Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кинорежиссер и продюсер


Мумин Шакиров: Главная тема - "Кинорежиссер и продюсер". Кто командует на съемочной площадке и за монтажным столом? Остались ли права у творцов в российском кино?

Советские времена вместе с цензурой и гарантированным прокатом ушли в прошлое. Идеология уступила место бизнесу. Государство продолжает финансировать кинематограф и дает возможность снимать авторское кино, как на телевидении, так и на киностудиях. Конфликты между продюсерами и режиссерами - явление обычное, но в каждом случае есть потерпевшие и победители.

Полтора года назад кинорежиссер и продюсер Александр Атанесян по заказу телеканала "Россия" приступил к съемкам широко разрекламированного четырехсерийного фильма "Человек-амфибия". Это новая киноверсия знаменитого одноименного романа писателя-фантаста Александра Беляева. В качестве главного продюсера выступил известный кинорежиссер Валерий Тодоровский. Проект осуществлялся на базе кинокомпании "Видеофильм", и бюджет его превысил один миллион долларов США. Съемки картины прошли в Крыму и на Кубе. Фильм практически готов и ждет своего часа в эфире второго телеканала. Но совершенно неожиданно накануне премьеры автор картины Александр Атанесян снял свою фамилию с титров.

История конфликта между режиссером и продюсерами началась не с творческих разногласий, хотя продюсер Валерий Тодоровский принимал участие в монтаже картины и этого не скрывает Александр Атанесян.

Александр Атанесян: Монтировал я с монтажером, Валера давал какие-то рекомендации и свое мнение высказывал, что иногда вызывало споры, но не принципиальные, приходили всегда к консенсусу. Вот так было смонтировано две с половиной серии.

Мумин Шакиров: Но совместная работа на этом этапе закончилась. Совершенно неожиданно заболел новорожденный сын Александра Атанесяна, ребенку потребовалась срочная медицинская помощь. Такая ситуация может вызвать только человеческое сочувствие, но производственный процесс требует определенности. И по понятным причинам режиссеру Атанесяну пришлось временно прекратить работу на студии.

Александр Атанесян: Приоритет-то понятен для любого человека, который слушает, что стоит на кону, - перенесение сроков монтажа или жизнь ребенка и его здоровье. Естественно, ребенок важнее! Дальше я не смог присутствовать при монтаже в силу уже указанных обстоятельств, и завершал монтаж персонально Тодоровский. Юридически и профессионально он имеет на это право. Никаких юридических претензий и профессиональных у меня к Тодоровскому нет, но концепция его видения этого фильма отличается от моей. Я не могу сказать, что она лучше или она хуже. Она другая, а не такая, как я ее придумал.

Мумин Шакиров: Пока Александр Атанесян занимался лечением ребенка, бегал по врачам и больницам, продюсер и одновременно советник генерального директора по кинопроизводству Государственной телевизионной компании "Телеканал "Россия" Валерий Тодоровский завершил монтаж всех четырех серий фильма. Режиссер Атанесян вернулся на студию к началу процесса озвучания картины "Человек-амфибия", но, как оказалось, не надолго.

Александр Атанесян: Я провожу несколько смен озвучаний (6, 7, 8) - и меня приглашают в Берлин с ребенком на операцию, потому что выделили время немецкие врачи. Это другая принципиально операция, не хирургическая, а лазерная, и этой технологии в России нет. Так вот, я еду в Берлин с просьбой к исполнительному продюсеру картины Александру Готбилу на время моего отсутствия делать шумы, чтобы работа не остановилась, синхронные и несинхронные (это не требует режиссера). Но уже в Берлине я вынужден был задержаться на две недели, потому что процесс обследования шел дольше, чем врачи предполагали, и операция была назначена на более поздний срок. И вот в тот день, когда ему сделали операцию, я заболел воспалением легких, еще в Берлине, то есть еще неделя на моей совести, если так можно сказать, с моим воспалением легких.

Александр Готлиб мне позвонил в Берлин и, услышав мой голос, ужаснулся. Он говорит: "Саша, ты извини, я все понимаю - ребенок, воспаление легких, но сроки сдачи проекта на канал нас поджимают, и если мы не сдадим в определенный срок, у нас будут серьезные штрафные санкции. Поэтому, если ты не против, мы наймем режиссера озвучания". - "Я не против, но прошу, чтобы этот режиссер мне позвонил, я расскажу ему концептуальное видение вот этого озвучания. И давай договоримся так, что я приеду, послушаю, что он сделал, и если что-то будет не то, я, естественно, исправлю". На этом мы сошлись.

