Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Задержание Андрея Бабицкого - посягательство на свободу прессы в России

  • Савик Шустер

Посвященный корреспонденту Радио Свобода, задержанному федеральными силами в Чечне - Андрею Бабицкому итоговый информационный час ведет Савик Шустер. В программе участвуют: корреспонденты Радио Свобода в Москве Владимир Долин и Михаил Соколов, корреспондент Радио Свобода в Екатеринбурге Сергей Кузнецов, который беседовал с губернатором Свердловской области Эдуардом Росселем и председателем Екатеринбургского общества защиты гласности Розой Буркутбаевой и находящийся в Вене представитель аппарата уполномоченного ОБСЕ по свободе прессы Александр Иванько. Также в программе участвуют российские адвокаты: Татьяна Кузнецова, Генри Резник, советник юстиции, глава Независимого экспертно-правового совета Марра Полякова и Государственный советник юстиции Виль Кикать. В программе приводятся изложение статьи из американской газеты "Лос-Анджелес Таймс", слова помощника и.о. президента России по информационной поддержке действий федеральных властей в Чечне Сергея Ястржембского и представителя Госдепартамента США Джеймса Рубина. В конце программы журналистка Мария Эйсмонт представляет Андрея Бабицкого как Человека дня Радио Свобода.

Савик Шустер:

Итак, мы знаем, что Андрей Бабицкий задержан. Это точно. Согласно источникам из силовых ведомств ему предъявлено обвинение в участии в вооруженных формированиях. С нашей точки зрения оно абсурдно. То, что Андрей задержан, для нас даже где-то является облегчением, потому что он жив. Это, конечно, радует. Таким образом, закончился один этап ожидания. Этот первый этап повлечет за собой второй, который, может быть, будет для нас всех - журналистов даже труднее. Но давайте напомним вам, как все это было со дня исчезновения Андрея Бабицкого. Материал Владимира Долина.

Владимир Долин:

Сегодня агентство "Интерфакс" сообщило, что корреспонденту Радио Свобода Андрею Бабицкому предъявлено обвинение в участии в незаконных вооруженных формированиях. С 15 января - в этот день Андрей Бабицкий в последний раз выходил на связь с редакцией, мы не имеем о нем никаких известий. Мы знаем, что Андрей Бабицкий собирается выходить из охваченного боями Грозного. По отрывочным и противоречивым свидетельствам из Чечни он был задержан федеральными силами после выхода из чеченской столицы. Но федеральные власти не торопились что-либо сообщать о судьбе корреспондента Радио Свобода. Два дня назад я спросил только что назначенного помощником и.о. президента по информационной поддержке действий федеральных властей в Чечне Сергея Ястржембского, что ему известно о судьбе Андрея Бабицкого. Вот ответ главного, как он сам себя отрекомендовал журналистам, "ньюсмэйкера" по Чечне:

Сергей Ястржембский:

Задержан федеральными силами? Мне неизвестна такая информация. Мне известно, что действительно господин Бабицкий вышел из Грозного и пропал. Мы со своей стороны предпринимаем усилия для того, чтобы выяснить, где находится ваш корреспондент.

Владимир Долин:

Вчера Сергей Ястржембский тоже ничего не мог сообщить о судьбе нашего корреспондента:

Сергей Ястржембский:

Я, естественно, с утра интересовался ситуацией с Бабицким, никаких новых сведений нет.

Владимир Долин:

Зато ФСБ и милиция проявили особое внимание к работе Андрея Бабицкого. 8 января милиция задержала жену журналиста - Людмилу, когда она пыталась получить в лаборатории "Кодак" проявленные пленки, переданные Бабицким из Чечни. Негативы и снимки были возвращены только через пять дней. 21 января к Людмиле Бабицкой пожаловали сотрудники ФСБ. Они тоже интересовались фотографиями Андрея Бабицкого из Грозного. При этом Людмиле Бабицкой никто не предъявлял ордера на изъятие этих материалов. Не было ни понятых, ни акта об изъятии фотографий. Никто не сообщил ей о задержании мужа, и, наконец, никто не разъяснил ей ее права. Свой интерес к работе журналиста сотрудники спецслужбы объяснили расследованием терактов в Москве. Для нас несомненно, что в момент второго посещения семьи журналиста сотрудники ФСБ знали о его задержании. Их интерес к фотографиям из Грозного можно объяснить лишь тем, что эти снимки понадобились для фабрикации уголовного дела против нашего журналиста. С начала боев за столицу Чечни Андрей Бабицкий передавал свои репортажи о ходе военных действий и судьбе мирного населения, добывая информацию, ежеминутно рискуя жизнью. Это не первая война нашего корреспондента. Он с первого до последнего дня прошел первую чеченскую войну. На этой войне он начал работать с событий в Дагестане. Многие офицеры и солдаты федеральных войск помнят нашего корреспондента по репортажам о боях в Ботлихском, Цумадинском и Новолакском районах республики. Там он, как всегда, был на переднем крае, так как привык писать о войне не по штабным сводкам и заявлениям военных пресс-центров, а по собственным впечатлениям. И в прошлую, и в эту войну Андрей Бабицкий работал как на чеченской, так и на федеральной стороне, считая, что только так можно рассказать правду о войне. Андрей Бабицкий - признанный профессионал, и, как считают его коллеги, один из лучших военных корреспондентов, причем не только в России. Единственная его вина в том, что его репортажи не совпадают с официозом, который исходит из военных пресс-центров, и который власти пытаются выдать за правду о войне.

Савик Шустер:

Со мной в студии корреспондент Радио Свобода Михаил Соколов. Михаил, все наши коллеги из разных телеканалов и информационных агентств пытались связаться с силовыми структурами, которые цитируются агентством "Интерфакс", и получить подтверждение, было ли в самом деле выдвинуто обвинение по 208-й статье в адрес Андрея Бабицкого. Никто подтверждений не получил, вы этим занимались тоже. Каковы результаты?

Михаил Соколов:

Думаю, что результаты примерно такие же, я неофициально общался сегодня с двумя представителями специальных структур. Генерал МВД неофициально еще днем очень улыбался и убеждал, что Бабицкий жив, что с ним ничего не случится. "Мы знаем, как он проходил в Грозный", - говорил генерал, видимо, знали и как он возвращается обратно, но в этих кругах к Андрею, видимо, относятся не очень хорошо. Есть и другие специалисты, которые занимаются скорее созданием общественного мнения, в том числе, выгодного для Владимира Путина. Для них было ясно, что он уже задержан, ясно, что есть такая позиция, чтобы с ним рассчитаться за его честные материалы, позиция, как я понимаю, имеющая корни в силовых структурах, в МВД, которое вообще в отношениях с прессой в последнее время действует достаточно топорно, и говорилось, что Андрею Бабицкому может быть предъявлено обвинение по этой 208-й статье - участие в незаконных формированиях. Это, в общем, судя по разговорам, восторга явно не вызывало, более того, кажется, люди, связанные с политическими вопросами в этих службах, в общем, считали это ошибкой. Сейчас мы только должны понять, какой из этих подходов победит. Один подход - устроить показательное наказание журналиста - второй - вернуться к нормальной работе с прессой, как они ее понимают, без подобных эксцессов. Главное, я считаю, что обвинение официально не предъявлено, и пока вопрос не перешел в чисто юридическую плоскость, имеется полная возможность бороться за освобождение нашего коллеги политическими методами -влиять на общественное мнение, на властные структуры, на политиков, и официально, и неофициально. Я думаю, что от этого будет зависеть и юридическое решение по этому делу, которое, конечно, выглядит вполне сфабрикованным.

Савик Шустер:

Сейчас в прямом эфире нашей программы по телефону из Вены представитель аппарата уполномоченного ОБСЕ по свободе прессы Александр Иванько. Господин Иванько, я напомню, что вчера ОБСЕ направила послание главе МИД России Игорю Иванову с требованием немедленного освобождения Андрея Бабицкого, если он в самом деле содержится в плену у федеральных сил. Сегодня мы точно знаем, что он арестован федеральными силами и содержится где-то в Чечне, каком-то райцентре, мы не знаем каком. Скажите, собирается ли ОБСЕ предпринимать какие-то другие шаги, либо, с вашей точки зрения, все уже было сказано?

