Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Смертельный арсенал Ирака

  • Савик Шустер

Вместо Лицом к Лицу - Лицом к Событию Смертельный арсенал Ирака - каждый житель земли может быть убит микробами. Статья с таким заголовком вышла в газете Нью Йорк Таймс. В частности, из нее мы узнали, что в 74-м году была сформулирована программа бактериологических исследований, которая была направлена на создание арсенала биологического оружия Ирака.

В рамках этой программы проводились исследования сибирской язвы, токсина ботулизма (который вызывает мышечный паралич приводящий к смерти), альфатоксина (вызывающего рак печени), геморрагического конъюнктивита (вызывающего сильнейшую боль в глазах и временную слепоту) и ротавируса (вызывающего острое расстройство желудка, которое может привести к смерти).

Были проведены полевые испытания эффективности биологических патоагентов, которые доставлялись к цели различными способами. Для этого использовались распылители, реактивные снаряды калибром в 122 миллиметра, 155-миллиметровые артиллерийские снаряды, канистры, которые сбрасывались с реактивных истребителей, и авиабомбы типа ЛД-250

С полным переводом статьи в газете Нью Йорк Таймс мы вас познакомим через две минуты ровно.

Лицом к Событию. В московской студии Савик Шустер вместе с Дарьей Жаровой и Владимиром Бабуриным.

Мы предлагаем вам полный перевод статьи газеты Нью Йорк Таймс под заголовком: Смертельный арсенал Ирака - каждый житель земли может быть убит микробами. Статья начинается следующим эпизодом:

Как-то в январе 1995 года инспектор ООН по вооружениям Род Бартон решил разыграть иракцев. Со времени поражения в войне в Персидском заливе Ирак категорически отрицал, что в его распоряжении есть бактериологическое оружие. В распоряжении же Бартона, 46-летнего австралийского биолога, было всего лишь два листка. Они ничего не доказывали, но на кое-какие размышления наводили. Эти две банковские квитанции свидетельствовали о том, что в 80-е годы Ирак закупил у британской компании 10 тонн питательных веществ для микробов. Это куда больше, чем нужно для осуществления гражданских проектов.

"Это все, что у меня было. - Вспоминал в интервью Бартон. - Всего два мелких козыря. И я ими сыграл."

Эти документы Бартон выложил на стол перед своими собеседниками - иракскими генералами и учеными. Произошло это в глухой, без окон, комнате рядом с Багдадским университетом.

"Ну как, припоминаете что-нибудь?" - спросил Бартон. Собеседники побледнели.

Эта встреча была решающей. В последующие месяцы Ирак признал, что работает над сложной программой по производству биологического оружия и в конце концов сознался, что в его распоряжении достаточно микробов, чтобы уничтожить всех людей на земле несколько раз.

Инспекторы ООН готовы к возвращению в Ирак - в соответствии с договоренностью, в рамках которой Ирак обязался сотрудничать с ними. Однако история семилетней охоты за секретным биологическим оружием, которую поведали представители Соединенных Штатов, ООН и независимые эксперты, свидетельствует о том, что осуществлять свою работу инспекторам будет нелегко.

Эта история дает возможность понять и то, почему инспекторы до сих пор считают, что Багдад скрывает ракеты, бактериологическое оружие и технические средства, необходимые для его производства.

Вот перечень уже выявленных фактов:

- Накануне войны в Персидском заливе в 1991 году зять президента Ирака Саддама Хусейна начал экстренную военную программу. Целью этой программы было обеспечение возможностей для полного уничтожения населения Израиля путем применения бактериологического оружия. Об этом сообщил инспекторам ООН один из иракских генералов. Предполагалось, что беспилотные истребители МИГ, способные нести на борту до тысячи литров антракса сбросят свой смертоносный груз над территорией Израиля. Еще до войны в Персидском заливе было проведено испытание одного из таких самолетов, хотя тогда на нем не было бактериологического оружия. Бактериологический удар по Израилю не был нанесен.

- Местонахождение более 150 бомб и боеголовок, произведенных Ираком для доставки к цели бактериологического оружия, все еще остается загадкой. Неизвестно также и место хранения специального оборудования для распыления бактерий с вертолетов и самолетов, которое были произведены в Ираке в Восьмидесятые годы.

- В ходе почти всех недавних проверок инспекторы находили объекты так называемого двойного назначения - такие как питательные среды для бактерий, сосуды для их выращивания и устройства по повышению концентрации микроорганизмов - все это можно использовать и для производства особо опасных бактерий военного назначения.

