Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Акционирование государственных киностудий


Мумин Шакиров: Акционирование государственных киностудий - неизбежный процесс. Через эти преобразования прошли уже две крупнейшие кинокомпании страны - отметивший свое 85-летие "Ленфильм" и Студия детских и юношеских фильмов имени Горького. Гигант "Мосфильм" взял паузу и остается на своих прежних позициях. Лакомый кусок в центре Москвы привлекателен для многих потенциальных инвесторов, конфликта не избежать - и по этой причине руководство столичного концерна решило повременить с реорганизацией российского Голливуда.

Страсти вокруг акционирования "Ленфильма" и его раздела на производственный комплекс и бесценный кинофонд позади, будто их и не было. Студия уже превратилась в открытое акционерное общество и готовит свои планы на 5 лет вперед. В советские годы на кинофабрике работало около 2,5 тысяч человек, производилось 16-18 полнометражных игровых картин в год и телевизионные сериалы. Нынешний генеральный директор кинокомпании Андрей Зерцалов сравнивает "Ленфильм" с промышленным предприятием.

Андрей Зерцалов: В западном понятии киностудия - это два павильона и некая территория. А киностудия в понятии советском и постсоветском - это завод: это цеха, это земли, это павильоны, это определенные энергетические ресурсы (я имею в виду подстанцию, которая держит напряжение для осветительной аппаратуры, которая используется в павильонах) и так далее. Все мощности этого завода подчинены как бы одной цели - обеспечить от ноля и до выхода съемочный процесс.

У нас раньше так точно и было, но сейчас из этого звена выпала одна вещь - цех обработки пленки. По понятным причинам: потому что в Санкт-Петербурге стало мало сниматься кино, во-вторых, откололись республики Прибалтики, в-третьих - азиатские республики и кавказские республики. А раньше это все обрабатывалось у нас, это было самое мощное подразделение киностудии, работало там 300 человек в три смены.

Мумин Шакиров: Реорганизация "Ленфильма" проходит пока безболезненно, в том числе и для работников киностудии. Сохранились и все производственные мощности.

Андрей Зерцалов: Осталось все, что используется в съемочном процессе: камеры, реквизит, свет, звук, вспомогательные цеха, комбинированные и так далее, и тому подобное. Творческий коллектив, так называемый ХПП (художественно-производственный персонал), он остался.

Мумин Шакиров: Первый этап реформ привел к созданию акционерного общества со 100-процентным государственным капиталом. По мнению Андрей Зерцалова, "Ленфильм" избрал свой путь реорганизации кинокомпании.

Андрей Зерцалов: Если в 1992 году мы собирались акционироваться - и был инвестор, и мы шли по так называемой второй модели акционирования, то часть акций принадлежала трудовому коллективу. В этом случае ни одной части акций трудовому коллективу, будь ты работник художественно-производственного персонала, будь ты слесарь, будь ты директор студии, будь ты начальник отдела, ни одной акции киностудии не принадлежит. Все принадлежит государству.

Мумин Шакиров: При этом из структуры "Ленфильма" выпал фильмофонд, который стал самостоятельным федеральным государственным унитарным предприятием.

Андрей Зерцалов: Фильмофонд не акционируется. Понятно, для чего это делается: государство осталось владельцем этого фильмофонда, чтобы вместе с акционированием зданий, сооружений и прочего не ушел весь этот "золотой фонд", который снят с момента существования студии. И возможность какой-то временной передачи акционеру, который будет думать о кино, а не о том, чтобы построить там бары, рестораны и развлекательные шоу-центры, не исключена. Не исключено, что государство пойдет на то, чтобы в какое-то временное пользование инвестору передать эти фильмы. Это вопрос, так сказать, не сразу решаемый.

Не исключается такой момент, что инвестор, который, предположим, вложит большие деньги не в реставрацию, а в техническое перевооружение киностудии, он попросит: "Вот я столько много денег вкладываю в реорганизацию, а можно я попользуюсь (естественно, за деньги) какое-то время и фильмофондом?" Я думаю, что государство на это пойдет, и когда-то даже такие слова звучали. Но передача полная прав инвестору - этого, конечно, не планируется, и не будет планироваться.

Мумин Шакиров: Акционирование "Ленфильма" открывает дорогу для инвесторов. Иначе ради чего проводились преобразования на старейшей киностудии России? Продавать или не продавать акции предприятия, будет решать правительство и Мингосимущества. Инвесторам государство будет ставить жесткие условия, убежден Андрей Зерцалов.

Андрей Зерцалов: В первую очередь у инвестора должна быть в голове та мысль, что "я вкладываю в кино, я на этом кино должен зарабатывать; чем сейчас я больше вложу, тем вероятнее, что через полтора-два года это начнет приносить достаточно ощутимую прибыль". На этом историческом месте - Каменноостровский проспект, 10 - будет делаться кино, а не будет делаться увеселительное заведение, не будут строиться серебряные зеркала, которые напротив нас, через Кировский проспект, строятся.

Мумин Шакиров: "Ленфильм" - это не только государство. На базе студии, которая занимает 4 гектара земли на Каменноостровском проспекте, нашли приют множество частных компаний, таких как "Голос" режиссера Виталия Мельникова, СТВ продюсера Сергея Сельянова, "Берег" Александра Сокурова и 2Б2 Владимира Бортко. И это еще не полный список самостоятельных объединений. Известный киномастер Алексей Герман возглавляет сразу две структуры - Студию первого экспериментального фильма, где под его руководством куются молодые кадры, и студию "Север", созданную для производства фильма по роману братьев Стругацких "Трудно быть Богом".

