Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Юрий Гагарин - русский народный герой


В сущности, Гагарин - герой не только русский и даже не вполне советский. Он - герой революции шестидесятых, как Че Гевара, и герой медиа шестидесятых, как Джон Кеннеди. Он - герой романтического и наивного времени, пафос которого лучшего всего отражается в песнях о космосе.

В передаче "Далеко от Москвы" мы путешествуем по городам, с которыми связана жизнь и подвиги первого космонавта планеты. Из Саратова - Ольга Бакуткина.

Ольга Бакуткина: Гагарина в Саратове любят. Здесь он окончил индустриальный техникум и учился летать в аэроклубе, на саратовском поле - приземлился после космического полета. Вот только с памятником городу не повезло, не любят его саратовцы и за несоразмерно большую голову называют "Щелкунчиком". Будто второпях к шагающему куда-то Ильичу приделали голову Гагарина.

А вот памятник на месте приземления полюбился местным жителям, уж очень похож на космонавта с праздничной открытки шестидесятых годов. Правда, бронзовую табличку все-таки свинтили. Узнав о краже, огорчилась бывшая учительница из соседнего села со сказочным названием Узморье Наталья Свириденко. Наталья Свириденко и ее односельчане первыми встретили Гагарина на Земле.

Наталья Свириденко: Как выстрел, как взрыв - и три парашюта спускаются. Юрий Алексеевич спускался на оранжевом. Этот шар, корабль сам, он уже был обугленный. Ну, мы, как услышали, - все, и стар и млад, бежали. Работали механизаторы, и они первыми, их четверо, прибежали туда: Руденко Иван Кузьмич, Казаченко Иван Васильевич, Лысенко Яков Михайлович и Веревка Алексей.

Сначала там Тахтарова, старушка, картофель садила с внучкой Ритой, он ее подозвал. Но она сначала испугалась. Он говорит: "Помоги мне снять скафандр". Такой тяжелый, что ему трудно передвигаться. Ну, и наши подбежали ребята, помогли ему.

И он сразу им сказал: "Где бы мне позвонить, сообщить, что я уже приземлился?". Бабушка сначала говорила: "На лошадке". А он говорит: "Да нет, скорость не та". И в это время подъезжают на машине из воинской части. Людей наших оттолкнули, а сами быстро его взяли и повезли на машине. И вот он из дивизиона и докладывал.

Ольга Бакуткина: Пока к месту приземления добрались военные и милиция, жители Узморья формировали коллекцию будущего сельского музея.

Наталья Свириденко: А у нас даже Мишанин и в этот корабль залазил, все эти тюбики забрал. И рацию раскурочили. Но потом все нашли, вернули. С обшивки винтики сняли ребята. Сначала мы уголок небольшой оформили, а потом уже комнату Гагарина. Ну а теперь новую уж построили школу, у нас теперь отдельная комната называется "Музеем Гагарина".

Ольга Бакуткина: Драгоценная коробочка с винтиками от спускаемого аппарата и фрагментами обгоревшей обшивки и сегодня - главное достояние школьного музея. В течение 30 лет его возглавляла Наталья Свириденко. Самым важным в ее жизни событием был приезд в Узморье Юрия Гагарина в 1965 году.

Наталья Свириденко: Все жители - не только села Узморье, но и все - в наш клуб собрались. Он приехал с Валентиной Ивановной. Торжественное собрание было, ему вручили книжку колхозника, мы принимали его в почетные пионеры.

Ольга Бакуткина: Был в Узморье два года назад и губернатор Дмитрий Аяцков, отметил вклад в дело пропаганды космонавтики скромной сельской учительницы.

Наталья Свириденко: А школу открывали - он мне вручил часы, Аяцков - с надписью. Но они уже не ходят. Что-то заправляли их, а они не ходят. Память осталась, да.

Ольга Бакуткина: Чтобы память о достижениях отечественной космонавтики сохранилась и у молодого поколения, Дмитрий Аяцков решил сделать подарок всему городу - купить космической челнок "Буран". Долгое время считалось, что существует лишь два "Бурана" - один превращен в московский ресторан, другой разрушен при обвале поддерживающих конструкций. Оказалось, что есть еще один челнок, он находится в ангаре "Байконура", и руководство космодрома согласилось продать его Саратову. "Буран" будет установлен в парке Победы на Соколовой горе, где размещен музей боевой техники под открытым небом. Вот только есть сомнения, не разберут ли челнок на составные части пытливые потомки.

Елена Фанайлова: Сразу после приземления первый космонавт самолетом был отправлен в Куйбышев, где ему предстоял доклад Государственной комиссии. С репортажем из Самары Сергей Хазов.

Сергей Хазов: 12 апреля 1961 года начался для фотокорреспондента куйбышевской газеты "За родину" Виктора Лишенко - как обычный рабочий день. Виктор не мог предполагать, что через несколько часов ему предстоит сделать исторические фотографии первого космонавта Земли. Первые фотографии Юрия Гагарина после приземления на Землю были сделаны в Куйбышеве.