В настоящее время, несмотря на существенный прогресс в раскрытии иракских секретов, инспекторы утверждают, что до сих пор не могут с уверенностью дать свое заключение в отношении ряда объектов.

Инспекторы нашли незначительное количество бактерий и запасы культур для их выращивания, но они не обнаружили ни одного из тысяч галлонов биологических агентов, произведенных Ираком до войны 91-го года. Багдад утверждает, что старые запасы уничтожены, но доказательств этому не приводит.

Инспекторы не могут также с уверенностью дать заключение о том, в какой степени Ирак решил технические проблемы доставки бактериологического оружия к цели. Эти проблемы не сумели решить другие государства, экспериментировавшие с подобным оружием.

И, наконец, инспекторы подозревали - хотя у них не было никаких доказательств, - что Багдад скрывает и бактериологическое оружие, и средства его доставки. Их обеспокоенность вызвана леденящими душу результатами подсчета количества недостающих вооружений. Организации Объединенных Наций достоверно известно, что произошло только с 25-ю из 157-ми биологических бомб, которые, по признанию самого Ирака, были произведены для его военно-воздушных сил.

Инспекторам также неизвестно, где находятся 25 боеголовок, начиненных бактериями, которые могут быть установлены на ракетах с радиусом действия около 650-ти километров. Багдад заявил, что эти боеголовки уничтожены, но вновь не представил никаких доказательств.

Ричард Батлер - председатель специальной комиссии ООН, которой поручено уничтожить оружие массового поражения в Ираке, во многих своих докладных записках обращал внимание на то, что неуверенность в отношении неучтенного оружия вызывает особую обеспокоенность. Недавно Батлер заявил Совету безопасности ООН, что иракский документ объемом в 639 страниц, который является якобы "полным и окончательным" отчетом - а речь идет уже о пятом подобном документе - на деле не дает "хоть в какой-то степени достоверной картины" продолжительных усилий Багдада по производству биологического оружия.

В 50-е и 60-е годы вооруженные силы крупнейших государств проводили эксперименты с бактериологическим оружием, но, в конце концов, они пришли к выводу, что это оружие слишком ужасно, и что его применение связано с неразрешимыми трудностями.

К 72-му году глобальная угроза биологической войны вроде бы отпала. Ирак присоединился к Соединенным Штатам, Советскому Союзу и другим государствам - их было больше сотни - и подписал Конвенцию о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении. В соответствии с этой конвенцией, страны-участники не имели права обладать смертоносными биологическими агентами, за исключением тех, которые используются в оборонных и в мирных целях для исследовательских работ, изготовления вакцин, защитной одежды и детекторов.

Соблюдение этой конвенции было добровольным, не существовало никаких средств принуждения, а сама конвенция допускала различные толкования и предоставляла возможность реализовывать программы, характер которых можно было определить и как наступательный, и как оборонительный.

По мнению некоторых инспекторов, тайные попытки Ирака создать биологическое оружие на деле начались вскоре после того, как Ирак присоединился к конвенции.

Соблазн был огромный. В отличие от ядерного оружия, опасные бактерии сравнительно дешевы, и их нетрудно производить. В то же время это оружие так же опасно, как и взрыв ядерной бомбы, хотя действует оно медленнее. Бактериальная клетка, которая претерпевает деление каждые полчаса, за короткий срок может произвести более миллиарда себе подобных. Поэтому даже несколько смертоносных бактерий чрезвычайно опасны. Десять тысяч бактерий сибирской язвы, болезни крупного рогатого скота и овец, способны убить человека. Это то число бактерий, до которого они могут размножиться за время, необходимое чтобы сказать эту фразу. Симптомы поражения легких сибирской язвой следующие: высокая температура, затрудненное дыхание и рвота. Как правило, смерть наступает в течение двух недель. Вакцина может предотвратить инфекцию, а на ранней стадии с болезнью можно справиться с помощью больших доз антибиотиков.

В 1980 г. американских вооруженные силы и разведка собрали большое количество данных, подтверждающих, что в Ираке осуществляется широкая программа по созданию биологического оружия, главным образом культур сибирской язвы.

Запад пытался заблокировать эти усилия. В 1988 г. Ирак заказал у швейцарской фирмы ХЕМАП ферментатор, пригодный для выращивания бактерий объемом в 1325 галлонов (около 5.000 литров), и готов был приобрести несколько дополнительных аналогичных сосудов. Однако Соединенные Штаты и их союзники убедили тогда Швейцарию отказаться от сделки - об этом сообщил доктор Джонатан Такер, в прошлом сотрудник администрации США, занимавшийся контролем над вооружениями, а ныне специалист по бактериологическому оружию в калифорнийском институте международных исследований в Монтерее.

