Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Константин Титов




Михаил Соколов:

Говорит Радио Свобода. "Лицом к лицу. Лидер отвечает журналистам". В эфире воскресная программа московской редакции Радио Свобода. У микрофона Михаил Соколов.

Наш гость - губернатор Самарской области, глава бюджетного комитета Совета Федерации Константин Титов. 30 октября ему исполнится 57 лет, правильно, да?

Константин Титов:

Да.

Михаил Соколов:

Самарской областью управляет десять лет, дважды переизбран на пост губернатора, в 2000 году баллотировался на пост президента России.

Константин Алексеевич, а вы к выборам 2004 года готовитесь или нет?

Константин Титов:

Конечно, готовимся. Причем, не только я готовлюсь, но и готовится наша партия. Если процесс объединения двух партий получится (уже сегодня оргкомитет насчитывает большее количество сторонников, 23 ноября должен быть объединительный съезд), то мы - новая объединенная партия будем готовиться к выборам 2004 года. Первый этап - 2003 год - выборы в Государственную думу, второй этап - выборы президента.

Мы с Михаилом Сергеевичем уже приняли волевое решение, - будем поддерживать Владимира Владимировича Путина, потому что сегодня его политика совпадает с нашей программой, совпадает с нашими мыслями, и его действия мы одобряем.

Михаил Соколов:

Вопросы Константину Титову задают журналисты Кадри Лийк, эстонская газета "Постимэес", и Валерий Черников, заместитель главного редактора газеты "Сельская жизнь".

Константин Алексеевич, вы вернулись из Соединенных Штатов, где побывали как раз после терактов. Вот как вы после этой поездки видите сейчас российско-американские отношения? Становится ли Россия союзником Запада, или это такой вот временный, какой-то сиюминутный флирт, я бы сказал?

Константин Титов:

Когда я увидел вот эти страшные телекадры (я благодарен российским телекомпаниям - и государственным, и частным, - практически круглосуточное вещание), я понял сразу, что наступил тот момент, который ни Россия, ни Америка не должны упустить. Мы должны быть вместе.

И я очень рад, что так оно и получилось. Я очень рад тому, что сегодня два президента (президент Соединенных Штатов Америки Джордж Буш и президент России Владимир Путин) могут обращаться друг к другу, как друзья: "Здравствуй, дорогой друг!"

Как долго продлится данная ситуация? Я лично считаю, что сегодня российское правительство и губернаторы многие, мы сделаем все возможное, чтобы эти отношения были долгими. И не только в рамках борьбы с терроризмом, но и в рамках сотрудничества, в рамках культуры, экономического сотрудничества.

Кадри Лийк:

Константин Алексеевич, скажите, пожалуйста, как, по-вашему, при новых нынешних отношениях с Америкой в России будет рассматриваться вопрос расширения НАТО, страны Балтии особенно?

Константин Титов:

Конечно, нам не очень приятно, что Балтия (и Эстония в том числе) вступает в НАТО. Конечно, мы этим огорчены, потому что серьезно воспринимаем ту позицию, что если мы друзья, то зачем расширение военного блока в районе наших границ?

Если говорить дальше, то, давайте, тогда подумаем и о формуле российского участия в НАТО. Может быть, давайте, ограничимся, как Франция, рамками политического диалога в политической структуре НАТО. Но решения, которые принимает НАТО (если мы союзники) должны с такой страной как Россия согласовываться, и согласовываться обязательно. Мы понимаем, есть в уставе НАТО 5 статья: когда кто-то нападает на одну из стран-участниц НАТО, то НАТО встает на защиту. Мы это прекрасно понимаем. Здесь, может быть, даже не надо советоваться с Россией. Хотя неплохо было бы уже и дальше действовать одним фронтом.

Михаил Соколов:

Константин Алексеевич, а вы не исключаете возможность вот такого вступления России в НАТО, по модели Франции?

Константин Титов:

Не исключаю. Я еще раньше высказывал, когда говорили, что если НАТО движется на восток, то давайте тогда действовать в рамках Конрада Аденауэра, что Европа-то вообще от Атлантики до Тихого океана. И проблемы никакой нет, а только Европа должна будет пересмотреть систему вооружений, открыть свой рынок вооружений и рынок вооружений стран НАТО для российских производителей. Вот в состоянии ли Европа пойти на такой шаг?

Кадри Лийк:

А в состоянии ли Россия пойти на натовские стандарты?

Константин Титов:

В чем?

Кадри Лийк:

В вооружении, чтобы продавать.

Константин Титов:

А это давайте поручим обсуждать специалистам, а не журналистам. Еще неизвестно, чьи стандарты в вооружениях лучше.

Валерий Черников:

Константин Алексеевич, вы недавно, буквально на днях, вернулись из Берлина. Какая реакция политиков в Европе на события после 11 сентября и той роли, которую играет Россия в антитеррористической борьбе?