Виктор Лишенко: Появляется самолет Ил-14 и потихоньку идет, идет. Все начальство садится в машины. Сказал водителю: "Давай за ними. Если можешь, обгоняешь одну, первую". Я не представлял, потому что до этого не показывали, как выглядит космонавт. Вот у меня задача была. Сейчас будет спускаться с трапа. Называют: "Майор Гагарин". Значит, он что, в майорской форме? Смотрю - нет, в форме космонавта, которую я первый раз вижу, в оранжевом костюме, еще старого образца шлемофон летный. Он начал спускаться по трапу, и я начал съемку.

Сергей Хазов: Сделанные 12 апреля Виктором Лишенко фотографии первого космонавта Земли на следующий день обошли все газеты и журналы мира.

Виктор Лишенко: Я даже видел большой журнал американский, и на всю страницу мой снимок там. ТАСС как раз отослал - это же ТАСС рассылает - во всю печать мира мои снимки.

Сергей Хазов: Каким запомнился Виктору Юрий Гагарин? Была ли у него тогда знаменитая гагаринская улыбка?

Виктор Лишенко: Да, да, да. Это совершенно правильно. Всегда с улыбкой. У меня другие кадры есть, на всех абсолютно кадрах - улыбка, всегда.

Сергей Хазов: В Куйбышеве Юрия Гагарина разместили на загородной даче областного комитета партии. Сегодня в здании, где первый космонавт провел первые дни после возвращения на Землю, находится Дом приемов администрации Самарской области. Здание, которое самарцы называют "дачей Гагарина", закрыто от любопытных глаз высоким забором, внутрь не попасть - административный объект.

Директор музея Самарского аэрокосмического университета Надежда Богданова убеждена, что в бывшей первой резиденции Юрия Гагарина нужно открыть Музей космонавтики.

Надежда Богданова: У нас не сохранилось даже мемориальной комнаты Гагарина. Там, где он провел первую ночь после полета, и там, где он делал первый свой доклад о полете человека в космос, ведь ничего не сохранилось. Хотя дом этот остался.

Сергей Хазов: Сегодня о пребывании Юрия Гагарина на самарской земле 12 апреля 1961 года можно узнать лишь из экспозиции Музея космонавтики местного аэрокосмического университета.

Елена Фанайлова: Доктор технических наук Георгий Катес в шестидесятые годы входил в отряд космонавтов как руководитель научной программы и близко знал Юрия Гагарина. Вот его воспоминания о Гагарине, "каким он парнем был" сразу после полета.

Георгий Катес: Он не изменился, он только стал, может быть, более общительный и более открытый. Он понял, что он, конечно, слово нехорошее, "серенький", в общем, то, что он действительно еще "серенький" был. Ну что тут сказать, это провинциальный мальчишка, в общем, хоть он летчик и так далее. Особого интеллекта-то у него не было на тот момент. Но вот когда он осознал, что на него легла вот такая глобальная обязанность - быть первым космонавтом, он это осознал и правильно понял. И он понял, что ему нужно учиться непрерывно, всегда и везде.

Я его наблюдал сразу после полета, он был тогда немножко, конечно ошарашенный, что ли, но он быстро очень вошел вот в эту роль всеобщего любимца и совершенно правильно ее исполнял. У многих там было, между прочим, зазнайство, даже хамство некоторое - вот этим здесь даже не пахло. Он был абсолютно внутренне порядочный человек.

Мы отдыхали вместе в Сочи, там однажды с ним поехали в город, зашли в ресторан, пообедать захотели. И там какая-то женщина пожилая, типа колхозницы, подошла к нему и как-то обомлела, когда он ей предложил сесть. А потом они начали говорить, и все у них как-то получилось, как будто это человек ее среды, с которым она могла общаться, поделиться и так далее. Вот почти весь обед они и проговорили таким образом, хотя там желающих было довольно много пообщаться с ним. Вот чувство превосходства он никогда не проявлял ни в чем и ни при каких обстоятельствах.

Сейчас вряд ли кто-нибудь найдется, кто мог бы высказаться о нем либо негативно, либо просто как-то безразлично. Если он для кого-то что-то делал, то только добро.

Елена Фанайлова: В Оренбурге есть люди, которые знали Гагарина еще до полета в космос. Первый космонавт планеты закончил в Оренбурге училище военных летчиков. Рассказывает Татьяна Морозова.

Татьяна Морозова: Музей космонавтики, как и школа юных космонавтов, основанные 40 лет назад, держатся на чистом энтузиазме директора музея Валерия Лежнина и директора школы, однокурсника Юрия Гагарина, Анатолия Быкова.

Валерий Лежнин: Наше поколение энтузиастов уйдет, а вот преемников нет. А ведь в нашем музее экспонатов драгоценных много, исторических. Ведь история космонавтики начиналась с нашего училища. Ну, первый космонавт - это же надо как-то ценить.

Татьяна Морозова: Есть в Оренбурге еще квартира-музей жены Гагарина Валентины Горячевой - на улице Чичерина, 35. Жительницы этого дома Надежда Михайловна и Елизавета Ивановна очень хорошо помнят и Юрия Гагарина и его жену Валентину.

