конгломерата?

Владимир Гусинский:

Ну, во-первых, я не мог в полном объеме вести переговоры по этому поводу - по многим юридическим и организационным вопросам. Обсуждалась подобная тема, когда сети, не сами компании как холдинговые компании, а сети распространения ТНТ и ТВ-6 начнут объединяться. Это связано с региональными интересами, интересами региональных компаний. Я думаю, что сейчас это настолько не является принципиальным и существенным, что я даже не знаю, как ответить на ваш вопрос. Принципиальным является другое: даст ли власть журналистам возможность выполнять свой профессиональный долг на ТВ-6, если Киселев, а я надеюсь - вместе с журналистами - примет ответственное решение по этому поводу.

Дмитрий Волчек:

Вы считаете, что ТВ-6 может стать мощным оппозиционным каналом, собственно говоря, заменить НТВ?

Владимир Гусинский:

Я бы не говорил, что вообще НТВ было оппозиционным каналом. НТВ было честным каналом. А оппозиционным оно стало, потому что власть совершала то, что совершает. Я не помню, кто-то сказал, я кого-то цитирую, но это не моя мысль, о том, что если будет 100 государственных каналов и один негосударственный, то на самом деле будет один государственный и один негосударственный. То же самое будет и с ТВ-6. Если журналисты будут продолжать профессиональное исполнение своего профессионального долга - совершенно не важно, оппозиционный или позиционный. Важно только то, что они честно рассказывают о происходящем.

Дмитрий Волчек:

Для функционирования такого мощного канала, каким может стать ТВ-6 и особенно в слиянии с ТНТ, необходимы колоссальные средства - есть ли они?

Владимир Гусинский:

Я не являюсь акционером ТВ-6.ю и если говорить серьезно, то не принимаю никакого принципиального решения по принятию или непринятию того предложения, которое сделал Борис Березовский как главный акционер ТВ-6 - это не мое решение. Что касается огромных или не огромных средств, то существует огромный миф, который выгоден с одной стороны тем, кто использует телевидение в политических целях как государственный инструмент пропаганды, а с другой - извините, просто на этом слегка зарабатывает - вокруг рекламы, вокруг продажи программ. И поэтому этот тезис о том, что требуются огромные средства, что телевидение не может себя окупать - это ложь. И это лучше всего доказывает просто обычный баланс телекомпании НТВ за прошлый год. Если есть налог на прибыль - около 4 миллионов долларов, значит, есть и сама прибыль... Я не считаю, что это огромные средства. Я просто считаю, что если телекомпания ТВ-6 будет делать свою работу честно, то смотреть ее будут больше, чем все вместе государственные каналы, к сожалению, и включая НТВ.

Дмитрий Волчек:

Как вы оцениваете сегодняшнюю позицию Тэда Тернера? Поступают различные сигналы. В частности, Тернер говорил о том, что он может и отказаться от такой сделки, если компания будет разрушена. Насколько далеко, на ваш взгляд, он может пойти в своем желании купить эти акции?

Владимир Гусинский:

Я не могу комментировать действия Тернера, потому что я просто не имею по этому поводу информации. Но, с моей точки зрения, покупка канала в той ситуации, в какой он сегодня находится, мягко говоря, нерезонна. Потому что, на самом деле, вход инвестора в этой ситуации является просто политическим прикрытием политического убийства телеканала.

Дмитрий Волчек:

Вы считаете, что он не должен покупать эти акции?

Владимир Гусинский:

Вы знаете, я не хотел бы высказывать по этому поводу никакого мнения, потому что у меня есть определенные обязательства, взятые перед консорциумом, где участвует Тэд Тернер, и я просто не могу это комментировать, исходя из юридических соображений.

Дмитрий Волчек:

В том случае, если Тернер все-таки сможет купить большую часть акций - ведь он может изменить состав совета директоров и как бы отыграть ситуацию назад - реален ли, на ваш взгляд, такой вариант?

Владимир Гусинский:

Два раза нельзя войти в одну и ту же реку.

Дмитрий Волчек:

Вы в последнее время ведете интенсивные переговоры с Борисом Березовским. Долгое время ваши отношения оставляли желать лучшего. Это временный альянс, или серьезное долгосрочное примирение, на ваш взгляд?

Владимир Гусинский:

У меня нет никаких таких интенсивных переговоров. Просто нет особого предмета этих переговоров. Березовский на сегодняшний день предлагал и предлагает помощь, и ее реализует. Помощь не Гусинскому, что очень важно понять. Поэтому я не считаю, что это какая-либо очень уж повышенная интенсивность. И еще очень важно, что я хотел бы сказать, что в России Березовский занимается совсем уже не бизнесом, а, прежде всего, политикой. И те действия, которые он предпринимает, конечно же, политически мотивированные. Я политикой не занимаюсь.

