Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Индийское кино в Голливуде. Занимательные рассказы Евгения Весника и Георгия Данелия


Мумин Шакиров: Индийское кино - редкое явление в Голливуде. Впрочем, американским картинам также сложно конкурировать на полуострове Индостан. Бомбейские студии ежегодно выпускают около восьмисот картин.

Как и десять, двадцать, и сорок лет назад индусы остаются патриотами отечественного кино. Голливудская киноиндустрия также не терпит конкурентов на своем поле, но всегда готова следовать моде или новым веяниям, приносящим дополнительные дивиденды прагматичным продюсерам. О том, как выгодно могут сотрудничать Болливуд и Голливуд, рассказывает журналист из Лос-Анджелеса - Сергей Замащиков:

Сергей Замащиков: Когда несколько лет назад знаменитый бродвейский композитор и продюсер Эндрю Ллойд Вебер впервые услышал музыку своего индийского коллеги Рахмана, он моментально предложил ему сотрудничество. В июне 2002-го года на лондонской сцене появился новый хит "Bombay Dreams" - "Бомбейские сны". После триумфа на лондонском "Вест-Энде "Бомбейские сны" только открылись на Бродвее, где все предсказывают им не меньший, если не больший успех. Естественно, не обошлось без обычного для Бродвея адаптирования оригинального материала к вкусам американского зрителя, и все же адаптация эта была минимальной, даже большинство песен оставлено в оригинальной версии на хинди.

Появление индийского мюзикла на Бродвее можно рассматривать, как символ триумфального вступления индийского Болливуда в, казалось бы, неприкосновенные для иностранного вторжения владения американского Голливуда. В Англии, где индийцы - самая многочисленная этническая группа, индийское кино давно стало частью культурного мейнстрима. Не надо объяснять, что такое индийское кино и россиянам, да, впрочем, у наследников Раджа Капура поклонников всегда хватало во всем мире, вернее, во всем мире, кроме Америки. Но сейчас перед тем, что называется Болливуд, термин, который придумал когда-то журналист из Бомбея, чтобы описать киноиндустрию своего города, готовы раскрыться, казалось бы, неприступные ворота голливудских киностудий. Причем, в отличие от многих, бомбейских звезд в Америке принимают с распростертыми объятиями. Популярные индийские киноактеры становятся гостями ток-шоу, с ними охотно сотрудничают такие звезды поп-музыки, как Майкл Джексон, Мадонна и Бритни Спирс. Киноидолы Болливуда начинают сниматься рядом со своими американскими коллегами по цеху. Например, знаменитая болливудская актриса Айшварья Раи в этом году появится в двух потенциальных американских блокбастерах: "Сингуларитb" вместе с Брендоном Фрейзером, и "Хаус" вместе с Мэрилл Стрип. Американские актеры начинают сниматься в Болливуде, последний пример: Рис Риверспун в индийской версии "Ярмарки тщеславия". Режиссеры из Бомбея приезжают делать свое кино в Нью-Йорк и Лос-Анджелес.

В Лос-Анджелесе, где индусов живет не так уж много, тем не менее, мода на индийские кино музыку и танцы проникает даже в такие бастионы местного истеблишмента, как эксклюзивный "Ки Клаб". Здесь в последние несколько уикендов игрался индийский "Хаус", танцевали одетые в болливудские костюмы девушки, и лучшим способом преодолеть длительный фейс-контроль было облачение в цветастое сари. Примеров проникновения болливудского вируса в городе ангелов долго искать не приходится, здесь и телевизионное шоу, в котором зрители заказывают любимые индийские песни, и первая в Америке школа-студия индийского танца, в которую длинная очередь. Если к этому добавить индийский "Оскар" "Bollywood Awards", который ежегодно проходит в Атлантик-Сити, картина получается достаточно впечатляющей.

В чем же секрет этой неожиданной моды на индийское кино в Америке? Ее нельзя просто списать лишь на пресловутую глобализацию, хотя и она, конечно, играет свою роль. Безусловно, музыка и танцы, без которых Болливуд не может существовать, помогают привлечь молодежную аудиторию, но самое главное во взаимной притягательности Болливуда и Голливуда - их общие корни. Как недавно заметил в своем интервью "Лос-Анджелес Таймс" индийский режиссер Дармеш Даршан, "все основные элементы индийского кино - эмоции, страсти, драма и мелодрамы, пришли к нам прямо из старого Голливуда". Самой короткой и простой характеристикой типичного индийского кино было бы назвать его типичным старым голливудским кино. Итак, Голливуд сегодня говорит добро пожаловать Болливуду, клише о том, что новое - это хорошо забытое старое, срабатывает здесь безошибочно. Ведь оба - голли и болли -вуды знают, как довести свой жар до уровня клише, равно как и наоборот.

