Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Алма-Ата. Киностудия Казахфильм


Алма-Ата. Киностудия Казахфильм. Героическая романтика советских фильмов, казахский феномен конца 80-х, запустение 90-х и фантастические перспективы. Советский вестерн "Конец атамана", приключенческий детектив "Транссибирский экспресс", самый знаменитый фильм казахской "Новой волны" "Игла".

Программа Мумина Шакирова.

Мумин Шакиров: Большое кино в Казахстан пришло с началом Великой Отечественной войны. Чрезвычайные обстоятельства чудесным образом превратили провинциальную Алма-Ату в Советский Голливуд.

В 1941 году из Центра были эвакуированы в бывший город Верный студии Мосфильм и Ленфильм. Новообразованная кинофабрика получила сокращенное название ЦОКС - Центральная объединенная киностудия и стала на четыре года главной киноплощадкой страны, куда съехались сразу все живые классики советского кино.

Военные годы вспоминает старейший работник киностудии Казахфильм Елена Белоконь.

Елена Белоконь: Здесь были Эйзенштейн, Пудовкин, братья Васильевы, все актеры: Жаров, Черкасов, Кузнецов Михаил - красавец, Целиковская, просто с любовью о них вспоминаешь.

Мумин Шакиров: Солнечная Алма-Ата, как "фабрика грез" в эвакуации, пришлась по душе киношникам: гостеприимное население, отдаленность от линии фронта, инфраструктура, горы и бесконечные степные пейзажи, природные условия Семиречья - идеальные для производства игровых фильмов. Рассказывает историк кино из Казахстана Людмила Енисеева.

Людмила Енисеева: Как объяснял Ромм, Алма-Ата - это город, где 365 солнечных дней в году. Для киношника нужен свет, нужна хорошая погода. И здесь за годы войны созданы основные фильмы. Это и боевые киносборники, которые с ходу шли на фронт. Алма-Ата сразу отдала гостиницу под жилье, Алма-Ата отдала новый дом - "лауреатник", до сих пор он у нас есть, существует; Алма-Ата отдала только что выстроенный дворец культуры (он же был и оперный театр). Было отдано все под киностудию.

Мумин Шакиров: До сороковых годов в Алма-Ате снимались только документальные картины и кинохроника, но творческий десант из России в одночасье приступил к выпуску художественных картин. Военная тематика по понятным причинам вышла на первое место.

Именно в этот сложный и интересный период пришла работать на киностудию гример, а ныне ветеран кино Раиса Аранышева. Война шла за тысячи километров от Семиречья, но ее дыхание чувствовалось и на съемочной площадке.

Раиса Аранышева: Война ощущалась везде, потому что студия в то время снимала 12 фильмов, и все они на военную тему были. И только одна картина снималась, "Иван Грозный", которая не имела отношения к войне. Однако армия у нас снималась.

Мумин Шакиров: За годы войны в Алма-Ате были сняты фильмы, которые уже давно стали классикой советского кино. "Оборона Царицына", "Машенька", "Воздушный извозчик", "Актриса", "Секретарь райкома", "Парень из нашего города", "Котовский".

Но главное кинодостижение Центральной объединенной киностудии в Алма-Ате - это историческая драма Сергея Эйзенштейна "Иван Грозный".

- Опять бояре приказу нашему противятся, русскую землю придают,

Крымскому хану отдать готовы.

Мумин Шакиров: Киношедевр "Иван Грозный" снимался с 1943 по 1945 год. "Сергей Эйзенштейн, будучи дотошным профессионалом, несмотря на сложные условия военного времени, когда экономили буквально на всем, все же сумел по настоящему реализовать свой художественный замысел", - с восхищением рассказывает о великом мастере кинокритик Людмила Енисеева.

Людмила Енисеева: Света не хватало. Днем работали предприятия, ночью шли съемки. В павильоне воссоздать царские палаты, печное действо, боярские какие-то апартаменты. Это все требовало не просто бутафорского и художнического мастерства, это требовало еще и соответствующих материалов. Сергей Михайлович был человек, все знают, не просто требовательный, а был человек скрупулезный, человек, который не терпел никакой подделки. До детали. Если это была чарка, из которой пил Иван Грозный или которую Ефросинья подавала царице, это должно было абсолютно соответствовать всему. То есть были подняты абсолютно все исторические разделы, были подняты архивы.

