Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Президент и главный тренер московского футбольного клуба "Спартак" Олег Романцев

  • Савик Шустер

У нас в гостях президент и главный тренер московского футбольного клуба "Спартак" Олег Романцев. Более того, на днях, 5 ноября, он был избран президентом Всероссийского движения фан-клубов "Спартака" и таким образом стал одним из немногих в России деятелей, к которому определение "лидер" подходит во всех отношениях. Программу мы записывали на базе "Спартака" в Тарасовке, в помещении, в котором Олег Романцев объясняет своим подопечным стратегию и тактику. И в этой программе вы услышите много о стратегии, и не только футбольной. Вопросы Олегу Романцеву будут задавать корреспондент в Москве немецкого радио-агентства "Руфе" радио "Нахрихтер Агентур" Енс Зигерт и обозреватель Радио России Михаил Кустов.

Савик Шустер:

Сейчас Вы совмещаете посты и президента, и главного тренера, и президента Всероссийского движения фан-клубов, то есть у Вас и техническая власть, и административная власть, и сейчас общественная власть. Есть ли у Вас политические амбиции?

Олег Романцев:

Нет, нет. Когда мы собирали эту конференцию и приглашали всех представителей фан-клубов из различных регионов, некоторые люди подумали, что, действительно, это какая-то политическая партия будет. Нет. Почему эта идея возникла? Прежде всего из-за того, что каждый день я, в частности, да и футболисты получают десятки, сотни писем из разных концов не только России и бывшего СНГ, но вообще с разных концов света - из Германии, из Австралии, из Америки, из Канады, и там есть свои так называемые ґспартаковскиеµ фан-клубы. Где-то это 10 человек, где-то, может быть, 100, где-то и 1000 человек. На мой взгляд, они и о команде мало что знают, к сожалению, не всегда могут ее посмотреть по телевидению, и чувствуют себя немножко оторванными от тех побед, которых "Спартак" в последнее время достигает. Вот чтобы они чувствовали причастность к этому, чтобы мы обменивались информацией, чтобы мы могли им посылать атрибутику, чтобы могли посылать им кассеты с теми матчами, которые их интересуют... То есть эти люди тоже заслуживают нашего внимания, и они причастны к нашим победам. Мы очень гордимся, что столько людей болеют за нашу команду, и очень этому рады. Это - ответный шаг со стороны нашего клуба, нашей команды в благодарность тем людям, которые, к сожалению, не могут приходить на стадион и даже по телевизору матчи смотреть все время.

Савик Шустер:

Олег Иванович, а можно ли вот как-то определить, сколько таких людей, которые любят "Спартак", их - сотни тысяч, миллионы?

Олег Романцев:

Я думаю, что миллионы. Но приблизительную хотя бы цифру, наверное, мы к концу года определим, поскольку я был на прямом эфире, не знаю можно ли назвать прямым эфиром, в газете "Комсомольская правда". Из нескольких городов были звонки от людей, которые имеют тоже свой небольшой фан-клуб, но не попали на эту конференцию, - каким образом зарегистрироваться, и каким образом войти в это движение, так что подсчет мы, наверное, только к концу года определим.

Енс Зигерт:

Олег Иванович, Вы сейчас вот играете с Вашим клубом в Высшей европейской лиге. Там идет бурная, я сказал бы, профессионализация, идут даже переговоры, (летом шли), о том, чтобы создавать независимую от УЕФА суперлигу европейскую. Вы в этом намерены участвовать? Есть ли какие-либо там разговоры об этом?

Олег Романцев:

Мы еще конкретного решения не приняли. Дело все в том, что каждый клуб - это еще и коммерческая организация. Конечно же, каждый клуб хочет заработать как можно больше денег на свое участие в каком-то турнире. Мы подчиняемся и будем подчиняться всем правилам ФИФА и УЕФА, но если все-таки будет создана такая структура, и если она будет больше давать дивидендов нашей команде, и в эту структуру уйдут основные ведущие клубы Европы и пригласят "Спартак", - мы, конечно же, не откажемся.

Михаил Кустов:

Во-первых, Олег Иванович, позвольте Вас поздравить с выигранным чемпионатом от имени многомиллионной аудитории Радио России. И у меня несколько, может быть, на первый взгляд, странный вопрос. Как известно, в декабре будет конференция РФС. Как Вы считаете, назначение Вячеслава Ивановича Колоскова вице-президентом Олимпийского комитета, на Ваш взгляд, это что - подстраховка тыла или это отказ уже фактически от выигранной борьбы?

