Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Правовые проблемы отмены смертной казни в России

  • Дина Каминская
  • Константин Симис

Константин Симис:

Смертная казнь - если не самое древнее, то, во всяком случае, одно из древнейших наказаний, которое человечество использует на всем протяжении истории. Но и поныне ведутся споры между противниками и сторонниками смертной казни. Споры, которые велись еще в ХХVП веке.

Дина Каминская:

Причем продолжаются эти споры, несмотря даже на то, что в подавляющем большинстве демократических стран смертная казнь уже отменена.

Константин Симис:

Смертная казнь полностью запрещена в 72 странах, а в 30 она не применяется в течение 12 лет. Сохранилась же смертная казнь в странах Африки, в тех арабских странах, где действуют законы шариата, в Китае, в Японии и во всех странах СНГ, кроме Азербайджана.

Дина Каминская:

Ну а в Соединенных Штатах? Ведь в 36 штатах смертная казнь не отменена и продолжает применяться за совершение убийства при отягчающих обстоятельствах, в том числе и за убийства, связанные с наркобизнесом. Не могу не сказать, что сохранение смертной казни в такой демократической стране, как Америка, ничем не может быть оправдано. В этом я глубоко убеждена. Как убеждена и в том, что не может быть оправдано и сохранение смертной казни в России.

Константин Симис:

Правда, в связи с вступлением России в Совет Европы, в 1996 году указом президента Ельцина был введен мораторий на исполнение приговоров к смертной казни. И с тех пор вот уже пятый год ни один из осужденных, приговоренный к смертной казни, не был казнен.

Дина Каминская:

Несмотря на то, что отмена смертной казни была один из условий вступления России в Совет Европы, в последние месяцы в стране развернулась кампания за отмену объявленного Ельциным моратория и за сохранение смертной казни в уголовном законодательстве. Причем кампания эта ведется настолько активно, что в «Известиях» дискуссионные статьи, посвященные этой проблеме, были опубликованы под рубрикой «Тема дня - смертная казнь».

Константин Симис:

Средства информации самого разного направления публикуют результаты социологических опросов, которые свидетельствуют о том, что подавляющее большинство населения страны (примерно 96%) являются сторонниками сохранения смертной казни. Об этом свидетельствует, в частности, и миллион подписей за сохранение смертной казни, собранных в одной только Нижегородской области.

Дина Каминская:

Характерно, что в ходе разгоревшейся дискуссии наряду с социальными и нравственными аспектами проблемы сохранения или отмены смертной казни обсуждается главным образом вопрос об эффективности смертной казни как средства борьбы с преступностью. А вот публикации, посвященные правовым аспектам этой проблемы, встречаются значительно реже. А между тем в решении вопроса о сохранении или отмене смертной казни и, в частности, об отмене моратория на исполнение приговоров к смертной казни право, закон и международные обязательства России должны играть важнейшую роль.

Константин Симис:

Вопрос о допустимости смертной казни, о возможности ее применения в России регламентируется конституцией, Уголовным кодексом и указом президента Ельцина 1996 года о введении моратория. В статье 20 конституции сказано, что смертная казнь вплоть до ее отмены может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни.

Дина Каминская:

Соответственно, Уголовный кодекс предусматривает возможность применения смертной казни в качестве наказания только за убийство при отягчающих обстоятельствах, за посягательство на жизнь лиц, облаченных особыми полномочиями, и за геноцид. Однако, как известно, вопрос о допустимости смертной казни, в том числе и за наиболее опасные преступления против жизни, регламентируется не только внутренним законодательством, но и международным правом.

Константин Симис:

Вступая в Совет Европы, Россия взяла на себя обязательство привести свое законодательство в соответствие с Уставом Совета Европы и, в частности, отменить смертную казнь. Какие же конкретно изменения в связи с этим должна была внести во внутреннее законодательство Россия?

Дина Каминская:

Начнем с конституции. Несмотря на то, что статья 20 конституции предусматривает возможность применения смертной казни, отмена ее не потребует обязательного внесения поправок в конституцию. Во-первых, потому что сама конституция предусматривает возможность отмены смертной казни.

Константин Симис:

Но, кроме того, в статье 20 сказано, что смертная казнь может устанавливаться федеральным законом. Следовательно, практически отмена смертной казни может быть также оформлена федеральным законом, а именно, законом о внесении поправок в соответствующие статьи Уголовного кодекса.