Мумин Шакиров: Пиротехнику Елене Белоконь и гримеру Раисе Аранышевой могут позавидовать многие кинематографисты. Они сделали свои первые шаги на съемочной площадке в компании Сергея Эйзенштейна и его коллег. Совсем еще юным поклонникам кино сразу удалось попасть на картину "Иван Грозный".

Елена Белоконь, начала свою карьеру с приготовления пиротехнических дымов и взрывчатых веществ, необходимых для съемок объекта "Штурм древней Казани".

Елена Белоконь: Там все это сделано в натуральном виде из бревен. Все закладывали: порох, дымы. Месяц готовились к этому сложному объекту. Вот один раз снять, и все. Ну и вот пульт, приготовились к съемке. Сергей Михайлович очень волновался, а потом, мчится же конница, может задеть провод. Когда уже Петр Александрович сел на пульт - взрыв, все взлетело, не видать, все заволокло дымом, конница мчится, люди с этими пиками берут Казань. У нас страх, все ли живы? Не случилось ли беды? Ну и потом, когда уже все разглядели, пошли, никаких ЧП не было. Сергей Михайлович подошел к Юманкову, обнял его и говорит: "Вы светлая и умная голова". Вот так мы работали на "Иване Грозном".

Мумин Шакиров: Раисе Аранышевой, начинающему гримеру, на картине "Иван Грозный" достался популярный тогда артист Михаил Кузнецов, сыгравший в фильме роль опричника Федора Басманова. Образ Николая Черкасова, исполнителя царя Ивана, создавал ее учитель, художник-гример Василий Горюнов. Сергей Эйзенштейн лично руководил творческим процессом.

Раиса Аранышева: Надо было сделать Черкасова молодым, красивым, а ему уже было 37 лет, а его надо было сделать чуть ли не 18-летним. Да и грим весь делался под руководством Сергея Михайловича. Он сидел в кресле с гримерами, в это время он беседовал с актером, с художником-гримером и тут же зарисовывал то, что он хотел бы видеть. Снимается Черкасов. Подходил, даже сам складки поправлял, как должны лежать складки у этого костюма. И в гримерную забежит, и в пошивочную забежит, и в реквизит, и он все это сам проверял.

Мумин Шакиров: "Фабрика грез" в Казахстане перестала существовать уже сразу после окончания войны. В 1945 году живые классики вернулись домой, в Москву и Ленинград. И производство картин резко упало. За девять послевоенных лет было поставлено всего четыре игровых фильма.

В 50-е годы большинство фильмов были посвящены насущным проблемам: рассказывали о покорителях целины, о людях из аула и о дружбе народов. Но к искусству это не имело никакого отношения, убежден кинодраматург Маулен Каратаев.

Маулен Каратаев: Казахстан был местом ссылок, местом, куда переселяли тысячи людей: кабардинцев, балкарцев, чеченцев, немцев, корейцев, греков. Фильмы Шакена Айманова так и назывались: "Здесь мы живем" или "В одном районе". Он - секретарь райкома - приходит и расставляет всех. Конфликт, знаете, хорошего с еще более хорошим, лучшего с еще более лучшим. Это была, пожалуй, пародия на самые худшие пороки советского кино. Попытка показать Казахстан как "лабораторию дружбы народов", как тогда говорили.

Мумин Шакиров: Только в 60-е годы окончательно сформировалась первая генерация казахских режиссеров. Возглавил молодое поколение кинематографистов, духовный лидер Шакен Айманов, чье имя носит и сегодня киностудия Казахфильм.

О своем друге и коллеге вспоминает режиссер Андрей Кончаловский, принимавший участие в создании самой знаменитой картины 70-х "Конец атамана".

Андрей Кончаловский: В Казахстане был абсолютно, конечно, замечательный человек - Шакен Айманов. Секретарь Союза, большой, народный, друг Кунаева. Все, что нужно для советского большого художника. Лауреат всяких премий. Он действительно был очень талантливый, интересный человек. Я бы даже сказал, что в каждой республике был такой свой народный символ. Скажем, я считаю, в России был Бондарчук. Вот такой был и Шакен Айманов.

Мумин Шакиров: В те же годы снимали свои картины популярные в республике режиссеры Мажит Бегалин и Султан Ходжиков.

А такие фильмы, как "Песнь о Маншук" с актрисой Натальей Аринбасаровой в главной роли, "За нами Москва", "Безбородый обманщик" и, конечно же, "Кыз-Жибек" получили признание не только в республике, но и за ее пределами.

Но поворотной в судьбе Казахфильма стала картина картина Шакена Айманова "Конец атамана", снятая в 1970 году.