Олег Романцев:

Я думаю, что это стечение обстоятельств. Так получилось, что именно в этот момент была как раз необходимость его назначить вице-президентом. На мой взгляд, это дает ему дополнительные, так сказать, шансы выиграть голосование на конференции, потому что авторитет его несколько возрос. Но отказ от амбиций? Я уверен, что эта должность, она - общественная, и ни в коей мере не повлияет на решение господина Колоскова баллотироваться на следующий срок.

Савик Шустер:

Олег Иванович, позвольте такой откровенный вопрос, потому что многие так считают, и я как бы обязан Вам его задать. "Спартаку" нужен свой стадион. И, по-видимому, он это получит, так, по крайней мере, кажется. С другой стороны, создано такое, в самом деле, многомиллионное движение людей, которые любят этот клуб и за этот клуб болеют. И у многих политических обозревателей (я сейчас не говорю о спортивных) создается впечатление, что это движение будет помогать мэру Москвы Юрию Лужкову в борьбе за президентское кресло.

Олег Романцев:

Вопрос понятен. Я уже сказал, что мы не имеем политических амбиций, в частности, никто из нашего спартаковского движения. Второе. Каждый человек все-таки живет в своем регионе, общается с разными людьми, и несмотря на то, что их объединяет то, что они любят "Спартак", у них у каждого - определенный склад жизни, определенное видение дальнейшей перспективы этой жизни. Я думаю, что организованно призывать кого-то голосовать за определенную кандидатуру мы не будем. По регионам, может быть, рекомендации будут. Что касается поддержки именно Лужкова, ну, во-первых, Юрий Михайлович с такой просьбой не обращался, и никто из его штаба не обращался, это во-первых. Второе - я думаю, что вряд ли кто-нибудь может обратиться к такому, в кавычках, разношерстному движению. У нас от академиков, профессоров до самых, можно сказать, в материальном отношении необеспеченных людей, каких-то бездомных студентов. И конечно же, если один видит перспективу дальнейшей жизни и связывает ее с господином Лужковым, другой может с господином Зюгановым связывать, третий - с господином Лебедем, Черномырдиным, с Ельциным и так далее. Понимаете, здесь под одну гребенку, наверное, нельзя всех нас подстроить. Поймите, мы не можем не участвовать. Мы тоже жители нашей России. Мы тоже ее любим. Мы тоже, по-своему, хотим как-то помочь правильный выбор сделать. Естественно, мы будем участвовать. Но, повторяю, пока никто ни за какой помощью к нам в этом плане не обращался. И нам, честно говоря, хотелось бы, чтобы нас оставили в покое и мы выбрали сами.

Вы знаете, вот даже в ГД, там же, допустим, фракция ЛДПР, коммунисты, НДР, когда они голосуют что-то, допустим, блокируют что-то, наоборот, продвигают, и все единомышленники - ну это тоже некрасиво и несерьезно, понимаете. Из 50, образно говоря, человек, людей одной и той же фракции, наверняка там 2-3, может быть, пять думают по-другому. Но нет, голосуют все вместе. Эта круговая порука мне не нравится. Я не хочу, чтобы в нашем движении была вот эта круговая порука. Вот решили все там голосовать за Иванова, и давайте. Неважно, что этот Иванов, допустим, в Красноярском крае вот так воспринимается, в Камчатской области - иначе, в Москве, может быть, совсем по-другому воспринимается. Естественно, что и каждым человеком он по-разному воспринимается. Пусть наши фанаты, наши болельщики, пусть они будут во время выборов обыкновенными гражданами России и пусть они не ошибутся в выборе.

Енс Зигерт:

Олег Иванович, Вы только что говорили о том, что возможно участие, например, в какой-то европейской суперлиге. Важным вопросом является, где, - под опекой УЕФА или вот такой лиги, - получит клуб больше дивидендов. Я слышал о том, что есть намерение превратить клуб в АО. У меня, в принципе, очень простой вопрос: кто же владелец клуба в данный момент, и кто будет владельцем клуба?