Опасность бактериологического оружия настолько велика, что накануне войны в Персидском заливе президент Буш довел до сведения Саддама Хусейна, что если тот решится на использование химического или биологического оружия, Ирак заплатит за это страшной ценой.

Однако точных разведданных об иракском бактериологическом оружии на Западе не было. В 90-м году во время подготовки удара по Ираку со стороны международной коалиции те, кто занимался планированием этой военной операции, могли с уверенностью назвать лишь один иракский объект, на котором производилось бактериологическое оружие. Речь идет об объекте, расположенном в районе Салман Пак, неподалеку от Багдада, и этот объект был разрушен в результате бомбардировки.

Но несмотря на то, что с точностью установлена была лишь одна фабрика, Соединенные Штаты начали широкую программу вакцинации американских военнослужащих против антракса сибирской язвы. Одновременно с этим американские военные предприняли операцию по уничтожению иракских "холодных" бункеров, поскольку имелись подозрения, что в них хранится биологическое оружие.

После войны оказалось, что в этих подозрительных бункерах складировалось лишь обычное оружие, которое нужно было защитить от палящего солнца пустыни.

После того, как Саддам потерпел поражение в войне, он согласился - а это было одним из условий капитуляции - в течение пятнадцати дней сообщить все данные о своем арсенале ядерного, биологического и химического оружия, а также о ракетах дальнего действия, необходимых для доставки такого оружия к цели. Он также взял на себе обязательство уничтожить это оружие.

Организация Объединенных Наций тогда же создала специальную группу специалистов, которая должна была обеспечить выполнение Саддамом своих обязательств. В соответствии с решением ООН, до тех пор, пока не будет полной уверенности в том, что иракское оружие массового поражения уничтожено, Ираку запрещалось экспортировать нефть - единственный для страны источник иностранной валюты.

Позднее Организация Объединенных Наций несколько смягчила свои условия и разрешила Ираку экспортировать ограниченное количество нефти, чтобы иметь возможность импортировать продукты питания и медикаменты, а также выплатить репарации Кувейту.

После войны для поисков достоверной информации об иракском биологическом оружии из нескольких стран были собраны десятки сыщиков от науки, многие - из числа бывших военных. В состав инспекторов вошли и мужчины, и женщины в возрасте от двадцати с чем-то до шестидесяти с лишним лет. Их штаб-квартирой стали облезшие багдадские гостиницы, кишащие крысами и тараканами.

Первый набег международных контролеров пришелся на Салман Пак, административный и военный центр к юго-востоку от Багдада, расположенный на изолированной излучине Тигра. Туда-то в августе 91 года и направились тридцать членов Инспекционной комиссии ООН. Считалось, что именно в этом месте находился важнейший иракский комплекс по производству бактериологического оружия. В ходе военных действий этот комплекс, находившийся под защитой высоких стен, зенитных установок и специальной воинской части, подвергся бомбежкам. Теперь международные наблюдатели жаждали тщательно изучить все, что там еще осталось.

По воспоминаниям самих инспекторов, они были потрясены увиденным. За две недели до их прибытия иракцы почти все сравняли с землей. Они вывезли оборудование, взорвали два здания и разровняли обломки бульдозерами. Изобилие пепла и обгоревших папок и скоросшивателей позволяло заключить, что прежние хозяева комплекса устраивали костры из документов.

По заявлениям иракских властей, в Салман Паке велись исключительно мирные исследования, направленные на разработку вакцин и других защитных средств против опасных болезней. Однако инспекторы заподозрили, что работы носили чисто военный характер. В конце концов им удалось обнаружить камеру для распыления микроорганизмов на подопытных живых существ. Как вспоминал один из инспекторов, размеры камеры вполне позволяли размещать в ней "крупных приматов, не исключая и человека".

Иракцы утверждали, что камера использовалась всего лишь для проверки эффективности вакцин на ослах, овцах, собаках и обезьянах. В то же время они вывезли эту камеру на свалку в двадцати милях от Салман Пака и там раздавили бульдозером, явно пытаясь получше ее спрятать от посторонних глаз.

По словам сотрудника Монтереевского института Такера, входившего в состав инспекционной комиссии, международные наблюдатели собрали тогда "косвенные данные", свидетельствующие о производстве бактериологического оружия в Салман Паке, однако не обнаружили прямых подтверждений такого производства.