- Руки вверх, господа. Малейшее движение, - я буду стрелять.

- Что это за шутки, князь?

- Все очень серьезно.

- Вы не посмеете!

- Посмею. Полковник, скажи атаману: со мной шутить нельзя.

- Что я наделал? Я, я во всем виноват.

(стрельба)

- Живьем, братцы, живьем! Стреляйте, стреляйте в лошадь.

Мумин Шакиров: Историко-революционный фильм "Конец атамана" стал визитной карточкой киностудии Казахфильм на долгие годы. По мнению кинокритика Диляры Тасбулатовой режиссеру удалось угодить как партийным боссам от кино, так и завоевать симпатии простых зрителей.

Диляра Тасбулатова: Надо отдать должное Айманову - он был режиссер очень мастеровитый. И поэтому он очень верно и точно расставил акценты, и фильм не казался фальшивым, хотя теперь, когда история уже перевернулась на 180 градусов, это кажется немножечко странным, что благородный чекист, казах, ловит нехорошего атамана Дутова на протяжении всего фильма. Но сделано это хорошо.

Этот фильм сделан в рамках жанра, а жанром в то время владел мало кто. Во-первых, сценарная основа была замечательно написана Андреем Кончаловским, который тогда уже владел разными жанрами. И Шакен Айманов с честью выполнил свою задачу. Он понравился народу. И в то же время он идеологически точно расставил акценты, поэтому он понравился и власть предержащим. Он нахватал очень много премий, в том числе и государственную, и стал неувядаемой классикой.

Мумин Шакиров: После всесоюзного успеха картины "Конец атамана" и трагической гибели Шакена Айманова, его сбила в Москве машина, в национальном кинематографе наступил очередной спад.

Семидесятые годы на Казахфильме были прямым зеркалом, отражающим все проблемы советского кино в брежневскую эпоху. За каждой картиной стоял социальный заказ.

Лишь однажды в 1977 году успешно "выстрелил" молодой тогда режиссер, ученик Шакена Айманова - Эльдор Уразбаев с картиной "Транссибирский экспресс".

На выручку к казахским киношникам вновь пришел профессиональный сценарист Андрей Кончаловский со своей командой.

Андрей Кончаловский: Я тогда слышал, что у Агаты Кристи в экспрессе происходит детективная картина. И мне показалось, что можно придумать такую историю, чтобы все происходило в одном месте, в таком экспрессе, и какой-то сюжет заворачивается. Мне тогда очень нравились детективы, нравилось их придумывать, нравилось их писать. Это было не очень трудно. За это платили. Получилось так, что я начал, не помню с кем, чем-то другим я занялся в это время - какой-то другой картиной, и я помню, как на кухне сидел Саша Адебашьян и Никита (они там чего-то тоже обсуждали), и я говорю: "Ребята, хотите? Напишите!" "Транссибирский экспресс" записывали они целиком, и потом помогали Уразбаеву. Таким образом, я думаю, Уразбаев, по наследству он все-таки учился профессии у Шакена Айманова, но потом показал довольно интересный, почти европейский класс.

- Завтра утром полиция найдет во френче убитого мандат агента ГПУ. Надеюсь, любовь господина Сайто к большевикам несколько поубавится.

- Убита единственная дочь крупнейшего предпринимателя Японии.

- Трагический итог безумной политической игры.

- Состоятся ли торговые переговоры с Советами? Да! - отвечает Сайто. - Я еду в Москву.

Мумин Шакиров: В картине "Транссибирский экспресс" режиссер Эльдор Уразбаев продолжил историко-революционную тему, начатую Шакеном Аймановым в фильме "Конец атамана".

Эльдор Уразбаев: Главным героем был чекист по фамилии Чадьяров. Эта история была основана на реальных фактах. Был в свое время большой очерк в двух номерах "Правды", и Шакен Айманов снял эту картину. Спустя несколько лет возникла идея продолжить экранную жизнь этого героя. Был написан сценарий, свои перипетии были вокруг этого сценария. В конечном итоге было предложено эту картину поставить мне. Какую роль сыграл этот фильм на Казахфильме? Он был отмечен наградами, призами, госпремиями, но дело не в этом. Самое главное другое. К тому моменту ушли из жизни Шакен Айманов, крупнейший режиссер Мажит Бегалин. Порвалась, как говорится, связь времен. И какое-то время на Казахфильме был такой разброд и шатание. И вот мы своим фильмом, как мне кажется, подняли престиж этой студии.

