Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Фильм-опера "Иммендо"


Мумин Шакиров: В клубе "Синемафантом" показывают фильмы, которые редко можно увидеть в обычном прокате или по телевидению. Критики и эксперты такую продукцию называют кто - видео-артом, кто - киноперфомансом, некоторые - просто кинопровокацией. Неформальное обсуждение картины или целой кинопрограммы, состоящей из нескольких короткометражек, - это составляющая часть действия.

Показ двух картин молодого режиссера Антона Гонопольского "Елка" и фильма-оперы "Иммендо" собрал полный зал в московском кинотеатре "Фитиль". Наибольший интерес зрителей вызвала последняя работа Гонопольского "Иммендо" - пародия на сентиментальные русские оперы XIX века.

Фильм-опера "Иммендо" - это настоящий киноперфоманс, картина, где актеры на экране исполняют роли, иногда раскрывая рты, подобно рыбкам в аквариуме, а на сцене около экрана стоят оперные певцы и озвучивают персонажей фильма. Такое разделение уже происходило в начале XX века, когда рождалось кино. Музыкальное сопровождение в немом кино доверяли таперам, которые оживляли экран, придавая кинопоказу настоящее зрелище. Опера Антона Гонопольского как раз и возвращает нас к истокам кинематографа, когда пианист отвечал за музыкальное оформление кинофильма.

Но для кино того времени музыка была вторична, так как зритель более внимательно следил за движущимися картинками, нежели за пальцами тапера. В опере постановка и сценография обслуживают музыку. Разделив изображение и звук, Гонопольский сделал их почти равноценными, хотя, как мне показалось, куда интересней было смотреть на оперных исполнителей, чем на экран, где сюжет стариной мелодрамы развивался порой очень медленно.

Феликс - студент академии художеств - мечтает о встрече с великим Иммендорфом, которого играет известный артист Валентин Никулин. Он приходит к нему в ателье поговорить о высоких философских аспектах искусства. Ольга - подруга Феликса - влюбляется в пожилого мастера. Польщенный вниманием молодой особы, старик Иммендорф отвечает ей взаимностью. Феликсу остается только убить обоих.

Автор фильма-оперы "Иммендо" Антон Гонопольский родился в Казахстане, закончил в 1998 году Академию искусств в Дюссельдорфе, в 1999 году - Всероссийский Государственный Институт кинематографии. На стыке двух искусств и родилась идея "Иммендо".

Антон Гонопольский: Идея была - снять немую оперу, как бы немое кино, но чтобы это была опера. Раньше тоже были немые фильмы, и их озвучивали артисты. Я подумал: хорошо будет, если певцы будут каждый раз приходить, петь вживую. Все-таки это отвлекает от изображения, от недостатков. И, наоборот, изображение отвлекает от недостатков исполнения.

Оперу я написал давно. Когда я учился в Институте в Германии, в Академии художеств, у нас было задание написать работу по мотивам книги известного немецкого художника Йорга Иммендорфа "Здесь и сейчас" (я просто цитирую, можно сказать, статью своего друга Кости Акинша), я написал вместо этого оперу, потому что я давно хотел написать оперу. Мы ее поставили в конце 1994 года, и потом почему-то мы про нее не забывали, мы ее постоянно дописывали, оркестровывали. А потом появилось небольшое количество денег, и какой-то немец захотел, чтобы мы ее сняли. Я как раз учился во ВГИКе. Ну, вот, я решил: сниму-ка я ее.

У нас была прекрасная советская пленка А-2, на которой можно было снимать только немое черно-белое кино.

Мумин Шакиров: Как вообще публика принимает такой синтез оперы и немого кино? Реакция иногда шоковая или она такая предсказуемая?

Антон Гонопольский: Нет, по-моему, хорошо. Именно потому, что недостатки, которые есть в каждой из составных, вместе смотрятся как такой арт. Немая кино-опера, я бы сказал.

Мумин Шакиров: О своем фильме-опере "Иммендо" рассказывал кинорежиссер Антон Гонопольский.

Голливудские новости представляет наш коллега из Лос-Анджелеса Сергей Замащиков.

Имя Стивена Спилберга в рекомендациях не нуждается. И все же великий мастер зрелищного кино опять привлек внимание публики, на этот раз не только киношной. В начале ноября этого года он и его партнеры, основатели кинокомпании Dream Works, появились на Нью-Йоркской бирже. Крупные киностудии, такие как Universal, Warner Brothers или Fox Entertainment на рынке акций котируются давно, но эти гиганты, скорее похожи на кинофабрики и уже давно не ассоциируются с именами кинорежиссеров. Выход Dream Works на биржу - это интересный пример того, как талантливый режиссер (художник) может заработать на продаже своего имени и творческого потенциала. Естественно, при условии, что за ним стоят талантливые финансисты, такие как JP Morgan, считает журналист Сергей Замащиков.