Во время поездки в Салман Пак инспекторы узнали от иракцев о существовании другого центра в Аль-Хакаме. Его территория занимала несколько квадратных километров пустыни в обособленном районе, находящемся в часе езды от Багдада в юго-западном направлении. Там были найдены здания, заполненные лабиринтами из труб, распределительных устройств, насосов и цистерн из нержавеющей стали. По утверждению иракцев, все это оборудование предназначалось для производства пестицидов и кормов для животных. Однако строения располагались необычно далеко друг от друга и были окружены колючей проволокой, ложными бункерами, установками ПВО и многочисленными контрольными постами. Все эти данные вновь не давали оснований для однозначного вывода. У инспекторов было много подозрений, но отсутствовали точные доказательства. В мае 92 года Багдад впервые предоставил Организации Объединенных Наций якобы "полные и окончательные" данные о своей бактериологической программе. В этом документе полностью отрицалось любые, даже незначительные усилия со стороны Ирака по созданию биологических вооружений и одновременно содержалось требование прекратить работу инспекционной комиссии и отменить наложенные санкции. Хотя инспекторы, занятые поисками бактериологического оружия, постоянно оказывались в тупике, их коллеги, отвечавшие за другие виды вооружений, продолжали делать открытия. Инспекторы, искавшие химическое оружие, выявили целые арсеналы, наполненные нервными агентами вроде табуна и зарина, смертельными даже в малых количествах. Специалисты-ядерщики к своему ужасу обнаружили, что Ирак добился немалых успехов в создании атомной бомбы. С 91-го по 94-1 год охота за бактериями отчасти замедлялась недостатком в штаб-квартире ООН компетентных профессионалов, способных возглавить эти усилия. Даже спустя три года после окончания Войны в Заливе в штате постоянных сотрудников аппарата ООН не было ни одного биолога. В это время следствие, проводившееся американским Конгрессом неудержимо рвалось вперед. К началу 94 года выяснилось, что фирма "Америкен Тайп Калчур Коллекшн" из Роквилла в штате Мэриленд, поставляющая научным лабораториям бактериальные культуры, в течение 80-х годов с разрешения американского правительства отправила в Ирак до тридцати шести ШТАММОВ смертоносных патогенов десяти видов. Некоторые из них были получены из Форт-Детрика, главного центра американской армии по бактериологическим исследованиям оборонного характера. "Я был буквально в ужасе", - вспоминает Джеймс Тюайт, сотрудник аппарата Конгресса, отслеживавший эти поставки по поручению сенатора-демократа от штата Мичиган Дональда Ригла, который тогда возглавлял сенатский комитет по банковским операциям. "Не приходилось сомневаться, что мы имеем дело с агентами, которые можно было использовать для производства биологического оружия". В принципе, на это можно было бы возразить, что подобные культуры годились и для производства вакцин, хотя специалисты, имевшие доступ к разведывательной информации об амбициях Багдада, сильно сомневались в правдоподобии такого объяснения.

В апреле 1994 года под непрекращающимся давлениям со стороны руководства ООН, требовавшего либо предложить что-то новое, либо отменить инспекции бактериологических объектов вообще, спецкомиссия ООН пригласила к себе на работу д-ра Ричарда Сперцеля, который вскоре после этого возглавил команду специалистов-биологов.

Тучный мужчина с армейской выправкой д-р Спертцель, которому тогда был 61 год, прослужил почти 30 лет в армии и вышел в отставку в ранге полковника в 1987 году. В течении 21 года он работал в области военной бактериологии как оборонительного, так и наступательного характера. Почти все это время он служил на военной базе Форт Детрик.

Доктор Спертцель привнес в работу комиссии свой ценный опыт и знания. Он принадлежал к тому поколению специалистов, которые работали с бактериологическим оружие в те времена, когда США производили такое оружие и не исключали вероятности его применения в случае войны.

Доктор Сперцель внес новый импульс в работу комиссии по всем параметрам. Он сосредоточил внимание на изучении документов, в которых, по его словам, содержались "почти неоспоримые свидетельства“, и поделился своими подозрениями с Рольфом Экиусом, шведским дипломатом, который в то время отвечал в ООН за ликвидацию иракских систем вооружения.

Экиус распорядился послать новые группы инспекторов в глубину иракской территории, но при этом предупредил доктора Сперцеля, что его специалисты должны либо немедленно обнаружить свидетельства наличия бактериологического оружия, либо снять с Ирака все подозрения.

Вплоть до ноября 1994 года доктор Спертцель и три других эксперта находились в Ираке, проводили опросы иракских ученых, разбирали их бумаги, анализировали их заявления и документы, пытаясь найти в них противоречия и несовпадения.

В команду экспертов входили микробиолог д-р Дэвид Келли, ранее работавший в Оксфордском университете; австралийский биолог Бартон и подполковник Британских королевских инженерных войск Хэмиш Киллип. Они сплотились в товарищество по добыванию доказательств и называли себя время от времени "Бандой четырех".

