Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Перспективы завершения судебной реформы в России

  • Дина Каминская
  • Константин Симис

.

Константин Симис:

Опубликованная в 27-м номере журнала "Новое время" статья "Забытая реформа" весьма и весьма актуальна. Ее авторы утверждают, что судебная реформа в России захлебнулась, что о ней просто забыли. Действительно, становление новой судебной системы еще далеко от завершения. А ведь только суд, суд, независимый от других ветвей власти, и прежде всего от президента и правительства, способен достаточно эффективно защитить права и свободы гражданина от произвола властей.

Дина Каминская:

Особенное значение это приобретает в настоящий момент, когда нарушение имущественных и социальных прав человека становится массовым явлением, когда средствам информации становится все труднее и опаснее выявлять случаи нарушения прав граждан, критиковать деятельность высших властей. О том, что такая опасность вполне реальна, свидетельствует хотя бы то, что, выступая 23 августа по каналу ОРТ, Владимир Путин назвал тех, кто критикует действия властей по спасению экипажа подводной лодки "Курск", людьми, способствовавшими разрушению армии, флота и государства. Президент считает, что они таким образом наживают себе политический капитал.

Константин Симис:

Реакция на критику, не допустимая для главы демократического государства. И тут вполне уместно вспомнить не столь уж далекие времена, когда критика действий высших властей считалась уголовным преступлением. Не могу не сказать: возврат к такой практике был бы для России катастрофой. Так вот, препятствием для такого возврата мог бы стать независимый суд.

Дина Каминская:

А для этого необходимо завершить реформу российской судебной системы. Основы для такой реформы были заложены еще до распада Советского Союза и до того, как в 1993 году была принята действующая конституция. Одним из инициаторов преобразования советской судебной системы выступал тогда министр юстиции Николай Федоров, ныне президент Чувашии. Он совместно с группой депутатов Верховного Совета разработал программу создания в России судебной системы, основанной на принципах, общепринятых в демократических странах.

Константин Симис:

Когда мы в 1990-м году в первый раз после отъезда в эмиграцию посетили Москву, нам довелось взять у Федорова интервью для Радио Свобода. С какой убежденностью он говорил о необходимости введения в России суда присяжных заседателей, о создании гарантий реальной независимости судей и о многих других нововведениях, несомненно, необходимых для того, чтобы в России появился подлинный суд.

Дина Каминская:

Примерно в то же время в недрах Верховного Совета шла работа под Концепцией реформы судебной системы. Эту концепцию, собственно, и следует считать правовой основой дальнейшей реформы судебной системы, достойной демократического государства. Однако, хотя эта концепция и получила статус официального государственного акта (Концепция по представлению президента Ельцина была в 1991 году одобрена Верховным Советом), далеко не все заложенные в ней принципы были реализованы за прошедшие девять лет. Это еще предстоит сделать.

Константин Симис:

Процесс формирования демократической системы правосудия вообще сложен. Особенно в стране, где на протяжении 70 лет не было подлинного правосудия. Сейчас ситуация с реформированием судебной системы осложнилась в связи с тем, что Россия вступила в Совет Европы. Теперь, согласно принципам международного права, российская судебная система должна быть приведена в соответствие с положениями Европейской конвенции о защите прав человека.

Дина Каминская:

Надо сказать, эта международная организация с пониманием отнеслась к сложностям, с которыми Россия столкнулась, решая задачу приведения своей судебной системы в соответствие с критериями, принятыми не только в странах, входящих в Совет Европы, но и во всех демократических странах. Вот для того, чтобы помочь России в решении этой задачи, по инициативе Совета Европы была сформирована группа экспертов, в которую вошли западноевропейские юристы, ученые и практики. Перед ними была поставлена задача исследовать состояние российской судебной системы с тем, чтобы установить, какие, по их мнению, изменения должны быть внесены для того, чтобы она соответствовала стандартам, принятым в Совете Европы.

Константин Симис:

Собственно говоря, в своем докладе эксперты дали обобщенную схему построения судебной системы. И тут, думаю, уместно подчеркнуть: в их заключении закреплены все принципы, на основе которых должна быть построена судебная система, соответствующая такой схеме. Эксперты сосредоточили внимание на том, как закрепленные в российской конституции принципы состязательности, равенства обвинения и защиты, судебного контроля должны быть реализованы в российских законах. Примерно по этой схеме и должна проходить в России судебная реформа. Как же она проходит?

Дина Каминская:

Авторы опубликованной в "Новом времени" статьи "Забытая реформа" - мы о ней упоминали в самом начале беседы - с излишней, на мой взгляд, категоричностью утверждают, что судебная реформа захлебнулась, не успев начаться. Конечно, основания говорить о том, что ныне судебная реформа захлебнулась, действительно, имеются. В этом с авторами статьи нельзя не согласиться. Но вместе с тем, нельзя забывать и о том, что реформа была реально начата и что начало это было довольно продуктивным.