Надежда Михайловна: У меня даже карточки ее есть.

Елизавета Ивановна: Помним мы ее хорошо. Она не хотела за него выходить, все "нос гнула".

Татьяна Морозова: И Гагарина вы видели, да?

Надежда Михайловна: Хороший парень был, всегда улыбался, смеялся.

Елизавета Ивановна: Он уже слетал, и прилетели они где-то летом к матери. Вот сюда не успели они приехать, откуда народ узнал, как все начали лезть и начали кричать: "Гагарин, выгляни в окно!" А он там умывался. Ему говорят, а он говорит: "Я так устал от народа".

Татьяна Морозова: Сейчас аж целых две мемориальные таблички оповещают всех о том, что в 1957 году в этом доме жила семья первого космонавта. Только вот не было - и нет до сих пор - в этом доме ни газа, ни ванны, и живет Надежда Михайловна в мемориальном доме всю свою жизнь, более 80 лет, без всяких удобств.

И все же Гагарина в Оренбурге помнят. Его имя дано самому широкому проспекту города. Даже среди обычных прохожих обязательно найдется кто-то, кто помнит Гагарина.

- Я как раз училась тогда, когда учился он. Выпускной когда был, я тоже там была. А потом Москва, в Москве встречала. Когда прилетел, я была в это время в Москве.

Татьяна Морозова: Здание училища с барельефом Гагарина расположено на набережной Урала, в самом любимом месте прогулок горожан. Тут они наблюдают за ледоходом, который обычно и бывает как раз на День космонавтики, 12 апреля. Гагарин для оренбуржцев - это весна, любовь и юность.

Елена Фанайлова: В городе Омске живет человек, который близко знал Юрия Гагарина еще подростком. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Татьяна Кондратовская.

Татьяна Кондратовская: Только на следующий день после известия о полете Гагарина Леонид Романов узнал, что первый космонавт планеты - тот самый Юрка Гагарин, который жил с ним в одной комнате студенческого общежития.

Леонид Романов: Вот когда объявили, буквально все аудитории в институте взорвались, все выскочили и чуть ли не обнимали друг друга. Ну, майор Гагарин, майор Гагарин. Гагарин - звучная фамилия и достаточно нередкая. Я на следующий день прихожу на работу, заскакиваю к ребятам в техотдел, а они говорят: "Так ты ведь тоже кончал Саратовский техникум. Ты Гагарина не знаешь?" Я говорю: "Как не знаю? Юрку?". Говорят: "Да, Юрий Гагарин". "Ну-ка, давайте газету, - говорю. - Да конечно Юрка".

Татьяна Кондратовская: Юрий Гагарин играл в баскетбол, отлично учился и успел вместе с другими подрабатывать грузчиком. Стипендии не хватало, вспоминает Леонид Филиппович.

Леонид Романов: Вот, Гагарин приходит после разгрузки цемента, вся спина была в мелких кровоподтеках, просто сплошная ссадина. Жара, пот течет, цемент впитывается, а потом мешки по спинке-то елозят. Вначале это не чувствуется, а потом хоть и больно, все равно надо доработать, никуда не денешься: контракт подписан, баржу надо разгрузить, чтобы деньги получить.

Татьяна Кондратовская: Как рассказывает Леонид Романов, будущие мастера профтехобразования не раз пытались искоренить мат. Решить эту проблему им удалось весьма своеобразно.

Леонид Романов: Раза два-три давали обещания: прекратим, прекратим. Но решили дать клятву. Написали текст присяги - Порохня Виктор, тоже в одной комнате жил, и Юрка Гагарин: "Клянемся изгнать из речи мат... и так далее. И кто нарушит эту присягу, пусть вспухнет его голова от щелбанов своих товарищей". Кто ругается - все бросаются и начинают ему по щелчку давать. Ну, мат, как говорится, изгнали из своей речи практически.

Что касается Гагарина, не потому что хочется сказать только хорошее о Гагарине, а я просто не помню, чтобы его били, вот честно. Или он мало находился среди нас, только поздно приходил из спортзала, или он взял под контроль свое поведение, свою речь.

Татьяна Кондратовская: Для всех бывших однокурсников смерть Гагарина остается нераскрытой тайной. Друзья пришли к выводу: Юрий Гагарин не мог сам погибнуть.

Леонид Романов: Разговоры доходили, что Гагарин очень часто - и, может быть, даже злоупотреблял в разговорах - отмечал особые заслуги Хрущева в развитии космонавтики. И прямо там они называли, что отцом русской космонавтики практически является Никита Сергеевич Хрущев. А когда пришел Леонид Ильич Брежнев, и некоторые программы вроде бы стали сокращаться, и недостаточно выделять стали средств на развитие программ, чтобы опередить американцев и первыми высадиться на Луну. По-видимому, устные предупреждения не возымели действия, и спецслужбы решили прибегнуть... Как говорится, нет человека - нет проблемы.