Константин Титов:

Реакция в Европе и простых людей, и властных структур положительная. И я думаю, что это способствовать будет развитию взаимопонимания. Все сегодня поняли, что Россия не является ожидаемым противником или даже условным противником. Россия сегодня - союзник.

Кадри Лийк:

Скажите, пожалуйста, вот Путин, теперь как-то стал на стороне Америки, пошел против инстинктов многих людей в России. В экономических реформах он уже давно это сделал. Может ли он получить какую-то серьезную оппозицию в результате этого, и при каких обстоятельствах это может случиться?

Константин Титов:

Вы знаете, у меня вообще нет фактов, кроме процедур в Югославии, может быть, где Путин был не на стороне Америки. То, что некоторые американские лидеры рассматривали наши взаимоотношения с Чечней не как внутренне дело России, а как международный конфликт, то это проблема, может быть, недопонимания российской конституции.

Я думаю, что у большинства здравомыслящих людей России Путин пользуется доверием, это и рейтинги показывают, и большинство наших людей сегодня настроены на хорошие отношения с Америкой, не на плохие отношения, не на конфронтацию. Мне кажется, Владимир Владимирович опять выступил очень удачно. Потому что если начался диалог власти, то начинается диалог и другого уровня, диалог бизнеса. А тогда мы начинаем лучше друг друга понимать, и тогда мы уже партнеры, мы уже не враги.

Михаил Соколов:

Константин Алексеевич, ну, вот президент Буш все-таки подчеркнул, что России, конечно, огромное спасибо за поддержку, но проблема нарушения прав человека в Чечне и проблема страданий мирного населения отнюдь этим не снимаются. Все-таки, я так понимаю, Запад будет внимательно следить за тем, что происходит в этом регионе, и не собирается закрывать глаза, если будут такие факты.

Константин Титов:

И мы также будем внимательно следить, что будет происходить в Афганистане, и тоже на это не будем закрывать глаза.

Валерий Черников:

Константин Алексеевич, принят закон о политических партиях. Как вы считаете, какова может быть политическая фигурация в России вот в преддверии будущих парламентских выборов, какой у вас взгляд на это?

Константин Титов:

Закон, конечно, имеет свои недостатки. Но, наверное, любой документ невозможен без недостатков, и жизнь будет вносить свои коррективы и поправки. Но закон ко времени, и к месту. И сегодня многие лидеры, процитирую Маяковского, "встав на горло собственной песне", пошли на объединение. И создаются партийные структуры, которые объединяются не по принципу, что там лидер Явлинский, а там лидер Горбачев, там лидер Титов, а тут лидер Немцов. Нет, по принципу идеологии. Это замечательно, это правильно. Поэтому на ближайших выборах тем, кому удастся пройти горнило регистрации в Министерстве юстиции, я думаю, будут участвовать в выборах обязательно.

Не запрещает закон и блокировки партий. Но, я думаю, что сейчас блоков будет уже значительно меньше, может быть, один-два, может быть, три. А партий, конечно, участвовать будет достаточное количество. Основные сегодня силы, я считаю, определяются в направлении: "Единства", "Отечества", Райков - "Народный депутат, "Вся Россия", КПРФ, объединение социал-демократии, так скажем, СПС. Пожалуй, все.

Михаил Соколов:

Константин Алексеевич, вы создаете объединенную социал-демократическую партию. Здесь и социал-демократы, насколько я понимаю, - Яковлев, Горбачев и, видимо, социалисты уже присоединились с Рыбкиным, да?

Константин Титов:

Во главе, да, вошли в оргкомитет, вот так, скажем.

Михаил Соколов:

Но дойдут до съезда, вы надеетесь?

Константин Титов:

Я бы очень хотел, потому что всю жизнь, всю историю социал-демократии в ней всегда были левые, правые, центр, так? И это обеспечивало движение социал-демократии к прогрессу. Это обеспечивало дискуссии внутри партии, по ним вырабатывались оптимальные решения. К сожалению, в историческом периоде России социал-демократия была удушена именно тем, что были ликвидированы определенные платформы и дискуссии даже внутри партии коммунистической. Сталин все это уничтожил в 30-х годах.

Поэтому, я думаю, что мы эту процедуру сохраним, и тогда, как истинные социал-демократы во всем мире, будем работать не на эфемерное будущее - построение коммунизма, да? А будем работать на конкретное решение проблем человека здесь и сейчас. Вот здесь и сейчас трудно человеку - мы эту проблему решаем. Решаем законодательно, решаем в исполнительной власти.

Михаил Соколов:

Вот я хотел как раз уточнить. Этот зазор между компартией и "Яблоком" (социал-либералами в западной терминологии), достаточно ли он велик сейчас в России? Есть ли там 5 процентов активных избирателей, которые проголосуют за партию, в чем-то близкую нынешней КПРФ, которая тоже использует социал-демократические элементы программы, а с другой стороны, имеет во главе людей, которые во время перестройки (как Горбачев и Яковлев) приобрели у части населения несколько негативный оттенок? Понимаете? Есть все-таки эти стереотипы последнего десятилетия. Вы не боитесь за судьбу вашего начинания?