Олег Романцев:

Клуб является акционерным обществом. Акционерами клуба являются практически все футболисты и все работники клуба. У нас, может быть изначально, к сожалению, поскольку мы неопытные были люди, распределили акции не совсем правильно. Мы сделали самое простое. Мы всем дали поровну акций. Поэтому определенного владельца клуба нет. Ну вот на ближайшие шесть лет определяю стратегию, может быть, и тактику клуба, я, поскольку общее собрание акционеров нашего клуба выбрало меня президентом, потом переизбрали еще на шесть лет. Так что какие-то глобальные решения, - быть или не быть команде, - конечно же, я принимать не могу, но пока решения такого стратегического, что ли, плана принимаю я. А владельцами, повторяю, являются около 292 человек работников "Спартака". И даже те ребята, которые уехали у нас за рубеж, у них тоже процент акций нашего клуба есть.

Енс Зигерт:

То есть у Дмитрия Аленичева остались?

Олег Романцев:

У Аленичева, у Мостового, у Лидяхина, у Карпина, у всех у них есть определенный процент акций клуба.

Савик Шустер:

Олег Иванович, вот у меня такой вопрос, уже говоря о дивидендах. Скажем, в Италии появилась новая тенденция, что клубы заключают индивидуальные телевизионные контракты. Это сделал "Милан" и "Интер", "Ювентус" - они заключили контракт с одной телевизионной компанией. Скажем, "Парма", "Фиорентина", "Рома", "Лацио" - с другой телевизионной компанией. Думаете ли Вы в этом направлении?

Олег Романцев:

Они правильно сделали, эти клубы. Конечно же, они думают о собственном благосостоянии. Чем богаче клуб, тем больше у него возможностей, тем лучших игроков он может купить. Тем лучше у него школа будет работать, естественно, более интересных игроков поставлять для основного состава. Конечно же, любой президент и любой работник клуба думает о том, как бы сделать этот клуб богаче. Естественно, об этом думаем и мы. У нас несколько сложнее обстановка. Вот заключили договор на продажу матчей этого года с телевизионной компанией "AMJ ", по-моему. У нас 16 клубов высшей лиги. Они сделали сеточку, показывают один матч в туре. Из 16 матчей 12 показывают "Спартак". Господа из "AMJ " говорят: мы даем такую сумму, но только в случае, если будет участвовать "Спартак". Естественно, если "Спартака" не будет, значит, никто из этих клубов ничего от телевидения не получит. В принципе мы могли бы, конечно, и индивидуальный заключить контракт и получить все деньги. Но в России - не знаю... Поэтому, наверное, и народная команда - "Спартак", нам все-таки нужно объединиться. Мы пошли на большой ущерб, несколько миллионов долларов мы потеряли на этом, но заключили общий контракт. И эту сумму, да, с небольшой разницей, конечно, команды, которые показывают реже, они получили чуть меньше, чем те команды, которых чаще показывают, но получили практически все команды, это из-за того, что "Спартак" включился. Но повторяю, вот вы, наверное, и мы, все вместе пытаемся сейчас вылезти из той ситуации, в которую попала и вся страна, да и футбол, куда деваться, и телевидение. Да, все вместе. Во всяком случае, здесь мы проявили солидарность с нашими клубами и вошли в общий контракт, иначе фирма вообще бы денег не дала, не стала бы заключать контракт.

Савик Шустер:

С той логикой, что "Спартак" должен играть в сильной лиге, чтобы его смотрели?

Олег Романцев:

Может быть, и так. Но, скорее всего, все-таки для того, чтобы оставить на плаву наш футбол. Я понимаю, что это не такие деньги, которые помогут всем командам выжить, но они никому не помешают, даже 100, 200 тысяч долларов какой-нибудь команде, которая на грани катастрофы. Они лишними никогда не будут. А такие команды, к сожалению, есть.

Енс Зигерт:

Олег Иванович, Вы с вашим клубом играете в Лиге чемпионов сейчас. Вот там практически большинство команд состоит из звезд из разных стран, которых эти клубы покупали за очень большие деньги. Это у "Спартака" еще немножко по-другому, но перспектива, наверное, такая, что без этого не обойдется. В локальном матче в Милане сейчас играли игроки из 11 стран. У Вас есть планы закупить звезды за рубежом?