Константин Симис:

Авторы статьи "Забытая реформа", видимо, упустили из вида, что судебная система состоит из трех ветвей. Первая - осуществляет контроль за соответствием конституции юридических норм, актов, издаваемых законодательной и исполнительной властью. Это функция Конституционного суда. Вторая ветвь рассматривает хозяйственные споры между предприятиями. Эта функция входит в юрисдикцию арбитражных судов. Так вот, уже несколько лет как и Конституционный суд, и арбитражные суды функционируют, руководствуясь новыми законами.

Дина Каминская:

К сожалению, нельзя сказать того же о судах общей юрисдикции. А между тем, именно с этими судами граждане сталкиваются чаще всего. Ведь эти суды рассматривают гражданские и уголовные дела, дела об административных правонарушениях. Суды общей юрисдикции в своей деятельности не редко вынуждены руководствоваться законами, принятыми еще в советские времена, законами, в значительной части уже устаревшими.

Константин Симис:

И все же кое-что сделано в ходе реформы деятельности судов общей юрисдикции. Еще в 1992 году был принят закон о статусе судей. В нем не только декларирован принцип их независимости, но и разработан юридический механизм, гарантирующий реализацию этого принципа. А в последующие годы были приняты такие важные акты, как Гражданский кодекс и Уголовный кодекс, которые применяют суды общей юрисдикции. И наконец, был принят закон о судебной системе, который частично посвящен устройству судов общей юрисдикции.

Дина Каминская:

На этом ход судебной реформы по существу приостановился. Реформа действительно захлебнулась. До сих пор остаются не реализованными важнейшие конституционные принципы устройства судебной системы. До сих пор суд присяжных не введен на территории всей России, до сих пор заключение подозреваемых и обвиняемых под стражу производится без санкции суда. И наконец, все еще не принят закон о судах общей юрисдикции. А пока это не будет реализовано, пока не будут приняты необходимые законы, судебная реформа не может считаться завершенной.

Константин Симис:

Создается впечатление, что о судебной реформе действительно забыли. Вот, например, до сих пор лежит без движения проект закона о судах общей юрисдикции, который был внесен в Государственную думу еще несколько лет назад. А между тем такой закон насущно необходим.

Дина Каминская:

Когда мы говорим о проекте этого закона, то прежде всего необходимо отметить, что он в основном сохраняет существующую систему судов общей юрисдикции. Сохраняет проект и один из существенных недостатков этой системы. Он неоправданно сужает круг дел, которые подлежат рассмотрению с участием присяжных заседателей. Так что если этот проект будет принят без существенных поправок, суд присяжных так и не станет основной формой российского судопроизводства. Хочу специально подчеркнуть: проблему превращения суда присяжных в России в основную форму судопроизводства я считаю одной из центральных, можно сказать, решающих для становления в России демократической судебной системы и, конечно, для становления демократического правосудия. От того, как будет решена эта проблема, во многом зависит, обретет ли Россия подлинно независимый суд.

Константин Симис:

Эксперты Совета Европы, указав на то, что суды присяжных действуют лишь в нескольких регионах страны и притом наряду с судами народных заседателей, признали это существенным недостатком действующей ныне в России судебной системы. Они, на мой взгляд, с полным основанием, сочли, что такое положение нарушает конституционный принцип равенства всех граждан перед законом и судом.

Дина Каминская:

Преимущество суда присяжных особенно очевидно в России, где традиционно с советских времен судьи были зависимы от властей. Кроме того, следует учесть, что коррумпированность судей - явление не столь уж редкое. А 12 присяжных, 12 рядовых граждан полностью независимы от властей. Да и подкупить 12 человек практически невозможно.

Константин Симис:

Между тем введение суда присяжных в России встречает упорное сопротивление. Особенно много противников у него среди работников правоохранительных органов - прокуратуры, милиции, ФСБ.

Дина Каминская:

Один из излюбленных аргументов противников суда присяжных сводится к утверждению, что граждане России, якобы, не созрели для выполнения ответственной и сложной миссии присяжных заседателей. Позиция, на мой взгляд, не только глубоко оскорбительная по отношению к народу, но и лишенная основания.

Константин Симис:

Как свидетельствуют данные статистики, присяжные выносят оправдательные приговоры значительно чаще, нежели суды народных заседателей. Соответствующие показатели составляют: 18,5 процента для суда присяжных, 1 процент для суда народных заседателей. И вовсе не потому, что присяжные не способны понять и оценить доказательства, представленные обвинением. Объясняется это тем, что присяжные гораздо требовательней относятся к доказательствам вины подсудимых, оценивают их непредвзято, не под влиянием обвинительного уклона. Это, кстати сказать, позволяет понять, чем руководствуются представители правоохранительных органов, противодействуя введению суда присяжных. Но понять такую позицию - не значит с ней согласиться.