Константин Титов:

Вы совершенно правы в отношении "Яблока". Это действительно либеральная социал-демократия, и если руководство "Яблока" это понимает, я думаю, мы были бы все очень рады объединению с ними. Различия в наших действиях и в программах, ну, в самый сильный электронный микроскоп очень трудно различить. Здесь, наверное, проблема в лидерах.

Отличие КПРФ и социал-демократии огромное. Мы его не видим с вами только потому, что за семидесятилетнюю с лишним историю России и российского партийного движения у нас вообще все партии были вычеркнуты, одна была только КПРФ. И лозунги социал-демократии - справедливость, счастье, равенство и так далее - во многом определяются совершенно другими источниками.

Большевики - это не социал-демократы, большевики - это последователи Ленина и Сталина. Я сознательно не называю Карла Маркса, потому что из учения Карла Маркса, с точки зрения диалектики, спокойно вырастает позиция социал-демократии. Карл Маркс говорил, что общество на Западе рухнет и будет диктатура пролетариата. Он ошибся. Потому что общество развивается, развивается техническая вооруженность средств труда, и рабочий становится очень высокообразованным и хорошо оплачиваемым человеком. Поэтому диктатура как бы рабочего не получилась.

Но есть позиция социальной природы, когда буржуазия вынуждена делиться властью, особенно представительской властью, и народ демократично определяет позиции участия во власти тех или иных партий, тех или иных движений.

У большевиков во многом эклектическая позиция. Они что-то взяли (то, что им выгодно) от Маркса, что-то от Сен-Симона, - вот эта фата-моргана, мираж в отношении построения социализма или коммунизма. К сожалению, эти все горести нам пришлось испытать на собственной шкуре. Да, мы убедились, что построение социализма в отдельно взятой стране невозможно. Но Ленину это нужно было для того, чтобы обосновать, теоретически обосновать необходимость проведения революции.

Разница огромная. Мы, я уже сказал вам (вот по действиям здесь и сейчас), - за конкретную либеральную экономику. Мы - за защиту народа и за равенство, социальную защиту граждан, адресную социальную защиту граждан, за гарантии в образовании, за гарантии в здравоохранении.

Коммунисты в программе написали, что они за плюрализм в собственности, но везде в своих заявлениях они говорят: "Мы за государственную собственность". Поэтому двуличие это опять присутствует. И разница здесь огромная. Они нас тянут назад, мы идем вперед, в ногу с эпохой, но сначала нам придется пройти по пути, по которому прошла Европа, нам нужно здесь конечно, догонять.

Кадри Лийк:

А почему вы не остались с СПС? Ведь полтора года (или чуть больше) назад вы еще дружили с ними. Это были идеологические расхождения, или личностные, или президентские выборы играли роль?

Константин Титов:

Ну, это всегда интегральный показатель. Мы не можем говорить о том, что это вот то или то повлияло. Повлияло все вместе. Но чашу терпения переполнил тот факт, что когда начали объединяться в СПС, то, вот, допустим, Гайдару, Немцову, Хакамаде было предложено быть учредителями новой партии, нового общественно-политического движения. Я считаю, что и организации, которые за ними стоят, тоже должны быть учредителями этой партии.

Мне предложили только личное. А Российскую партию социальной демократии в расчет не брали, хотя Российская партия социальной демократии также была в составе избирательного блока СПС и сделала, может быть, не меньше, чем партия Немцова или партия Хакамады. Я посчитал это оскорбительным для людей, которые вместе со мной, оскорбительным для социал-демократии и оскорбительным для себя. Это дискриминация. Они в этом плане действуют, как большевики. Они любят - большевики - дискриминировать. Большевики любят гнуть через колено, они не любят решать проблемы процедурно, как положено. Поэтому я принял для себя волевое решение: больше в этой компании не участвовать.

Но дружеские отношения со многими людьми в СПС я сохраняю, я с большим уважением отношусь к организационным и управленческим способностям Анатолия Борисовича Чубайса. Я считаю, что это великолепный менеджер и человек четкой правой ориентации. Я с уважением отношусь к Егору Тимуровичу Гайдару, не только как к лидеру Демократического выбора России, но и как к экономисту, грамотному, взвешенному экономисту, у меня прекрасные отношения с Немцовым. Но то, что было принято коллегиально, для меня было неприемлемо.

Валерий Черников:

Вы постоянно подчеркиваете, Константин Алексеевич, что социальной базой возглавляемой вами партии является средний класс. Какой вы видите потенциал, интеллектуальный, кадровый, который может быть задействован в выборах на всех уровнях, какое вы значение придаете этой работе?