Дина Каминская:

Если судить по публикациям в прессе, то и ныне большинство в Государственной Думе считает необходимым сохранить в России смертную казнь. И сложилось, можно сказать, парадоксальное положение. Закон предусматривает применение смертной казни, а суды ныне не вправе избирать такую меру наказания. Причем хочу подчеркнуть, речь тут идет не о моратории на исполнение приговоров к смертной казни, а о том, что суд ныне вообще лишен права избирать эту меру наказания. И лишил их такого права Конституционный суд своим постановлением, принятым в 1999 году.

Константин Симис:

А сейчас мы вновь должны обратиться к статье 20 конституции. В соответствие с этой статьей, право назначать обвиняемому такую меру наказания, как смертная казнь, предоставлено только суду присяжных. Если, конечно, обвиняемый настаивает на рассмотрении его дела именно в таком составе суда. Между тем, как известно, суд присяжных введен лишь в девяти из 89 субъектов Российской Федерации. Так что в соответствие с этой статьей конституции суды только в этих девяти субъектах могут приговаривать обвиняемых к смертной казни.

Дина Каминская:

Однако Конституционный Суд запретил и в этих девяти субъектах назначать смертную казнь. И исходил он при этом из того, что в сложившейся ситуации предоставление суду присяжных (пока эти суды не введены повсеместно) права приговаривать к смертной казни явилось бы нарушением закрепленного в российской конституции основополагающего принципа демократического правосудия - принципа равенства всех граждан перед законом и судом.

Константин Симис:

Надо сказать, что до этого постановления Конституционного Суда смертные приговоры, несмотря на возражения обвиняемых, выносились и в тех субъектах, где суд присяжных не был введен. Выносились судами в составе судьи и двух народных заседателей. Как сообщалось, в 1999 году свыше 800 человек были приговорены к этой исключительной мере наказания обычными судами, то есть судами народных заседателей. И не расстреляны эти незаконно осужденные люди только благодаря объявленному президентом Ельциным мораторию.

Дина Каминская:

Вот в такой ситуации и ставится ныне вопрос об отмене моратория. Собственно, мы не в праве не сказать, что юридических препятствий для его отмены во внутреннем российском законодательстве нет. Мораторий, как мы уже говорили, был оформлен указом президента и, следовательно, может быть изменен или отменен новым указом президента. А вот предпринимавшиеся в прошлом попытки оформить мораторий законом, что, несомненно, обеспечило бы ему большую стабильность, были безуспешны.

Константин Симис:

Когда в мае 1998 года Государственная Дума, кстати сказать, уже не в первый раз отказалась рассмотреть проект закона о моратории на применение смертной казни, оппозиционное большинство, доминировавшее тогда в Государственной Думе, тем самым продемонстрировало свое отрицательное отношение к отмене в России смертной казни.

Дина Каминская:

И все же, несмотря на сказанное, юридические препятствия для отмены моратория, несомненно, имеются. Правда, они обусловлены не внутренними российскими законами, а международными обязательствами, которые Россия добровольно приняла, вступив в Совет Европы. Напомню, что в соответствии с Уставом Совета Европы, применение смертной казни признано несовместимым с членством в этой организации.

Константин Симис:

А вот возможность прогнозировать реакцию Совета Европы на отмену моратория в России (если, конечно, Государственная Дума приняла бы такое решение), несомненно, есть. Дело в том, что Ассамблея Совета Европы еще в 1997 году приняла такую резолюцию: «Если какие-либо еще смертные приговоры будут приведены в исполнение после принятия настоящей резолюции, Ассамблея может рассмотреть вопрос о не утверждении полномочий российской парламентской делегации на своей следующей сессии».

Дина Каминская:

Но, хочу обратить внимание, в этой резолюции речь идет лишь о недопустимости исполнения приговоров к смертной казни. А между тем, членство в Совете Европы предусматривает обязанность России вообще отменить смертную казнь. И надо сказать, что Совет Европы отнюдь не склонен отказываться от этого требования. Еще в 1998 году на заседании Совета Европы внимание российской делегации было обращено на то, что закон об отмене смертной казни в России до сих пор еще не принят.

