Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия - родина слонов


Светлана Быченко: У меня была такая бабушка, одна знакомая. Я к ней приходила, и у нее на комоде стояли семь слоников. Под фикусами, на белой салфеточке, все как положено. А бабушка еще дружила с тетей Марфой одноглазой. Эта тетя Марфа одноглазая работала в зоопарке и присматривала за крокодилом, которого видел Ленин. И так как это все было: зоопарк, крокодил, фикус, слоники, они все время о чем-то говорили, шептались тайно от меня. Я думала, что бабушка была в Африке, и каждый день у меня была задача, чтобы она мне рассказала о слониках. Я ей говорила: "Бабушка, а ты была в Африке?" Она говорит: "Давай чайку попьем". Это теплое воспоминание выросло в большую любовь к слоникам. А позже я уже стала замечать, что в России все хорошо относятся к слоникам. Что это такой некий феномен - любовь к слонам. Люди дарят друг другу слоников на счастье. Я видела, как в больнице перед операцией одной женщине подарили слоника и сказали: "Это тебе на удачу. Семь слоников они счастье приносят". И меня поразило, почему такая холодная страна, большая, где нет никаких слонов, где когда-то жили мамонты, откуда такая любовь? И мы стали исследовать этот вопрос. И выяснились подробности более потрясающие, чем я могла даже предположить. Оказалось, что со слонами российская история очень тесно связана.

Елена Фанайлова: Это режиссер документального кино Светлана Быченко. Она автор фильма "Побег слонов из России", который полон разнообразных удивительных исторических сведений, а также мифов и народных легенд. В частности, в фильме говорится о слоне, которого в конце тридцатых годов подарил Иосифу Сталину абиссинский правитель Хайле Селассие. Началась Вторая мировая война, и слон был отправлен в Свердловск. Светлана Быченко родом оттуда, и эта история была рассказана ей одним из сотрудников Уральского университета.

Светлана Быченко: Слон приехал зимой, был конец ноября. И пешком без валенок прошествовал от вокзала до зоопарка. Но там места для слона не оказалось, и его поселили в церковь. Для этого пришлось разломать стеночку, слона запустили, стеночку снова поставили, и приставили там некого Егорку, который за ним ухаживал. Говорят, что это был бывший дьякон. Но слон, естественно, заболел. Его пытались оживить, вылечить. Собрали весь пенициллин из госпиталей, но это слону не помогло. Слон умер.

Но дальше фантастические события продолжают развиваться. Слоновьи кости никто не выбросил. Их несколько лет вываривала некая лаборантка уральского университета. Потом их много лет собирали в чучело, и, в конце концов, в начале 60-х годов это чучело, наконец, было поставлено. Но и тут события не прекращаются. Друг Хайле Селассие приезжает сам на Урал, именно в Свердловск. Вот его встречают, водят по шахтам, по этому университету, и он ходит мимо скелета своего любимого слона, и ничего об этом не знает. В этом есть что-то фантастическое, абсурд всей истории.

Елена Фанайлова: Очевидцев событий, о которых рассказывала Светлана Быченко, наша коллега Евгения Назарец попыталась разыскать в Екатеринбурге.

Евгения Назарец: Кандидат биологических наук Александр Михайлович Марвин говорит, что с некоторых пор испытывает жалость к безымянной слонихе, чей скелет является самым заметным во всех отношениях учебным пособием биологического факультета Уральского госуниверситета и уникальным экспонатом факультетского музея. Года три назад кандидат наук Александр Марвин впервые услышал историю, будто индийская слониха, препарированная на кафедре зоологии в конце пятидесятых годов, имеет отношение к международной политике. На самом деле, убежден Александр Марвин, сегодня она имеет отношение к науке, а при жизни - имела к искусству.

Александр Марвин: Где-то в районе Красноуфимска проезжал цирк, видимо, выездной какой-то. И вот эта слониха, она была в составе труппы, если так можно сказать. И она погибла. К сожалению, причины установить не удалось. Все говорили, что она выступала в цирке, снималась в двух фильмах даже.

Спустя много лет я с удивлением узнал, что якобы эта слониха была подарена эфиопским императором Иосифу Виссарионовичу Сталину, и якобы во время войны она у нас жила в городе Свердловске. Но, честно говоря, я никогда не слыхал ни от Михаила Яковлевича Марвина, своего отца, ни от кого-то другого, что у ней такая бурная слава. Это уже через третьи лица, причем не биологов, а тех, кто работал когда-то в университете, причем некоторые из них, я знаю, большие фантазеры были.

Евгения Назарец: Нынешний доцент кафедры зоологии биологического факультета Уральского университета Александр Марвин был третьекурсником, когда его отец профессор Михаил Марвин похлопотал, чтобы погибшую слониху передали факультету. Ее скелет стоит на постаменте в прекрасном состоянии уже без малого сорок лет.

Правда, с тех пор легендарный экспонат музея на факультете биологии УрГУ приобрел еще несколько особых примет в виде надписей "клёво" и "Лёха" на видных местах и отсутствия нескольких фаланг пальцев.

Научный сотрудник екатеринбургского зоопарка Светлана Поленц говорит, что студенты никогда не задумывались о происхождении слоновьего скелета в музее, но легенда о пребывании слона Сталина в Свердловске эффектно соединила два факта, совершенно точно имевших место в истории Екатеринбурга (тогда Свердловска), в войну в Екатеринбурге некий слон точно зимовал.

Светлана Поленц: Да, здесь слон был во время войны. Вот такие передвижные цирки - не цирки, зоопарки - не зоопарки, они содержали слонов. Я думаю, что сейчас гораздо меньше слонов в России, чем было 20 лет назад.