Дина Каминская:

Принципиальное отличие суда народных заседателей от суда присяжных заключается в том, что они выносят вердикт о виновности или невиновности подсудимого совершенно самостоятельно. На протяжении всего разбирательства, а затем и в совещательной комнате они полностью изолированы от судьи. Народные же заседатели на протяжении всего процесса находятся рядом с судьей, в том числе и в совещательной комнате при вынесении приговора.

Константин Симис:

И естественно, что в таких условиях судья подавляет народных заседателей своим авторитетом профессионала юриста, да еще представляющего государство. Такая психологическая зависимость предопределила превращение народного заседателя в фигуру чисто декоративную. И все же сегодня трудно рассчитывать на то, что суд присяжных станет если не единственной, то хотя бы доминирующей формой судопроизводства. Видимо, подавляющее большинство дел и впредь будет рассматриваться судами с участием народных заседателей, несмотря на то, что недостатки этой формы судопроизводства совершенно очевидны. Вот учитывая все это, эксперты Совета Европы в своем заключении не только указали на необходимость расширить сферу действия суда присяжных, но и рекомендовали упразднить суд народных заседателей.

Дина Каминская:

В своем заключении эксперты назвали ряд мер, которые, как они считают, необходимо провести, чтобы российская судебная система соответствовала стандартам, принятым в странах, входящих в эту международную организацию. В их числе, помимо тех мер, о которых мы уже говорили, проведение радикальной реформы порядка обжалования приговоров и решений судов общей юрисдикции, изменение юрисдикции Верховного Суда Российской Федерации и некоторые другие меры. Но особенно необходимо, считают эксперты, неотложно принять новый Уголовно-процессуальный кодекс. Такой, в котором фундаментальные принципы цивилизованного правосудия - принцип состязательности, принцип равенства обвинения и защиты - будут последовательно проведены на всех стадиях процесса: от задержания до обжалования приговора.

Константин Симис:

С учетом того, какое место он занимает в системе уголовного правосудия, новый УПК должен быть принят неотложно. Ему ведь принадлежит особая роль - роль гаранта прав человека. Он не просто определяет права и обязанности всех участников процесса судопроизводства. Особое место, которое УПК занимает в ряду других законов, регламентирующих деятельность судов и органов следствия и дознания, определяется, прежде всего, тем, что в нем закреплен юридический механизм защиты конституционных прав граждан - неприкосновенности личности, жилища, переписки, телефонных переговоров. Действующий кодекс (он принят еще в 60-х годах) безнадежно устарел. Он не отвечает этим критериям.

Дина Каминская:

Так почему же акт, столь важный для завершения судебной реформы, до сих пор не принят? На мой взгляд, прежде всего потому, что в Государственной думе второго созыва и, видимо, пока еще и в Думе нынешнего созыва доминируют сторонники тех кругов правоохранительных органов, которые стремятся воспрепятствовать реализации на практике провозглашенных в конституции гарантий неприкосновенности прав граждан.

Константин Симис:

А если говорить конкретно, больше всего опасаются сотрудники прокуратуры, милиции, ФСБ, что после того, как будет принят новый УПК, они утратят имеющееся у них ныне право по собственному решению, без санкции суда арестовывать и содержать под стражей подозреваемых и обвиняемых. А это неизбежно произойдет, как только вступит в силу новый УПК. Вот по этой причине Государственная дума до сих пор не приняла УПК, несмотря на то, что проект такого кодекса был внесен более пяти лет тому назад.

Дина Каминская:

Принятие нового УПК должно стать важнейшим, а может быть, даже решающим шагом на пути к завершению судебной реформы. Решающим, но не единственным. Для того, чтобы процесс формирования в России новой судебной системы был завершен, следует еще принять закон о судах общей юрисдикции, о Верховном Суде Российской Федерации, следует принять новый Гражданско-процессуальный кодекс. Все это требует напряженной законотворческой работы. Значительная роль в разработке законопроектов принадлежит правительству. А между тем, как свидетельствуют авторы статьи "Забытая реформа", в плане правительственных мер на 2000 и 2001 годы никакие мероприятия по судебной реформе не предусмотрены. Если это утверждение соответствует действительности, судебная реформа, во всяком случае, в обозримое время завершена не будет. А ведь без демократической судебной системы нет и не может быть демократического правосудия, а следовательно, демократического государства. Этим и определяется значимость стоящей ныне перед президентом и Государственной думой задачи - завершить судебную реформу.

XS
SM
MD
LG