Мумин Шакиров: Великие иллюзии. Невероятные и правдивые истории из жизни кинематографистов. Популярной актер Евгений Весник продолжает серию своих занимательных рассказов о тех, с кем ему пришлось работать на сцене и на съемочной площадке. Известные артисты чаще любят рассказывать о своих успехах, реже о неудачах. Евгений Весник считает, что провалы и неудачи - это тоже неотъемлемая часть актерской биографии:

Евгений Весник: И началось это, я не отвечаю за свои слова, но фильм, по-моему, это были "Рваные башмаки", там действовали дети немецких голодающих сапожников, я помню, к нам пришли, в первую немецкую московскую школу на Первой Мещанской, теперь Проспект Мира, и стали отбирать ребят, которые могли бы спеть песенку детей голодающих сапожников. Всех отобрали, мы уже хлопотали, хорошо пели, а меня - нет. Я в слезу, конечно. "Что плачешь, мальчик?" "Ну, как же так, всех взяли, а меня не взяли". "Ты не печалься, если мама тебя спросит, что случилось, ты скажи, что дети голодающих сапожников такими толстыми быть не могут". Вот с этого у меня начались все неприятности в кино.

Есть такой фильм, он иногда идет в повторном экране, называется "Разные судьбы" и снимал его знаменитый режиссер Луков. И играл я там директора пивной, фронтовика такого, такой дядька смешной, ограниченных таких умственных способностей. Он говорил вообще, необходимо сказать, как философ. Но дело в том, что я ходил в кителе с колодочками орденов военных, держал руку за под кителем, я это делал сознательно, думал, что не заметят - заметили, и чуть-чуть я только в одном слове, во-первых, во-вторых, а дальше говорил нормально, и усики сделал, которые так поглаживал, и больше ничего. И все увидел, что я изображаю Сталина. Сняли меня с роли, вырезали всю часть пивной. Это был первый удар.

Второй удар, я помню, был на Дальнем Востоке, гастроли Театра Сатиры были, вышел фильм "Ночной патруль". Я там снялся, всем говорил, что я молодой, начинающий артист, а попал в компанию таких известных, как Окуневская, Сергей Филиппов, я там рассказываю зрителям, что вы увидите фильм, что я сижу в ресторане, Окуневская поет, я веду беседу с Филипповым такую, знаете, скользкую, и так далее. Я говорю, приглашаю, когда будет у вас премьера, вспомните, вот мы с вами как будто встретимся опять на экране. И так я везде говорил на Дальнем Востоке. Вышел в Москве фильм, я пошел на премьеру, и я на экране был. Но я только сидел за столом, и все вырезали, все, что было. Когда вышел фильм на широкие экраны, я получал даже от друзей письма: "Женя, ты что, испытываешь материальные затруднения, - а я уже был артистом, - что же ты снимаешься в массовых сценах, хотя бы попросил одно слово". Это было позорище.

А самая знаменитая была вещь, когда вышел фильм "Офицеры", такой широко известный, меня все время все спрашивали, "Женя, начинаешь роль, это ты, или нет, мы никак не понять не можем? Потом когда ты принимаешь роды, и так далее, ты играешь врача... Но вначале, когда ты в шахматы играешь. Вот ты это, или нет?" "Ну, вам, как друзьям, скажу, что это не я, а вообще-то я отвечаю на этот вопрос, что, наверное, меня плохо снимали". А было дело так: снимался артист, какой-то худой, высокий, который скоропостижно скончался. Они узнали об этом в Москве, где продолжались съемки, меня встретил Роговой, говорит, "Женя, мы - друзья, живем в одном дворе, выручай меня, вот умер один артист, а в финал нужен, вот что делать, не знаю. Я решил тебя загримировать под него, и сыграй эту роль". Я сыграл роль умершего артиста, да и играл эту роль в хорошем фильме, где меня отметили. Где-то даже в газете было, что очень плохо снято начало с Весником, наверное, освещение такое, что его трудно узнать.