Евгения Назарец: Как раз по соседству с зоопарком у восстановленного храма с 1995-го располагается Крестовоздвиженский мужской монастырь. Иеромонах Флавиан, ныне исполняющий обязанности настоятеля, наслышан о том, что в годы войны монастырский храм служил прибежищем отнюдь не православному люду.

Иеромонах Флавиан: Я слышал об этом неоднократно, якобы в алтаре нашего храма содержалась слониха. Больше всего православных людей оскорбляло и шокировало, что это именно не слон, а слониха. По православной традиции вход лицам женского пола в алтарь запрещен.

Миф это или не миф, я не могу судить, потому что никаких документальных подтверждений мы не искали и не видели. По крайней мере, очень похоже на правду.

Приходилось слышать другой миф, что в нашем монастыре размещалась мумия Владимира Ильича Ленина, которая была эвакуирована в Сибирь и, значит, одним из промежуточных мест ее хранения был именно Крестовоздвиженский монастырь.

Евгения Назарец: Пребывание слона в этом многострадальном храме имеет больше подтверждений, оно обросло даже полагающимися легенде подробностями, вроде освящения животного. Впрочем, и без выдумок слонов с церковными обрядами кое-что связывает. Всякий слон не прочь "причаститься".

Светлана Поленц: Слоны любят алкогольные напитки. У меня была соседка, медсестра из цирка. И вот в каких-то совершенно глухих 90-х годах она вдруг достает бутылку "Кагора". "Слушай, откуда вообще... Мы уж забыли, что это такое - "Кагор"?". Она говорит: "А! От слона осталось... Там десятки бутылок этого "Кагора", одной больше, одной меньше".

Евгения Назарец: Светлана Поленц сказала, что ученые палеозоологи из института Экологии растений и животных Уральского отделения Российской академии наук планируют составить каталог и выяснить происхождение всех скелетов экзотических древних и ныне живущих животных, которые находятся в музеях или научных учреждениях региона. Возможно, тогда действительно станет ясно, как в Свердловске появилась индийская слониха, и кто был ее хозяином.

Елена Фанайлова: Это были итоги независимого расследования Евгении Назарец. А мы в дальнейших поисках русских слонов отправляемся в Самару. Там в начале ХХ века купец первой гильдии Константин Головкин построил дачу, которая сразу стала местной достопримечательностью. Ее украшают два огромных слона.

Рассказывает Сергей Хазов.

Сергей Хазов: Сделанные из особо приготовленного гипса, на металлическом каркасе слоны, выкрашенные в белый цвет, смотрелись очень величественно: без малого семиметровой высоты, с огромными бивнями. Головкин ставит скульптуры на высоком берегу перед дачей: чтобы все, проплывающие по Волге, могли лицезреть его творение.

Слоны оставались на даче Головкина всегда: и в 1914 году, когда Константин Павлович передал дачу под дом для детей-сирот, и после Октябрьской революции, когда на даче разместились отряды Красной Армии. В Великую Отечественную войну на даче Головкина проживали эвакуированные из Москвы работники аппарата Центрального комитета партии. Вначале партийные чиновники хотели уничтожить слонов, как не вписывающихся в рамки советской архитектуры. Но потом передумали, и слоны остались целы и невредимы. В послевоенное время в здании бывшей купеческой дачи размещался клуб самарского водоканала, дом отдыха и санаторий. Каждый новый хозяин перестраивал дачу на свой лад, но слоны всегда оставались такими же, как и в начале 20 века.

По легенде, в ноге одного из слонов, незадолго перед Октябрьской революцией, Константин Головкин замуровал чертежи своей дачи и документы из семейного архива. Впрочем, о "даче со слонами" известны и более мрачные легенды. Вспоминает искусствовед Нина Иевлева:

Нина Иевлева: Я помню, как мне рассказали, что там похоронена, вроде бы, дочь Головкина, под слонами.

Сергей Хазов: Культуролог Михаил Федоров называет себя "самарским любителем слонов".

Михаил Федоров: Самарские слоны - это суперслоны, таких действительно нигде нет! Стремление к каким-то вещам, которые поражают воображение, а слоны всегда поражали воображение людей, оно, наверное, так и сохранилось у самарцев.

Вообще-то, слоны - это, наверное, потомки мамонтов. А мамонты, несомненно, обитали на нашей территории, во всяком случае, осколки их бивней находят и у нас.

Сергей Хазов: Какие ассоциации вызывают знаменитые самарские слоны? Михаил Федоров продолжает.

Михаил Федоров: Это ощущение мощи какой-то, близости к природе, представление о великодушной силе.

Есть какие-то сентиментальные вещи, в советское время именовавшиеся "символом пошлости", те семь слоников, которые практически в каждой семье были, и которых хранили, которых оберегали. И у нас были эти семь слоников. И сейчас они, наверное, где-то стоят в глубинах шкафа, с отбитыми хоботами, пожелтевшие, но очень дорогие, потому что их касались руки очень многих моих родных и близких.

Сергей Хазов: Сегодня "дача со слонами" принадлежит городскому предприятию "Водоканал". Дачу используют как гостевой дом.

По мнению Михаила Федорова, впереди у самарских слонов большое будущее.

Михаил Федоров: Это не последние слоны у нас в Самаре, мы еще не раз увидим проявление слонистости, слоновости, слонообразности в нашем городе. Это не всегда будет ассоциироваться с толстостью, неуклюжестью или какими-то другими вещами.

Слоны - это наше родное, домашнее животное. Надеюсь, что они когда-то будут у нас обитать и ходить по улицам. Мы же самарский народ, это наш племенной, родовой, городской, губернский символ.

