Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Борис Смирнов


Карэн Агамиров:

У нас в гостях Борис Смирнов, председатель совета директоров Торгового дома потомков Петра Смирнова. Вопросы ему задают Анна Зафесова, итальянская газета "Ла Стампа", и Анна Добрюха, "Комсомольская правда". Веду программу я, Карэн Агамиров.

Борис Алексеевич, я купил "смирновскую" водку специально к нашей программе. Как определить, правильная это водка или неправильная? Подделка или нет? Сможете вы, не открывая, сначала определить? Возьмите, пожалуйста.

Борис Смирнов:

В первую очередь, на всех бутылках, если они сделаны легально на заводе, стоит число изготовления этой бутылки. Написано не чернилами, которые очень легко смываются, растираются.... Значит, водка сделана не на заводе.

Карэн Агамиров:

Не убедили. Напечатать можно все, что угодно.

Борис Смирнов:

Нельзя. Кроме того, еще одно отличие. В основном, поддельщики этикетки наклеивают как? Кисточкой. Поэтому неровный мазок, этикетка отстает. А если посмотреть... этикетка наклеена - тонкие-тонкие полосочки. Автоматом.

Карэн Агамиров:

Это важно. А все-таки вот откройте и...

Борис Смирнов:

Нормальная водка. Хорошая.

Карэн Агамиров:

По традиции, краткая биография нашего гостя.

Смирнов Борис Алексеевич, праправнук знаменитого русского водочника Петра Арсеньевича Смирнова. Двадцать лет назад бабка передала Борису сохраненные ею старинные рецепты по изготовлению истинной, родовой "смирновки". А когда он, совсем молодой тогда парень, да еще служивший в ту пору в КГБ, спросил: "А зачем?", старушка ответила: "Погоди, милок. Пригодится". И - оказалась права.

Прошли годы. Бориса Смирнова комиссовали из органов госбезопасности по состоянию здоровья. Устроился в "Агропром", где со временем занял один из руководящих постов. Но все это было "не его", ведь он - Смирнов. И потянуло, наконец, Бориса к корням, и достал он из шкафа бесценные рецепты. В 1991 году Борис Смирнов основывает Торговый дом потомков поставщика двора Его Императорского Величества Петра Смирнова и возобновляет производство знаменитой водки. И начинает тяжбу с другим, американским Смирновым, уже проникшим на российский рынок. Спор с компанией "Хью Блайн", производителем "Смирнофф", продолжается по сей день.

Какой из двух Смирновых - "правильный"? Не будем судить. У каждого свой вкус. Но покупают, в основном, российскую "смирновку", может, отчасти, потому, что она намного дешевле американского собрата (импорт, понятно). Но не поддается сомнению одно, - "смирновскую" из торгового дома потомков поставщика двора Его Императорского Величества знают все.

Борис Алексеевич, у нас, как известно, два "Смирновых". Одна написана латинскими буквами, другая кириллицей. У вас идет давно война с американским вашим противником.

В каком состоянии сейчас положение дел?

Борис Смирнов:

В общем, если так сказать, то - в состоянии войны. Война идет, война продолжается.

Просто у нас еще добавились дополнительные задачи. Мы боремся за потребителя, потому что компания "Хью Блайн" в данном случае вводит потребителя в заблуждение. Мало того, что использует имя Петра Смирнова, она еще использует то, что это - "водка русская". Хотя существенно отличается от всех сортов русских водок.

Карэн Агамиров:

Чем?

Борис Смирнов:

Во-первых, все сорта русской водки делаются на натуральной "живой" воде. Будь это артезианская скважина, родник... даже водопровод. Она все равно - "живая".

Компания "Хью Блайн" делает свою водку на дистиллированной воде. В России она считается "мертвой". Поэтому и принято в западном мире водку охлаждать очень сильно, пить со льдом... Она от этого теряет и вкус, и запах, и вообще.... Тогда, может быть, даже проще было бы не водку, как говорится, делать, а просто разливать спирт, добавлять его в воду каждому по вкусу. Это было бы проще и дешевле.

А любая водка должна иметь все-таки вкус, аромат. Это то же самое, что замораживают водку... ну, заморозить коньяк, виски в холодильнике так, чтобы они тягучие были. Вкусный будет тогда виски? Или коньяк? Нет.

И Гиляровский, и Чехов, и Толстой, и многие-многие русские писатели по этому поводу очень часто употребляли... когда такие домашние сцены... когда хозяин открывает шкафчик, достает графинчик с водочкой и разливает. Графинчик-то при комнатной температуре, и у водки вкус и аромат свой.

Или возьмите вон фильм "Иван Васильевич меняет профессию": "Ключница делала? Ядреная водка".

То есть, водка должна иметь вкус и аромат свой.

Карэн Агамиров:

У нас сегодня такой разговор, наверное, по большей части, мужчин касающийся, а у нас вот две журналистки, и обе, причем, совершенно непьющие. Две Анны.

Интересно, вот какие они будут вам вопросы задавать. Может быть, это и к лучшему - если тут два мужика бы сидело, наверное, разговор получился бы как... типа в трактире, знаете такой вот, вчетвером...

Анна Зафесова, "Ла Стампа", Италия.

Анна Зафесова:

Меня очень заинтересовало то, что вы сказали относительно того, как надо пить водку. То есть, получается, что мы пьем водку неправильно совершенно, в массе своей.