Константин Титов:

Мы большое значение этой работе придаем. И сегодня, конечно, этот круг людей определяется, в основном, практиками работы социал-демократии и определяется позициями, которые занимают ученые. Ученые, конечно, это и экономисты, это и юристы, это и политологи, это и социологи, это политтехнологи, если такая наука сегодня у нас существует. Я считаю, что это наш основной потенциал. Особенно историки, они очень много знают по теории социал-демократического движения, по трудам Плеханова, по его исторической миссии для России.

И мы в этом году проводили семинары для наших сторонников, для лидеров, для того, чтобы рассказать им и о принципах организаторской работы, и об истоках, и о теории социал-демократии. В каждом регионе, в семи наших федеральных округах семинары прошли успешно. И я должен сказать, что очень много интеллигенции откликнулось на наши предложения. Прекрасно выступали наши ораторы. Профессор Орлов Борис Сергеевич великолепно выступал, аудитория очень внимательно все это дело слушала.

Поэтому интеллигенция - очень широкое понятие, и нам, конечно, придется очень много работать, чтобы разъяснять эти позиции. Но по своему историческому духу, по своему предназначению партия социал-демократии - как раз партия среднего класса и интеллигенции. Это партия не популистов и не пауперов.



Михаил Соколов:

Константин Алексеевич, с вашей точки зрения, нынешнее налоговое, например, законодательство, которое начало немножко реформироваться, оно создает в России, собственно, этот средний класс или нет?

Константин Титов:

Да. Здесь мне возразить абсолютно нечего. Я считаю, что это очень правильное направление деятельности. И, конечно, вот я лично сам приложил много усилий для того, чтобы пакет законодательных предложений Владимира Владимировича Путина, Германа Грефа был принят, и в Совете Федерации в том числе. Это сегодня очень верное и очень грамотное направление.

Наша партия называется Российская партия социальной демократии. Мы либералы в экономике и государственники в социальной защите граждан. Многие сегодня не понимают, возражают, говорят, налоговая база уменьшается, и так далее. А ничего подобного! У нас самый низкий теперь в мире, в Европе-то точно, налог - 13 процентов. Мы почти на 49 процентов увеличили собираемость подоходного налога. Мы почти на 35 процентов увеличили собираемость налога по прибыли. А сбор налогов дает возможность нам решать те или иные задачи в социальной сфере.

Но появляется возможность, появляются условия людям работать. Бизнес становится открытым, бизнес становится прозрачным и появляется возможность создавать новые места. Чем больше новых мест, тем меньше нуждающихся в социальной защите граждан. Самое главное - серьезное уменьшение налогов с оборота. Какая несуразица получается. Чем больше ты производишь продукции, тем больше ты должен заплатить дорожного налога, потому что тебе больше ее надо перевезти. Отмена этих налогов - это тоже величайшее благо, и сегодня это сказывается уже и на инвестиционном климате в России. Я думаю, что это правильная позиция, мы ее целиком и полностью поддерживаем.

Как решать на местном уровне социальные задачи? Для этого есть специальные государственные фонды, трансферты, субсидии, надо в этом плане активно работать. И местным руководителям, и губернаторам, и мэрам надо четко понять, что не надо запрещать бизнес. Не надо: "Ага, у нас в центр забрали налоги, давайте, мы с вас еще больше возьмем". Нет, наоборот, надо те же условия создать, тогда бизнес еще энергичнее будет работать, и они тоже получат свою долю налогов, в значительно большем объеме, чем получали раньше.

Валерий Черников:

Политический сезон в России этой осенью начался обсуждением и принятием в третьем чтении и в Думе, и в Совете Федерации Земельного кодекса. Как вы, с опытом десятилетней работы на посту губернатора очень мощной области России, оцениваете принятие этого документа, какие последствия он имеет для России и для экономики России?

Константин Титов:

Я считаю, что это вообще переломный этап для развития бизнеса в России. Вы представляете, у нас совершенно разные понятия по собственности. Мир не понимает, что ты можешь иметь дом, который стоит не на твоей земле, а у нас это нормально, в порядке вещей. Поэтому мы в этом понятии начинаем быть похожими на весь мир, который живет лучше, чем мы, то есть, на более хорошие деньги, чем два доллара в день. А у нас основное количество людей проживает именно на два доллара в день.

Поэтому, исходя из этих позиций, мы должны очень четко понимать, что это благо. И это будет способствовать инвестициям в Россию. Это будет способствовать созданию рабочих мест. Это будет способствовать укреплению налоговой базы. Земля - это основной налоговый как бы инструментарий. Но в нем не прописаны позиции частной собственности или свободной формы продажи и купли земель сельхозназначения. Это должно решаться отдельным федеральным законом.

В Самарской области эти проблемы решены, и у меня как бы нет проблем. Теперь я буду ждать федерального закона. Было бы правильно действительно сделать так, что каждый субъект Федерации по мере готовности сам определяет форму собственности на землю сельхозназначения.

Что такое "по мере готовности"? Это кадастр земли, учитывающий ее плодородие, все остальное, участки, границы и так далее. Но вот Государственная служба кадастра должна быть именно государственной, и мне кажется, она должна вообще подчиняться только президенту, как раньше подчинялась царю, и находилась в Кремле.