Елена Фанайлова: Любовь русских людей к слонам исследует литератор Игорь Сид, организатор круглого стола на тему "Слоны и мамонты в русской культуре".

Игорь Сид: Мне кажется, что правы те ученые палеонтологи, которые полагают, что мамонты вымерли не двадцать тысяч лет назад, а пять или семь тысяч лет назад, то есть во времена египетских фараонов. То есть в совсем недавнее историческое время наши недавние предки еще напрямую общались на севере нынешней российской территории с этими фантастическими животными. Общение с неким гигантским и настолько не похожим на человека животным очень глубоко поражает, поэтому слоны, бритая форма мамонта, являются для нас просто приятным напоминанием наших каких-то подсознательных тяготений. Знаете, как человек, которого где-то очень сильно испугали, внутренне тянется снова попасть на это место. Испуг от мамонтов таким странным образом транслируется в виде болезненной симпатии к слонам.

Елена Фанайлова: Мамонты или все-таки слоны жили на территории Тюменской области? На этот вопрос пытается ответить корреспондент Радио Свобода Алекс Неймиров.

Алекс Неймиров: Слонов на территории нынешней Тюменской области, в ее границах от Казахстана до берегов Арктики, водилось много. Примерно десять тысяч лет назад. Но потом они все вымерли. Их костями, если верить сотруднику областного краеведческого музея Павлу Ситникову, буквально устланы склоны сибирских рек.

Павел Ситников: Мамонтов было навалом. Другие слоны, кстати, тоже были. Ведь до мамонтов здесь был таргонтериевый слон, его хотят поставить в Ханты-Мансийском музее, но он так раздроблен по косточкам, что вряд ли им это удастся. Но самый массовый - шерстистый мамонт, несколько десятков тысячелетий подряд водился. Они у нас вымерли почти все около десяти тысяч лет назад. Иногда находят, приносят, пытаются продать за деньги, но это отдельные кости, а не скелет, то есть в них ценности мало. Если бы скелет целиком, я думаю, что такого человечка, который нас натолкнул на такую находку, мы бы поощрили настолько, насколько это было возможно. Тем более что у нас есть такая идея: сделать передвижную выставку. Она заявлена даже в Москве, "Бродячий мамонт", на нее готовы тут же выделить деньги, лишь бы нашелся скелетик.

Алекс Неймиров: Скелет доисторического слона целиком в Тюмени имеется. Причем самый крупный в России: из найденных 32 слоновьих скелетов. Его рост в холке 3 метра 30 сантиметров. Кстати, он второй по древности, и был найден в 1885 году под деревней Решетниково в окрестностях Тюмени. Хотите верьте хотите нет, но вот как об этом вспоминает сам слон: "Прибежала чуть ли не вся деревня, стали все кругом раскапывать. С ними на телеге приехал мужик бородатый. Вроде, как главный у них. Сам не копает, только другим указывает. Выкопали меня быстро. Погрузили косточки в ящики со стружкой и тремя телегами привезли в какой-то большой город". Откровения нетленной души тюменского слона записал все тот же Павел Ситников. Он много раз оставался в музейном зале наедине с гигантским скелетом, даже дважды проводил со смелыми посетителями ночь под слоном.

Скелет слона - старожил тюменского областного краеведческого музея и одна из главных его достопримечательностей.

Павел Ситников: Впереди у него реставрация. Хотим полностью восстановить все его мелкие кости. Хвоста, например, у него нет. Будет хвостик у него из косточек, как положено. Верхние зубы вставим. И, может быть, даже поставим на задние лапы в новом музейном комплексе.

Алекс Неймиров: Если Ситникову и его коллегам действительно удастся поставить на дыбы скелет огромного слона, то это станет сенсацией, сравнимой с находкой самого скелета 117 лет назад.

Елена Фанайлова: Ближайшие родственники слонов мамонты жили в Якутии. И современные ученые пытаются их клонировать. Рассказывает наш корреспондент из Якутска Лариса Баай.

Лариса Баай: Ученые Якутии совместно со своими коллегами из Японии загорелись идеей клонирования древних животных. С конца 90-х годов они проводят интенсивную работу в этом направлении. Японцы оплатили несколько экспедиций в республику Саха. В 1998 году в центральной Якутии была добыта часть туши мамонта, которая весной того же года была отправлена в Японию, директору Института высоких технологий города Кинки профессору Акиро Иритани. Но тогда эксперимент сорвался. Целую клетку ДНК обнаружить не удалось. Но ни якутяне, ни японцы не оставляют надежду оживить мамонта - одного из символов нынешней Якутии.

Петр Лазарев - зампредседателя мамонтового комитета Российской академии наук, соруководитель международного проекта по исследованию макро- и микроорганизмов в вечной мерзлоте, провел несколько десятков лет в Якутии, раскапывая останки лохматых исполинов. И он думает, что клонирование мамонта - весьма реальный, а значит перспективный проект. И его слова подтверждает сотрудник музея мамонта Альберт Протопопов. В этом году в Якутии была найдена пара уцелевших ног лохматого животного с мягкими тканями и шкурой. И все это опять же будет отправлено в Японию, пока же дело только за оформлением многочисленных разрешительных бумаг и сопровождающих документов. Между тем из Якутии контрабандой ежегодно вывозится несколько сот тонн бивней мамонта, которые, как известно, оцениваются весьма дорого, причем только в долларах. Мамонты, хоть они и вымерли во времена ледникового периода, до сих пор в цене. И их популярность как в научной, так и в криминальной среде неуклонно растет. При таких обстоятельствах страшно подумать, что начнется, когда мы лет через 10-15 при помощи японцев получим живого мамонтенка. Именно в этот срок хотят уложиться ученые-романтики из Якутии и ученые-генетики из Японии.