Как так получилось, почему эта традиция - пить водку комнатной температуры полностью исчезла? Ведь нынешний эталон - это когда графинчик запотевший. Совсем наоборот. Почему так получилось?

Борис Смирнов:

Графинчик "со слезой" должен быть летом. Потому что если на улице двадцать пять, то... в общем-то, водку или другие напитки хранили в погребе. А в погребе температура, в основном, средняя - 14-16 градусов. Даже классическая температура французских винных подвалов, где-то 14-16 градусов. Так и в России.

То есть, летом водку пили просто вот при температуре 16 градусов, скажем так. А так как на улице или в комнате было 20-25, то, конечно, появлялась "слеза".

Анна Зафесова:

А почему так произошло, что в какой-то момент... ведь сейчас в России водку и зимой ставят в холодильник.

Борис Смирнов:

Ну, это, скажем так - от большой глупости.

Ну, во-первых, в России все-таки не всегда ставят в холодильник водку, и не все. Это очень редко бывает. Если ценители водки... они не ставят. В крайнем случае, они ставят на дверцу холодильника, где температура где-то в пределах 16 градусов. А так... это пришло опять-таки с Запада, то есть, из Европы, с Америки, где качество водки очень низкое.

Ведь в 1982 году Международный арбитраж в Гааге подтвердил права России на рекламно-коммерческий лозунг, что только водка из России - настоящая русская водка. Потому что... ну, родина коньяка - Франция, а родина водки - Россия. И, значит, в России знают лучше, как ее пить, как ее делать. Ведь не можем мы диктовать условия, как делать коньяк французам или как делать виски шотландцам.

Мы можем только говорить, что наша русская водка - действительно, тот напиток, который был придуман более 600 лет назад... сделан в России, и назывался он раньше не "водка", а "хлебное вино", потому что в России было очень много зерна, пшеницы, хлеба, но совсем не рос виноград. Поэтому и получила название "хлебное вино". А в середине XIX века уже назвали "столовое вино". То есть, принято было пить за столом как бы.

Ну, а уже в советское время, чтобы уйти от старорежимных традиций, его стали обзывать уже "водкой", хотя по терминологии дореволюционной, "водка" могла быть горькая, сладкая, но только не белая.

Карэн Агамиров:

Анна Добрюха, "Комсомольская правда".

Анна Добрюха:

У меня такой вопрос. По статистике, за первые два месяца этого года количество отравлений алкогольной продукцией возросло минимум в полтора раза.

На ваш взгляд, это с чем связано у нас?

Борис Смирнов:

Это? С отсутствием Думы, которая "не думает".

Дело в том, что за умышленное убийство у нас дают... могут дать пожизненное заключение. Но если тебя поймали с ножом или с пистолетом. А вот сделали водку, как говорится, подпольно, неизвестно из чего, вас, в лучшем случае, оштрафуют на десять минимальных окладов, в худшем - на тысячу минимальных окладов. А вот если вы отравились и умерли, то вы должны написать заявление в милицию, чтобы их привлекли к уголовной ответственности.

Анна Добрюха:

То есть, это, вы считаете, недостатки законодательной базы.

Борис Смирнов:

Конечно. Если бы при незаконном производстве водки наказывали очень строго, то охотников бы поубавилось во много раз.

Анна Добрюха:

А вот, на ваш взгляд, именно проблема незаконного использования товарного знака... именно подделывание той же водки - насколько она сейчас у нас остро стоит?

Карэн Агамиров:

"Смирновской", в смысле. Вашей, да, вы имеете в виду? Или - в общем?

Анна Добрюха:

Ну, и в общем...

Борис Смирнов:

Она, как говорится, стоит везде... не только на водке. И лазерные диски, о которых много говорят, и книги, и водка, и продукты питания...

Если, например, даже такой случай... Я покупаю "Вологодское" масло, а потом читаю... почему "Вологодское"? Не "Вологодское", а "Вологда". А потом уже заинтересовался, прочитал, что вообще это масло-то и не вологодское, а сделано в Финляндии. А называется "Вологда".

Вот это... прямой, как говорится, обман.

Анна Добрюха:

Но вот известно, что такие известные иностранные компании объединились даже в группу поддержки фирменных товаров для того, чтобы защищать свои интересы и привлекать внимание государства к незаконному использованию их "раскрученных" товарных знаков.

А вот со стороны российских производителей что-то вот не слышно...

Борис Смирнов:

Есть такое. Почему? Есть.

Анна Добрюха:

Есть такое, да? А что это?

Борис Смирнов:

Я сейчас не помню, как полное название.... Но есть... было создано года, наверное, два назад или три... именно российских производителей по защите товарных знаков.

Анна Добрюха:

И что они предпринимают?

Борис Смирнов:

Работают...

Анна Добрюха:

Чего-то удалось добиться уже?

Борис Смирнов:

Добиваются.... Вот у меня занимается этим конкретно мой патентный поверенный. Президент этой ассоциации Комаров Лев Евгеньевич - очень грамотный специалист. Он бывший руководитель "Госпатента".

Просто, скажем так, у нас в России-то и рынка нет. У нас - базар. Когда государство не выполняет свои обязательства, тогда не выполняют и бизнесмены свои обязательства.

Например, вот, для того чтобы зарегистрировать фирму в Германии, необходимо потратить час. А у нас - один месяц. Вот сравните.