Дмитрий Волчек:

Последний вопрос: Владимир Александрович, в каком состоянии сейчас находится ваше уголовное дело, и каковы, на ваш взгляд, перспективы?

Владимир Гусинский:

Уголовное дело в России вы имеете в виду?

Дмитрий Волчек:

Да.

Владимир Гусинский:

Уголовное дело в России находится в полном порядке, в руках власти, и поскольку уголовное дело присутствует, а состав преступления отсутствует, то думаю, что у нас просто заложник в виде Титова находится в тюрьме, его просто продолжают там содержать... В общем, все, что вокруг уголовного дела или уголовных дел "Моста" и Гусинского - то это все, в общем, даже комментировать смешно, потому что это все зависит от власти. Что они решат - решат продолжать уголовное дело людей и меня тоже, ну, они это будут делать. Передумают - значит, передумают. Это никакого отношения ни к юстиции, ни к реальному расследованию не имеет.

Михаил Соколов:

Евгений Киселев, исполняющий обязанности генерального директора телеканала ТВ-6, дал интервью нашей программе. Вопросы задают Михаил Соколов и Дмитрий Волчек.

Дмитрий Волчек:

Определена ли уже в общих чертах концепция вещания ТВ-6, которое фактически становится новым телеканалом?

Евгений Киселев:

Я думаю, что об этом говорить еще рано. В самом деле, мне предстоит еще встречаться, обсуждать эту концепцию с теми людьми, которые до сих пор, на мой взгляд - очень успешно -работали на ТВ-6 и создали уникальный облик этого канала. Наверное, это уже будет не старое НТВ и не старое ТВ-6, а что-то новое, какой-то симбиоз. Это будет новый ребенок от брака двух родителей.

Дмитрий Волчек:

Тут возникает сложный вопрос, который вам неизбежно предстоит решать в ближайшие дни: как быть со старой командой ТВ-6?

Евгений Киселев:

Я полагаю, что со сменой концепции канала - я имею в виду именно смену концепции, не слом старой концепции, а смену концепции канала, расширится необходимость в творческих кадрах, то есть, новый канал будут делать значительно больше людей, и место на нем найдется всем. И тем, кто там работал до сих пор, и тем, кто, в силу известных вам обстоятельств, приходит на канал.

Михаил Соколов:

Евгений Алексеевич, я хотел бы вас спросить о технических проблемах: телевидение - это камеры, машины, монтаж, и, собственно, это большие деньги. Каковы ваши возможности будут на ТВ-6?

Евгений Киселев:

Я этот вопрос задавал акционерам, которые предложили мне должность руководителя ТВ-6, и получил от них заверения в том, что все необходимые средства будут предоставлены.

Михаил Соколов:

Евгений Алексеевич, как вы оцениваете то, что происходило в смысле информационного прикрытия операции по захвату НТВ - лично президент отправился в Чечню, создал информационный повод, Олег Добродеев подал в отставку, а теперь как будто бы и не уходит - значит, вас воспринимают как мощную оппозиционную силу?

Евгений Киселев:

А вы думаете, что если бы нас воспринимали иначе, затеяли бы "проект НТВ"? "Проект НТВ" - это, по сути дела, операция, в которой были задействованы и спецслужбы, и правоохранительные органы, и сервильная печать, и государственные СМИ, и суды. Вы же знаете прекрасно, как суды штамповали те решения, которые были выгодны Газпрому и невыгодны НТВ, еще до захвата НТВ.

Михаил Соколов:

Не будет ли так, что появится новый проект, который будет называться "проект по нейтрализации ТВ-6", по закрытию канала ТНТ, то есть, шаг за шагом власть будет ограничивать поле свободы слова?

Евгений Киселев:

Такое не исключено, только это технологически будет сделать гораздо сложнее - я имею в виду ТВ-6. Что касается ТНТ - я об этом сказал, глядя в глаза людям: срок ТНТ отмерян. С высокой долей вероятности в конце июля лета, которое сейчас начнется - через три месяца - ТНТ попадет под контроль тех же самых оборотистых ребят из Газпрома.

Дмитрий Волчек:

А "НТВ-плюс"?

Евгений Киселев:

И "НТВ-плюс" тоже.

Дмитрий Волчек:

Мой коллега уже упомянул странную и, судя по всему, не состоявшуюся отставку Олега Добродеева - как вы объясняете его шаг, его мотивы, что происходит сейчас?