Мумин Шакиров: Но, вернувшись в Москву, Александр Атанесян подверг жесткой критике вариант озвучания, проделанный другим режиссером.

Александр Атанесян: 30 процентов из того, что сделано было, было вполне достойно, а 70 процентов из того, что было сделано, мне не понравилось. Самая большая претензия моя, что были изменены актеры, были изменены голоса актеров.

Мумин Шакиров: Режиссер Атанесян предложил переозвучить большую часть картины, но глава "Видеофильма", исполнительный продюсер проекта "Человек-амфибия" Александр Готлиб категорически выступил против этой идеи. Он настоял на том, чтобы нанятый на эту работу режиссер довел картину до конца. Вот тут и произошел конфликт. Рассказывает Александр Атанесян.

Александр Атанесян: На следующий день был звонок от Александра Готлиба: "Мы не можем этого сделать и просим тебя в павильон озвучания больше не входить и дать разрешение, чтобы тот же режиссер, который проводил озвучание без тебя, продолжил и завершил". И на вопрос, значит ли это, что меня отстраняют от монтажа, был такой очень непонятный ответ: "Нет, не значит, мы тебя не отстраняем, но мы просим..." Я человек темпераментный, мне это очень не понравилось: "Не может быть! Это плохо, это портит картину!" И опять очень спокойным тоном Готлиб высказал настойчивую просьбу, пожелание не входить и позволить режиссеру закончить озвучание.

Понимая, что я не могу поменять монтаж, понимая, что я не могу поменять озвучание, не могу настаивать, потому что это приведет к юридическому конфликту, к срыву производственных сроков, и виноват в этом буду я, я сказал: "Хорошо, делайте так, как считаете нужным. Вы - продюсеры, я по контракту обязан вам подчиняться, просьба продюсера является приказом в определенном смысле этого слова. Но оставляю за собой право защищать свои профессиональные интересы, бороться за свое авторское право". И я отказался вообще продолжать работу над этой картиной.

Мумин Шакиров: В результате Александр Атанесян снял с себя полную ответственность за произведенный продукт и написал официальное письмо заказчику - руководителям гостелеканала "Россия".

Александр Атанесян: Сейчас по сути, написав письмо директору канала Златопольскому, продюсеру канала Тодоровскому и продюсеру компании "Видеофильм" Александру Готлибу, что я не желаю судиться, но прошу снять, изъять из титров мое имя и мою фамилию, я предаю интересы зрителей. Вот, собственно, это единственная этическая проблема и единственная моя вина в этом конфликте, что я сегодня, не желая судиться и задерживать выход картины на экран, заведомо "подсовываю" зрителям не то кино, которое они могли бы увидеть.

Мумин Шакиров: Продюсеры Валерий Тодоровский и Александр Готлиб сами отказались комментировать ситуацию вокруг фильма "Человек-амфибия". Доверили они эту миссию пресс-атташе дирекции по кинопроизводству телеканала "Россия" Дмитрию Давыденко.

Дмитрий Давыденко: Валера ознакомился с этим письмом. Абсолютно нормальная, рабочая обстановка, то есть никаких претензий к Александру Атанесяну нет. Фильм нужно сдавать вовремя - и здесь канал как бы заинтересован в том, чтобы фильм был закончен. Валерий Тодоровский пошел навстречу Александру Ашотовичу, разрешил снять фамилию с титров. И, собственно говоря, никаких проблем больше нет.

Мумин Шакиров: В своем письме Атанесян указывает на то, что вариант озвучания был произведен другим режиссером в нарушение тех правил и договоренностей, которые были заключены между Готлибом и Атанесяном (речь идет о смене актеров), - с этой стороны вы ожидаете, что автор может предъявить какие-то претензии, привлечь судебные инстанции, привлечь юристов или адвокатов, чтобы защитить свои авторские права?

Дмитрий Давыденко: В данном случае нужно смотреть договор, который заключался между студией-производителем и режиссером. В данном случае, если там эти пункты каким-то образом были прописаны или нарушены, режиссер вправе делать все, что угодно, то есть подавать в суд, каким-то образом отстаивать свои права. Но это уже как бы рабочие моменты, которые, я думаю, продюсер Валерий Тодоровский комментировать не будет, потому что это, так скажем, закрытая кухня производства.