Карэн Агамиров:

Борис Алексеевич, водка, алкогольная продукция, ведущее место занимает в секторе сельскохозяйственном, пищевой промышленности. Естественно, налоги тоже...

Сколько вы приносите казне?

Борис Смирнов:

Самые хорошие цифры у нас были за 1997-98 годы. За 1997 год только акцизов мы заплатили где-то около 60 миллионов долларов. За 1998 - чуть меньше. (Во-первых, очень большое количество проверок было за год - тридцать одна. Налоговыми органами, органами ОВД и другими. И плюс ко всему, дефолт). Там заплатили около 50 миллионов. Это все равно немало.

И, в основном, даже не из-за дефолта, а из-за этих проверок завод практически простоял около четырех месяцев. То есть, как проверка - производство останавливают.

Дело в том, что, если бы, опять-таки, Госдума взяла законодательство Российской империи, посмотрела бы, не выдумывала ничего.... А просто взяли бы строчки законов имперских, отработанных, как говорится веками... внесли в новые законы, то было бы намного проще.

Вот, например, до революции акцизные предприятия могла проверять только акцизная служба. А акцизные предприятия какие были? Кто производит водку, кто производит шоколад.... Только акцизное управление, работники акцизного управления ходили и проверяли. Больше никто. Ни жандармерия, ни полиция. Не налетали на заводы, не устраивали, как говорится, "маски-шоу". А сейчас...

Карэн Агамиров:

...Время другое просто.

Я хочу сказать, что, когда я позвал... российских журналистов на встречу с вами, я (так вот попалось просто) открыл журнал "Налоговая полиция". Я позвонил им и говорю: "Будет Смирнов, приходите... журналисты от вас". Они говорят: "Нет, мы на кого-нибудь другого придем. К Смирнову вопросов у нас пока что нет".

Борис Смирнов:

Есть хорошая поговорка в России. Эту поговорку повторял Прохоров, эту поговорку повторял и мой прадед, и многие-многие купцы. И староверы, и не староверы. "Как деньги пришли, так и ушли".

Поэтому... когда трудовые деньги, их и бережешь. Они всегда идут на пользу. Когда "левые" прилетели, они так же и улетят. Пусть задержатся на год - на два, но все равно все рухнет. Вся пирамида рухнет.

Вот посмотрите, сколько после дефолта до сих пор стоит полуразрушенных, недостроенных зданий в Подмосковье. Коттеджей. Где все эти люди? Где все эти деньги?

Анна Зафесова:

Борис Алексеевич, скажите, пожалуйста, я буквально вчера слышала по одному радио сообщение о том, что у вас упали объемы производства. Без ссылки на источник, сразу говорю.

Во-первых, правда ли это? Во-вторых, если да, то с чем это связано? С теми налоговыми проверками, о которых вы говорили, или с тем, что потребитель отдает предпочтение вашим конкурентам? Или, может быть, в России стали меньше пить?

Борис Смирнов:

Во-первых, это, действительно, правда. Объемы упали. Объемы упали в первую очередь из-за большого наплыва водок из автономных республик наших. Осетия, Татарстан, Башкортостан.... То есть, из-за этого. Потому что... хотя люди, в общем-то, беднее жить не стали, но все равно стараются купить подешевле.

Анна Зафесова:

То есть, это более дешевая водки?

Борис Смирнов:

Более дешевые водки.

Анна Зафесова:

А вы не думаете о том, чтобы тоже заполнить как-то этот сегмент более дешевой водкой?

Борис Смирнов:

Думаем. Готовимся уже. Я думаю, что через три-четыре недели появится наша водка тоже, в общем-то, в дешевом ряде. Но качество будет такое же, как у дорогих водок. Хорошее.

Карэн Агамиров:

Так бывает разве?

Борис Смирнов:

Бывает. Главное - душу вложить.

Карэн Агамиров:

Дешево и...

Борис Смирнов:

... и сердито.

Карэн Агамиров:

А секрет - сколько будет стоить примерно?

Борис Смирнов:

Сейчас пока прорабатываем. Ну, где-то в рознице она должна не более сорока рублей стоить.

Карэн Агамиров:

Дешевле, чем "кристалловская" даже.

Борис Смирнов:

Да.

Анна Добрюха:

Я хотела бы вернуться к разговору о налогах. Мы об этом уже начали говорить...

У нас, наконец-то, новый Налоговый кодекс да? вступает в действие с 1 января будущего года. И там предусмотрена несколько иная... изменяется схема взимания акцизов.

Как вы считаете, как это отразится на вас? Чего вы ждете? Вообще, какие ожидания связаны со вступлением в силу нового кодекса?

Борис Смирнов:

Сейчас акциз берется непосредственно у завода-производителя. И поэтому заводу-производителю нужны громадные оборотные средства. Не всегда хватает. При этом завод-производитель 50 процентов акцизов платил в федеральный бюджет, а 50 оставлял местным. При новой структуре завод-производитель платит только в федеральный бюджет, а вот оптовики будут платить в местный бюджет.

И поэтому, что тогда получается? Если сейчас губернаторы выстраивают кордоны-заслоны, чтобы только не пустить водку, произведенную в других областях, и свои марки идентификационные, там... как угодно назовите их.... Если эта марка для местного производителя рубль, предположим, а для стороннего производителя двадцать рублей. И местная водка стоит, предположим, пятьдесят рублей, а которую привезли - сто рублей. И все. Сразу она из конкуренции выпадает. И завод-производитель только, как говорится, работает, обеспечивает одну область. Нет конкуренции, нет выбора для потребителя. Он берет только одну водку.