Олег Романцев:

Вопрос хороший, интересный, и даже то, что вы задаете его, уже говорит о том, что "Спартак", видимо, авторитетом пользуется и в Европе, и в мире. Это очень радует. К сожалению, финансовое состояние любой российской команды, даже самой благополучной, я имею в виду по результатам, такой, как "Спартак", не позволяет на ближайшее время оперировать такими суммами, которые платят даже за средних иногда игроков. Что говорить о звездах?! У нас единственный вариант - воспитывать их самим. Может быть, не таких звезд, но хотя бы каких-то звездочек. Понимаете, первое, что я пытаюсь сделать сейчас, хотя все-таки тенденция эта есть, я только пытался и пытаюсь пока не отпускать своих игроков. Мы сейчас не думаем еще о закупке там Рональдо и ему подобных игроков. Мы пока думаем, как бы своих не отпустить, достаточно хорошие им здесь сделать условия.

К сожалению большому, многие игроки уезжают не только из-за того, чтобы заработать хорошие деньги. Многие, может быть, больше половины игроков, которые уехали из "Спартака", не за деньгами поехали туда, а поехали туда для того, чтобы спокойно заниматься своей профессией, чтобы не думать ни о чем. Что завтра банки рухнут и все твои деньги, которые ты копил 10 лет непосильным трудом, окажутся никакими. Что завтра придешь в магазин, а там очередь за крупой стоит, а жена-то твоя тоже ведь в магазин ходит, дети тоже в садик ходят. А садик может закрыться - куда детей девать? Они едут за спокойной жизнью, которую обеспечивают Испания, Италия, Германия, Англия, за уверенностью в завтрашнем дне. Вот чего нет у наших современных футболистов.

И когда 28-29-летний парень приходит... Жена, двое детей. И нужен нам очень сильно он. Он игрок ведущий, много для "Спартака" сделал. Когда говорят, ну что дальше, закончит он через год-два или по травме не сможет играть, что дальше, как мы будем жить? Я ему говорю, что я ничего гарантировать не могу, потому что гарант Конституции у нас президент. Вот эти вопросы - это вопросы не клуба. Я гарант зарплаты и контрактов, которые с ними подписываю. Здесь, к счастью, я справляюсь. Контракты мы выполняем, несмотря на все сложности. Так что, повторяю, игроки чаще всего уезжают для того, чтобы быть уверенными в завтрашнем дне. Обратите внимание, игроки, даже закончившие или просто уже по каким-то, по возрастным обычно причинам выбывшие из высшей лиги даже во вторую, в третью, в любительскую, в частности Сережа Шавло даже уже работает в полулюбительской команде, но в Россию не возвращается, к сожалению. Пока здесь не будет стабильности и уверенности в завтрашнем дне, наверное, мы будем терять наших лучших игроков. Я понимаю, что это не только футбола касается. Наверное, и журналистики касается. Это, наверное, прежде всего касается, что самое страшное, ученых. Лучшие умы уезжают. Конечно, посредственность там, на Западе, никому не нужна. Вот если бы мы эту тенденцию отъезда во всех сферах нашей деятельности, - я знаю, и актеры, и режиссеры, ведь лучшие же уезжают, - пока не приостановим мы это, то серостью дисциплинированной, конечно, страну из ямы не вытащить. Нужно прежде всего создать условия тем людям, которые определяют - в науке, в искусстве, в спорте, в журналистике, не знаю, где угодно. Вот те люди, которые действительно талантливы, которые определяют направление, работу в этом направлении, вот их надо оставить, им создать условия, а остальные подтянутся. Это моя сугубо личная точка зрения, но я другого выхода не вижу. Если сливки будут уезжать, инициативные, умные люди, то с кем же мы будем выползать снова на тот уровень мировой державы, которой мы когда то были?

Савик Шустер:

Пятого ноября в киноконцертном комплексе "Измайлово" состоялся учредительный съезд российского движения фан-клубов футбольной команды "Спартак", который был открыт чтением телеграммы президента Бориса Ельцина.