Это команда вскоре обнаружила секретное иракское подразделения под названием "Отдел импорта технических и научных материалов" которое было частью "Организации Военной Промышленности" Ирака, По всей видимости, именно этот отдел занимался биологическим оружием. Например, он осуществлял снабжение Салман Пака. Инспекторы сразу же поняли, что их открытие имеет большое значение.

"Мы все сразу же насторожились" - вспоминает Бартон, который недавно прекратил работу в спецкомиссии ООН.

Имея на руках такой козырь, команда экспертов смогла сосредоточить свои усилия по поиску доказательств на очень узком направлении. Для того, чтобы облегчить свои поисковые усилия, в декабре 1994 года комиссия обратилась за помощью к некоторым государствам с просьбой предоставить информацию о продаже в Ирак биологических материалов.

Один ответ, как сообщают два знакомых с ситуацией американских эксперта в области разведки, пришел из Израиля. Эти данные подтверждает лондонская газета" Таймс". Израильтяне предоставили важные коммерческие документы, которые помогли высветить главное звено во внешне благопристойном основании иракской бактериологической программы - микробиологические питательные среды.

Бактериологи используют питательные среды для выращивание, поддержания и разведения культур бактерий. Специальные смеси сахаров, белков и минеральных веществ, на которых пышно развиваются микроорганизмы, ростовые среды широко используются в больницах и клиниках, в основном для диагностических целей. Например, мазок, взятый из горла пациента, высевают на на чашку с такой средой, а присутствие возбудителя заболевания определяют зрительно по росту колоний бактерий.

Но было обнаружено, что Ирак импортирует ростовые среда тоннами, т. е. в размерах, достаточных для выращивания огромного количества специальных бактерий и наполнения ими сотен, если не тысяч единиц бактериологического оружия.

Эксперты в области разведки сообщили о том, что израильтяне в 80-х годах зафиксировали экспорт в Ирак материалов британской компании "Оксоид". По свидетельству экспертов, Израиль имел в своем распоряжении два банковских документа, имеющих отношение к продаже Ираку примерно 10 тон ростовой среды.

Эти документы оказались чрезвычайно важными для предъявления Ираку обвинения в производстве бактериологического оружия. Инспекторы, которые согласно правилам принятым в ООН, не имеют право комментировать действия каких-либо компаний или стран, кроме Ирака, отказались сообщить, как эти документы были попали к ним в руки. Они просто подчеркнули их значимость.

"Тут нам все стало ясно", - заявил Хамиш Келли из Оксфордского университета.

Главный инспектор-биолог Спертцель назвал эти документы "подлинным прорывом" и добавил, что "они были достаточно убедительными для того, чтобы вести аргументированный разговор с Ираком."

Бартон использовал эти банковские документы в своей игре в январе 1995 года, и его блеф сработал. Почти сразу после предъявления этих документов Багдад признал, что осуществил эти сделки и даже предоставил документы, свидетельствовавшие о том, что он приобрел еще большие количества биопитания. Таким образом благодаря информации из иракских и других источников, комиссии в конце концов удалось сделать вывод о том, что Ирак импортировал в общей сложности около 40 тон "питательных сред" - то есть, по меньшей мере, в 30 раз больше, чем это нужно для использования в мирных целях.

И где все это находится сейчас?

У иракских официальных лиц есть ответ на этот вопрос: Все это было предназначено для провинциальных госпиталей и лабораторий, которые производят вакцины и ставят диагнозы заболеваний.

Доктор Сперцель попросил Габриэль Краац-Вадсак, 44-летнюю немку - члена команды, проверить эти утверждения. Она и ее команда проследили распределение ростовых сред по складам и фармацевтическим предприятиям. Оказалось, что основное количество этих сред было складировано в Аль-Хакаме, большом заводе, построенном в пустыне.

"Но и там я смогла обнаружить только 22-23 тоны,- вспоминает Краац-Вадсак - Это означало, что мы недосчитываемся более 17 тон."

Итак Багдаду необходимо было дать новые объяснения объяснения. Напряжение нарастало. В конце концов, иракцы сказали, что большое количество "ростовых сред" направлявшихся в госпитали, было уничтожено во время беспорядков, имевших место после войны 1991 года.

Но по мере того, как команда усиливала свое давление, иракцы начали паниковать. Встречи между спецкомиссией ООН и иракскими официальными лицами превратились в состязания на силу голосовых связок.