Елена Фанайлова: Оказывается, слонов можно найти не только в Тюмени и Якутии, но и в Подмосковье. Рассказывает Вера Володина.

Вера Володина: Сначала в Подмосковье вам встретятся неправильные "слоны". В жизни некоторых пожилых местных жителей, прежде всего мужчин, был СЛОН - Соловецкий лагерь особого назначения. Молодые люди знают другого СЛОНа, тоже аббревиатура фразы "Спасем людей от наркотиков".

Но если вам нужен настоящий слон, поезжайте в Павловский Посад. Здесь слонов считают на тысячи. Во всяком случае, коллекционер Эвелина Щербатова. Она собирает фигурки слонов десять лет. В ее коллекции есть глиняный слоненок с павлово-посадской розой на боку, а самой древней фигурке почти 200 лет. Хозяйка называет его патриархом.

Эвелина Щербатова: Специально возили его на экспертизу, нам было интересно, сколько ему лет. Его посмотрели специалисты и сказали, что ему около двухсот лет. Он сделан из какой-то каучуковой резины, которая появилась самой первой. Куплен он на ярмарке в качестве детской игрушки. Причем, я думаю, что стоил он огромных денег. Но самое интересное, что он не только сохранился, но со временем приобрел настоящий цвет. Слоновий цвет, вот даже складки стали видны. По окрасу он, скорее всего, был или темно-темно серый или черный. Все старинные вещи и вообще все вещи предков, они хранят какое-то особое тепло, особую какую-то энергетику.

Вера Володина: Этот самый старый в Посаде слон точно излучает душевное тепло. Самый маленький слоненок - всего пара сантиметров. Самый большой - полутораметровый светильник. Это слон с букетом цветов в хоботе весело приветствует гостей еще в прихожей.

Эвелина Щербатова: Они все разные, разной техникой выполнены. И, самое главное, что сейчас они оказались в России, но привезены-то они из разных мест. Можно сказать, что со всего мира.

Есть слоны, которые очень похожи на настоящих слонов. Например, в Германии делают прекрасных слоников. И вот, сколько мне привозили оттуда, они практически один в один повторяют настоящего слона.

Есть слоны совершенно смешные, как вот этот бисерный, детьми сделанный. Такие ножки у него смешные. Конечно, он далек от оригинала, но он есть, он имеет право быть.

Почему в России любят слонов? Вы глаза слонов видели? Задумчивые, грустные, и в тоже время очень мудрые и лукавые. И вот, наверное, все эти качества есть в русских людях. И есть в русских глазах, которые могут и улыбаться, и смеяться, и лукавить, причем все это делать одновременно.

Марина Кулакова:
"Где баобабы вышли на склон,
Жил на поляне розовый слон,
Может, и был он чуточку сер,
Обувь носил он - сотый размер.

Умные тигры, глупый шакал
Двигались тихо, если он спал.
Был он снаружи чуть мешковат:
Добрые уши, ласковый взгляд.
Но наступили дни перемен:
Хитрый охотник взял его в плен,
И в зоопарке пасмурным днем
Стал он обычным серым слоном".

Эта песенка что-то вроде "Жестокого романса" в детском, сугубо романтическом варианте.

Детей в России слон встречает просто с первых шагов:

У меня зазвонил телефон.

- Кто говорит?

- Слон.

Слон водится в русской литературе, и со времен Крылова он весьма заметен. "Не приметить слона" действительно очень трудно. Он встречается у Аверченко, Чехова и Булгакова, он не дает покоя поэтам, и не только детским.

Казалось бы, что нам слоны? Откуда они у нас? И сами поэты вряд ли ответят... "Не знаем, - скажут Северянин и Гумилев, и более близкие к нам по времени Арабов, Пригов и Жданов. - Есть у нас слоны, пришли, мол, и все тут...".

Отношение к слонам более чем положительное. Оно романтическое и символическое. Пожалуй, интереснее и полнее всего отобразил это отношение Александр Иванович Куприн в рассказе, который так и называется. "Слон".

Сюжет, если кто не вспомнил, таков. Шестилетняя девочка Надя больна. Ее ничто не радует, она тает на глазах. Врачи предписывают исполнять любые ее желания, но она ничего не хочет - не желает. Родители в отчаянии. И вот однажды проснувшись, она высказывает, наконец, долгожданное пожелание, она просит слона. Через полчаса папа приносит "дорогую красивую игрушку. Это большой серый слон, который качает головою и машет хвостом; на слоне красное седло, а на седле золотая палатка и в ней сидят трое маленьких человечков. Но девочка глядит на игрушку так же равнодушно, как на потолок и на стены, и говорит вяло:

- Нет. Это совсем не то. Я хотела настоящего, живого слона, а этот мертвый".

Просьба привезти "хоть маленького, только живого... Хоть слоненышка". После некоторых вполне понятных возражений и колебаний просьба исполняется. Чудесным или не чудесным образом, судите сами. Достигнута договоренность с немцем, хозяином зверинца, и ночью не самого крупного, но все же слона ведут к больной девочке, к дому, где "все двери растворены настежь, для чего приходилось отбивать молотком дверные щеколды. Точно так же делалось однажды, когда в дом вносили большую чудотворную икону".

Наутро девочка видит слона: уши большие, как лопухи, и висят вниз. Глаза совсем крошечные, но умные и добрые. Девочка радуется и выздоравливает.