Сергей Замащиков: Те, кто думал, что после неудачной попытки известного литературного героя поверить алгеброй гармонию число его последователей поубавится, явно поторопились. Работа в этом направлении никогда не прекращалась, и последний пример этому - выход на рынок ставшей уже легендарной студии Dream Works. Киностудия, которую основали Стивен Спилберг, Дэвид Гефин и Джеффри Казенберг, известна громкими коммерческими успехами своих полнометражных мультфильмов.

К выходу на рынок Dream Works готовилась очень тщательно. Для этого звезды кино привлекли звездную команду банкиров - фирму JP Morgan. И все же главным вопросом, который волновал не только акул Уолл-стрит, но и многомиллионную армию любителей кино, было: сколько же стоит эта киностудия-мечта? Можно ли в сухих цифрах измерить таланты Спилберга, Гефина и гениальной команды мультипликаторов? Да и вообще, как оценит не склонная к сантиментам Нью-Йоркская биржа акции компании, принадлежащей одному из столпов современного кино?

И вот, когда, наконец, акции Dream Works были выставлены на биржу, их успех превзошел даже самые смелые ожидания. В первые же два дня их цена поднялась на 38 процентов. Ну что ж, будем считать, что данная попытка поверить алгеброй (то бишь биржей) гармонию оказалась удачной. И если даже не все согласятся с этим, по крайней мере, на сегодняшний день мы знаем стоимость киностудии - это 4 миллиарда 100 миллионов долларов.

Мумин Шакиров: О последних успехах американского режиссера Стивена Спилберга рассказал наш коллега из Лос-Анджелеса Сергей Замащиков.

Великие иллюзии. Невероятные и правдивые истории из жизни артистов театра и кино. Александр Калягин двадцать лет назад сыграл в спектакле Московского художественного академического театра "Так победим!" Ленина. В те годы, актер, успешно сыгравший Ильича, получал не только признание публики и прессы, но и нередко материальные дивиденды: квартиру без очереди, дачу, машину и различные государственные премии. Рос не только социальный статус артиста, но и его политическое значение. И на это на собственном опыте почувствовал Александр Калягин.

Александр Калягин: Человек, сыгравший роль Ленина, всеми партийными, подчеркиваю, работниками, советскими государственными партийными работниками воспринимался немножко неадекватно. Они немножко воспринимали его как частичку того Ленина, живого Ленина. И меня иногда принимали после этого спектакля, когда он набрал обороты, когда мы уже второй, третий, четвертый год играли, - Ленин. Такое впечатление, что я как будто бы пожимал руку Христу, и вот с этой рукой ученик Христа... Фотографии, картины, ученик Христа, святой Павел...

Это для меня было очень смешно. Например, приехали мы в город Томск играть "Так победим!" Никогда этого не было, я был заслуженный артист, и никогда не было: к трапу - черная "Волга", одна, другая, стоят люди у трапа, и я спускаюсь. Я понял, что я "оттуда", посланник... "Сначала чай пить, потом мы вас отвезем в ресторан..."

Когда меня привели в ресторан, посадили в отдельный кабинет, я первый раз общался, и не знал, как себя вести с ними, был представитель горкома партии по культуре. И сидим, ничего не говорим, только о погоде. В Томске я никогда не был. О чем можно говорить? Ну, река. Ну, грязная или не грязная - не будешь об этом говорить. "Как в Москве погода?" Не знаешь, о чем и говорить. И вдруг я слышу: ток-ток-ток каблучками, кто-то идет, идет через весь ресторан. Такая тарелка, накрытая белой салфеткой. Через всех людей, которые оборачиваются, и тихо-тихо - к нам. Отдельно, за ширмочку приносят, ставят на стол тарелку, даже не прикоснулась к рюмочкам, тихо поставила - и открыли. Я увидел рыбу, и тут мне сказали: "Это стерлядь для вас". Я никогда стерляди не видел и подумал: хорошо, царская рыба, и сказали "для вас". Поймали, приготовили, через весь зал несли... Сейчас стерлядь везде, где хочешь, а тогда... Я же Ленин! Конечно, они были немножко "сдвинуты", они не воспринимали. Пожалуйста - смешной Крамаров, понятно, Никулин. Но ты сыграл Ленина - ты другой.

Мумин Шакиров: Невероятную и правдивую историю из своей актерской биографии рассказал актер Александр Калягин.

XS
SM
MD
LG