"Дорогие спартаковские болельщики, величие и мощь непобедимого спартаковского духа в неизменной верности клубным традициям, которые передаются из поколения в поколение. От всей души желаю московскому "Спартаку" новых побед во славу российского спорта, а его болельщикам - крепкого здоровья, счастья и хорошего футбола. С глубоким уважением, президент РФ Борис Николаевич Ельцин"

Олег Романцев:

Нынешнее выступление "Спартака" в лиге чемпионов, оно говорит о том, что у нас сегодня в России есть единственная команда не только европейского, но и мирового класса. Я считаю, что мы создаем с вами сегодня, пожалуй, впервые не идеологическую, а, по-настоящему, молодежную организацию, идеологией которой будет московский "Спартак". Я вижу эту организацию действительно международной, планетарной, если хотите. Сегодня наши соотечественники живут на всех континентах, большие очень диаспоры, и там тоже очень много поклонников "Спартака", поэтому я благодарю вас сегодня за то, что мы сегодня есть. И то, что мы создаем и провозглашаем - спартаковцы всех стран, объединяйтесь.

Савик Шустер:

Олег Иванович, я встречался и с таким мнением, что "Спартак" - это национальная идея, что "Спартак" - это выразитель сегодняшнего российского футбола. Конечно, у каждого народа, у каждой культуры есть свое лицо в футболе, это несомненно. В Германии - это дисциплина и целеустремленность, в Италии - это крепкая оборона. Италия - страна в себе не уверенная, поэтому всегда обороняется. Французский футбол немножко смахивает на шампанское. А вот "Спартак" - это российский футбол. И в этой связи, во-первых, я хотел бы услышать, согласны ли Вы с такой трактовкой, что "Спартак" - национальная идея футбола, и если это так, нужны ли вам игроки из-за рубежа?

Олег Романцев:

На мой взгляд, в пределах разумного. Игрока высокого класса, которого действительно нет у нас, ну не можем мы найти в России, а он нужен, - конечно, можно одного-двух купить, и даже нужно для того, чтобы показывать результаты хорошие.

Второй, а может быть, первый вопрос, который вы задали , что это - национальная идея. Ну, выразитель ли он действительно характера российского футбола, наверное, не мне судить, а нужно судить по тем аудиториям, которые "Спартак" собирает, судить, наверное, по тому интересу, который народ проявляет к игре этой команды. И я считаю, что мы пока еще в футболе, в частности, все то огромное пространство, которое называется Россия, не перелопатили, в кавычках, естественно, не просмотрели все. Мы еще не исчерпали свои собственные резервы, чтобы иметь народную команду, состоящую из одних легионеров. Повторяю, один-два, ну может быть, три игрока. Но нам очень много нужно работать еще внутри России. Как это ни парадоксально, опять же я многие мысли говорю, с которыми многие, а может быть никто не согласится. Я считаю, что сейчас очень сложно найти хороших, перспективных молодых игроков, - сложно, но не невозможно, - в больших городах, в ґмегаполисахµ так называемых. Почему? Перестал действовать дворовый футбол. У нас гаражи, палатки, базары... Школы спортивные, которые есть, они из последних сил выбиваются в финансовом отношении, в плане набора игроков, мальчиков даже. Потому, что привилегированные теннисные секции, танцоры какие-то детишек отбирают с пяти лет, мы - только с семи. А в пять лет талантливого чисто физически парня уже забрали в какую-то другую секцию. В футбол только с семи лет можно играть. Плюс, имейте в виду, в любом нашем городе, не мне вам рассказывать, и уровень радиации довольно значительный, и загрязненность экологическая тоже, города не очень чистые, и продукты питания. Мы сами видим, то одно, то другое у нас не соответствуют нормальным нормам, нормальным требованиям. А вот на периферии, где свежий воздух, где поля еще можно использовать так, как душе угодно, где хорошее питание, деревенское, допустим, там может быть прежде всего физически здоровый футболист, которого можно нагружать, которого можно учить, он со светлой еще головой, не забита у него разными дискотеками, наркоманией, пьянством, проституцией и так далее. Оттуда, по-моему, наш резерв. И не только в футболе. По-моему, это наш резерв большой во многих наших областях. Другое дело, что я могу сейчас смотреть и судить только по тому, что вижу по телевидению и слушаю по радио. Другое дело, что деревня в упадок приходит, там уже нормального здорового ребенка, к сожалению, трудно уже вырастить и потом привлечь его каким-то образом честь родины защищать. Ну, я повторяю, это моя такая сугубо личная идея, что мы еще Россию до конца не использовали, все ее потенциальные возможности, в футболе, в частности.