Вот Гагарина предупредили, что они вместе с полковником Серегиным должны предстать назавтра по случаю присвоения им очередных воинских званий генералов. Ну, кто-то Гагарину подсказал, что неплохо бы сбросить вес, у него жирок появился, а лучшим способом сбросить вес было - полетать "на сверхзвуке". На следующий день была нелетная погода. Серегин запрещал ему, Гагарин настаивал. Говорит: "Тогда и я с тобой полечу, разделю риск". Ну и полетели. Итог мы с вами знаем.

Потом были публикации экспертов, что им не хватило сколько-то секунд или долей секунд, чтобы выйти из пике, но все это, мне кажется, задним числом прячутся концы в воду. И еще один факт в подтверждение этого, что до своей гибели он в течение достаточно длительного периода не выезжал за границу, - значит, его не пускали, хотя приглашений наверняка первому космонавту было достаточно.

Елена Фанайлова: Доктор технических наук Георгий Катес, близко знавший "космонавта номер один", так говорит о причинах гибели Юрия Гагарина.

Георгий Катес: Только одно могу сказать: то, что он не катапультировался, это его характеризовало. Там ведь самолетик был, прямо скажем, вшивенький, вот первый летчик сидит, а второй - обучаемый. Вот мне лично тот, кто меня возил, сказал: "Вот у тебя ручка здесь, так ты ее, Бога ради, не нажимай, потому что тебя вышибет катапультирование, а после этого я погибну, потому что катапультироваться я уже не смогу". Самолет сразу теряет полетные свойства, там что-то с аэродинамикой, и все уже. Это всем было известно, вот такой самолетик был странный: выкидываться должен первый, а потом второй - только так.

Версия такая, что у Серегина с сердцем что-то случилось, он провис, наверное, и навалился на штурвал, и самолет начал пикировать. Ну а Юрка не решился все-таки выскочить оттуда, он думал, что как-нибудь тот в себя придет, может быть.

Тут много всяких вариантов, какие там могли быть. Я ни за одну версию не ручаюсь. А комиссия так ничего членораздельного и не сказала, между прочим.

Елена Фанайлова: Узнать же о гибели Гагарина Георгию Петровичу пришлось в кабинете Николая Каманина, помощника главнокомандующего ВВС по космосу.

Георгий Катес: Вдруг звонок раздался, он трубку взял, сказал: "Да" - и молча слушал, и побледнел. И потом он мне говорит: "Я с тобой больше говорить не смогу. Кажется, Юра разбился. Мне нужно идти срочно к главкому". И выходя, он как-то так сказал: "Ну что же мне теперь, стреляться что ли?" - и ушел. Вот такого я его больше никогда, ни до, ни после не видел, Каманина. Он, вообще, человек был жесткий довольно, агрессивный такой, а здесь он как-то весь провис. И вот такая фраза: "Ну что же мне теперь, стреляться что ли?" Вот такой был финал у Юры.

Елена Фанайлова: Вскоре после полета в космос Гагарин посетил Калугу, родной город Константина Циолковского, отца русской космонавтики. Рассказывает Алексей Собачкин.

Алексей Собачкин: Юрий Гагарин впервые приехал в Калугу 13 июня 1961 года. Это был официальный визит. Мало того, это был первый официальный визит в жизни Гагарина. В тот день произошло знаменательное для Калуги событие: Гагарин заложил символический камень в основание Музея космонавтики. Говорит главный хранитель музея Людмила Кутузова.

Людмила Кутузова: Гагарин вытащил пятак из кармана и на счастье заложил в фундамент будущего музея пятак. Когда спустя три года стали поднимать и начинали уже закладывать фундамент и когда строители пришли и стали раскапывать это, пятак этот нашли и принесли к нам в фонды. И пятак этот хранится, самый настоящий, гагаринский.

Алексей Собачкин: В запасниках Музея космонавтики хранится мастерок, которым работал Гагарин. А еще в фондах музея есть реликвия - планшетка первого космонавта, на которой он во время космического полета делал записи карандашом. Почерк корявый, некоторые слова написаны неразборчиво, и это неудивительно, ведь Гагарин во время полета находился в скафандре. Мне удалось прочитать следующее: "9 часов 42 минуты. Взлетели. Самочувствие хорошее. Слышу "Амурские волны". Связи с Землей нет".

Еще в витрине - копия письма Гагарина директору Калужского стекольного завода. Рабочий этого предприятия Миронов как-то написал Гагарину, что он нуждается в улучшении жилищных условий. Гагарин обратился к заводскому начальству: "Прошу разобрать письмо Миронова, чтобы помочь в обмене квартиры". Просьбу космонавта уважили. Когда Гагарин просил, ему никогда не отказывали. Рассказывает Галина Кутузова.

Галина Кутузова: Когда музей наш строился, Гагарин очень помог. Нужен был алюминий, завод на Урале задерживал отправку. Обратились к Гагарину, и Гагарин своим письмом ускорил доставку вот этого алюминия.

Алексей Собачкин: Во время первого приезда в Калугу из-за множества официальных мероприятий Гагарину не удалось посетить Дом-музей Циолковского. Правда, он написал записку Марии Константиновне, дочери великого ученого. Ей тогда было много лет, она болела. Гагарин желал ей здоровья и обещал приехать. Слово свое он сдержал. Говорит правнучка Константина Циолковского, директор Дома-музея Елена Тимошенкова.

