Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Министр экономического развития и торговли Российской Федерации Герман Греф о реформе российской судебной системы

  • Дина Каминская
  • Константин Симис

.

Константин Симис:

В последнее время в кругах, близких к президентской администрации, много говорят о необходимости усовершенствовать судебную систему России. Вот и Герман Греф, выступая недавно на американо-российском симпозиуме, проходившем в Бостоне, изложил программу изменений, направленных, как считают ее авторы, на усовершенствование этой системы.

Дина Каминская:

Должна признать, что выступление Грефа породило у меня множество недоуменных вопросов. Конечно, этому можно было бы и не придавать особого значения, если бы речь шла о его личном мнении - мнении экономиста, каковым по образованию и по профессии является Греф. Однако сам Греф, выступая на симпозиуме, подчеркнул, что излагает он планы правительства. А это уже заставляет к изложенным им планам отнестись с полной серьезностью. Итак, точка зрения Грефа:

Герман Греф:

В России так получилось, что уж мы если что-то делаем, то делаем это хорошо. Судебную систему мы сделали настолько независимой, что она не зависит даже от государства и от правосудия зачастую. Все судьи в Российской Федерации избраны пожизненно, все судебные чиновники назначены пожизненно. Создался такой закрытый клуб судей. Закрытый от общественной критики, от общественного контроля, от нужд экономики...

Константин Симис:

Что же в предложенных Грефом преобразованиях вызывает особое недоумение? Прежде всего неприятно удивляет, что член правительства с такой иронией и, я бы даже сказал, с таким пренебрежением говорит об основополагающем принципе демократического правосудия - принципе независимости судей. Непонятно также, что он имеет в виду, утверждая, что судебная система России ныне независима от государства. Ведь бесспорно, что именно государство в лице его высшего законодательного органа, то есть Федерального Собрания, определяет структуру всей судебной системы, что конституция Российской Федерации определила компетенцию всех, в том числе и высших, звеньев этой системы. Бесспорно и то, что именно государство финансирует деятельность судов. Так что судебная система в России встроена в систему государственных органов.

Дина Каминская:

Думаю, что правильно будет предположить, что Греф имел в виду независимость не судебной системы в целом, а судей. И не от государства, а от государственной, и прежде всего - исполнительной, власти. И с этим не приходится спорить. Ведь российская конституция закрепила этот демократический принцип. Более того, независимость судей - несомненно, одно из главных завоеваний демократии в России. Не говоря уже о том, что этот конституционный принцип во всех цивилизованных странах положен в основу демократического правосудия.

Константин Симис:

Непонятно также, что имеет в виду Греф, утверждая, что судебная система России зачастую независима даже от правосудия. При правосудии на том уже давно достигнутом уровне цивилизации, когда оно вершится только судами (а в России такой порядок закреплен в конституции), судебная система по определению не может быть противопоставлена деятельности судов, то есть правосудию. Недаром выработана неоспоримая, давно уже ставшая традиционной, формула: суд, то есть звено судебной системы, вершит правосудие.

Дина Каминская:

И наконец, третий тезис, прозвучавший в выступлении Германа Грефа. Создался, утверждает он, некий закрытый клуб судей. Закрытый от общественной критики, от общественного контроля, от нужд экономики. И в этом Греф видит несомненный порок российской судебной системы. Порок, который, по его мнению, необходимо устранить. И именно на искоренение этого порока и направлен тот план преобразований, который Греф изложил на симпозиуме в Бостоне. Что ж, очевидно, стоит напомнить Грефу, что суд обязан вершить правосудие на основе закона и только закона. Он не вправе изменить закону ни под влиянием общественной критики, общественного мнения, ни сообразуясь с нуждами экономики.

Константин Симис:

А теперь перейдем к плану введения общественного контроля за правосудием. Как видно из выступления Грефа, правительство уже разрабатывает планы, которые позволят поставить правосудие под общественный контроль. Вот что по этому поводу сказал сам Греф:

Герман Греф:

И второе, над чем мы сейчас работаем, это создание открытой системы судебных решений, когда судебное решение вступает в силу только после его официального опубликования в сети Интернет, и специальная общественная организация анализирует правомерность, правосудность выносимых судами и отдельными судьями решений.