Вот это было бы правильно, потому что это основное богатство нашей страны.

Кадри Лийк:

К вопросу о среднем классе. В Москве он явно растет. Я их вижу в своем спортклубе, где членство стоит около тысячи долларов в год, но, тем не менее, народу много. И явно, что многие эти деньги сами зарабатывают, даже молодые женщины, которые могли бы, в принципе, получать от богатого мужа.

Как в провинции? Как, например, в Самарской области, чувствуется ли там этот средний класс, и чем они занимаются?

Константин Титов:

Москва не показатель. Здесь уровень жизни значительно выше. Если вот принять средний уровень по стране за 100 процентов, то Москва - это 500 процентов. Самара - 156 процентов. А Тува или Бурятия, или, там, Ингушетия - 14 процентов.

Но это движение началось, и оно уже распространяется и в провинции. Поэтому доходы людей растут, мы в этом убеждаемся по показателям в субъекте Федерации, в Самарской области. Вклады в банки растут, в частности, в Сбербанк. И по России мы отмечаем эту тенденцию, что за первое полугодие вклады в Сберегательный банк серьезно выросли граждан. Именно граждан России.

Поэтому, действительно, идет процесс формирования среднего класса. Было бы очень хорошо, чтобы еще и шло параллельно его идеологическое воспитание. Чтобы он четко понимал, что не нужно революций, нужно эволюционное развитие. И в рамках этого эволюционного развития лучшей идеологией является социал-демократия.

Валерий Черников:

Константин Алексеевич, месяца два Кремль настойчиво ищет подходы к гражданской инициативе в нашей стране. И вот в конце ноября планируется проведение гражданского форума. Что, администрация озабочена созданием управляемого гражданского какого-то института? Или какие здесь могут быть причины столь пристального интереса к гражданскому обществу?

Константин Титов:

Ну, мы с вами думать можем, конечно, по-разному. Можно исходить из чистой идеалистической позиции, что гражданское общество как бы плохо формируется, и надо этот процесс подтолкнуть сверху. Это, мне кажется, не совсем так.

Мы можем исходить из чисто практической позиции, что в администрации сидят грамотные умные люди, и они прекрасно понимают, что фундаментом всех их действий, направленных на либерализацию экономики, направленных на открытый диалог с Западом, на прозрачность нашего бюджета и наших действий внутри страны и за пределами страны, это, конечно, гражданское общество. Это цемент, это основа такой политики. И, конечно, этот процесс выпускать из своих рук было бы достаточно рискованно.

Поэтому, наверное, здесь присутствует интегральная позиция. С одной стороны, уже есть заявления политических партий и, в частности, Российской партии социальной демократии о необходимости формирования гражданского общества, о необходимости поддерживания общественных гражданских институтов. И, с другой стороны, есть понимание этого процесса в администрации президента. Я думаю, что это приведет к успеху.

Может ли ситуация в гражданском обществе быть управляемой исполнительной властью и давать определенные результаты? Частично, да. Стопроцентной управляемости достичь невозможно, и, допустим, лидеры от той или иной общественной организации при беседе, если дают соответствующие как бы заверения, то они потом своей организационной работой могут их воплотить в жизнь. Но я в этом ничего плохого не вижу. Если сегодня у нас этот процесс достаточно инертен, если люди в своей массе не ходят на выборы, если люди не понимают того, что они как бы нанимают власть, что от них зависит избрание того или иного лидера (местной власти или центральной), то этот процесс неплохо организационно подтолкнуть и сверху.

А, может быть, даже и в содружестве с гражданскими организациями, с общественными организациями за рубежом, в Европе и в Америке, в частности. Ведь сегодня не секрет, что самый высокий уровень развития гражданского общества, гражданских прав в Соединенных Штатах Америки.

Кадри Лийк:

В связи с гражданским обществом, как вы относитесь, например, к такому движению, как "Идущие вместе"?

Константин Титов:

С кем идущие...?

Кадри Лийк:

Я не знаю, с кем.

Константин Титов:

Есть много различных форм работы с молодежью. Есть лидеры, которые четко чувствуют политическую конъюнктуру. Мне думается, что это достаточно конъюнктурные позиции. Наверное, в каждой политической партии должно быть просто свое молодежное крыло, и в этом отношении очень интересен опыт социал-демократических партий Европы, где на своих съездах они предоставляют молодежи равные права высказаться, поставить те или иные задачи...

Я был на пятом съезде социалистических партий Европы, да? Там каждому молодому лидеру было дано слово. И он выступал, начинал словами: "Я хочу жить в Европе". Говорил о том, какой он хочет ее видеть. Потому что ему придется жить.

Вот Жванецкий очень правильно говорит: "Нам говорят: "Молодежь - наше будущее". Какое будущее? Вот вы смотрите на меня, вот мне 57 лет, это я - ваше будущее. Вот в какой стране вы хотите жить, чтобы быть или похожим, или непохожим на меня?"