При новом кодексе это, конечно, намного будет легче. Область будет заинтересована как можно больше водки привезти и продать. И получить с нее акциз. В свой бюджет. Потому что если местный завод делает плохую водку или отвратительную, то, значит, они будут стараться брать где-то в другом месте, чтобы водка, как говорится, принесла прибыль.

Анна Добрюха:

То есть, это и в интересах потребителя получается, и, опять же, в интересах ваших.

Борис Смирнов:

Да.

Борис Смирнов:

Кстати, одна из претензий, которые Путин высказывал губернаторам, это то, что они там у себя, на местах, устанавливают вот эти препятствия, да? На пути взаимопроникновения продукции.

Борис Смирнов:

Ну, не все области, но есть такие. Особенно республики. Марий Эл начинала строить завод мощностью 20 миллионов бутылок в месяц. Хотя населения там в десять раз меньше.

Карэн Агамиров:

Вы знаете, а многие люди там (я часто ездил довольно) поддерживают своих губернаторов, потому что говорят: "Начинается взаимопроникновение это, и очень много "левого" идет и так далее". А тут у них уже опробованная, своя водка, допустим.

Борис Смирнов:

Такая "левая" водка все равно границ не имеет. Она...

Карэн Агамиров:

Но все-таки как-то регулируется...

Борис Смирнов:

Ну, вот в Подмосковье у нас здесь заезжал на рынок. С машины торгуют водкой. Все... и акцизная марка нормальная, все законно, как говорится, без подделок. Стоит тридцать рублей. Вам в нагрузку еще одну дают.

Карэн Агамиров:

У вас претензии к Государственной Думе, да? что она законы не те принимает? Или не...

Борис Смирнов:

Про эту Думу я еще не могу ничего сказать, а прошлая Государственная Дума - это выброшенные народные деньги на дармоедов, которые ничего хорошего пока не сделали.

Карэн Агамиров:

А в какую Думу вы все-таки (я не знаю, правда это или нет) начали поставлять водку, как в свое время Его Императорскому Величеству? В Госдуму, в правительство, в Совет Федерации...

Борис Смирнов:

Везде поставляли свою водку.

Карэн Агамиров:

А сейчас?

Борис Смирнов:

Но Госдума, в общем-то, очень не любит платить за нее.

Карэн Агамиров:

Но вы все равно поставляете.

Борис Смирнов:

Нет, сейчас не поставляем. Сейчас там "Ост-Алко". Ее штоф.

Карэн Агамиров:

Анна Зафесова, "Ла Стампа", Италия.

Анна Зафесова:

Борис Алексеевич, все мои русские друзья при выборе между "Смирнофф" и "Смирнов" (впрочем, и при выборе между, скажем, хорошими марками водки зарубежными и вашей) всегда выбирают вашу. То есть, в России вы, безусловно, уже brand.

Это патриотизм, или это различие... отличие в качестве? Вы уже упомянули одно отличие с вашим конкурентом западным. Это дистиллированная вода. Какие еще отличия рецептуры, приготовления?

Борис Смирнов:

Вы знаете, какая заповедь у Петра Смирнова была? Дать потребителю высококачественный, безвредный продукт.

Поэтому мы и даем, стараемся дать именно высококачественный продукт. Вот поэтому мы следим за качеством, за спиртом, за водой.... И сам, как говорится, с товарищами бывало, что очень сильно выпивали, и утром всегда - свежая голова. Это очень большой показатель. Особенно для России. Когда человек раз выпил, второй, а утром встает свежий как огурчик, как говорится, и спокойно идет на работу, - он ее и в третий, и в четвертый раз будет брать. Потому что он понимает, что утром он проснется после любого застолья человеком и не будет грешить, что "водка несвежая".

Карэн Агамиров:

Борис Алексеевич, а кто вы по политическим убеждениям вашим? Одни говорят, что вы какой-то старовер, не любите иностранцев (ну, то, что вы судитесь, конечно, с американцами, это может быть одним из показателей).

А на самом деле, кто вы по политически убеждениям?

Борис Смирнов:

Значит, моя история... как все. В Советском Союзе был пионером, комсомольцем, членом партии. Партия одна. Как в стихах. "Если есть, что в мире вечно, то это - Родина моя." Для других, как говорится, партий меня нет.

Карэн Агамиров:

Кому, все-таки, симпатизируете из лидеров политических нынешних?

Борис Смирнов:

Скажем так, Евгению Максимовичу Примакову. Из всех лидеров.

Карэн Агамиров:

А он вас звал к себе во фракцию? В Думу?

Борис Смирнов:

Вообще-то, в свое время я был учредителем "Отечества".

Карэн Агамиров:

А вы им деньгами помогаете?

Борис Смирнов:

Нет.

Карэн Агамиров:

А чем вы ему так нравитесь?

Борис Смирнов:

Не знаю.

Карэн Агамиров:

Ему водка нравится?

Борис Смирнов:

Просто пригласили, и я не отказался. Это было 19 ноября.

А так... нет у меня никаких пристрастий к партиям. Надо дело делать. А политика - дело грязное.

Карэн Агамиров:

В общем, во власть вы не собираетесь, да?

Борис Смирнов:

Нет.