Евгений Киселев:

Честно говоря, избавьте меня от необходимости говорить о Добродееве. Мне этот человек глубоко неприятен. Я могу наговорить кучу резкостей.

Михаил Соколов:

Евгений Алексеевич, я понимаю, может быть вам неприятно говорить и о власти, но, тем не менее, вам как руководителю новому телеканала придется строить с ней информационные отношения. Вы знаете, что власть в последнее время просто лишает доступа к информации тех, кто ей неугоден. Как будет на этом поле работать ТВ-6?

Евгений Киселев:

Нас лишали доступа к информации, мы все равно эту информацию получали. И НТВ рассказывало о власти, может быть, больше, чем все остальные государственные каналы вместе взятые. Ведь есть рассказ и рассказ. Если понимать под рассказом о власти, доступе к информации о власти длинное подобострастное интервью с кем-нибудь из госчиновников, где вопросы задаются по принципу "Чего изволите" - да такого доступа мы не имеем. Но пытаться ограничить информацию о власти в нашу Интернет-эпоху - это смешно. Я не помню, кто придумал этот замечательный образ, но он очень хорошо запомнился: люди, которые пытаются сейчас ввести ограничения на свободу информации - они напоминают человека, который пытается подпереть дверь плечом, когда вокруг рушатся стены.

Дмитрий Волчек:

Какие программы старого НТВ вы сейчас сможете быстро возродить, восстановить, перенести на ТВ-6?

Евгений Киселев:

"Итоги", все выпуски новостей - с нами ушли Осокин, Норкин, Максимовская - это звезды первой величины, кроме того, Владимир Кара-Мурза - это ночные новости, программа "Итого" Виктора Шендеровича, Светлана Сорокина - "Глас Народа". Еще у нас программы развлекательные: "В нашу гавань заходили корабли", - замечательная передача, которая уже попрощалась в эфире НТВ со своими слушателями, "Тушите свет", конечно... Затем у нас есть некоторые производители, которые, я думаю, не захотят продолжать сотрудничать с "захваченным НТВ" - "новым НТВ", или "старым НТВ" - я не знаю, надо договориться о терминах. Но тут я не готов отвечать на ваш вопрос более конкретно. Дело в том, что сейчас вообще очень много вопросов без ответа.

Дмитрий Волчек:

Владимир Кулистиков подчеркивает с большим удовольствием, что программа "Куклы", которую он называет "определяющей лицо телеканала", остается на том НТВ?

Евгений Киселев:

А Шендерович больше не будет писать сценарии программы "Куклы". Я знаю, что и режиссеры, которые до сих пор ставили программу "Куклы", не хотят сотрудничать с новыми руководителями НТВ. Я боюсь, что от программы останется только одно название.

Михаил Соколов:

А ваши программы на ТВ-6 - они уже будут выходить под новыми названиями? Копирайт у кого останется все-таки?

Евгений Киселев:

В известной степени это правовая лагуна. Я могу ответственно говорить о программе "Итоги" - программа "Итоги" - это мой копирайт, личный, она была еще в 1993-м году зарегистрирована как средство массовой информации на мое имя, я учредитель. И я точно знаю, что "В нашу гавань заходили корабли" - это копирайт Эдуарда Успенского. Я не знаю правовой статус программы "Итого" Виктора Шендеровича, но согласитесь, что если они еще посадят там кого-нибудь другого и будут делать программу "Итого" не с Шендеровичем, а с кем-то еще, то они сами себя высекут. "Глас Народа" без Светланы Сорокиной - ну, пожалуйста, флаг им в руки, ветер им в паруса. Ну, я посмотрю на это, как выражается президент Лукашенко: "Ну, это позорище".

Михаил Соколов:

Кремлевские специалисты постоянно упрекали вас в том, что НТВ - инструмент такой политической манипуляции в руках владельцев компании. Как вы собираетесь обеспечить независимость журналистского коллектива, с учетом того опыта который был в НТВ, теперь на ТВ-6. Нужен ли вам профсоюз, устав, договор, что это будет?

Евгений Киселев:

Мы ходим создать очень надежный, эффективный правовой механизм, может, даже не одно, а несколько соглашений, систему договоров, контрактов, коллективных и индивидуальных, между менеджментом и журналистами, с одной стороны, и менеджментом и собственниками с другой стороны, чтобы обеспечить реальную независимость редакционной политики, защитить журналистский коллектив от собственника, защитить менеджмент от собственников, предусмотреть гарантии, штрафные санкции - это большая работа. Я сейчас говорю об общих принципах. Потом, разумеется, это еще и переговорная позиция. Я пока только исполняю обязанности генерального директора ТВ-6 и даже, если бы выражаться более точно, я принял предложение взять на себя эти обязательства, но к выполнению их реально еще не приступил. Пока все это планы на бумаге, в голове, и мне, честно говоря, даже не хотелось бы в этой связи говорить более подробно, предметно.