Но, в стране демократия. Лидеры этого движения не нарушают Конституцию. Бог им в помощь.

Валерий Черников:

Константин Алексеевич, вопрос как к председателю комитета по бюджету Федерального собрания.

Скажите, пожалуйста, недавно группа главных редакторов федеральных СМИ обратилась к президенту с просьбой рассмотреть вопрос о продлении льгот для СМИ. Речь идет о том, что в проекте бюджета на 2002 год этот пресловутый налог на добавленную стоимость для СМИ отменяется.

Как вы считаете, в нынешних сложных экономических условиях эта мера не является преждевременной?

Константин Титов:

Ну, если вы знаете, я все время выступал против каких-либо льгот для СМИ. Считаю, что это бизнес, и он должен быть разумным, и он дает соответствующие результаты. Значит, как правило, люди, которые владеют той или иной газетой, они владеют еще и медиа-холдингом или издательством. И тогда за счет других работ они восполняют потери на политической газете или на политических публикациях.

В нашей стране, к сожалению, это только еще складывается. Но когда в бюджете определяют деньги и говорят: "Вот мы отдадим правительству, а оно определит, какой газете сколько", - я категорически против этого. Потому что это неравенство для средств массовой информации. У кого больше возможностей для лоббизма, какая газета ближе к уху, та больше получит денег.

И мы это с вами на протяжении многолетней истории проходили. И мы знаем, какие дотации получал господин Березовский, владея контрольным пакетом ОРТ. Мы все это с вами знаем.

Сегодня, я считаю, это наше предложение было принято. Если вы хотите дотировать, давайте сделаем так: все средства массовой информации (ну, кроме, конечно, эротических и так далее) освобождаются от какого-либо налога. Освободили от НДС, слава Богу. Я этому очень рад, и я это приветствую. Посмотрим, насколько дешевле будут газеты (ведь вы нам говорите, что они станут доступны для каждого гражданина), проанализируем и дальше будем действовать, может быть, в этом направлении.

Но я сегодня эту позицию одобряю. Это правильная позиция. Это равная позиция для всех.

Константин Титов:

Зачем? Отменить.

Если мы хотим льготировать прессу, то мы должны отменить какой-то из налогов. А НДС? Пожалуйста, НДС. На землю? Пожалуйста, на землю. На имущество? Пожалуйста, на имущество.

Вот в Самарской области мы же тоже льготируем прессу. Но мы отменили налог на имущество. Пресса не платит налог за имущество.

Михаил Соколов:

То есть вы позицию Алексея Кудрина, который настаивает на том, что НДС должны платить в том же объеме, как промышленные предприятия, газеты, не поддерживаете.

Константин Титов:

Нет, я считаю, что здесь Дума как представительный орган власти должна определиться, какой налог она исключает для средств массовой информации. Кудрин должен подчиниться, и как министр исполнить. Говорить он имеет право все, что угодно.

Кадри Лийк:

Я хочу спросить про Совет Федерации. Расскажите, пожалуйста, сколько там, примерно, осталось людей, избранных народом, я имею в виду губернаторов и председателей законодательных собраний. Сколько уже этих самых посланников, и как это влияет на вашу работу?

Константин Титов:

Сегодня проходит очень болезненный процесс формирования Совета Федерации. В конституции Российской Федерации четко записано, что там работают представители органов управления субъекта федерации. И в своей предвыборной кампании я отчетливо говорил, что я считаю, что присутствие там губернаторов и лидеров законодательных собраний неприемлемо. У них просто не хватает времени для компетентной работы над каждым законопроектом. Там должны работать люди на постоянной основе, как представители.

Я эту статистику не веду, сколько там представителей, сколько субъектов, потому что здесь реализуется одно из моих предвыборных обещаний.

31 декабря я тоже сам скажу "до свидания" этому прекрасному зданию на Большой Дмитровке, 26, и покину работу законодателя.

Кадри Лийк:

Сейчас, наверняка, такая смешанная компания. Как она работает?

Константин Титов:

Нормально. Нормально работает. Вот Горегляд Валерий Павлович, он заведовал у меня аппаратом в Комитете по бюджету. Сейчас он представитель от Сахалинской области. Он является заместителем председателя Комитета по бюджету. Он ведет всю работу, можно сказать, уже как председатель Комитета по бюджету, потому что он постоянно, на постоянной основе здесь присутствует.

А я же приезжаю только на сессию. Я не могу участвовать на совещаниях в правительстве, в Кремле, у меня же свои дела есть в губернии. А он здесь постоянно, он работает. Я считаю, что качество работы серьезно улучшилось.

Кадохов, представитель Северной Осетии, прекрасно работает. Сейчас пришел представителем от Ленинградской области Васильев, доктор экономических наук, профессор. Нам вот только таких людей и надо, которые понимают все, а не которые действуют с позиции лоббизма своих территорий. Ну, что это такое?