Мумин Шакиров: "Транссибирский экспресс" стал лишь короткой вспышкой на фоне пика застоя и идеологической скуки 70-х.

"Начало 80-ых годов шло под знаком растерянности и непонимания того, что же надо делать, как исправить довольно плачевную ситуацию в кино", - пишет в своих очерках о казахском кинематографе критик Гульнара Абикеева.

И вот в 1984 году в Алма-Ату приехал известный уже тогда кинорежиссер Сергей Соловьев. Заглянул он и на киностудию Казахфильм.

Сергей Соловьев: Я увидел просто студию-игрушку, которая вся была запечатана на пломбы. Павильоны на пломбах, коридоры на пломбах, автобазы на пломбах. Было ощущение нейтронной бомбы. Они говорят, да вот Кунаев, бывший хозяин страны, как бы сделал такой подарок Шакену Айманову. Построил киностудию, а тот возьми и умри. Работать на ней практически некому. И я был просто потрясен этим придурством социализма. Взять построить превосходнейшую студию, на которой некому работать. У меня был приятель тогда, уважаемый мной человек, Олжас Сулейменов, который был тогда министром кинематографии, тоже по какой-то странной судьбе. Я говорю: "Олжас, понимаешь, такой бред. Давай я наберу курс во ВГИКе". И мы позвонили Ермашу, тогдашнему министру кинематографии, он живо на это среагировал, и мы набрали казахский курс.

Мумин Шакиров: Сергея Соловьева многие кинокритики сегодня по праву считают одним из отцов-основателей нового казахского кино.

Студенческие короткометражки, сделанные в стенах ВГИКа, получали призы на самых престижнейших международных кинофестивалях.

В 1989 году с легкой руки одного из учеников Сергея Соловьева, режиссера Рашида Нугманова, появилось определение "казахская новая волна". Его знаменитый фильм "Игла", где в главной роли снялся рок-идол поколения 80-х Виктор Цой, стал в одночасье культовым.

- Мы наведем здесь порядок. Каждый из нас - это один, все мы вместе - это мы. Каждому только одно - свобода.

Мумин Шакиров: С этой картины и начался взлет современного казахского кинематографа.

Сам Рашид Нугманов уже давно не снимает кино, увлечен политикой, находится в оппозиции к действующему президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву, живет в Париже.

Рашид Нугманов: У меня никогда не было плана снимать фильм "Игла". Фильм был в запуске. В это время я закончил третий год во ВГИКе. Вернулся на летние каникулы в город. На производстве картины сложилась ситуация, когда совет не принял кинопробы, сроки съемок приближались. И они неожиданно предложили мне заменить этого режиссера и снять картину. Я был уже более-менее как-то известен нагремевшей короткометражкой "Яха", которую во ВГИКе снял, и фильм про наркоманов. И подумали, что ж тот человек, который снимает про рок-музыку, наверное, знаком с наркоманией, - и предложили мне.

Мумин Шакиров: К счастью, на фильме Рашида Нугманова "Игла" не закончилась "новая казахская волна". Об учениках Сергея Соловьева сегодня говорят далеко за пределами теперь уже независимой страны. В этом убежден кинокритик Диляра Тасбулатова.

Диляра Тасбулатова: Казалось, что Рашид Нугманов будет, как автор "Марсельезы", будет гением одной ночи, и на этом все кончится. Ничего подобного. До сих пор, вот в прошлом году Жан Люк Гадар на Каннском фестивале сказал, что он приехал только для того, чтобы поговорить с Дорижаном Амербаевым, что Дорижан Амербаев это и есть режиссер XXI века. В прошлом году это был фильм "Дорога домой". И вообще восточное кино свободно интегрировалось в международный киноконтекст, в отличие, к сожалению, от русского кино. Другие режиссеры... Капрымов в том же году снял "Конечную остановку" - поэму аульной жизни, Камеркулов снял "Гибель Атрара", Шинорбаев - "Слабое сердце", Каракулов был победителем очень серьезного международного токийского фестиваля, ему единогласно вручили гран-при.

Мумин Шакиров: Пустующие павильоны киностудии Казахфильм - это отношение властей к национальному кинематографу. Титулованные режиссеры снимают свои камерные и малобюджетные картины на японские и французские деньги, чиновники увлечены межклановой борьбой за власть, - считает Диляра Тасбулатова. А победа на международных кинофестивалях - это семейный праздник узкого круга любителей и поклонников кино.

Устами казахского народа гласит истина "Слава казаха лежит в чужой стороне". И с этим трудно не согласиться.

XS
SM
MD
LG