Константин Симис:

Как видно из выступления Грефа, функции этой специальной общественной организации планируется не ограничивать одним только анализом выносимых судами решений. Эта общественная организация, состоящая из профессионалов-юристов, получит также право вмешиваться в деятельность правосудия.

Дина Каминская:

Не могу не сказать, что предполагаемое создание так называемой открытой системы судебных решений с обязательной их публикацией в Интернете, по сути своей противоречит принципам демократического правосудия. Конечно, деятельность судов не должна быть абсолютно закрытой. Общество вправе иметь возможность знакомиться с этой деятельностью. Именно поэтому российский закон закрепил порядок, при котором рассмотрение дел в суде происходит публично, в открытых судебных заседаниях (за небольшими исключениями, специально оговоренными в законе).

Константин Симис:

Остается добавить, что контроль за обоснованностью решений и приговоров судов первой инстанции возложен на вышестоящие суды - на кассационную и надзорную инстанции. Однако несмотря на эти уже закрепленные в законе формы контроля, критику в адрес российского правосудия нельзя не признать обоснованной. Ее пороки объясняются целым комплексом причин. Тут нередко и недостаточная квалификация судей, тут и сложившийся за многие годы у судей психологический стереотип обвинительного уклона.

Дина Каминская:

Бороться с этими пороками должна прежде всего сама судейская корпорация, и в частности, квалификационные коллегии судей. Но для того, чтобы исключить влияние на их решения таких факторов, как ложно понятая корпоративная солидарность, пристрастность, недоброжелательность, которые нередко возникают в условиях совместной работы, в состав этих коллегий следует ввести, как это и предлагает Греф, представителей других юридических профессий - адвокатов, теоретиков права. В таком составе коллегии смогут обеспечить объективный, на высоком профессиональном уровне контроль за деятельностью судей.

Константин Симис:

Но пора вернуться к предложениям Грефа. Можно ли считать, что публикация в Интернете и создание специальной общественной организации, наделенной правом анализировать решения судов, улучшит деятельность российского правосудия? Уверен, что сам по себе факт публикации в Интернете сколько-нибудь существенного влияния на деятельность правосудия оказать не может, да и не должен. Так что предложения Грефа в этой части, на мой взгляд, просто лишены практического смысла.

Дина Каминская:

Не только. Согласитесь, они далеко не безобидны. Ведь публикация в Интернете всех без исключения решений и приговоров в целом ряде случаев может привести к нарушению конституционного права гражданина на неприкосновенность его частной жизни. Это относится прежде всего к определенной категории уголовных дел. Например, дел об изнасиловании или других сексуальных преступлениях. Но это относится и к гражданским делам, в которых рассматриваются семейные споры, которые вовсе не предназначены для всеобщего сведения, для сведения знакомых, соседей, сослуживцев.

Константин Симис:

Возможно, идея обязательной публикации решений судов в Интернете родилась по аналогии с правилом обязательной публикации законов и указов президента.

Дина Каминская:

Но тут такая аналогия неуместна. Ведь законы и указы регламентируют деятельность государственных органов, деятельность предприятий и, что отнюдь не менее важно, регламентируют жизнь всех граждан страны. Поэтому они должны быть доступны каждому человеку. Ведь незнание закона не освобождает от ответственности за его нарушение. Решения же и приговоры судов определяют судьбу и права очень ограниченного числа людей. Как правило, только участников данного конкретного дела. Так что прозвучавшее в выступлении Грефа предложение о публикации в Интернете судебных решений не только лишено практического смысла. Оно, на мой взгляд, вредно и даже противозаконно.

Константин Симис:

А теперь о предложении Грефа создать некую специальную общественную организацию, которая будет наделена правом анализировать правосудность выносимых судами и отдельными судьями решений.

Дина Каминская:

И вновь дадим слово самому Герману Грефу. Отвечая после своего выступления на американо-российском симпозиуме на вопрос корреспондента Радио Свобода Ирины Лагуниной, он сказал:

Герман Греф:

Допустим, создается некая общественная организация с участием авторитетных людей из числе тех же адвокатов, судей, ученых, которые ведут реестр судебных решений и по жалобам, допустим, хозяйствующих субъектов, коммерческих компаний анализируют решения каких-то судей, когда есть, допустим, по аналогичным делам три решения, которые противоречат друг другу. Эти юристы, профессионалы, разбираются с этим и обращаются с ходатайством в судебную квалификационную коллегию. В случае если по их мнению им было безосновательно отказано, они должны иметь право прямой апелляции к президенту. Как вы знаете, у нас судей назначает президент в стране.