Дальше мои конфузы. Был фильм "Старик Хоттабыч", и я шел по улице, гуляя в Одессе, совсем по другим делам, там группа снимала этот фильм, вдруг меня хватают на улице, не милиционеры, а москвичи, я понимаю, что это киношники, ничего мне не объясняют, "ты же должен нас спасти, вот, слона дали..." Какого слона?! Какой фильм?! Я ничего не знал. "Умоляем тебя, - нашли какого-то милиционера, подошел китель, говорят. - Умоляем, вот слон, еще полчаса осталось, вот ты подойди к слону, скажи, что это такое". Я даже не помню, что я делаю. Один эпизод - я должен был подойти к слону, молодой в милицейской форме, что-то спросил и мелькнул опять. И опять конфуз в театре, даже говорили, "слушайте, вы прекратите, это же неудобно, вы - известный артист, что же вы так снимаетесь". Вот такие конфузы были. А все говорят о победах.

Я могу сказать, как в фильме "Трембита", например, Ольга Аросьева меня чуть не утопила, если бы она промедлила секунду, я бы вообще не был живым. Режиссер Николаевский говорит: "Значит так, мы тебе пришьем багор, - а я Сусика там играл, это была роль, мне прохода на улице не давали, - мы тебе пришьем такой багор, чтобы наверняка было, как будто тебя зацепила она, я дам команду, "топи", она тебя потопит с багром пришитым, а потом, когда услышит команду "мотор", она тебя будет вынимать, чтобы было понятно, что ты прыгнул в речку, утонул, а она тебя спасл"а. Это и осталось. Но дело в том, что она меня потопила, а команды нет, я лежу внизу, глаза не открываю, дышать не могу, говорить не могу, дрыгать боюсь, чтобы не сорвать съемки, и думаю, вот он, наступил конец, из за неопытных рук Аросьевой, где-то в последний миг, может, меня бы хватило еще на 2-3 секунды, раздалась команда, и меня вынули. И тот, кто внимательно смотрит за фильмов, когда я появляюсь над водой, я выпускаю струйку воды, и у меня еще там цвакание губ есть, неозвученное, должен вам открыть, что это был русский мат.

Мумин Шакиров: Кинорежиссер Георгий Данелия собрал свои миниатюрные истории о кино и выпустил книгу под названием "Безбилетный пассажир". Одна из коротких новелл посвящена его коллеге, другому известному кинематографисту Никите Михалкову. Пять лет назад, когда у власти был еще Борис Ельцин, весь киношный бомонд горячо обсуждал один вопрос, выдвинет ли председатель Союза кинематографистов России свою кандидатуру на очередных президентских выборах, или нет. Сам главный виновник слухов и домыслов Никита Сергеевич однозначного ответа не давал. Но элита, учитывая неоднозначное отношение коллег по цеху к кинорежиссеру Михалкову, ждала развязки этой информационной интриги. Георгий Данелия тогда готов был поддержать Никиту Михалкова на политическом поприще и заодно всем рассказывал историю о том, как ныне известный деятель культуры когда-то бегал ему за водкой.

Георгий Данелия: Как Никита бегал за водкой. Мы снимали в Парке культуры ночные съемки, были там, надо было поливать асфальт, чтобы было какое-то отражение, я, как всегда, полез с этим шлангом, чтобы быстрее, недостаток, что я на площадке всех учил, что надо делать, начал учить пожарных, как поливать, естественно, облился, было холодно. Машина студийная, сначала мы довезли Никиту, по дороге, а там магазины закрывались в десять или половину одиннадцатого, а было уже двенадцать, дома выпивки нет, я говорю: "Никита, если дома есть, вынеси мне водки грамм сто", он говорит - "давай, поднимемся". Но мне неудобно, говорю, подниматься, в это время, там мама, папа. Ну, он вынес водки, а дальше, я выпил, а дальше уже меня встретил Михалков, говорит: "Ты что со мной делаешь?!" Старший Сергей Михайлович лежал на диване в гостиной, прикурнул, вдруг видит, его ребенок

17-летний входит с ботинками в руках, на цыпочках, в носках подходит к буфету, открывает, достает стакан, достает бутылку водки, наливает стакан. Он понял - все, ребенок спился, по ночам пьет водку...

Мумин Шакиров: На волнах Радио Свобода прозвучали правдивые истории артиста Евгения Весника и кинорежиссера Георгия Данелии. В нашем эфире исполнялась музыка композитора Сергея Баневича.

XS
SM
MD
LG