Карэн Агамиров:

Промышленник, предприниматель, и вот это ваше...

Борис Смирнов:

Это самое главное. Кто-то должен, как говорится, накормить Россию и напоить.

Карэн Агамиров:

Может, вы через три года передумаете и сходите тоже, как и другие, в Думу?

Борис Смирнов:

Ни за что.

Анна Зафесова:

Борис Алексеевич, вы сказали, вы были "как все" - комсомольцем, пионером.... А как же так произошло это превращение из простого советского человека в "водочного короля"? Или вы с детства думали, что "когда я вырасту, я буду производить водку"?

Борис Смирнов:

С детства я не думал, хотя с детства знал, откуда я, кто такой. Вот, моя прабабка умерла в 1981 году. Кстати, тогда я был чекистом и служил в личной охране... короче говоря, в 9-м Управлении.

Нет, это появилось позже. "Если не я, то кто?" Как таковых, тогда родственников не было, найти не мог. Прабабка знала о ком-то, но не говорила. Она очень боялась. Два раза сидела при Сталине, ей хватило на всю жизнь.

Поэтому задумался об этом летом 1990 года. Случайно ехал в метро и прочитал указ Горбачева о том, что можно делать малые предприятия. Вот с этого и началось.

Карэн Агамиров:

Дослужились до какого звания?

Борис Смирнов:

Прапорщик... не успел. В 1984 году комиссовали. Не годен - ни в мирное, ни в военное время.

Карэн Агамиров:

Почему? В связи с чем? Если не секрет, конечно.

Борис Смирнов:

Да нет... Просто по болезни комиссовали, и все. Работа очень тяжелая была, очень сложная. Организм (хотя я и спортсменом был, и все прочее не выдержал.

Карэн Агамиров:

Так вы на самом деле охраняли Косыгина?

Борис Смирнов:

Да.

Карэн Агамиров:

Горбачева?

Борис Смирнов:

Да.

Карэн Агамиров:

А как охраняли? В каком кольце? Там же несколько колец у них - одно, второе...

Борис Смирнов:

Одно кольцо. Вот в этом одном кольце я был.

Карэн Агамиров:

Навыки не растеряли сейчас, спустя столько лет? Я имею в виду...

Борис Смирнов:

Тяжеловато, но все равно...

Анна Добрюха:

Борис Алексеевич, поскольку вы сказали, что ваша задача - "напоить" Родину, я тоже такую интересную статистику нашла. Что из спиртосодержащей продукции, которую выпивает наш народ, где-то процентов 70-80 составляют водка и очень крепкие спиртные напитки. И только оставшаяся часть там приходится на вина.

Вас такая информация радует? И вообще, как вы относитесь к такому факту?

Борис Смирнов:

Ну, во-первых, я скажу то, что все-таки в России забыта культура потребления. Полностью. Не то, что забыта, - она полностью ликвидирована в советское время была. Если вы вспомните Гоголя, "Мертвые души", Чичикова. Когда он в трактире "откушать изволил", с чего он начал? С "полынной", которая возбуждает аппетит. И так, потихоньку, под рыбку, а это - под супчик, а это и пошло.... А чем он закончил? Сладкой наливочкой с чаем.

Вообще в России тепло бывает, ну, максимум, где-то дней... восемьдесят, в лучшем случае. В основном, мы живем в крайне северных условиях, даже Москва.... Скажем так - в условиях, где другие страны, другие народы просто бы не выжили. Даже скандинавы, норвежцы, финны... у них климат лучше, чем у нас. У них теплее зимой. У них средняя температура где-то градусов, наверное, на пять или на семь выше, чем у нас. Потому что у них климат морской, более мягкий. А у нас какой климат?

Анна Добрюха:

То есть, в принципе, есть объективные причины того, что мы предпочитаем крепкие спиртные напитки?

Борис Смирнов:

Да. Потом, вот, например, можжевеловая водка, о которой мы говорили. Это, в первую очередь, было лекарство. Можжевельник - это хороший антисептик. Поранились вы, салфетку намочили в можжевеловом настое, приложили к ране - все. Никаких последствий. Все зажило.

Пришли вы с мороза, устали, выпили рюмку водки с чаем с горячим. Через пять минут у вас бодрость, вас в пот прошибло.... Почему самовар пили "с полотенцем"? Да потому, что с чаем обязательно или наливочку пили, которая все-таки с градусом была, или водочку.

А в таком, как говорится, соотношении водка с чаем очень хорошо улучшает кровообмен. Человек быстро согревается. Усталость проходит. Сосуды лучше начинают работать. То есть, это очень полезно.

Анна Добрюха:

А вы, кстати, если не секрет, в каком возрасте впервые водку попробовали? И что это была за водка?

Борис Смирнов:

Вы знаете, молодость наша... когда мы начинали, у нас, в основном, портвейны были советские. А водку где-то... в армии. Тогда еще не было закона, что с 21 года водку продавать.

Карэн Агамиров:

Ну, представляете, нас будут слушать, наверняка, и непьющие люди. Скажут: "Что они рекламируют тут?". Пришел с мороза - обязательно выпить надо. А просто чай нельзя? Не "выпивая"? Согреться?

Борис Смирнов:

Ну, хорошо. Ну, если вы ведро выпьете, то, может быть, согреетесь.

Карэн Агамиров:

Ведро чая?