Поэтому я считаю, что это все очень правильно, и 31 декабря он будет сто процентов из представителей. Я уж так буду говорить, не покривя душой, сегодня, наверное, где-то процентов семьдесят.

Валерий Черников:

Константин Алексеевич, вы часто бываете в Европе, контачите очень плодотворно с лидерами партий социал-демократических. Как известно, там 11 государств, там правительства возглавляют социал-демократы, да? Какой опыт из того, который имеется в Европе в социал-демократии, может быть поучительным для России и для вашей партии?

Константин Титов:

Опыт один должен быть. Мы должны решать те задачи, которые сегодня в состоянии и решить. Они же ведь очень конкретно работают, они решают конкретные задачи. Вторая позиция: мы должны четко понять, что мы должны гарантировать безопасность человеку, его семье. Мы должны гарантировать человеку его здоровье и его образование, это задача государства. Мы должны научить людей ловить рыбу, то есть мы должны дать им удочку, а не заставлять их есть тухлятину из наших рук. Поэтому мы должны отучить людей просить милостыню и побираться, мы должны создать условия и дать возможность людям работать.

Вот это самая главная политика сегодня, она в России реализуется, вот в том числе и, я считаю, блок экономических законов, это Греф, конечно, совершил революционный шаг. Я не знаю, как ему удалось убедить чиновников в министерствах и в администрации президента, но это - налоговая революция, я по-другому не могу сказать, она сегодня приносит хорошие результаты.

Вот бюджет Самарской области. Мы получили превышение доходов по первому полугодию где-то на 600 миллионов рублей.

Михаил Соколов:

Константин Алексеевич, вот на территории вашей Самарской области находится Волжский автомобильный завод, крупнейшее...

Константин Титов:

Работает.

Михаил Соколов:

Работает, да. Но за десять лет так и не научился выпускать машины европейского качества, зато активно лоббирует, например, повышение таможенных пошлин, налоговые льготы. Обвиняют его руководство в разных таких махинациях. Известна история то ли с покупкой, то ли с продажей песка. В общем, менеджмент взял в свои руки управление предприятием, государственный пакет акций, насколько я понимаю, находится в залоге за долги, опять же, у федеральной власти.

Не считаете ли вы необходимым как-то поучить менеджеров, которые, по-моему, не очень все-таки хорошо справляются со своим делом, и продать этот пакет иностранным инвесторам, которые, наконец, принесут вот деньги в вашу область?

Константин Титов:

Не считаю, абсолютно. Мы должны очень четко понимать, что автомобиль, легковой автомобиль этого класса - "Жигули" - промежуток между "Москвичом" и "Окой", он именно такой, за который люди могут заплатить честно заработанные деньги. Мы в состоянии сделать автомобиль класса "Жигули" качеством таким же, как в Европе, но это, например, "Опель-Астра" или "Фиат-Браво" будет стоит 22 тысячи долларов.

Михаил Соколов:

Ну, что же вы? Бросьте! Какие же 22 тысячи долларов?

Константин Титов:

Мне нечего бросать, это вы бросаете! Я четко знаю экономику предприятия, я был членом совета директоров.

Михаил Соколов:

22 тысячи долларов...

Константин Титов:

Да.

Михаил Соколов:

За "Астру"?

Константин Титов:

Я говорю, сколько будет стоить...

Михаил Соколов:

Которая стоит гораздо меньше в Европе.

Константин Титов:

В Европе - да, гораздо меньше, но у нас... мы не Европа.

Михаил Соколов:

То есть производительность труда такая?

Константин Титов:

Дело не в производительности труда, дело в комплектации. Дело в переоснащении предприятия, это огромные единовременные вложения. Поэтому мне не надо ничего бросать, я это четко знаю из экономики предприятия, я долгое время был членом совета директоров АвтоВАЗа.

Поэтому автомобиль ровно настолько хорош, насколько за него готовы заплатить. Если нам в стране рынок позволяет реализовать в год два миллиона автомобилей, а мы производим с вами около 950 тысяч, то остальное покрывается (вторая половина) экспортом. И если бы это покрывалось новыми автомобилями, никаких проблем нет. Ведь никто проблему по новому автомобилю не ставит. Мы ставим проблему по старому автомобилю. Потому что проникновение на наш рынок старого автомобиля - это чревато серьезными последствиями.

Сегодня в Европе принято законодательство о том, что после пятилетней эксплуатации очень серьезно увеличиваются налоги экологические на автомобиль. И фирма, производящая автомобиль, должна забрать его и утилизировать. Так им выгоднее будет тогда, чем открывать производство у нас, они тут же начнут к нам сплавлять вот это старье.

Поэтому не надо говорить, что АвтоВАЗ лоббирует, АвтоВАЗ ничего не лоббирует.

Михаил Соколов:

Но вы тоже лоббируете.

Константин Титов:

Я лоббирую, да. А АвтоВАЗ ничего не лоббирует. Я лоббирую, и, слава Богу, удачно.