"Ленфильм" может похвастаться и своей собственной продукцией, куда вкладывались средства самой студии. Наибольший успех, в том числе и кассовый, выпал на долю картины "Особенности национальной охоты". О последних достижениях кинокомпании рассказывает ее генеральный директор Андрей Зерцалов.

Андрей Зерцалов: Картина снята в тяжелые годы для "Ленфильма", 1995-96 год, просто с кровью она снята, я имею в виду финансово. И она до сих пор приносит прибыль, уже окупила себя неоднократно - это "Особенности национальной охоты". Удачный, что называется, фильм. Фильм "В той стране", не так давно выпущенный киностудией (2,5 или 3 года тому назад), тоже себя окупил.

Мумин Шакиров: А кто режиссер?

Андрей Зерцалов: Лидия Боброва. Я не исключаю, что последний ее фильм "Бабуся" тоже себя окупит, потому что он финансово был очень дорогим и уже большой спрос за границей на него.

Мумин Шакиров: Где картины больше "отбиваются" - на телевидении, в видеопрокатах, в кинотеатрах или за границей?

Андрей Зерцалов: Если в прокате участвует и за границей, то, конечно, за границей - там несколько иные цены. И на сегодняшний момент премьерные показы хорошо оплачиваются телевидением, премьерный показ стоит от 200 тысяч долларов.

Возвращаясь к теме проката, знаете такую компанию "Роскомкино", которая создана не так давно? Это как бы повторяет бывший Главкинопрокат, и задачи больше такие имперские поставлены перед ней. Это бывшее акционерное общество со 100-процентным государственным капиталом, которое должно построить к 2007 году, по-моему, более 300 кинотеатров по стране. В чем его задача? Это прокат российского кино и, естественно, зарубежного. И для чего это делается? Чтобы доходы от этого проката возвращались опять в кинопроизводство, и государство как можно меньше участвовало в финансировании кино, чтобы кино начало само себя окупать.

Ведь если, возвращаясь к советским временам, художественные фильмы (потому что научно-популярные и хроникальные фильмы были, так сказать, для "духовки") - это для зарабатывания денег, то мы были на четвертом месте, после водки, нефти и спичек. Полностью себя окупала эта огромная индустрия и приносила достаточно реальные доходы, оплачивая еще эти научно-популярные фильмы, огромную сеть научно-исследовательских институтов, заводов, маленькие студии, хроники, которые были во всех областях России.

Мумин Шакиров: "Ленфильм" - это сообщество режиссеров. Это и классики старшего возраста - Сергей Микаелян, Леонид Минакер, Игорь Масленников, за ними следуют Евгений Татарский, Виктор Сергеев, Юрий Мамин, Олег Кавалов. Режиссеры чуть помладше - Сергей Овчаров, Евгений Юфит, Александр Баширов, Дмитрий Месхиев. Наконец, здесь работают два выдающихся кинорежиссера - Герман и Сокуров, и оба они не уехали ни в Москву, ни за границу, несмотря на многократные предложения.

***

Мумин Шакиров: Великие иллюзии, невероятные и правдивые истории из жизни кинематографистов.

Актер и режиссер Михаил Козаков стал знаменитым после выхода картины "Человек-амфибия", где он сыграл роль охотника за морскими сокровищами дона Педро Зуриты. Картина стала чемпионом проката. Казалось бы, вон она - всенародная слава, о которой мечтают почти все артисты. Но признание публики - это еще не признание среди коллег и критиков, пришел к выводу Михаил Козаков.

Михаил Козаков: Во-первых, когда я снимался, я вообще думал, что мы снимаем детское кино, только для детей, сказку такую снимаем. Ну, здорово снимал Эдик Розовский, замечательный оператор. Да много там хорошего: музыка Петрова, подводные съемки: Но когда эта картина вышла, она имела неадекватный успех: 80 миллионов ее посмотрело, три месяца шла в кинотеатре "Россия" (ныне "Пушкинский"). Появился, между прочим, фельетон, мой друг написал его, Рассадин, - "Плач по Ихтиандру". Он издевался над картиной.

Она раздражала, потому что в это время была хрущевская оттепель, какие-то новые веяния, Марлен Хуциев, Наумов, Чухрай - а тут какая-то "Амфибия" привлекала зрителей, их внимание! И тогда люди стали думать: ах, вы так, тогда мы начнем разбирать всерьез эту картину - и они ее громили! Был такой фильм-фельетон, который начинался так: "В коротких тропических штанишках, в пробковом шлеме на своей шхуне "Медуза" стоит красавец дон Педро Зурита:" И когда я приходил в театр "Современник", Олег Табаков (тогда веселый, молодой) говорил: "В коротких тропических штанишках на своей шхуне "Медуза":" - "Лелик, прекрати!" Издевались.

И я стеснялся даже этой картины. И потом, опять я отрицательный какой-то, я мечтал сыграть какую-то другую роль. И сыграл в результате - "Вся королевская рать". И переубедил, как бы перестроил сознание моей публики, что я с пистолетом всегда ("Убийство на улице Данте" или "Человек-амфибия"), отрицательный герой. Писали, что "у Козакова отрицательное обаяние". Не бывает отрицательное обаяние или положительное обаяние, оно или есть, или его нет.

Мумин Шакиров: На волнах Радио Свобода прозвучала правдивая история артиста Михаила Козакова.

XS
SM
MD
LG