Борис Смирнов:

Да. Если выдержите такое количество. А вот той же водки не надо много пить. Рюмку. 50 грамм водки.

Карэн Агамиров:

Это трудно очень. 50 грамм. Это Чазов тоже говорил - по 40 грамм, по 25 даже. Наш народ, вы знаете.... Скажите: "Вот, 30 грамм тебе на день". Еще очень трудно.

Борис Смирнов:

Нет, ну...

Карэн Агамиров:

Вы как, вообще, считаете, вот русский человек, в России он живет, вот он должен, вообще, хотя бы 50 грамм выпивать? Потому что они говорят: "Где 50, там и еще 50..." И кончается, вы знаете, как все.

Борис Смирнов:

Как обычно говорят, да? "Одна...

Карэн Агамиров:

Все, и в канаве потом.... Если только жена рядом там не регулирует.

Вот, как, вообще, на Руси это?

Борис Смирнов:

Как на Руси говорят. "Одна бутылка - мало, две много. Берем три, чтобы в магазин не бежать".

Карэн Агамиров:

Но Горбачев (помните?) пытался бороться с этим. Лигачев, в основном.

Борис Смирнов:

Нет, он боролся-то с народом, в первую очередь. У меня как раз в переулке был галантерейный магазин, а у нас в подъезде сетка такая, потому что дом старый. И он каждый вечер был завален пузырьками из-под одеколона, который народ выпивал и бросал туда.

Это борьба была с народом, а не с алкоголем. Потом, опять-таки, это был очень "мудрый" ход. Если я в месяц выпивал бутылку водки, мне больше не надо было. Но по талону-то мне положено было три. Значит, я был должен брать три. И вот у всего народа столько водки было запасов, если вы помните...

Карэн Агамиров:

Но Россия, как ни странно, оказывается, не самая пьющая страна, да? Французы, по-моему, опережают даже Россию, да?

Борис Смирнов:

Я могу вам дать статистику на 1907 год. Россия была на девятом месте. Я думаю, что мало с этого времени изменилось.

Карэн Агамиров:

А кто же лидирует сейчас?

Борис Смирнов:

Сейчас - не знаю. Но, возможно, либо Германия, либо Франция, либо Испания, где потребляют вина больше. Потому что все-таки в России водку тоже не каждый день пьют. А во Франции, например, вино каждый день пьют.

Карэн Агамиров:

А вы считаете, отучить Россию от водки невозможно никогда, да?

Борис Смирнов:

А зачем?

Карэн Агамиров:

Вы работы тогда лишитесь.

Борис Смирнов:

Нет, это здесь даже ни при чем. Это же опять-таки.... Вот, например, по статистике, на час трудозатрат лесоруба в России, предположим, в Вологодской области, и такого же лесоруба в Африке, потребление калорий у кого больше? В России. И не в один, а в несколько раз. Поэтому водка - как бы дополнение к пище. Потому что человек потерял много калорий, ему нужно добавить. А мясо, опять-таки... ни мяса, ни рыбы столько не дадут.

Карэн Агамиров:

Анна Зафесова, "Ла Стампа", Италия.

Анна Зафесова:

Продолжая разговор об алкоголизме и борьбе с ним, все-таки, насколько я помню, Россия, по-моему, стоит на первом месте по употреблению спиртосодержащих изделий. Но даже если на втором или на третьем, это неважно. В любом случае, рост алкоголизма очевиден, и его последствия - преступления, совершенные в пьяном виде, ДТП, совершенные в пьяном виде, и так далее. То есть, проблема реально существует.

Я понимаю, что, наверное, это немножко странно спрашивать у производителя водки о борьбе с алкоголизмом, но вы считаете, что с этим надо как-то бороться? И если да, то как?

Борис Смирнов:

Ну, во-первых, это уже следствие. Пьяный за рулем...

Анна Зафесова:

Но я и говорю о борьбе с алкоголизмом, а не с водкой.

Борис Смирнов:

Это следствие. "А вот почему народ пьет?" раз задали одному философу. "От безысходности".

В советское время, я бы не сказал, чтобы вот так массово все пили, Я работал на заводе после школы. У нас не было массового пьянства, хотя работяги.... Он отработал за станком, за верстаком....

А вот сейчас эти же люди, они уже начали пить постоянно. От безысходности. Человек не видит ни перспективной жизни, ничего.

Карэн Агамиров:

Вы знаете, это каждый раз индивидуально. В Волоколамске, в деревне-то, там я знаю, что половина бросили пить сейчас. Уже надо там зарабатывать, работать....

Борис Алексеевич, помните, Александр Лившиц произнес бессмертную фразу - "Надо делиться"? Налоги вы платите. А занимаетесь ли вы благотворительностью, помогаете ли бедным?

Борис Смирнов:

Доходы у нас скромные, так что все уходит на налоги. Как у Фоменко - "заплатил налоги и сплю спокойно, на лавочке на вокзале, в парке"....

У нас пока до этого не доходит, но налоги съедают очень большую массу. А так....

У нас есть на Пятницкой "Дом малютки", там помогаем, и когда просят.... И есть еще один дом детей-инвалидов в Малаховке, и там тоже помогаем, чем можем.

Карэн Агамиров:

Эти дети, оставшиеся без попечения родителей? "Дом малютки" там и....

Борис Смирнов:

Да. Это просто, как говорится, подкидыши.

Карэн Агамиров:

Помогаете вы... фактически содержите, или как?