Перелом произошел только 1 июля 1995 года во время вечернего заседания в Багдаде. Д-р Рихаб Таха, признанный лидер иракских бактериологов, сделала очень серьезное признание. Это было сделано с явным неудовольствием, вспоминают инспекторы. Иракцы избегали смотреть в глаза. Таха уткнулась в бумажку со своими записями: "Да,- сказала она, почти рыдая - Ирак произвел мириады бактерий для биологической войны." Воцарилась гробовая тишина. Инспекторы хотели задать вопросы, но не стали этого делать. "Большой дискуссии не последовало,- вспоминает Бартон. - Никто из нас не ожидал услышать настоящее признание."

Иракцы кроме всего прочего признали, что что завод в Аль Хакаме произвел тысячи галлонов смертельного антракса и токсина ботулизма. Этого количество теоретически достаточно для того, чтобы стереть с лица земли целые города и даже государства.

Впервые Иракцы признались в том, что они у них была военная программа по производству бактерий. Но не больше. Они до сих пор отрицают, что они разработали бактериологическое оружие с целью поражения объектов противника.

Главой Иракской Организации по военной промышленности был генерал-лейтенант Хуссейн Камаль, зять Саддама Хусейна, второй по влиянию человек в стране. Начинал он как телохранитель и поднялся до поста директора программы по закупкам новейших вооружений. Как сообщают, он проявлял такое же властолюбие и надменность, как и его тесть, преемником которого он себя видел.

Аль-Хакам, как выяснили инспекторы, был любимым проектом Камаля. Его осуществление он считал своим личным триумфом, посредством которого он надеялся усилить свой личный престиж в постоянно ссорящейся семье иракских правителей. Но в начале июля 95-го года его подчиненным пришлось раскрыть подлинные цели этой программы.

После признания Рихаб Таха, Ирак объявил ультиматум инспекторам Организации Объединенных Наций, потребовал прекращения всех проверок в течение месяца. В противном случае инспекторам пришлось бы покинуть Ирак. Вручивший ультиматум иракский посол заявил, что он выступает от имени Камаля. Инспекторы возразили на это, что быстрое урегулирование невозможно из-за новых проблем вокруг бактериологических исследований.

Давление со стороны Ирака усиливалось, и инспекторы уже были готовы покинуть Багдад, поскольку некоторые из них опасались на свою безопасность.

"Предъявив нам совершенно абсурдный ультиматум, Камаль попал в безвыходное положение - вспоминает Род Бартон.

И тут все внезапно изменилось.

Поздним Вечером 7 августа 95-го года Камаль сбежал в Иорданию. По слухам, это произошло после ссоры на семейном ужине, на котором обсуждалось ухудшающееся положение иракской экономики и безопасности. Спор этот закончился перестрелкой, в результате которой погибли шесть телохранителей.

Инспекторы полагают, что побег Камаля был вызван отчасти и тем, что им стало известно о его программе производства биологического оружия, и этот факт поставил под угрозу положение Камаля в правящей семье.

Пытаясь предвосхитить обнародование новых данных, Багдад отказался от своего ультиматума, а 20-го августа предъявил уйму новых документов, заявив, что "генерал-предатель Камаль", как теперь его называли, скрыл эти документы от своего правительства.

Для того, чтобы обвинения против генерала выглядели более убедительно, передача этих документов бала организованна на территории принадлежавшей Камалю птицефермы. Документы в количестве более полумиллиона страниц были сложены в коробках и стальных ящиках.

Среди них нашлась лишь одна небольшая деревянная коробка с документами, имевшими отношение к программе создания биологического оружия. Но несмотря на всю неполноту этих документов они ясно показывали, что Ирак делал практически все возможное для создания и использования биологического оружия.

Согласно этим документам и новым признаниям иракской стороны, последовавшими в том же году, Ирак предпринял следующие практические шаги к созданию биологического оружия:

В 74-м году была сформулирована программы бактериологических исследований, которая была направлена на создание арсенала биологического оружия. В рамках этой программы проводились исследования сибирской язвы, токсина ботулизма (который вызывает мышечный паралич, приводящий к смерти), афлатоксина (вызывающего рак печени), микотоксинов (вызывающих рвоту и сильнейшее расстройство желудка), головни (поражающей зерновые культуры), геморрагического конъюнктивита (вызывающего сильнейшую боль в глазах и временную слепоту) и ротавируса (вызывающего острое расстройство желудка, которой может привести к смерти).

Были проведены полевые испытания эффективности биологических патогенов, которые доставлялись к цели различными способами. Для этого использовались распылители, реактивные снаряды калибром 122 миллиметра, 155-миллиметровые артиллерийские снаряды, канистры, которые сбрасывались с реактивных истребителей, и авиабомбы типа лд-250.