Елена Тимошенкова: В 1954 он приехал неофициально, с группой друзей, и приехал сразу в дом Марии Константиновны. Они долго беседовали, она ему подарила несколько работ Константина Эдуардовича, был теплый разговор. Я его видела. Ну что там, сколько мне было - 7-8 лет! Мы в стороночке с братом стояли, нам сказали: "Вот, Юрий Алексеевич, это - "циолковята"". Руку пожал, и вообще, мы этим безумно перед друзьями и одноклассниками гордились, потому что Гагарин - это было что-то невероятно высокое и невероятно что-то знаменитое, что земной человек тут же перестает понимать.

Алексей Собачкин: Незадолго до приезда Гагарин прислал Дому-музею в подарок настенные часы. Их повесили рядом с часами Циолковского.

Елена Тимошенкова: Когда спустя три года Юрий Алексеевич приехал, сел писать отзыв - и вдруг одновременно забили и одни часы, и вторые. Говорят, что он вообще растроган был, а потом написал: "Для нас, космонавтов, пророческие слова Циолковского о покорении космоса всегда будут программой".

Алексей Собачкин: Калуга притягивала Гагарина не только потому, что здесь жил Циолковский. У жены космонавта, Валентины, здесь была дальняя родня - семья Желобовых. Гагарины несколько раз к ним приезжали, то на свадьбу, то просто так, погостить. Из старшего поколения семьи дожила до наших дней Галина Желобова, ей сейчас 80 лет, чувствует себя неважно, и ей не до воспоминаний.

Но есть опубликованные мемуары, в том числе и о частной жизни Гагарина. Например, о том, как он в калужских лесах охотился на лося в ноябре 1967 года. Космонавта во время этой забавы берегли, как зеницу ока; не дай Бог, какое несчастье случится. Но егеря свое дело знали хорошо, выгнали сохатого Гагарину прямо под выстрел. Затем в охотничьем домике неподалеку от деревни Черкасово было застолье, во время которого Гагарин с друзьями пел частушки; в выражениях не стеснялись.

Первый космический полет на всех произвел огромное впечатление. В 40 километрах от Калуги, в городке Кондрово, живет человек, которого хорошо знают в художественной среде области. Это художник-космист Александр Голубев.

Александр Голубев: Я родился на зоре космической эры, и мне было 5 лет, но помню достаточно хорошо. Даже в нашем маленьком городе люди радостно поздравляли друг друга, постоянно такая мажорная музыка играла. Все были просто влюблены в него, в этого простого русского парня.

Алексей Собачкин: Для Александра Голубева космическая тема стала главной в художественном творчестве.

Александр Голубев: Примерно 20 лет назад я познакомился с внуком Циолковского Владимиром Ефимовичем Киселевым, который предоставил мне малоизвестные произведения Циолковского. Главное, я считаю, в творчестве Циолковского - это философская тема, философское освоение космического пространства.

Алексей Собачкин: Ко всему, что происходит в космосе, у художника личное отношение. Неудачные запуски российских аппаратов к Марсу, ликвидацию орбитальной станции "Мир" - он переживал тяжело.

Александр Голубев: Я рад хотя бы тому, что в 2007 готовится проект освоения Фобоса, аппарат летит на Фобос, берет там грунт и возвращает его на Землю. Это весьма и весьма смелый проект, который позволит отечественной космонавтике выйти на прежнее ведущее место в мире.

Елена Фанайлова: Мальчиком Юрий Гагарин учился в подмосковном городе Люберцы в профтехучилище, приобрел специальность формовщика-литейщика. Профтехучилище (теперь лицей) сохранилось, стоит на центральной люберецкой улице. Рассказывает Михаил Саленков.

Михаил Саленков: В лицее есть музей Юрия Гагарина. Мы поднимаемся на четвертый этаж с директором музея Евгенией Быковой, которая показывает самые ценные экспонаты.

Евгения Быкова: Здесь, вот за этой партой, сидел Юрий Алексеевич Гагарин. Когда он к нам приезжал, то вот здесь вот у нас написано: "Оля" (а он как раз в это время дружил с Олей Гавриловой, когда здесь учился) - и он и говорит: "Это неужели я написал Оле Гавриловой?"

Михаил Саленков: Да тут не только "Оля Г.", тут еще "Лена", "Катя".

Евгения Быкова: Понимаете, здесь, к сожалению, экскурсий очень много приходит, и пока я там не вижу, обязательно кто-то что-то напишет. А не то что там он писал, конечно.

После встречи с участниками, с сотрудниками, посещения музея он дарит в дар вот этот свой тренировочный костюм-скафандр. Точно в таком костюме он летал в космос, а в этом костюме он тренировался на Земле.

Михаил Саленков: С 1971 года в лицее существует традиция - лучших учеников перед Днем космонавтики принимают в гагаринцы.

Что нужно сделать, чтобы гагаринцем стать? Какие испытания нужно пройти?