Вот ведь до какой степени, просто жизненно необходим слон простому русскому человеку, в душе которого всегда живет маленький, хрупкий, болезненный ребенок. И вот мечта, неисполненная мечта "о большом и необычном", "о большом, живом и настоящем", без всяких там игрушек, властно заявляет о себе. Она находит себе форму, адекватную русской тоске по большому, живому и настоящему, форму, адекватную русским просторам и русским масштабам.

Слон, особенно живой, в России нужен и неизбежен.

Елена Фанайлова: О слонах в русской литературе говорила литератор Марина Кулакова.

Любовь русских людей к слонам распространяется столь далеко, что они готовы поселить их в своей квартире. Пусть даже в виде сувениров. Как Мария Мамонтова, в хрущевке которой разместились две тысячи слоников. С коллекционером слонов Мамонтовой встретилась корреспондент Мария Ряховская.

Мария Мамонтова: В моей коллекции есть слоны практически из всех материалов. Есть из соли, есть из фосфора, из полудрагоценных камней, стеклянные, деревянные. Однажды моя ученица поехала на каникулы в Ленинград, и в витрине комиссионного магазина увидела слоника, металлического. Она сказала, что дядя выкупит этого слона, он по тем временам стоил всего 20 рублей. Дядя выкупил слона. И когда его упаковывали, в магазин случайно вошел представитель органов. Когда он увидел этого слона, у него расширились глаза. Этот слон был похищен из индийского храма. Он был из платины, глаза у него были изумрудные.

Ломоносовский завод под Ленинградом выпускает слонов спящих. Слоники-подростки, когда они спят, хобот кладут в рот для того, чтобы не залезли насекомые в этот хобот. У меня есть слоники из гжели. Много механических. У меня слоники прыгают, играют на барабане. Есть часы, кашпо, лейки, губная помада, брошки, заколки, свечки.

Мария Ряховская: За что вы любите слонов?

Мария Мамонтова: Слоны почти как люди. Слоны помнят добро и зло. Могут быть нянькой, растить детей. На Цейлоне есть школа для слонов. Там три года обучают слонов-подростков. В этой школе, как я читала, есть слоны-второгодники. Слониха, которая была абсолютно неспособна к обучению, хорошо рожала детей. Вот точно также как у людей. Я считаю, что слоны действительно приносят счастье. Я искала мужа в течение 12 лет, и вот только собирая слонов, я так считаю, мне удалось найти очень хорошего мужа.

Елена Фанайлова: На слонов обращают внимание не только русские коллекционеры, но и русские бизнесмены.

Светлана Быченко: Сейчас новые русские могут пригласить слона на день рождения. Мы снимали такой эпизод. Богатая фирма приглашает к себе на день рождения слона. Дарит ему шапку, шарфик, сапожки. Руководители этой фирмы с удовольствием катались на хоботе у слона. Дама в собольей шубе катается на хоботе у слона, это странно. Это в принципе, я думаю, невозможно ни в какой европейской стране.

Елена Фанайлова: Считает режиссер Светлана Быченко.

Проявляют интерес к слонам и политики. На том, что Россия является родиной слонов, почти всерьез настаивают учредители новой партии под названием Союз людей за образование и науку. Сокращенно - СЛОН.

Рассказывает Максим Ярошевский.

Максим Ярошевский: В кулуарах Государственной думы и Кремля недавно заговорили о русском СЛОНе, готовом потоптать политического "Медведя" и съесть все либерально-зеленые "Яблоки". О новорожденном представителе российской политики и об отношении к самому большому животному в мире рассказывает лидер партии Вячеслав Игрунов.

Вячеслав Игрунов: Слон - это замечательное, крупное, большое животное. Сильное, уверенное, спокойное и всегда движущееся вперед. Слон это что-то очень теплое, близкое, приятное. Вообще все ассоциации, которые связаны со слоном, просто греют душу. Особенно, если посмотреть на нашу эмблему, это такой молоденький слон, улыбающийся, и думаю, что добрый. Слон этот индийский, азиатский слон. Мы живем в Евразии, а не в Африке. Конечно же, мы будем дружить с разными слонами, с черными слонами, в том числе африканскими слонами, и даже с американскими попробуем дружить, если это возможно. Но, похоже, что пока мы как бы сильно конкурируем друг с другом. Происходит постоянное потепление климата, и, соответственно, ареал жизни слонов все время должен смещаться на север, в Россию. И я думаю, что мы будем первыми слонами, которые стали осваивать это потеплевшее пространство.

Максим Ярошевский: Естественно, партия СЛОН выходит на политические просторы с простым и понятным лозунгом "Россия - родина слонов".

Елена Фанайлова: Слон является важной фигурой и политической, и общественной жизни Санкт-Петербурга. Об этом сообщает Дмитрий Казнин.

Дмитрий Казнин: Первый слон был доставлен в Петербург в 1714 году. Он был подарен Петру Великому персидским шахом Хусейном. До Астрахани слона везли на корабле по Каспийскому морю, оттуда он путешествовал по России пешком. Русские крестьяне, никогда слона не видевшие, принимали ушастую и носатую громадину за божество. Последний слон по имени Сюн умер в Ленинграде в 1982 году, и после этого вот уже 20 лет город живет без слона. Рассказывает Иван Корнеев, проработавший директором зоопарка с 1990 по 2001 годы.

Иван Корнеев: Наверное, с перерывом на период войны, блокады, когда в 41-ом году убили слониху во время бомбежки, до 54-го года слона не было. А так все время были. Почему нет 20 лет, потому что так сложилось исторически. И когда умер Сюн в 82-м году, планировалось, что новые слоны появятся очень быстро. Сначала хотели отремонтировать то здание, в котором жили слоны в зоопарке, потом решили, что надо строить что-то лучшее. Снесли старое, начали проектировать новое. Но тут наступил как раз 90-й год, и дальше понятно.