В августе 90 года были приняты срочные меры по ускорению разработки биологического оружия, совпавшие по времени с вторжением иракских войск в Кувейт. Были изготовлены и начинены биологическими агентами 25 боеголовок для ракет типа Аль-Хуссейн радиусом действия около 650 км, 16 боеголовок были заряжены токсином ботулизма, пять - возбудителем сибирской язвы и четыре- афлатоксином. Были также заполнены боевой начинкой бомбы р-400, вместимостью свыше 75 литров. Токсином ботулизма были начинены сто бомб, пять - бациллами сибирской язвы и 7- афлатоксином. Эти виды вооружений были развернуты в самом начале войны 91 года в четырех местах, где в течение всей войны они хранились в состоянии полной боевой готовности.

Ирак также заявил что он тайно уничтожил все свои биологические агенты и вооружения в мае или июне 95 года. Такие бесконтрольные уничтожения нарушали соглашения о капитуляции и инспекторы выразили серьезные сомнения в истине этих заявлений. Иракские официальные лица объясняли расплывчатость датировки уничтожения биологических вооружений тем, что никто точно не помнил, когда последовал соответствующий приказ и тем, что никаких документов на этот счет не сохранилось.

После побега генерала Камаля и откровений на птицеферме сотрудничество между инспекторами ООН и иракскими специалистами усилилось. Правда некоторые инспекторы боялись, что медовый месяц окажется недолгим. "Поэтому - сказал Бартон - мы решили собрать максимально возможное количество информации. Мы поглощали информацию как пылесосы."

В мае 96 года под наблюдением представителей ООН иракцы начали демонтаж центра в Аль-Хакаме. Оборудование резалось автогенами и замуровывалось в цемент. Все оставшееся взрывали. В следующем месяце Ирак представил свой четвертый "полный и окончательный" отчет, однако инспекторы вновь отвергли его как примитивную ложь.

В конце концов представители ООН установили семь объектов, которые непосредственно использовались для создания биологического оружия, в том числе Салман Пак и Аль Хакам. Кроме того, инспекторы начали обследование университетов, диагностических лабораторий, исследовательских центров, а также производственных помещений, где изготовляли вакцины, медикаменты, пиво и молочные продукты. В целом инспекторы вели наблюдение более чем за сотней иракских объектов. На большей части из них было установлено оборудование гражданского назначения, но оно могло быть модифицировано для производства биологических вооружений. Что касается генерала Камаля, то он вернулся в Ирак, покаялся в своем предательстве, но несколько дней спустя был убит при неизвестных обстоятельствах.

Из окон штаб-квартиры инспекторов, занимающей тридцатый и тридцать первый этажи здания ООН в Нью-Йорке, открывается вид на Ист Ривер. Однако в "Бункере" - так называется конференц-зал штаб-квартиры - окон нет. В эти дни помещение постоянно заполнено людьми. Кабинеты до отказа забиты ящиками, сейфами и бумагами. Видны деревянные контейнеры, привезенный с птицефермы генерала Камаля - все это часть горы вещественных доказательств,

За годы своей работы комиссия ООН, а среди ее сотрудников представители более тридцати стран, превратилась в своего рода громоотвод для критики со стороны Ирака. Рутинными стали обвинения в шпионаже, выдвигаемые против инспекторов контролируемой иракским правительством прессой. Некоторые симпатизирующие Ираку страны, среди них Россия, жалуются, что инспекторы ведут себя слишком агрессивно или, наоборот, что они слишком затянули свою работу.

Официальные представители ООН заявляют, что среди инспекторов по-прежнему нет согласия по вопросу о том, как толковать собранные ими вещественные доказательства. Самым спорным, пожалуй, является вопрос о том, продолжает ли Ирак сейчас производство и закупки связанные с бактериологическим оружием.

Россияне недавно подтвердили, что в 1995-м году они вели с Ираком переговоры о продаже оборудования для огромного предприятия в Аль-Хакаме, а инспекторы утверждают, что располагают сведениями о других и переговорах и закупках.

Важной частью нынешней загадки являются распыляющие устройства. Самолеты сельскохозяйственной авиации используют подобные устройства для обработки полей жидкими пестицидами. По словам одного из инспекторов, иракцы признались, что они переделали по меньшей мере шесть таких аппаратов для распыления микробов над позициями противника, были также ввезены из-заграницы части для аналогичного переоборудования еще двенадцати распылителей. Но, утверждает этот инспектор, сельскохозяйственные самолеты с распыляющими установками в Ираке исчезли, ни один из них не был предоставлен для осмотра инспекционной комиссии, и где они находятся неизвестно, как неизвестно вышли ли они из строя или, наоборот, готовы к боевым вылетам.