Борис Смирнов:

Больше все-таки у меня жена уделяет внимания Малаховке. Там дети - инвалиды с детства.... И врачами, и там, если надо, лекарствами, и транспортом. Что просят, то и делаем. Потому что деньгами - проблема, потому что все-таки действительно их не хватает. Хотя, при необходимости, и деньгами. Когда это необходимо, просто, вот, стараемся...

Им никто не поможет. Государству порой не до них. Как вот в Малаховке перед Новым годом в детском доме вдруг выяснилось, что сахара нет. Или в другом детском доме одна пара ботинок на двоих - на троих.

Анна Добрюха:

Борис Алексеевич, вот вы говорите, что ведете, так сказать, борьбу с этой иностранной компанией, производящей "Смирнофф", в целях защиты интересов потребителя, да? То есть, чтобы потребителя не вводили в заблуждение. А с другой стороны, права потребителя нарушаются, когда у нас подделывают вашу же водку.

Две проблемы... две стороны нарушения прав потребителей. Какая из них вас беспокоит больше? На какую приходится направлять больше сил?

Борис Смирнов:

Ну, это то же самое, что вопрос, какая рука дороже, левая или правая? Дело в том, что это все связано. При борьбе с американской компанией "Хью Блайн" мы защищаем не только потребителя, но и русскую водку. Потому что иностранные производители водок, как говорится, из Европы, с Запада, стараются не пускать русские сорта водок на свои рынки.

Был во Франции, зашли в магазин, смотрим, стоит водка "Донская". Я ее взял. Оказалось - продукт Франции. Для меня это было очень удивительно, хотя бы потому, что я встречался с начальником юридического управления Общества по защите товарных знаков. Очень солидная контора, которая приезжала в Москву, чтобы в России не делали шампанское, не производили коньяки. И в то же время они используют наши товарные знаки, то есть (в данном случае, "Донская" - от реки Дон) именно в производстве с напитка, который несвойственен Франции.

Анна Добрюха:

То есть, они в этом плане нарушают закон?

Борис Смирнов:

Нарушают закон о месте происхождения товара. То есть, название "Донской" это то же самое, если я назову водку, "Парижская" и буду ее делать. Потом, кто-то скажет.... Как говорится: мне захотелось "Парижскую" - вот и делаю "Парижскую" водку. Или коньяк "Парижский". Как раз подойдет.

Карэн Агамиров:

Вас устраивает, Борис Алексеевич, то, что в экономике сегодня российской? Ну, вот, Греф пытается программу свою протолкнуть новую. Вот вы как, вообще, к этим вещам, к нововведениям относитесь?

Борис Смирнов:

Вы знаете, его программы как таковой полностью не видел, но если в его программу входит разгосударствление железных дорог, то это - недопустимо. Французы после войны выкупили все железные дороги (французское правительство) и сделали их государственными.

Такая маленькая особенность. Наше все электричество, как говорится, вся бытовая аппаратура работает 220 вольт и 50 герц. А кто будет отвечать, когда... если будет миллион хозяев в РАО ЕЭС, владельцев этих маленьких кусочков, станций, подстанций, проводов.... Кто будет отвечать за эту частоту?

Карэн Агамиров:

А идея насчет того, что производство вино-водочной продукции монополизировать государством?

Борис Смирнов:

Это значит посадить весь народ на "Столичную", на "Московскую", на "андроповку". И все. Это глупость. И, в общем-то, глупость неисполнимая сейчас, в данный момент. Насколько я помню, по-моему, 1 800 заводов сейчас действующих в Российской Федерации. Вот если 1 800 заводов вдруг сразу откажутся делать водку и перейдут... разливать соки, минеральную воду и еще что-нибудь, то для того, чтобы построить такое же количество государственных заводов, понадобится минимум год. Год народ без водки не выдержит. А страна не выдержит без налогов.

Карэн Агамиров:

То есть, налоги, все-таки, это главное, да?

Борис Смирнов:

Конечно, налоги и водка...

Карэн Агамиров:

... дополнение к бюджету.

Борис Смирнов:

А вот вы посмотрите. Подняли акцизы на 20 процентов, и, по-моему, в Башкирии упала продажа водки на 40 процентов. Все стали гнать самогонку. У нас по закону же самогонку можно гнать для себя, не для продажи.

Вот и все. И в деревнях сейчас, особенно в глубинках (вот, в Сибири), очень многие.... У них стоит бутылка водки на всякий случай, вдруг гость дорогой приедет, а так - самогонка.

Анна Зафесова:

Борис Алексеевич, скажите, есть ли какие-то планы экспансии на Запад, что, естественно, связано, во-первых, с перспективами судебного разбирательства с компанией "Хью Блайн" (то есть, какие это перспективы), и собираетесь ли вы своим качеством завоевывать Европу и Америку?

Борис Смирнов:

Мы уже начали потихоньку, как говорится, шаг за шагом. Сейчас у нас Латвия. Там мы выиграли все суды, включая... и сейм латвийский утвердил, вернее, запретил компании "Хью Блайн" там называться русской водкой и все прочее и прочее. И буквально в течение полугода мы вышли, в общем-то, на первое место по продажам водки. Именно из класса "premium" дорогих импортированных водок.