Песочные дела и все остальное - правду определяет только прокуратура и суд.

Михаил Соколов:

Суда не было?

Константин Титов:

Да. А раз нет суда, а тебя в прессе мочат, и мы знаем, кто это инициирует, и как это инициирует, да? То, извините, это тот черный пиар, на который политики часто натыкаются. Вот. Поэтому, прежде, чем разорить предприятие, давайте, мы сначала на него наедем, составим ауру, что директора ничего из себя не представляют, и так далее, а потом, значит, раздавим это предприятие. Помните, там, "красные генералы" и так далее, и так далее. Вот это из той оперы.

Каданников - прекрасный специалист, и работа предприятия ритмична и хорошо обеспечена.

В отношении государственного пакета акций. Да, если вы имеете долги, а АвтоВАЗ признает эти долги, вы должны что-то отдать в залог. В 51 проценте этих акций 19 процентов акций субъекта федерации и муниципалитета, это наша доля долгов. Это подвергается реструктуризации, это подвергается другой обработке и так далее. Но наша политика, политика правительства, президента, направленная на то, чтобы ограничить ввоз старых автомобилей, тут же дала толчок для того, чтобы с нами подписали соглашение о создании СП, с нами начали работать очень энергично по производству "Форда-Фокус" в Ленинградской области, и в 2003 году нам обещают с конвейера нового автосборочного завода новый автомобиль.

Михаил Соколов:

Константин Алексеевич, это было за два года до всяких повышений таможенных пошлин.

Константин Титов:

Мы знаем, как это... Вот вы знаете, вы говорите, это было принято решение. А мы знаем, как эти решения финансировались. Когда было принято решение о том, что ограничиваем ввоз пятилетней давности автомобилей, да? СП тут же с АвтоВАЗом подписали соглашение, и первые 40 миллионов долларов пошли. Когда мы знаем, как в Ленинграде все это финансировалось. Но когда мы подписали этот документ, тут же работы возобновились и начали работать очень серьезно. И сейчас "Фольксваген" ищет площадку для того, чтобы производить "Шкоду" в России. Вот это вот нормальный ход, это нормальная позиция. Не надо нам свозить мусор. Привозите технологии и начинайте работать.

В отношении того, чтобы продать пакет акций АвтоВАЗа кому-нибудь из иностранных инвесторов, я хочу сказать одно. Мы предлагали государству: "Пожалуйста, выкупайте у нас этот пакет и продавайте кому угодно". Каданников это сам предлагал публично. Государство отказалось. А менеджмент принимает решение самостоятельное. Я думаю, мы еще сто раз успеем продать. Надо всегда очень грамотно считать.

У "Шкоды" другого выхода не было, а у нас есть теперь возможность заложить этот пакет, перезаложить этот пакет, получить инвестиции под залог этого пакета. Работа с "Дженерал Моторс" началась, только началась, я думаю, она имеет под собой серьезные перспективы. И, может быть, мы будем с вами еще при нашей жизни свидетелями рождения нового, большого, глобального автомобильного концерна.

Михаил Соколов:

Константин Алексеевич, вот ваш сын, пишут, богатый человек, миллионер, банкир, пишут, что бизнесом он удачно занялся, и не без вашего совета. Вот многие бизнесмены уходят в политику, баллотируются в Думу, в губернаторы. Вот вы бы ему посоветовали это делать или нет?

Константин Титов:

Мы обсуждали с сыном эту проблему. В отношении, конечно, миллионеров - немножко загнули.

Михаил Соколов:

В рублях, наверное.

Константин Титов:

Ха-ха-ха-ха-ха-ха! Наверное, да, в рублях-то, точно! Он сам вправе принимать решения. Но мы обсуждали эту проблему, и как бы вот мы решили, что два политика в семье - это уже перебор.

Михаил Соколов:

Спасибо. Итак, гостем московской студии Радио Свобода был Константин Титов, губернатор Самарской области. Я попросил бы наших гостей, Виталия Черникова и Кадри Лийк, подвести итоги разговора, что им показалось наиболее важным и интересным.

Валерий Черников:

мне кажется, что Константин Алексеевич очень интересно предстал в роли политика федерального уровня и очень опытного губернатора, который десять лет возглавляет очень важную область России. Я думаю, что все наши слушатели с интересом его суждения восприняли. Я думаю, что такие встречи очень полезны для Радио Свобода.

Кадри Лийк:

Мне тоже было очень приятно встретиться с губернатором, который наверняка работает серьезно и совестно. И иногда из медиа остается впечатление, что губернаторы, они часто бывают политическими конъюнктурщиками. Очень приятно убедиться, что так не со всеми.

Михаил Соколов:

Я все-таки поражен (в некотором смысле) оптимизмом Константина Алексеевича Титова в вопросе объединения социалистов, социал-демократов. За десятилетия изучения политического процесса в России я не видел боле разношерстной публики и хочу сказать, что вам будет очень трудно.

XS
SM
MD
LG