Евгения Быкова: Во-первых, нужно учиться хорошо, только на "4" и "5", активно участвовать в общественной жизни училища, заниматься спортом, заниматься самодеятельностью и вообще активно участвовать во всех мероприятиях, которые у нас здесь проводятся. Они должны альбомы сделать, космическую викторину мы проводим. Вот эти ребята все, они дают на сцене клятву жить и учиться по-гагарински. И вот эта звучит клятва, и потом космонавты их поздравляют и вручают вот эти удостоверения.

Михаил Саленков: Клятву прочитал учащийся второго курса лицея Игорь Бобков.

Игорь Бобков: Я, учащийся профессионального технического лицея номер 10 имени первого в мире покорителя космоса Юрия Алексеевича Гагарина, участвуя в соревновании за присвоение почетного звания гагаринца, торжественно клянусь дорожить званием гагаринца, вырабатывать в себе волю, смелость, стойкость, учиться военному делу. Для меня нет выше цели, чем служить родному народу. Клянусь. Клянусь. Клянусь.

Елена Фанайлова: Гагарин родился в Смоленской области, в деревне под городом Гжатск. Город давно переименован в Гагарин. Рассказывает наш смоленский корреспондент Григорий Пернавский.

Григорий Пернавский: Захолустный городишко Гжатск своим процветанием в советские времена обязан всего лишь одному человеку - Юрию Гагарину. Вопреки широко распространенному мифу, первый космонавт вовсе не был безвольным свадебным генералом. За неполные 7 лет, что выпало ему прожить после исторического полета в космос, Гагарин превратился из простого улыбчивого парня в крупного общественного деятеля.

Мало кто сейчас знает, что именно Гагарин стоял у истоков движения всесоюзных студенческих стройотрядов. Благодаря его поддержке именно Гжатск, с 1968 года переименованный в Гагарин, стал столицей этого движения. В Гагарине работал самый большой интернациональный стройотряд.

После гибели Юрия Гагарина в течение двух пятилеток Совмин СССР дважды принимал постановления о развитии города Гагарина, мемориального города первого космонавта планеты. И в наши дни все в Гагарине напоминает о человеке, чье имя теперь носит город: памятник в центре, гостиница "Космос" и одноименный кинотеатр, мемориальный музей и бюст космонавта около него. Музея находится в доме, который в начале 80-х годов правительство подарило матери Юрия Гагарина Анне Тимофеевне. Там она и жила до самой своей смерти.

Еще живы многие люди, встречавшиеся с ним близко и в официальной, и в неформальной обстановке. Общее мнение: несмотря на беспрецедентную популярность - теперь бы это назвали "звездный статус" - Гагарин был простым и доступным человеком. Он любил охоту, не упускал возможности сыграть в футбол и мог запросто, если это позволял жесткий распорядок, пропустить рюмку-другую с приятелями. Если это было в его силах, он помогал в решении бытовых проблем даже совершенно незнакомым людям. И разумеется, хотя это и покажется штампом, все, кто видел живого Гагарина, помнят его знаменитую улыбку. Редчайший в истории случай, когда мифический герой полностью похож на себя в жизни.

В наши дни, когда рухнули многие мифы, а герои прошлого уходят в забвение, о Гагарине помнят. Каждый год 12 апреля в Смоленске у бюста космонавта на проспекте его имени собирается небольшой митинг. В марте в Гагарине проходят ежегодные Гагаринские чтения, посвященные различным научным вопросам освоения космического пространства. Гагаринские премии, унаследованные от комсомола, вручают теперь смоленским школьникам, добившимся больших учебных и научных успехов. А для российских и иностранных туристов, посещающих Смоленскую область, приготовлены специальные экскурсии по гагаринским местам, венчающиеся обедом с родственниками космонавта.

Елена Фанайлова: На карте России есть город Гагарин и есть город Королев, который носит имя легендарного генерального конструктора. Из воспоминаний профессора Георгия Катеса.

Георгий Катес: Это человек был весьма сложный, прямо скажем, Сергей Павлович. Он панибратства особенно не любил, поверхностных личностей не любил к себе приближать. Он осознал, что Гагарин - это самородок. У него с Гагариным были такие отношения, как буквально с родным сыном, он просто его любил. Юра, причем, никогда не пользовался этим и никаких себе выходок экстравагантных не позволял, он всегда очень почтительно относился к Сергею Павловичу и уважал его как очень большого ученого.

Елена Фанайлова: Город Королев расположен совсем недалеко от Москвы. Наш корреспондент Максим Ярошевский встретился с его молодыми жителями.

Ольга Нестерова: В этом городе даже не так важна у нас фигура Гагарина, гораздо больше, так скажем, культ личности Королева именно. Гагарин - он и так сам по себе звезда, а Королев - он именно наша звездочка такая.

Максим Ярошевский: Это Ольга Нестерова, ей 17 лет, учится в одном из лицеев Королева. А вот что рассказывает о городе 20-летний студент-журналист Антон Филинский.