Представляют ли ли эти самолеты опасность? Инспекторы согласны с тем, что даже если эти машины существуют и они спрятаны иракскими военными, их потенциальная эффективность находится под большим вопросом. Выброс с беспилотного самолета 90 килограммов культуры сибирской язвы над крупным городом способен принести смерть миллиону человек, если ветер дует в нужном направлении, если нет дождя, если не забьются наконечники распылителя, если распыляемые аэрозоли будут нужного размера и если население города не прошло вакцинацию и д. т и т. п.

Ирак осуществил попытки создать именно такой вид оружия, причем используя распылитель своей собственной конструкции. По словам Рода Бартона, один иракский генерал сообщил инспекторам, что перед самой войной в Персидском заливе Ирак пытался обрести средства, которые позволили бы ему уничтожить большую часть израильского населения. Истребители Миг были переделаны на беспилотные самолеты, управляемые на расстоянии. Такие машины могли бы долететь до Израиля и выпустить в его воздушном пространстве аэрозоли возбудителей сибирской язвы, распыляемые из специально переделанных топливных баков.

"Если бы им это удалось, то было бы огромное число жертв" - сказал Бартон. Вопрос об эффективности иракских средств доставки биологического оружия к цели часто возникает при попытках анализа боевого потенциала иракского биологического оружия. Проблема для инспекторов заключается в том, что у них есть лишь ограниченная информации о том, как системы доставки сработали бы во время военных действий.

Инспекторы едины во мнении, что если они не получат возможность без предварительного уведомления отправиться на поиски ученых, оборудования и документов в любую точку Ирака, Организация Объединенных Наций сможет предложить человечеству лишь ложные гарантии безопасности.

Сомнения существуют и на тот счет, что соглашения, разработанные Генеральным Секретарем ООН Кофи Аннаном, предусматривают необходимый допуск к иракским объектам. По этой договоренности, инспекторы могут посещать "президентские объекты", которые осенью прошлого года Ирак объявил закрытыми. Однако инспекторы должны быть в сопровождении дипломатов, назначенных Советом Безопасности и на них возлагается обязанность проявлять уважение к национальному достоинству, суверенитету и безопасности Ирака.

Даже несмотря на то, что среди инспекторов существуют разногласия относительно того, чем Ирак занимается в настоящий момент, они едины во мнении по поводу потенциала Багдада в деле производства биологического оружия.

"Большинство из нас согласны с тем, что если инспекторы ООН покинут Ирак, программы биологического оружия начнутся там на следующий день" - заявил Род Бартон.

Обеспокоенность по поводу иракского потенциала усугубляется еще и тем, что в последние годы Багдад отказывается предоставить какие-либо дополнительные документы о своей программе биологического оружия. Мало кто из инспекторов верит утверждениям Ирака, что большая часть этих документов была уничтожена.

"На каждый карандаш, купленный Ираком, у них есть по три квитанции - говорит инспектор из Германии Габриэль Краатц-Вадсак - а по другим программам мы нашли документы еще Пятидесятых годов. Так что, я не верю, что они уничтожили документы, касающихся биологической программы, Эти документы где-то спрятаны."

С точки зрения инспекторов - эти недостающие документы являются ключом к определению подлинных масштабов иракской программы бактериологического оружия. Инспекторы считают, что документы могут помочь создать карту, которая приведет к секретным предприятиям или спрятанному оружию. Эти документы - утверждают инспекторы - могут быть полезны также и потому, что они, как предполагается, содержат в себе планы возобновления производства бактериологического оружия.

Возможно, что инспекторы были близки к эти документам, когда в октябре прошлого года Ирак начал закрывать доступ ООН к ряду объектов. Инспекторы считают, что до тех пор пока Ирак отказывается предоставить необходимую информацию и доступ к объектам, установить с точностью, что Багдад не скрывает бактериологическое оружие будет невозможно.

Вспоминает Род Бартон: "Я как-то задал вопрос: А закончится ли эта игра вообще? Нам столько раз говорили ложь. Сможем ли мы вообще когда-нибудь поверить что Ирак говорит нам правду?"

Шустер

Статья в газете Нью-Йорк-Таймс завершается вопросами, которые ставит перед собой и мирный инспектор ООН Род Бартон: а закончится ли эта игра вообще? Нам столько раз говорили ложь. Сможем ли мы вообще когда-нибудь поверить, что Ирак говорит нам правду?

XS
SM
MD
LG