Михаил Кустов:

Олег Иванович, то, что Вы сейчас говорили, это все должно найти понимание и находит понимание у всякого нормального человека. Но скажите, пожалуйста, от правительства вы получаете помощь? Я почему задаю этот вопрос? Потому, что хочу узнать, сторонник ли Вы идеи создания из "Спартака" именно суперклуба, как это, допустим, практикуется. "Динамо" Киев создает суперклуб, как это было некоторое время назад. Может быть, в этих условиях нужно действительно так и сделать?

Олег Романцев:

Согласен с вами, мы можем потерять какой-то свой имидж в Европе, мы можем снизить результаты, все это реально, это футбол, но мы не можем потерять имидж народной команды в России. Поэтому еще раз повторяю для всех болельщиков, просто слушателей: "Спартак" никогда, зная, какие сложности, зная, что учителям не платят, зная, что воспитателям садиков не платят, зная, что шахтеры голодают, - все это мы прекрасно знаем, и поэтому ни одной копейки мы от государства не брали, не берем и в ближайшее время не будем брать. Мы, наоборот, стараемся как можно больше помочь. Чем? Незаметно, мы не афишируем, но подождите, мы с каждого матча, с каждого выхода имеем определенные деньги. Мы платим, и очень приличные, налоги. С продажи игроков мы платим налоги. То есть "Спартак" одна из немногих, а в футболе, естественно, единственная команда, которая приносит государству доход, и не очень маленький, исчисляющийся миллионами долларов.

Енс Зигерт:

Речь шла уже о деньгах, и это, может быть, не огромные, но уже достаточно большие деньги - оборот в "Спартаке". В России везде, где речь идет о деньгах, сегодня, к сожалению, речь идет и о преступности. Были ли случаи в спортивной сфере в России, преступления были, убийства были, хищения? Это все "Спартака" не касается, или у вас тоже проблемы есть, но вы боретесь с этим?

Олег Романцев:

Ну вы, может быть, не знаете, у нас где-то года два назад убили генерального директора. На каком основании, что? У нас, кстати, милиция-то наша тоже несчастная, она... следователи из Владимирской области приехали, им негде жить, они жили у нас на базе. У них не было автомашины, мы им свою дали, клубную, чтобы они ездили. Мы их кормили. То есть у них нет финансовых возможностей, чтобы заняться расследованием этого убийства. И вот до сих пор я не знаю, работает ли кто-нибудь. У кого ни спросишь, все: работаем, работаем, - но никаких итогов нет.

К сожалению, несмотря на то, что подавляющее большинство людей относятся с симпатией, даже кто нас не любит... Ну нельзя, умный человек никогда не скажет, что "Спартак" не нужен и "Спартак" позорит Россию. Конечно же, он представляет Россию довольно неплохо. Но, к сожалению, ґв семье не без уродаµ, и в любом обществе, в каком-то цивилизованном - меньше, в нашем - больше людей, для которых ничего святого нет. Мы тоже с этим сталкиваемся, к счастью, в последнее время меньше с такими проблемами сталкивались.

Савик Шустер:

Я просто напомню слушателям, что речь идет об убийстве Ларисы Нечаевой, которая была убита примерно два года назад, и ничего не выяснилось. Ничего?

Олег Романцев:

Ответ один - идет следствие. Идет следствие. Но когда я узнал, что у этих следователей нет даже на электричку денег, а они хотят заказное убийство раскрыть, - я понял, что этот ответ будет столько, сколько будем спрашивать. То есть, идет следствие, никаких сведений нет.

Савик Шустер:

Олег Иванович, вот Вы говорили сейчас о бюджете клуба, в том числе. А на Западе те клубы, которые переходят в АО, некоторые из них уже выходят на биржу, ну это особенно в Англии, да, уже такое развитое достаточно движение, у них бюджеты прозрачны. То есть, это публикуется в газетах, все знают. Как Вы думаете, это должно быть в России тоже так?