Антон Филинский: Его переименовали из Калининграда в город Королев. "Всесоюзный дедушка" у нас, по-моему, был Калинин, в честь него назвали город Калининградом. Впоследствии, так как Королев, наш великий академик, все-таки оказал большее влияние на развитие науки и так далее, его переименовали в Королев. И не так давно он получил статус наукограда. Была поставлена на въезде в город огромная ракета, находка, видимо, для западных шпионов.

Меня Королев всегда поражал, потому что вроде бы и не Москва, но порой стоишь в пробке по часу, едешь домой часа два. То есть, в принципе, далеко-далеко от Москвы, а приезжаешь в Королев и понимаешь, что ты - в Москве. Те же самые кабаки. Единственное, что там нет "Спартака" и "Динамо", но в свое время, насколько я помню, была очень пафосная команда в городе по хоккею с мячом.

А в остальном - город как город. Двадцать (если я ничего не путаю) школ, две больницы, одна стоматологическая поликлиника, мэрия. Ну и, разумеется, как данность тому, что Королев - наукоград, по-моему, три или четыре предприятия, НИИ, научный институт (в котором, кстати, работала моя матушка, который выпускал различные части для двигателей и космических ракет), РКК "Энергия", КБ "Химмаш".

Изначально, лет 15, наверное, назад, города Королева, тогдашнего Калининграда, на карте не было, то есть город был полностью закрыт, как какой-нибудь там Арзамас-16 или что-то вроде этого. Потом уже въезд открыли, но, разумеется, до сих пор большая часть взрослого населения работает именно на космических предприятиях.

В городе находится ЦУП. Я раза три там был, пару раз - на школьных экскурсиях. Разумеется, плотный контроль, охрана. Кстати, когда один раз я был, действительно выходили на связь с космонавтами. Большой зал, в котором стоит очень много компьютеров, суетятся люди там, кто-то в халатах, кто-то в костюмах. Высоченный потолок, и экран во всю стену. Изображения космонавтов, насколько я помню, не было, как это иногда показывают по телевизору, но голоса были слышны: "Как так у вас на орбите?" и так далее. Ну, разумеется, когда мы были в школе, мы были такими воришками, и поэтому кто-то периодически что-то оттуда, брошюрку там или еще что-нибудь, "уводил".

Ольга Нестерова: Здесь часто проводятся такие космические олимпиады, к нам приезжают из Америки, из Англии. Мы уже просто привыкли ко всем РКК "Энергия", каким-то космическим компаниям, ракета стоит в начале, - мы к этому привыкли, а так, вообще, это, наверное, действительно бросается в глаза, что вот все - о космосе.

Максим Ярошевский: Говорила Ольга Нестерова. Продолжает Антон Филинский.

Антон Филинский: Парень из параллельного класса, у него отец работал - что-то связанное с космосом, он рассказывал, что все наши вот эти орбитальные комплексы летают на клею, грубо говоря, там какие-то части друг к другу крепятся не какими-то болтами из титановых сплавов, а каким-то клеем, то есть супермегакрепким, но - клеем. Может быть, слухи, конечно, но таких вот интересных историй очень много.

Сейчас там, по сравнению с тем, что было, конечно, развал. Понятно, зарплату сейчас мало кому платят вовремя. Там пропускная система, но кто хочет, тот и заходит. Работать некому, люди бегут на самом деле. Ну а что там светит? 4 тысячи в месяц человеку, который всю жизнь посвятил науке. НИИ, который находится при выезде из города, он давно уже, в принципе, развален.

Максим Ярошевский: Несмотря на конец славной эпохи космической промышленности, молодые люди ощущают, что живут в необычном городе. Говорят Василий Горячев и Антон Филинский.

Антон Филинский: На подсознательном уровне гордость конечно есть. Начинаешь думать, там какие-то бесконечные военные конфликты по всей планете, и думаешь: вот начнется война, долбанут в ЦУП. Именно такой привязанности - космос, памятники Королеву, бюсты Гагарина - такого конечно нет. Какая-то привязанность есть, но в большинстве своем она идет не от космоса. Здесь все свои как-то по-семейному, на самом деле по-семейному.

Василий Горячев: Ощущение, что я живу в городе, который непосредственное отношение имеет к космонавтике, у меня присутствует постоянно, мои друзья и родители непосредственно с этим связаны. И вот эти вот постоянные рассказы... Я сам не был в ЦУПе, но я уже слышал, я его себе мысленно представляю, я там уже фактически побывал. Мне, правда, это безумно интересно, как это все получается, механизм движения вот этого маленького космоса в нашем городе, который потом перерастает в огромный космос. И я это ощущаю.

Я горд своим городом, хотя прожил здесь всего 4 года. У меня даже, может быть, что-то типа королевского расизма развивается, честно. Я - фанат своего города.

Максим Ярошевский: Технический директор московского бюро Радио Свобода, радиоинженер Илья Точкин приезжал в город Королев по долгу прежней службы - космическая связь. Он так вспоминает свои визиты в город в начале 80-х.

Илья Точкин: Конечно, масса секретов. То есть человек, который там находится и имеет доступ в одно здание, он не имеет доступа в другое здание и никогда не узнает, что там делается. Я однажды совещался в кабинете Королева. Это - да, это как в церковь сходить. Как выглядит кабинет Сталина кремлевский - вот примерно так выглядит.