Дмитрий Казнин: Сегодня юные посетители зоопарка чаще всего никогда не видели слона, но очень хотят увидеть слона:

- Такой серый, большой, с большими ушами и хоботом.

- Как у свинки хвостик.

- Мы хотим, чтобы в Петербурге был слон.

- С хоботом, с ушами.

- У меня ребенок хочет слона увидеть.

- Я бы хотел, чтобы в зоопарке был слон.

- Думаю, что будет, привезем.

Дмитрий Казнин: Слон, а вернее, его отсутствие, явился причиной даже политических скандалов в новейшей истории Петербурга. Бывший директор зоопарка Иван Корнеев, выступая за сохранение зоопарка на его историческом месте, организовал компанию приобретения двух слонов на деньги жителей Петербурга. Акция "Заслоним Петербург" проходила под лозунгом "Россия - родина слонов, а Петербург ее столица". Итог акции был печален. Зоопарк остался на прежнем месте, слоны остались в мечтах бывшего директора и большинства горожан. Но, как известно, в России история любит повторяться. К 300-летию Петербурга местные власти опять обещают городу слонов. Но теперь уже и новое руководство зоопарка выступает против скоропалительных решений. Говорит помощник директора зоопарка Галина Афанасьева.

Галина Афанасьева: Если после юбилея будет какое-то финансирование, то мы готовы строить слоновник. Место для него есть.

Дмитрий Казнин: Труден путь от желания иметь в Петербурге слонов до практической его реализации. А посему появление в ближайшем будущем огромных животных в Ленинградском зоопарке представляется маловероятным. Хотя где-то уже есть тот слон, который рано или поздно станет самым большим и самым удивительным жителем города. Ведь даже на одном из Интернет-сайтов в рубрике "Символы Петербурга" наряду с Медным всадником, Эрмитажем и Белыми ночами, значится: "Слон".

Елена Фанайлова: Рассказывал Дмитрий Казнин.

Из Петербурга, северной столицы родины слонов, мы получили комментарий философа Александра Секацкого.

Александр Секацкий: Кто как не слон может символизировать и даже надлежащим образом гарантировать спокойную достоверность уверенного в себе духа? Есть символы куда более динамичные, приводящие сердца в трепет и способные ускорять историю: Царьград, чаша Грааля, символ Последнего моря, Шамбала - тысячелетние полюса государственных и персональных сверхчувственных вожделений. Но место слона в пространстве символического непоколебимо, так же как непоколебима его фигура в пространстве африканской саванны.

Слон является некой символической константой в истории человеческой государственности. Обратимся к любопытным законодательным актам европейского или китайского Средневековья. Согласно этим актам, право содержать зверинец изначально было исключительной королевской привилегией. Частные лица могли позволить себе держать кое-каких диких зверей, если на то имелось специальное королевское разрешение. Представители благородных сословий нередко владели собственными бестиариями, однако эти собрания не могли включать в себя царственных животных, право владеть которыми принадлежало только государю. Соответствующие списки эксклюзивных животных в зависимости от традиций государства могли выглядеть по-разному: счастье иметь собственного льва, тигра, крокодила или бегемота порой выпадало частным лицам, если они были влиятельны и могущественны. И только слон, подобно скипетру и державе, должен был принадлежать исключительно государю (понятным исключением является Индия). Традиция сохранялась в Европе вплоть до эпохи буржуазных революций. Европейские монархи получали слонов в подарок, как верительные грамоты, как самые достоверные свидетельства дружбы и благих намерений. За доставкой царственных даров следили специальные гонцы, а затем и газеты, передавая подробные репортажи с маршрута следования. При этом происходило немало душераздирающих историй, достаточно вспомнить лишь казусы со слонами Российской Империи.

С началом Нового Времени большинство королевских привилегий было отменено, однако наличие слона и его, так сказать, принадлежность отнюдь не утратили своего символического значения. В бюджете, который ежегодно подписывает бургомистр Гамбурга, содержание слона стоит отдельной строкой. О прибавлении в семействе царственных животных газеты по-прежнему сообщают как о рождении отпрысков королевской крови.

А продолжающееся по сей день отсутствие слона в ленинградском зоопарке чрезвычайно беспокоит горожан и вселяет в них уныние. Городские газеты то и дело обращаются к этой теме, публикуя материалы с характерными заголовками типа "Верните слона народу!".

Ибо отсутствие слона наносит несомненный, хотя и смутно ощутимый ущерб суверенитету. Нехватка "спокойной достоверности духа" подспудно беспокоит подданных государства, к тому же негде по-настоящему развернуться моськам - представителям демократической общественности. В этом контексте вполне объяснимым становится знаменитый тезис "Россия - родина слонов", едва ли можно найти более яркий бессознательный симптом имперского самочувствия. И, наоборот, тот факт, что Россия перестала, наконец, быть родиной слонов, быть может, точнее всего прочего свидетельствует о перемене ее исторической участи. Разного рода имперские претензии еще, конечно, предъявляются. Но сегодня каждый знает, что осталась только одна родина слонов - это Америка.

- Русский слон - лучший друг финского слона.

Елена Фанайлова: Как выяснилось, русский слон - лучший друг слона не только финского, но и югославского. Рассказывает наш коллега Андрей Шарый.