Дмитрий Волчек:

Вчера в вашем эфире на ТНТ Алексей Митрофанов сказал очень важную, на мой взгляд, фразу о том, что эпоха либерализма, одним из символов которой было НТВ, бесповоротно закончилась, и на смену ей приходит новая эпоха - консерватизма. Согласны ли вы с тем, что произошла вот эта смена эпох?

Евгений Киселев:

Она произошла с победой Путина на выборах. Она закончилась с передачей власти от Ельцина к Путину. В каком-то смысле, она закончилась тогда, когда общество, обезумев, рукоплескало уничтожению Грозного до основания во время второй чеченской войны. Тогда закончилась та эпоха, в годы которой либерализм был определяющим общественным умонастроением или, во всяком случае, определял умонастроения столичного общества, лидеров общественного мнения. Добродеев был либералом, а стал "неогосударственником", вот тогда примерно граница прошла. Вот он работал на НТВ, защищал НТВ, в том числе и публично, потом, быстро уловив, как это он умеет, смену общественных настроений, и даже, идя где-то на полшага впереди них, ушел в лагерь "неогосударственников" так называемых. Я говорю "так называемых", потому что себя тоже считаю государственником, только по-своему понимаю, что такое государство и каковы государственные интересы России. Да, либералы сегодня в меньшинстве. Да, либеральные идеи непопулярны, но, простите, есть миллионы людей, которые голосуют за "Яблоко", за СПС, хотя очень большая разница между "Яблоком" и СПС, и это было видно и на примере, кстати, ситуации вокруг НТВ. Эти миллионы людей -они способны выходить на улицу, оказывается. Я не знаю, это вопрос социологам: какова корреляция между 20-тысячсным митингом и количеством людей, которые думают так же, как те люди, но их явно больше. Значит, их интересы должны быть представлены в нормальном обществе, в том числе и в средствах массовой информации, значит, этот голос должен быть услышан.

Михаил Соколов:

Какова западная реакция на захват НТВ? Обзор в Праге подготовил Иван Воронцов:

Иван Воронцов:

"Рейд по захвату российского телеканала, - так называет произошедшее американская "Вашингтон Пост". - Запад внимательно следил за конфликтом вокруг НТВ как тестом обещаний Путина сохранить завоеванные после коллапса СССР демократические свободы. Но сам Путин, настаивая на своей поддержке свободной прессы, тем не менее, не приказал подчиненным пойти на попятную. Захват НТВ может сорвать попытки Тэда Тернера купить пакет акций телеканала ради сохранения его независимости", - пишет "Вашингтон Пост".

"Люди Кремля взяли последний бастион свободного телевидения, - пишет британская "Обсервер". - В конце концов, контролируемый государством газовый гигант взял под контроль ведущее независимое телевидение страны. Отказавших подписаться в верности новому режиму журналистов в ходе ночного рейда увольняли. Составленные вчера под новым руководством официальные новости избегали спорных тем, посвятив в начале выпуска 5 минут подготовке к Пасхе. Все это - эмоциональная кульминация битвы за НТВ, начавшейся год назад, когда люди в масках устроили обыск в "Медиа-Мосте", и когда был арестован Гусинский. Президент Путин старается продемонстрировать свое неучастие в деле НТВ. Вчера он посетил Чечню с неожиданным визитом. Весьма необычно то, что его сопровождал министр печати Лесин, который сыграл ключевую и крайне спорную роль в организации перехода НТВ под контроль Газпрома", пишет "Обсервер".

"Старт НТВ при новом менеджменте не назовешь удачным. В утренних новостях захват телевидения не стал основной темой, хотя эта проблема дважды выводила на демонстрации протеста тысячи людей", - замечает американская "Нью-Йорк Таймс".

"Это бандитизм, раскрывается истинное лицо путинской власти", - слова бывшего министра печати России Михаила Федотова вынесены в заголовок репортажа московского корреспондента французской "Монд". В напечатанном рядом с ним в том же номере газеты анализе подчеркивается, что юридические баталии уступили место силовому решению. "За считанные часы перешло из рук в руки единственное средство массовой информации со всероссийской аудиторией. Впрочем, массовые протесты против этого захвата кажутся маловероятными. На прошлой неделе в Москве и Санкт-Петербурге проходили демонстрации поддержки. Однако, пара десятков журналистов после этого уже успела перейти на сторону новой дирекции", - пишет "Монд".