Ну, это пятидесятых годов дизайн: ореховые панели, не ореховые панели, ну, дерево, сукно. Там есть стол для совещаний, здоровый такой, побольше бильярдного. А сейфа, там, по-моему, как раз нет. Все это предприятие - это один большой сейф. Портрет Ленина там висел. Там висел портрет Королева.

Елена Фанайлова: Русский миф о космосе, несмотря на утраченный страной статус сверхдержавы, продолжает тревожить умы людей. Любовь Чижова побывала в московском планетарии и говорила с его директором Игорем Микитасовым.

Игорь Микитасов: Стояла у нас на стройплощадке елка. Была легенда, что все как раз космонавты перед тем, как улететь, один из последних вечеров на Земле проводили под этой елкой, последний поцелуй со своими любимыми и так далее. Все космонавты абсолютно здесь обучались, потому что в Звездном городке не так давно был построен свой планетарий. Вплоть до Юрия Гагарина, Титова, они все здесь инкогнито, в сопровождении Комитета госбезопасности, в ночное время, когда все уходили, они учились звездной навигации.

День космонавтики сейчас для современных людей становится звуком каким-то. Наша задача, чтобы это перестало быть звуком. У нас огромные тесные связи со Звездным городком. Я думаю, что уже без КГБ, но будущие космонавты все-таки будут приходить в планетарий. В Звездный далеко ездить.

Мне, например, обидно за страну, что мы станцию "Мир" потеряли (объективно, субъективно - другой вопрос), что мы, будучи первыми, сейчас, мягко говоря, не на лидирующих ролях, что американцы занимают лидирующие места. Потому что отношение - две тысячи, три тысячи планетариев против пятидесяти. Естественно, что у них и астронавтов будет больше, и астрономов, и просто людей, которые смотрят на небо.

Елена Фанайлова: Итоги русской космической эпопеи подводит наш коллега Петр Вайль.

Петр Вайль: Первый человек в космосе, Юрий Гагарин, почти сразу оторвался от своего человеческого существа, сделавшись не просто мифологической фигурой, но и, больше того, именем нарицательным. Евтушенко мог о хоккеисте Боброве написать: "Гагарин шайбы на Руси" - и было ясно, что речь не столько о первопроходце, сколько об очень высоком качестве, превосходной степени вообще. На том уровне сознания закрепился весь сюжет освоения космоса, это был род высшей человеческой деятельности. Но если подросток начала шестидесятых не мечтал стать космонавтом, то скорее - оттого, что не всякому позволено было о таком мечтать.

В самих образах космонавтов причудливо смешались народные запросы и религиозные каноны. С одной стороны, они были простыми парнями из соседнего двора, с другой - их окружала таинственность небожителей и высокое достоинство служителей культа. Их начисто лишили даже подобия недостатков.

И следует удивляться тому, что первым взлетел человек с дворянской фамилией Гагарин, а вторым - с нерусским именем Герман. Однако все разъяснилось лучшим образом. Смоленский крестьянин Гагарин утер нос своим однофамильцам князьям, а Титова отец назвал в честь пушкинского героя.

Существовала даже особая мифология второго в мире космонавта. С Гагариным все ясно, он с его плакатной улыбкой служил визитной карточкой, парадным портретом того, что тогда казалось прорывом на всех фронтах. Задумчивый, сдержанный, начитанный Титов стал кумиром интеллигентов. Гагаринский задор подкреплялся интеллектом - такой союз выглядел куда более нерушимым, чем тот, из советского гимна.

Кончина космонавта номер 2 в последний год XX века поставила грустную и логичную точку в одной из самых красивых и обманчивых иллюзий ушедшего столетия. Время показало и беспочвенность связанных с полетами надежд. По крайней мере, на той одной шестой суши, которая превратилась в одну седьмую, а еще до того проиграла и космическую гонку. Это дело вообще превратилось в профессиональное занятие, утратив и романтический ореол, и ту социальную нагрузку, которую на него напрасно возлагали. Другая эпоха. Другая страна.

В последние годы космические новости сместились к концу теле-выпусков и на третьи полосы газет. Только катастрофа или ее опасность выводит космос на прежние места. Так у какого-нибудь Гондураса есть шанс попасть в заголовки только в связи с землетрясением. Интерес к космосу упал еще и с падением остроты политического противостояния США и СССР, когда космос был метафорой военно-технической мощи, мирным ее эквивалентом: кто выше взлетит, тот сильнее ударит. Но важнее утрата доверия к рациональному, научному знанию и его практической пользе.

Американский президент Джонсон в шестидесятые сказал: "Если мы способны послать человека на Луну, то можем помочь старушке с пенсией". Оказалось, что такой прямой зависимости нет, по крайней мере, если не в Штатах, то в державе-сопернице. Стало ясно, что полеты, согласно законам физики, проходят действительно в безвоздушном пространстве. Космос - космосом, а старушки - старушками.

XS
SM
MD
LG