Мумин Шакиров: Случайным наблюдателем в этой истории оказался известный кинорежиссер Алексей Герман, который пожелал высказать свое мнение по поводу этого конфликту - как художник и режиссер, чьи отношения с продюсерами и чиновниками не всегда складывались однозначно.

Алексей Герман: Суть этой истории даже не в Александре Атанесяне, хотя и в нем; я видел его картину "24 часа" и утверждаю, что это одаренный человек. Дальше он взялся за картину по Беляеву "Человек-амфибия", дальше он ее снял, материалы я не видел. И дальше вмешался Тодоровский, который, стало быть, называется продюсером.

Что такое в России продюсер - это загадка, над которой до сих пор ломает голову Центральное разведывательное управление Соединенных Штатов. Потому что это люди, которые получают от государства деньги, часть, конечно, прикарманивают, как правило, за редким исключением, и за что-то отвечают. В частности, им разрешается перемонтировать дурной материал.

У нас случилась некоторая беда: люди не понимают или не хотят понимать, или им невыгодно понимать, что такое хорошо и что такое плохо. Режиссер без просьбы другого режиссера не имеет права входить и переделывать картину, на высотах эта ситуация находится. Допустим, писатель Гончаров, который был свирепым, беспощадным и подлым цензором... Умер Гончаров. Все это достаточно смешно, но мне его до сих пор читать неприятно. Я его читаю, потому что хороший писатель, но неприятно, противно. Войти в монтажную чужого, другого режиссера, твоего собрата по перу, режиссеру (ни какому-то управленцу, как называет Швыдкой свою "гвардию", а именно режиссера к режиссеру) и без его разрешения, да еще в тот момент, когда у Шуры делали операцию маленькому мальчику, годовалому, в Германию, в это время перемонтировать фильм - это в дремучие и мерзкие брежневские времена было невозможно. Не исправишь нас.

Мумин Шакиров: Правовую оценку этой ситуации попытался дать генеральный директор юридической фирмы "ФТМ-Энтертейнмент" Сергей Семенов.

Сергей Семенов: Окончательная версия фильма, монтаж - понимается не сам технический процесс монтажа, а завершение фильма. То есть в каком окончательном виде будет фильм, определяет в конечном итоге продюсер. Это норма не только нашей, российской практики, но это необходимость объективная, потому что, вложив деньги в создание фильма, продюсер должен контролировать его результат, качество и особенно коммерческую его перспективу. Поэтому я не думаю, что здесь есть какие-либо нарушения прав Атанесяна. И, видимо, он сам это понимает, и об этом, не скрывая, говорит, что вряд ли есть какие-то нарушения его имущественных прав.

Другое дело, что у автора, кроме имущественных прав, есть еще так называемые права личные, неимущественные, еще их называют моральные права. Моральное право - это право автора на защиту своей репутации. Очень трудно судить, не видя фильма и не зная других каких-либо обстоятельств, определить, затронуты ли здесь моральные права Александра Атанесяна. Вряд ли фильм сделан так ужасно, что Атанесяну нанесен какой-либо моральный вред и затронуты его имущественные права. Хотя автор, творец имеет право оценить тот ущерб, который нанесен ему вмешательством в его произведение.

Что касается вопроса о том, мог ли он снимать свое имя, соответствует ли это законодательству, - да, это вполне соответствует российскому законодательству. Вот Александр Атанесян выбрал в данном случае снять свое имя из титров, на что он имеет полное право (и, как правило, в контрактах это и предусматривается). Поэтому очень трудно сказать, есть ли вообще здесь правовой конфликт. Как я понимаю, здесь прежде всего творческий конфликт, и Атанесян, насколько я знаю, выбрал для себя не подавать какие-либо иски в суд, а решать этот вопросы, как они и должны решаться, творческим путем.

Мумин Шакиров: Сериал "Человек-амфибия" выйдет осенью этого года, и нет сомнений, что он будет поставлен в самое рейтинговое время, чтобы оправдать затраченные на него средства. Последнее слово скажут зрители и критики. Ругать или хвалить они будут безымянного автора, известного продюсера Валерия Тодоровского и государственный телеканал.

XS
SM
MD
LG