Дина Каминская:

И вновь недоуменные вопросы, на которые мы не найдем ответа в выступлении Грефа. Неясно, кто будет правомочен комплектовать такую общественную организацию. А между тем, это очень серьезная проблема. Трудно предположить, что высшие судебные инстанции нуждаются в том, чтобы была создана организация контролеров или надзирателей. Нельзя исключить, более того, это представляется наиболее вероятным, что такое право планируется предоставить какому-то властному органу - Министерству юстиции, главе правительства, а может быть, и самому президенту.

Константин Симис:

И основания для такого предположения, в какой-то мере, дает опять-таки сказанное Грефом. Говоря о полномочиях членов будущей общественной организации, он сказал, что ее членам должно быть предоставлено право самим разбираться в сути судебных решений и, признав, что данный судья неоднократно выносил принципиально разные решения по аналогичным делам, обращаться в квалификационную коллегию судей с ходатайством об отрешении судьи от должности.

Дина Каминская:

Если же квалификационная коллегия, по их мнению, безосновательно не согласится с ними, с членами общественной организации, то им должно быть предоставлено право прямой апелляции к президенту.

Константин Симис:

Опасное, более того - противозаконное право предложено предоставить этой общественной организации. Как известно, закон предоставил право судить об обоснованности приговора или решения только вышестоящим судебным инстанциям. Их вывод о правильности или неправильности должен быть основан на всех материалах дела, на оценке всех доводов защиты и обвинения. На мой взгляд, весьма сомнительно, что общественная организация, в распоряжении которой будет только сам приговор или решение, сможет дать правильную, обоснованную оценку деятельности судьи и даже ставить вопрос о его дисквалификации, то есть об отрешении его от должности. Такое нововведение стало бы серьезным ударом по принципу независимости судей.

Дина Каминская:

Еще большую угрозу принципу независимости судей представляет планируемое, как это видно из выступления Грефа, предоставление президенту права отрешать своим решением судей от должности. Пытаясь как-то оправдать такое нарушение принципа независимости судей, Греф напоминает, что в России именно президенту принадлежит право назначать судей. Действительно, конституция закрепила за президентом такое право. Но именно назначать, но не отрешать их от должности. Хочу напомнить, что ни в одной демократической стране мира ни президент, ни глава правительства не наделены правом отрешать независимого судью от должности.

Константин Симис:

А вот прозвучавшее в выступлении Германа Грефа предложение, как он выразился, "оторвать" суды от административно-территориального деления, несомненно, будет способствовать укреплению независимости судей. Собственно, такая структура судебной системы логически вытекает из закрепленного в конституции принципа федеративного устройства.

Дина Каминская:

Тут уместно вспомнить, что когда еще в 1996 году разрабатывался федеральный закон о судебной системе, то первоначальный вариант проекта не предусматривал создание судов, привязанных к определенной административно-территориальной единице. То есть не предусматривал создания областных судов, верховных судов республик.

Константин Симис:

Причем согласно этому варианту проекта должны были быть созданы не связанные с определенной областью или республикой окружные суды и, как высшая инстанция, Верховный суд Российской Федерации. Преимущество такой структуры перед действующей ныне прежде всего в том, что она выводит суд из-под фактической зависимости от руководства области или республики, на территории которых расположен данный суд.

Дина Каминская:

И последнее, о чем необходимо сказать, заканчивая эту беседу. Конечно, реформа российской судебной системы еще далеко не завершена. И главное - не решены две ключевые проблемы. Первая из них - введение суда присяжных на всей территории Российской Федерации. Вторая - завершение работы и введение в действие новых уголовного и гражданского процессуальных кодексов. Однако именно об этих, можно сказать, ключевых проблемах Греф даже не упомянул в своем выступлении на американо-российском симпозиуме. Что же касается до основного направления изложенных Грефом преобразований, то, на наш взгляд, их реализация ни в коей мере не будет способствовать формированию в России демократической судебной системы.

XS
SM
MD
LG