Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Биопрепарат". В России продолжаются разработки биологического оружия?

  • Александр Батчан

В передаче участвуют ведущий программы "Liberty Live" Александр Батчан, корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Юрий Жигалкин и американский журналист, один из авторов книги "Биологическая опасность" Стивен Хенделмен.

Ведущий программы "Liberty Live" Александр Батчан:

В США разворачивается еще одно расследование, которое может повлиять на американо-российские отношения. Вашингтон подозревает, что американская финансовая помощь могла поступить российскому предприятию, занимающемуся производством оружия массового уничтожения. С содержанием написанной журналисткой Джуди Миллер статьи на эту тему, опубликованной в американской газете "Нью-Йорк Таймс", вас знакомит корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Юрий Жигалкин.

Юрий Жигалкин:

Разговор идет о предприятии или институте, называемом "Биопрепарат". В 80-х годах под его крылом работали 40 исследовательских институтов и 60 тысяч сотрудников, разрабатывавших биологическое оружие в нарушение советско-американского договора 1972-го года. Заведовал этой системой генерал Юрий Калинин, который в последнее время опустил в официальной переписке армейское звание и именует себя доктором наук и профессором, чем кажется и ввел в заблуждение американских спонсоров. Впрочем, и сам "Биопрепарат" в последние годы формально в корне изменил направление, перейдя на производство лекарств и тем самым претендуя на американскую помощь. Эта легкая маскировка. судя по всему, провела два американские агентства - НАСА и "Эйк" - агентство международного развития, которые в последние два года выделили "Биопрепарату", по крайней мере, полтора миллиона долларов. Эти деньги, видимо, не пошли напрямую "Биопрепарату", а были выданы исследовательским центрам, которые были частью системы. Это те самые деньги, которые США выделяют в поддержку российских институтов, потерявших заказы с распадом СССР. Как признаются официальные американские представители, им довольно сложно полностью и досконально проверить реципиентов американской помощи и уследить за их всеми часто потаенными контактами. Но в случае с "Биопрепаратом" они признают свой прокол. Эта организация была давно известна американским спецслужбам. Еще в 1992-м году президент Ельцин пообещал Вашингтону уволить генерала Калинина с поста директора, прекратить биологические исследования и тем самым поставить окончательную точку на этой истории. Однако, сегодня не только доктор Калинин, но и его ведущие помощники продолжают работать в "Биопрепарате", производя неизвестно что. Калинин отказался говорить о том, чем они занимаются. Западные же специалисты, естественно, не верят, что это - исключительно мирные продукты. Но чем бы занимался сегодня "Биопрепарат" сегодня, его успехи в получении американских грантов могут стать плохой новостью для других российских исследовательских центров, поскольку этот успех ставит под вопрос обоснованность всей системы распределения грантов в России, да и саму разумность их выделения. Да и сейчас представители официальных американских организаций, ответственных за распределение денег, говорят, что они восприняли эту историю как урок. Однако, никто не знает, как на нее могут откликнуться американские законодатели, давно ставящие под сомнение необходимость подобных программ Белого Дома.

Александр Батчан:

Я попросил прокомментировать статью в "Нью-Йорк Таймс" сотрудника американского еженедельника "Тайм", в прошлом, московского корреспондента газеты "Торонто Стар" Стивена Хенделмена. Хенделмен совместно с упомянутым в статье Джуди Миллер Кеном Алибеком в прошлом году опубликовал в США нашумевшую книгу "Байохазард" - "Биологическая опасность".

Стивен Хенделмен:

"Биопрепарат" по-прежнему окружен тайной в новой России. Несмотря на то, что там многое изменилось со времени падения коммунизма, мы до сих пор мало что знаем о некоторых российских военных и военно-гражданских программах, между которыми размыты границы. Работая над книгой о "Биопрепарате" с Кеном Алибеком, который был заместителем директора этого предприятия, мы обнаружили, что "Биопрепарат" и его директор господин Калинин активно функционируют и получают приличную финансовую поддержку в рамках нынешней российской системы. Правительство России отнюдь не стремится прикрыть его деятельность, утверждая, что сегодня "Биопрепарат" занимается лишь медицинскими исследованиями. Но хотя ряд старых лабораторий "Биопрепарата" уже рассекречены и вовлечены в совместные проекты с американскими учеными, мы по-прежнему многого не знаем о целом ряде проектов, осуществляемых на базе "Биопрепарата".