Андрей Шарый: Индийские слоны Сони и Ланка прожили на Хорватском побережье Адриатики четверть века. На остров Вилли-Бриюнн в Адриатическом море, где югославский социалистический лидер Иосип Броз Тито устроил летнюю резиденцию с зоопарком, слонов привезла в подарок президент Индии Индира Ганди. Два умильных слоненка радовали дорогих гостей маршала, политиков из десятков стран мира, актеров, спортсменов, писателей.

На острова приезжали Никита Хрущев, Леонид Брежнев, Индира Ганди, Муамар Каддафи, Мао Цзэдун, Сухарто, Бриджид Бардо, Элизабет Тейлор, Ричард Бартон, Джина Лолабриджида. Многие гости привозили в подарок хозяину экзотических животных, и со временем на Бриюнне возник целый зоопарк. Слоны для югославов такая же экзотика как и для прочих европейцев, они символизировали могущество их географически невеликой, но крепкой своеобразным социалистическим духом Родины.

После Тито хозяином островов в Бриюнне стал президент независимой Хорватии Франьо Туджман, а когда и его не стало, архипелаг почти целиком открыли для туристов.

Наследство Тито потихоньку распродавали, денег на содержание животных не хватало. Ланка и Сони старели и грустнели. Вместе с другими достопримечательностями из коллекции подарков маршала, вроде автомобиля "мерседес" из гаража вождя немецкого коммунизма Эриха Хонеккера, Сони и Ланку выставили на торги и в конце концов продали немецкому бизнесмену, который принимал участие в аукционе инкогнито. По острову Вилли-Бриюнн теперь с громким бибиканьем ездит туристический паровозик. Вольер, в котором так счастливо жили любимцы вождя слоны Сони и Ланка, опустел.

Елена Фанайлова: Лучший друг и старший брат югославского слона - слон московский. С ним нас познакомит Любовь Чижова.

Любовь Чижова: Я сейчас нахожусь в слоновнике Московского зоопарка, рядом со мной несколько слонов и заведующий отделом млекопитающих Московского зоопарка Евгений Степанович Давыдов.

Евгений Степанович, сейчас в Московском зоопарке слонов не показывают по каким-то причинам, но, как мне сказали в вашей пресс-службе, раздаются звонки и спрашивают: "Когда же будут слоны?"

Евгений Давыдов: Зоопарк без слонов - это не зоопарк. Это ключевое животное. И то, что у нас уже шесть лет зоопарк без слонов, это, конечно, непорядок. Но у нас готовится новое здание для них, великолепное, оно сделано по самым современным западным образцам и будет готово к эксплуатации в августе 2003 года. Так что ко Дню города москвичи смогут полюбоваться нашими слонами.

Любовь Чижова: А как живется слонам в Московском зоопарке? Как проходит обычный день рядового слона?

Евгений Давыдов: Вообще, слонам в виду их большого интеллекта скучновато. Они ужасно рады каждому свежему человеку. Сразу подходят, начинают с ним общаться, открывать рот, трогать хоботом, при случае могут и в карман залезть и утащить все что там есть.

Любовь Чижова: На них как-то сказывается суровый российский климат? Вот недавно холода были довольно-таки значительные. Как они переносят нашу зиму?

Евгений Давыдов: Вообще-то, слоны южные животные. Конечно, в принципе для них более-менее комфортна температура от 15 до 25 градусов. Хотя, с другой стороны, слоны очень прочные животные, никакой мороз им не страшен. Чисто русский характер.

Любовь Чижова: А как они вообще сюда попадают, откуда? Вот красавица, которая по правую руку от нас, вы говорите, она из цирка. А остальные?

Евгений Давыдов: Если мы пройдем дальше, там стоит группа азиатских слонов (слева большой самец, а справа две самки). Поступление их в Московский зоопарк было просто уникальным и даже немножко трагическим. В 85-м году Вьетнам предложил Кубе группу слонов. Их погрузили в трюм, а это довольно длинный путь, они его мужественно преодолели. Но когда караван подошел к Кубе, оказалось, что они привиты от ящура, а на Кубе никогда ящура не было. Поэтому животных привитых от ящура там не принимают по определению. К этому времени слоны уже очень устали. Это были молоденькие слоники, они стояли закованные в трюме. И возник вопрос: куда их девать? Ехало одновременно восемь слонов. Запросили зоопарки мира. Ни один зоопарк мира не согласился принять эту группу слонов. Согласился только Московский зоопарк, и они двинулись в Ленинград. Мы подготовили два вагона. Один вагон был как термос, а другой - простой железнодорожный вагон. Совсем слабых мы переправляли в вагоне-термосе, там было тепло. Туда же мы направляли наших сотрудников заболевших, потому что операция проходила очень тяжело и для людей. А во второй вагон посадили более крепких слонов и более крепких сотрудников. Переезд длился сутки, но в вагоне-термосе температура была около 20 градусов, как и положено, а вот в железнодорожном вагоне стояла температура такая же как и на улице, минус 33 градуса. Там стояла печка-буржуйка, но на полном ходу натопить железнодорожный вагон совершенно невозможно. Но при всем при том, слоны прекрасно доехали, они выдержали эту температуру. Единственное, нас загрузили великолепными кубинскими фруктами, в 85-м году это было, конечно, потрясающе. Мы даже никогда не видели таких бананов, апельсинов, мандаринов. Все это было скормлено по дороге. Мы вообще собирались угостить своих сотрудников в зоопарке чем-то из этого, но необходимо было кормить и кормить, чтобы греть слонов изнутри. И они прекрасно доехали, вытерпели этот, казалось бы, чудовищный мороз, и живы-здоровы.

Любовь Чижова: А существуют какие-то особо трогательные истории любовных взаимоотношений слонов, которые вы сейчас могли бы вспомнить?