"Путинский захват телевидения закрывает рот его критикам, - пишет британская "Санди Таймс". - Больше семи лет россияне включали НТВ, когда им хотелось узнать правду о том, что происходит в стране. Вчера утром они проснулись и нашли совсем другой канал. То, что за силовым захватом НТВ, стоит Кремль не вызывает особых сомнений. Кампания по подавлению НТВ началась вскоре после победы Путина на выборах", - пишет "Санди Таймс".

Михаил Соколов:

В субботу 14 апреля президент Владимир Путин неожиданно отправился в Чечню. Можно сказать, что он сам себе режиссер - полетел в Чеченскую Республику, чтобы создать для официальных средств массовой информации "новость № 1". О пиар-событии Андрей Бабицкий:

Андрей Бабицкий:

Владимир Путин воздает почести погибшим псковским десантникам в Чечне, символически преклоняет перед ними колени. Наверное, это его действие не вызвало бы никаких сомнений и обрело бы надлежащий смысл, если бы российский президент сказал о своих мертвых в апреле 2000-го, тогда, когда их тела еще хранили дыхание жизни, когда в России, уверенной, что война закончена, только узнали о гибели в горах 80-ти человек. Если бы российский президент сказал о своих мертвых, задохнувшихся в тесных, искореженных взрывом отсеках "Курска". Если бы, в конце концов, российский президент помнил бы, что его мертвые - не только солдаты, что массовые захоронения его же сограждан, чеченцев находят едва ли не каждую неделю по всей Чечне.

Если бы не скандал вокруг НТВ, поездка Путина на Кавказ, стала бы программной, знаковой. В отсутствии ясного плана завершения затянувшейся войны, люди хотели бы знать, что думает о ее перспективах российский президент. Намерен ли он менять стратегию, или нужно набраться большего терпения и ждать, пока федеральная группировка не справится с партизанами. Но Владимир Путин отправился в Чечню в особый момент, когда от него ждали других слов и других объяснений. Он демонстративно проигнорировал обращенный к нему другой вопрос общества, о судьбе независимого телевидения и в более широком смысле свободы слова в России. Президент холодно и небрежно дал понять толпе, что в своей детской увлеченности незначительными политическими сюжетами она обращает взоры в пустоту. Реальность там, где военные самолеты и корабли, где солдаты погибают без страха и упрека, как оловянные солдатики, где вечная непрекращающаяся война дает истинное представление о мире, поделенном на своих и чужих. Здесь нет места детским игрушкам, которыми тешит себя общность людей, иногда, скорее всего по ошибке, именуемая народом.

Но так демонстративно явленное презрение к заботам и тревогам соотечественников плохо выдержано по тональности. Оно хромает и обнаруживает свойства мелкого, трусливого расчета. Ключевое слово в сообщениях о поездке Путина в Чечню - "неожиданная". Это выдает ее технологичность. Сакральное не терпит столкновения с сиюминутным, скорбь по погибшим объединяет людей только, если она уместна, а не наспех и неряшливо выражена в потоке других событий, реально волнующих Россию. Как-то Доренко процитировал Владимира Путина, сказавшего, что новый президентский срок для него - это вопрос еще одной контртеррористической операции. И сегодня Путин на войне - это не одинокий и гордый поручик, вольный выбирать себе маршруты, а плохой политик, переоценивший значение собственных перемещений по России. Уверенный в том, что он вновь способен простым приемом, образами войны, поразить воображение соотечественников.

Михаил Соколов:

Директор Русской Службы Радио Свобода Марио Корти написал специальный комментарий в связи с событиями на НТВ.

Марио Корти:

Они пришли накануне Пасхи, когда люди в России, в Европе, в Америках, в Океании... собираются праздновать радостное событие и не хотят знать грустных новостей. Они пришли, когда информационные передачи и новостные службы, как правило, молчат. Сначала новая охрана НТВ. Затем Борис Йордан и Владимир Кулистиков. Православные пришли - взять НТВ накануне Пасхи. По словам Кулистикова, они с Йорданом держали пост.

Они пришли ночью. Ночь задумана для честных людей. В это время они отдыхают от тяжелого труда. Но когда люди спят, бродят черти. В Талмуде есть такое место: "Если кто-то идет тебе навстречу в середине ночи - не протягивай ему руку, он может оказаться нечистой силой". Они пришли ночью на НТВ и взяли - это сильная метафора, напоминает 30-е годы прошлого столетия. А это произошло в канун Воскресения Христова 2001-го года. Жаль, что в этом участвовали американский гражданин Борис Джордан и бывший сотрудник Радио Свобода Владимир Кулистиков.

XS
SM
MD
LG