Олег Романцев:

Мы не скрываем свой бюджет, но согласитесь, в России формировать бюджет - это не в Америке его делать, и до Германии далеко. Если мы сформировали свой бюджет в расчете, просчитав, что билет до Сочи, (40 человек нас летит), стоит столько-то, мы затратим столько-то на гостиницу; следующие сборы - столько-то, летим в Тюмень, закладываем такую-то сумму. На утро просыпаемся, а билет в два раза дороже стоит, гостиница в три раза дороже стоит, питание нужно на рынок ехать покупать, потому что ресторан этот закрыт, рыночные цены раз в пять и в десять дороже. Прозрачный... он у нас плавающий, если не сказать, что тонущий бюджет. И даже приблизительно его, к сожалению, нельзя сформировать на следующий год. Мы закладывали максимально на этот год, и то уже превысили его. Максимально закладывали, даже учитывая, что это подорожает в два раза, - самолеты, заправка, бензин. Все брали по верхним, так сказать, шкалам, и все равно нам еще работать почти месяц, а бюджет мы уже свой израсходовали.

Михаил Кустов:

Олег Иванович, чуть-чуть хотелось бы отойти от спорта, от футбола. Если у Вас есть свободное время, если оно есть на самом деле, как Вы его проводите? Просто полежать на диване, просто забыться, просто абстрагироваться от всего, книжечку почитать, баня?

Олег Романцев:

Не хочу действительно такие вещи здесь говорить, но вы на 100 процентов правы. Просто полежать с книгой, и больше ни на что не хватает ни сил, ни желания нет никакого больше. Могу проваляться, бывает, полдня свободных. Даже жена косится: неужели ты можешь лежать? Я говорю, что дали бы мне неделю, - я бы неделю лежал.

Енс Зигер: Олег Иванович, хотя большинство вопросов было о спорте, немножко мы все-таки, затронули и общественную жизнь в России. Вы популярный человек, Вы играли в сборной, Вы были тренером сборной, сейчас Вы руководите самой популярной командой в России. У Вас лично какие-то политические планы есть?

Олег Романцев:

Лично у меня - нет. И я считаю, что каждый человек должен заниматься тем, чем он может заниматься лучше другого или, во всяком случае, на высоком уровне, что ли. Я тешу себя надеждой, что все-таки в футболе я достаточно хорошо понимаю, и я еще не все сделал, и достаточно много у меня таких честолюбивых чисто футбольных планов. А политикой должны заниматься люди, которые действительно в этом деле тоже находятся на своем месте. И вот как раз мне кажется, наша малая активность, наше не очень внимательное изучение политических наших лидеров приводит к тому, что мы частенько и в ГД выбираем не тех людей, которых хотелось. Потом смотрим, вроде бы они нас и не устраивают. Мне кажется, нам нужно больше иметь информации об этих людях. Я читаю, смотрю по телевидению, вроде бы какие-то чуть ли не ґворы в законеµ проходят в Думу. Ну не должно такого быть, значит, мы виноваты - избиратели, раз мы не разобрались. Если этот вор сделал в моем районе два бесплатных киоска с сосисками, я же не должен идти за него голосовать. Я же должен думать о том, что будет завтра, и не только со мной лично, но и со всей страной, или с нашим городом, с нашим районом. Вот мое мнение. А у меня никаких политических амбиций нет по одной простой причине, что я там буду не на своем месте.

Савик Шустер:

Олег Иванович, я бы хотел Вам задать вопрос по сборной, потому что сборная России, которая в принципе является лицом российского футбола, несмотря на "Спартак"... Конечно, болельщики сборной очень сильно огорчены. На чемпионате мира России не было, не будет России и на чемпионате Европы. Вот, во-первых, от чего это зависит, и насколько благополучное решение этого конфликта в РФС может способствовать, и вообще, надо ли менять поколение? Поколение Кирякова, Канчельскиса, Онопко - оно ушло?

Олег Романцев:

Это поколение должно было сыграть, очень хорошо сыграть именно со мной на чемпионате Европы в Англии, и все было, по-моему, за нас, оно не смогло по каким-то... Ну мы уже говорили об этих причинах. Теперь опять же, не мне подсказывать, - раз назначен господин Бышовец, пусть он определяет. А раз вы спрашиваете мое мнение, я только свое и говорю. Это поколение, на мой взгляд, нужно менять. Да, оставив двух-трех человек, остальные должны быть новые, свежая кровь. Тем более, что мы говорим о перспективе теперь уже 2002 года, хотелось бы, на будущее. Да, мы с подачи наших власть имущих людей, с подачи СМИ выбрали Анатолия Федоровича Бышовца тренером. Откровенно говоря, я, если бы меня спросили, я бы тоже за него проголосовал. Но мне не то что обидно, а непонятно. Знаете, меня не спросили. Не спросили Газаева, не спросили Семина, не спросили Ярцева, не спросили Иванова, не спросили Прокопенко. Спросили людей из исполкома РФС. Эти люди, умные там люди сидят, они говорят: знаете что, я, например, понимаю в коммерции, я - директор банка. Вот спросят меня, что в банке с деньгами делать, это я все вам расскажу. Ну, а кто тренер, почему я должен выбирать? И из этих 42, по-моему, человек, футболом, может быть, два-три человека занималось только. Согласитесь, это просто нонсенс. Повторяю, во мне говорит просто чувство профессионального достоинства. Лично я бы сам за Бышовца проголосовал, можете не сомневаться. Сегодня - уже другой вопрос, в тот раз - да. Сегодня вопрос уже сложный. Пять матчей подряд проиграть - это нужно уметь, извините.