Как-то заехали мы на заправку, стоит большой ряд водок (там водок тоже местных очень много делают), и смотрим, - наша бутылка одна стоит. И тогда говорим: "А две можно?" "Вы знаете, - говорят, - должны через час подвезти. Только что взяли... осталась одна, взяли три бутылки. Вот вашу "31" и "21" лучше всего берут."

Анна Добрюха:

Борис Алексеевич, а вот считается, что вы создали прецедент, то есть, впервые российская компания стала бороться за свой товарный знак с зарубежной, иностранной компанией.

А помимо этого какие-то еще подобные сейчас есть случаи, какие-то другие российские производители?

Борис Смирнов:

Только не в России, а в Чехии. Есть такое пиво "Budweiser". Я хорошо знаком с президентом "Budweiser". Они уже выгнали американцев с европейского рынка, и теперь у них впереди американский рынок. Потому что Budweiser это деревня, небольшая деревня в Чехии, где делают очень хорошее пиво.

Анна Добрюха:

Вы с ними как-то в плане того, чтобы делиться опытом, контакты поддерживаете?

Борис Смирнов:

Им проще. Чехия стала советской в 1945 году. Возраст.

Карэн Агамиров:

Борис Алексеевич, а все-таки американцы с "Хью Блайн"... в 30-е годы Смирнов приобрел известность благодаря все-таки им. Вы им должны быть в какой-то степени благодарны, да? Вы-то начали этим заниматься спустя только 60 лет после них.

Борис Смирнов:

Это опять-таки заблуждение. Еще в 1930-е годы сохранились кое-где запасы "смирновской" водки. Дело в том, что Петр Смирнов для офицерских буфетов на кораблях поставлял водку. А военно-морские базы российские вместе со складами и всем прочим были по всему миру, включая Японию, США и Францию. И вот эта водка была в больших запасах на этих складах.

Еще в 1930-е годы было какое-то количество этой водки, ее не всю успели выпить. В основном, водку-то пили только русские эмигранты. Немцы пили шнапс свой, им до водки, в общем... тогда еще, в то время, в начале века, в 1930-е года традиции были очень сильны. Ведь водку, в общем-то, употреблять стали хорошо только после Второй мировой войны, когда русская армия все-таки напоила пол-Европы водкой.

Даже были исследования такие (институт был, конъюнктуры и спроса), и как-то мне попался журнал этого института. Там описывалось именно проникновение водки. Кстати, экспортировать СССР стал водку после 1917 года в 1967 году. Через 50 лет. Это водка не экспортировалась.

Например, водка "Горбачев" - это чисто русско-немецкая водка, которую ыпускал генерал Горбачев в Питере. А жена у него была немка. После революции он уехал в Германию к родственникам жены и там продолжил выпускать водку "Горбачев".

Карэн Агамиров:

А то, что вот Похлебкин пишет в "Истории русской водки" о ваших потомках, о том, что поставляли Его Императорскому Величеству вовсе не качественную водку, а поддельную...

Читали вы это?

Борис Смирнов:

Вы знаете, у него хорошая книга "Чай и кофе" была. А эту книгу почитали специалисты, он, например, даже не знал разницы между... как делали в России поташ. Поташ в России делали из чего? Пережигали солому гречихи без доступа воздуха. Получался порошок по типу угля. И им водку очищали, "вымягчали". То же самое сейчас березовым углем можно очищать, можно просо очищать водку, чем угодно... Можно уголь взять и не березовый, а липовый. Вкус уже будет чуть-чуть другой.

А здесь - поташ. А поташ делали из гречихи. Никакого вреда она не несла.

Кстати, по поводу этого у меня есть заключение Московского университета.... Именно за то время, по поводу того, что там поташ... это там все хорошо описывается.

То, что Похлебкин написал, во-первых, он написал, что фирма основана в 1893 году, по-моему, когда фирма уже тридцать с небольшим лет существовала.

Карэн Агамиров:

Ну, что ж, нам надо завершать. Тема необъятная. Наверное, не на один час.

У нас традиция. В конце разговора журналисты подводят итог беседы.

Анна Зафесова, "Ла Стампа", Италия.

Анна Зафесова:

Во-первых, я узнала очень много нового про то, как надо пить водку, и про то, что это... эта культура из себя представляет. Потом, мне кажется очень интересным сам Борис Алексеевич как персонаж - по-моему, единственный человек из, скажем, потомков тех знаменитых российских фамилий, который, как бы, пытается вернуть ей былую славу.

Карэн Агамиров:

Анна Добрюха, "Комсомольская правда".

Анна Добрюха:

Я, честно говоря, тоже открыла для себя много нового, поскольку все-таки признаюсь, что я не любитель водки... как бы, принимать ее внутрь... но узнала интересный рецепт, по крайней мере, как ее можно использовать в других случаях.

И еще вызывает, в общем-то, я бы сказала радость, положительные эмоции - то, что вы боретесь все-таки с иностранной кампанией не только в личных интересах (даже продвигая свою продукцию), но и в целом в интересах продвижения российской продукции на международный рынок.

И хочется пожелать вам, чтобы так же, как чехи добились успеха, так же и вы.

Карэн Агамиров:

В одном материале о вас написали, что вы приобрели в КГБ навыки современного предпринимателя. Это - решительность и скрытность. Два главных навыка.

Ну, решительность - это я почувствовал. Насчет скрытности, я особой скрытности сегодня в вас не почувствовал. Почувствовал, что вы были расположены говорить.

XS
SM
MD
LG