Александр Батчан:

"Проблема в том, - подчеркнул Стивен Хенделмен, - что хотя в начале девяностых немало официальных программ по разработке в России бактериологического оружия были прикрыты из-за нехватки денег, и Кен Алибек лично участвовал в процессе закрытия разбросанных по всей стране объектов, где производилось смертоносное оружие, военные лаборатории остались в рабочем состоянии, и они остаются недоступными для иностранных экспертов, что противоречит обязательствам в этой сфере, взятым на себя в 92-м году правительством Ельцина". Стивен, каковы могут быть изменения в этой области при Владимире Путине, учитывая его прошлые связи и предрасположенность к секретности?

Стивен Хенделмен:

Здесь можно только гадать. У Путина появилась хорошая возможность завоевать доверие Запада, в котором, по его словам, он так нуждается, сняв покров секретности с программ по изготовлению бактериологического оружия в России. Ведь сейчас с окончанием "Холодной войны" нет никакой необходимости вести экспериментальную работу в области бактериологического оружия. А если Путин и его правительство действительно намерены вести научные разработки в этой области, то нет нужды делать из этого секрет. Но я как и многие другие, несколько озабочен тем, что давние связи Путина с оставшимися с советских времен структурами ВПК, помешает ему проявить здесь открытость. Но опять таки, здесь можно только гадать, что на уме у Путина, и что он намерен делать с тем, чтобы рассекретить эти программы. Мы можем этого так и не узнать, и это и есть то, что должно нас беспокоить.

Александр Батчан:

Но почему, если Кен Алибек находился на Западе с начала девяностых годов, то есть задолго до того, как вышла ваша книга, почему чиновники в Вашингтоне не обращали внимание на его предупреждения относительно продолжающегося существования зловещего "Биопрепарата" и продолжали выделять России гранты, часть которых могла пойти на его поддержку?

Стивен Хенделмен:

Я вижу здесь две причины. Одна, которую вы сами упомянули: это вашингтонские бюрократы, которые зачастую не обмениваются информацией. То есть то, что известно в Пентагоне или ЦРУ, часто не доходит до гражданских правительственных структур США. Так что вполне возможно, что до них и не дошло, что "Биопрепарат" - это весьма сомнительная организация. Но полный ответ на этот вопрос дать нелегко, поскольку Кен Алибек рассказывал о своем опыте не только разведывательным, но и научным кругам Америки. И отсюда проистекает вторая причина такого невнимания к его показаниям: это укоренившееся в определенных кругах США недоверие к тому, что Россия действительно была в состоянии создать высокоэффективное биологическое оружие массового поражения. Ведь большинство ученых, участвовавших в СССР в этих разработках, молчат, лаборатории остаются непроницаемыми для международных экспертов. Но главное - это то, что природа экспериментов в сфере бактериологического оружия такова, что их легко укрывать или выдавать за чисто медицинские.

Александр Батчан:

Как считает Стивен Хенделмен, можно указать на еще одну причину того, что американские деньги, возможно, пошли на поддержание на плаву российских исследований в сфере биологического оружия. Это похоже на "русскую рулетку", в которую играют некоторые представители военного и научного истэблишмента США, которые рассудили, что выделяя средства на работу для российских ученых, они тем самым способствуют тому, чтобы эти эксперты оставались в России, а не работали по контрактам на государства, подозреваемые в связях с международным терроризмом. То есть, выделяя деньги, вы тем самым поддерживаете контакты с российскими экспертами в надежде, что сможете хоть как-то контролировать их работу или способствовать ее постепенному преобразованию в мирные научные исследования. "Это конечно, мечта, - говорит Хенделмен, - но она не лишена оснований, учитывая опыт совместных программ в других областях, таких как ядерное или химическое оружие".

Стивен Хенделмен:

Но в силу особой природы биологического оружия, исследований в этой области, и удобств в его применения во многих локальных конфликтах, которые происходят в настоящее время по всему миру, равно как и возможностей, которые открывает бактериологическое оружие для террористов, все это делают его куда более предпочтительным по сравнению с другими видами оружия массового поражения. Поэтому я считаю, и думаю, что мое мнение разделяет Кен Алибек, что мы должны уделить особое внимание разработкам в области биологического оружия и генной инженерии, чтобы быть уверенными в том, что результаты этих исследований не попадут не в те руки.

Александр Батчан:

В заключение американский журналист, один из авторов книги "Биологическая опасность" Стивен Хенделмен, отметил, что хотя опасность предприятий типа "Биопрепарат" сейчас вряд столь же велика как в годы "Холодной войны", они в силу своей закрытости и опасности создаваемого на них продукта продолжат представлять угрозу, в том числе и для самой России.

XS
SM
MD
LG