Константин Симис:

Остается добавить, что в соответствие с Конституцией Российской Федерации (статья 15) международные договоры, заключенные Россией «являются составной частью ее правовой системы». Более того, нормы международного права и международные обязательства, принятые Россией, имеют приоритет над ее внутренними законами. И если, сказано в той же статье 15 конституции, международными договорами установлены иные правила, чем предусмотренные внутренним законом, то применяется правило международного договора.

Дина Каминская:

Надо сказать, что обязанность членов Совета Европы отменить смертную казнь закреплена и в протоколе № 6 к Конвенции о защите прав человека и основных свободах. Президент Ельцин подписал этот протокол в апреле 1997 года. 30 марта 1997 года Государственная Дума ратифицировала полный текст конвенции и ряд протоколов к ней. Однако среди ратифицированных протоколов мы протокола № 6 не найдем. Государственная Дума до сих пор отказывается его ратифицировать.

Константин Симис:

Но это ни в коей мере не снимает с России обязанность, которую на нее налагает членство в Совете Европы и положение статьи 15 конституции - обязанность отменить смертную казнь.

Дина Каминская:

Так что, казалось бы, с точки зрения юридической вопрос об отмене в России смертной казни решен с полной определенностью. Этой мере наказания не должно быть места в российском Уголовном Кодексе. Однако, несмотря на все юридические доводы, сторонники сохранения смертной казни по-прежнему активно выступают против ее отмены и даже настойчиво требуют отмены моратория.

Константин Симис:

В начале этой беседы мы говорили о том, что в дискуссиях, которые ныне ведутся, вопрос о допустимости смертной казни обсуждается, главным образом, с точки зрения ее влияния на эффективность борьбы с преступностью. А совсем недавно писатель Александр Солженицын тоже присоединил свой голос к хору сторонников сохранения в России смертной казни. Он тоже исходит из ложной посылки, что смертная казнь способна остановить волну преступности. Наступили дни, пишет он, «когда для спасения общества, государства смертная казнь нужна».

Дина Каминская:

Между тем, многочисленные исследования криминологов, проведенные в разных странах, бесспорно, доказали, что нигде смертная казнь не стала эффективным средством сдерживания преступности. Нигде страх перед этим наказанием не стал надежным барьером, способным удержать человека от совершения преступления.

Константин Симис:

Сторонники смертной казни используют еще и такой аргумент. Человек, совершивший преступление, представляет для общества повышенную опасность, и уже в силу одного этого, утверждают они, он должен быть физически уничтожен. Нет сомнений, что человек, совершивший особенно тяжкие преступления, должен быть лишен возможности совершать их и в дальнейшем. Но для этого достаточно приговорить его к пожизненному заключению и тем самым навсегда изолировать от общества.

Дина Каминская:

А теперь пора обратиться к другому аспекту этой проблемы - проблемы отмены смертной казни. Интересно, что сторонники ее сохранения, как правило, игнорируют такой фактор, как возможность судебной ошибки. А между тем, игнорировать его недопустимо. Не сомневаюсь в том, что сторонники сохранения смертной казни знают, что судебные ошибки и ныне в российском правосудии явление отнюдь не исключительное. В том числе и ошибки трагические, в результате которых были казнены невинные люди.

Константин Симис:

Судебные ошибки не исключены даже в тех странах, где закон обеспечивает обвиняемому максимальные возможности для защиты. Однако сторонников смертной казни, очевидно, не смущает возможность таких судебных ошибок. Не смущает это, очевидно, и Александра Солженицына. Иначе как бы мог он, писатель, который с самого начала своего творческого пути принял на себя миссию проповедника нравственных, христианских ценностей, призывать к сохранению в России смертной казни?

Дина Каминская:

Не может также не вызывать удивления и позиция митрополита Кирилла, председателя отдела внешних сношений Московской патриархии, который на парламентских слушаниях в Государственной Думе присоединил свой голос к голосу противников отмены смертной казни. И в противовес позиции Солженицына, позиции русской православной церкви прозвучало, признаюсь, неожиданно для нас, заявление президента Владимира Путина. 9 июля он категорически высказался против сохранения в России смертной казни. Руководствовался ли он соображениями чисто прагматическими, или в основе этого решения - его нравственные убеждения, его убежденность в том, что, как сказал Владимир Путин, только Всевышний наделен правом отнять у человека жизнь, так или иначе, но заявление президента вселяет надежду на то, что смертная казнь в России, наконец, будет отменена.

XS
SM
MD
LG