Евгений Давыдов: Но ведь слоны не люди. Тут истории-то все такие. Вот у нас, например, был огромный могучий самец Шанго, который очень любил кидать в посетителей своим навозом. И чтобы он этого не делал, у него мгновенно забирали навоз из клетки. А потом через какое-то время он опять начал кидаться, мы не могли понять, в чем дело. Оказывается, самка, которая очень хорошо к нему относилась, она свой навоз к нему пододвигала, а он брал и кидал в посетителей.

Любовь Чижова: Вот мы сейчас заходим непосредственно в вольер, и это создание зовут...?

Евгений Давыдов: Это создание зовут Прима.

Любовь Чижова: Это африканский или азиатский слон?

Евгений Давыдов: Азиатский, видите, у него маленькие ушки.

Любовь Чижова: А чем они вообще принципиально отличаются? Внешность, характер?

Евгений Давыдов: Если африканские слоны будто рубленные топором, мосластые, поджарые, с огромными ушами, то азиатские - более закругленные, похожие на фарфоровых слоников.

Любовь Чижова: Сознайтесь, у вас есть любимец среди слонов?

Евгений Давыдов: Я их всех люблю. Первые года три-четыре меня слоны каждую ночь гоняли во сне со страшной силой. Тянулись ко мне хоботами, изо всех углов доставали и растаптывали. Как-то так психически на меня действовали. А последнее время просто доброе теплое отношение. Я вот в отпуск уйду, две-три недели, а я уже так тоскую. Вся жизнь с ними прошла.

Любовь Чижова: Мы заканчиваем наш репортаж из слоновника Московского зоопарка. Я благодарю Евгения Степановича и всех слонов, которые приняли участие в нашем сегодняшнем репортаже.

Елена Фанайлова: Спасибо и нашему корреспонденту Любови Чижовой за репортаж из Московского зоопарка. В нем, кстати, много лет назад работал переводчик Вилли Мельников.

Вилли Мельников: Я по образованию ветеринарный врач. И когда я еще был студентом, учился в ветеринарной академии, меня приятели со старших курсов, которые работали в зоопарке, пригласили полечить слона. Мы тогда сочинили целую мифологию: и как слоны попали на землю, и как они к ней приспосабливались, и как слоны превратились в людей, и когда нужно, они скидывают человеческую оболочку и снова предстают в своем царственном виде. Вторая моя встреча со слоном была, когда меня угораздило попасть на войну, я призвался на срочную службу в Советскую армию, попал в Афганистан. И вот там я встретился со слоном. Тридцать километров южнее Герата на стене средневековой мечети святого Хейзера было схематическое начертание, довольно неумелый детский рисунок, но это явно был слон. С точки зрения мусульманской религии, слон - это посланец Азраила. Азраил - это ангел смерти у мусульман. Именно на нем Азраил приходит, чтобы забрать очередную душу.
"Слон живет в горах
Слониха находит траву-мандрагору
И питается ею также и слон.
Спит же слон стоя, а когда упадет, то вопит.
И приходят двенадцать слонов
И не могут поднять его.
И тогда завопят все двенадцать слонов,
И приходит маленький слон
И поднимает его.
А кто двенадцать слонов?
Двенадцать апостолов.
А кто маленький слон?
Христос".

Яков Кротов: Что до двенадцати слонов, то, в толковании Исидора Севильского, это двенадцать пророков Ветхого Завета, которые предшествуют Христу, но не заменяют Его. А в древнерусских рукописях двенадцать слонов - это двенадцать апостолов, которые, впрочем, тоже не могут составить одного Христа, как сто кроликов не могут составить одного слона. Ну и не нужно апостолу быть слоном, ему нужно слоняться.

Впрочем, слоненок вырастает, и взрослый слон тоже был символом Христа, считалось, что слоны очень целомудренны.

Слон - символ борьбы с мировым злом, и слона рисовали сражающимся с драконом, который, словно сатана, подстерегает слонов, опутывает их ноги длинным своим хвостом и душит их длинной своей шеей.

Европейцы периодически получали слонов в подарок от разных восточных властителей. Было в этом что-то ужасно символическое: с Востока свет, Христос родился на Востоке, вот и слоны оттуда же. Один из лучших рассказов для детей, написанных в России в XX веке, это рассказ Куприна о девочке, которая выздоровела от тяжелой болезни, когда к ней в квартиру привели по ее просьбе слона. Простой, но трогательный парафраз евангельского чуда воскрешения Иисусом дочери богатого иудея.

Но куда чаще в ХХ веке из слона делали символ неверия. Для этого воспользовались притчей с того же Востока о слепых, которые ощупывали разные части слоновьего тела и поэтому делали разные выводы о том, что такое слон: веревка, колонна или блин. Впрочем, неверие, которое убегает в символизм, страдает тем же примитивизмом, что и вера в символы. Христиане к тому же не сдаются.

В наши дням общим местом в христианской проповеди стало сравнение Христа со слоном уже в том смысле, что как слепой не в состоянии объять необъятного, так и христиане не в силах поодиночке объять Христа и познать Его. И это, подчеркивает современное христианство, очень хорошо, или, во всяком случае, это именно тот случай, когда истина жива и здорова, близка и доступна, но одновременно выше нашего понимания, властолюбия и эгоизма. А к тому же истина еще и без клыков, потому что все-таки Иисус не столько слон, сколько слоненок, ведь Его пришествие в полноте еще впереди.

Елена Фанайлова: Это был комментарий ведущего программы Радио Свобода "С христианской точки зрения" отца Якова Кротова.

XS
SM
MD
LG