Савик Шустер:

Как Вы считаете, Олег Иванович, где надо искать лицо сборной? Здесь, в клубах, полагаться на легионеров?

Олег Романцев:

Я думаю, однозначного ответа здесь нельзя давать. Сильнейший на данный момент - игрок. Нужно очень много ездить, нужно очень много беседовать, нужно очень много смотреть, именно на данный момент. Если сегодня Мостовой сильнейший в "Сельте", он должен играть в сборной. Если сегодня Шалимов сидит в запасе во второй лиге, он близко не должен к сборной подходить. Если у меня Титов - ведущий в "Спартаке", вышел на лигу чемпионов, - он обязан играть в сборной. Если тот же Аленичев, уехав в "Рому", не попадает там в состав... Димочка, нет, будь лидером этой "Ромы", команды, которая, на всякий случай, чуть меньше имидж имеет, чем "Спартак", - будь там лидером, тогда ты снова вернешься в сборную. На данный момент сильнейшие игроки должны играть в сборной, легионер он или россиянин - это не имеет значения.

Михаил Кустов:

Недавно прошла информация, что "Спартак" ведет переговоры с Юраном о возвращении в клуб. Это так или нет?

Олег Романцев:

Мы вели переговоры с Юраном. Дело все в том, что он нам достаточно помог. Другое дело, можно дискутировать, что и клуб ему помог не меньше, потому что он пришел к нам, будем говорить, в разобранном состоянии, как футболисты любят говорить. Его привели в порядок. Его снова показали на Европе. Он проявил себя там хорошо, заключил очень хороший контракт. Сейчас что-то не складывается. Позвонил он мне сам. Я отправил туда человека. Клуб готов был заплатить "Бохуму" требуемую сумму, но, как это ни странно, господин Юран вдруг свои личные запросы слишком завысил. Здесь уже дело принципа. У нас есть игроки, которые не меньше Юрана, а даже многие и больше сделали для "Спартака". Они хорошо получают, по нашим меркам, очень хорошо, но господину Юрану мы больше платить... Мы ему максимум давали. Пока он думает.

Савик Шустер:

Я только уточню, что "Бохум" - это тот клуб немецкий, в котором числится сейчас Юран. Это для слушателей, которые не знают о футболе. А у нас таких очень много. В завершение программы, может быть, Вам это захочется послушать - Вы торопитесь на тренировку, я вижу - по традиции журналисты подводят итоги. Вот, что было самое важное из того, что вы услышали от Олега Романцева.

Михаил Кустов:

Во-первых, самое главное - человеческая открытость. Я бы сказал так, чувство собственного достоинства этого человека, знающего, умеющего и, самое главное, - он хочет быть первым.

Енс Зигерт:

В принципе, я только могу повторить, что уже сказано. Олег Иванович у меня вызывает ощущение человека достойного, лично симпатичного, чего я, честно говоря, не ожидал, как человек, который его до этого только знал из телевидения.

Савик Шустер:

Ну, а я могу сказать, что я очень рад, у меня было такое намерение не анализировать: 4:2, 4:3, или 3:4, потому что это было бы не очень интересно. Это делают специализированные спортивные программы и газеты. Мы в принципе говорили с лидером, с настоящим лидером, тут нет никакого сомнения, и человеком на самом деле, я бы сказал, высокого уровня по всем параметрам. Во что я не поверил до конца, это в то, что у него нет никаких политических амбиций. У меня в этой связи есть сомнения.

XS
SM
MD
LG