Александр Иванько:

Во-первых, мы проинформировали российскую миссию при ОБСЕ о нашем вчерашнем письме и еще раз повторили, что наша позиция однозначна - если Андрей Бабицкий действительно задержан федеральными войсками, он должен быть немедленно освобожден. С нашей точки зрения Андрей Бабицкий - профессиональный журналист, он уже не первый год работает в Чечне, об этом говорил ваш корреспондент. Как всякий профессионал он обязан общаться со всеми, чтобы предоставить своим слушателям действительно объективную картину происходящего. Это включает и общение с чеченскими полевыми командирами. Поэтому, обвинять Андрея в участии в незаконных вооруженных формированиях, как вы абсолютно точно подметили - полный абсурд.

Савик Шустер:

А вот вы писали: "В случае", - то, что он находится у федеральных войск, уже не подлежит сомнению. Вы, как я понимаю, никаких ответов от российской стороны не получали вообще, в таких случаях, когда поначалу ставится условие, а потом оно уже не нужно, потому что все известно, в дипломатии обычно повторяются послания, письма и требования, либо само собой все разумеется и повторять ничего не надо?

Александр Иванько:

Есть еще элемент давления через общественное мнение, поэтому, кстати, во вторник, наверное, представитель ОБСЕ по свободе слова, известный германский политик Раймунд Дуве проведет пресс-конференцию здесь в Вене, где опять изложит нашу принципиальную позицию. Она четкая - Андрей Бабицкий должен быть освобожден. Мы кстати, не раз подчеркивали, что демократические государства отличаются от недемократических тем, что когда они ведут в боевые действия, они не делают оргвыводов в отношении журналистов, и не обвиняют самых строптивых в предательстве национальных интересов или связях с вооруженными группировками, и уж тем более никого не сажают. Политики часто не соглашаются с журналистами, но речь идет о цивилизованной дискуссии, а то, что происходит с Бабицким, никак цивилизованным назвать нельзя.

Савик Шустер:

Мы сейчас попытаемся провести блиц-опрос известных российских адвокатов, и будем мы говорить именно на тему возможного обвинения в адрес Андрея Бабицкого, потому что пока подтверждения нет. Непонятно, выдвинуто обвинение или гнет, хотя агентство "Интерфакс" получило из силовых структур как раз информацию, что в адрес Андрея Бабицкого уже выдвинуто обвинение в участии в незаконных вооруженных формированиях - статья 208-я. Первый адвокат, которого мы попросим откликнуться в прямом эфире - Татьяна Кузнецова. Она защищала и Солженицына, и Григорьянца. Татьяна Георгиевна, что вы думаете по этому вопросу?

Татьяна Кузнецова:

Я думаю, что это носит чисто политический характер и не имеет никакого отношения к реальным действиям Бабицкого, и выглядит совершенно абсурдно. Дело в том, что совершенно ясно, что явилось основанием для предъявления ему обвинения, если оно, якобы, неизбежно и будет предъявлено. Материалы Бабицкого по прошлой войне с Чечней отличались, с моей точки зрения, строгостью, чистотой и отвагой, а не просто смелостью. Я уверена, что и в этой кампании они носят такой же характер, и я уверена, что это - блистательные материалы, поскольку они классически по всем параметрам. Он, не совпадая с официальной позицией нашей власти, реально мешал, и его нужно было убрать и изъять, чтобы не дискредитировать официальные материалы, поступающие в нашу печать. Я в этом глубоко убеждена.

Савик Шустер:

Еще один известный человек: Генри Резник, адвокат, можно сказать, молодого поколения. Генри Маркович, как вы считаете, статья 208, часть вторая в адрес Андрея Бабицкого - как это звучит?

Генри Резник:

Я не склонен комментировать абсолютную зазеркальность этой ситуации. Во-первых, прежде всего, я практически исключаю предъявление обвинения Бабицкому, потому что пока в следствии не будет участвовать адвокат никакие следственные действия в отношении Бабицкого не будут иметь никакой юридической силы. Мне значительно интереснее все-таки попытаться объяснить это чудовищное посягательство на свободу слова и информации. Две версии: первая состоит в том, что особенно первоначальные действия могут объяснятся абсолютной дремучестью каких-то ментовских или армейских "отморозков". Вторая версия - серьезнее - это может быть провокационная акция, чтобы вбить клин между Западом и Россией. Во всяком случае, для меня абсолютно ясно, что в данной ситуации Владимир Путин - и.о. президента и главнокомандующий, по должности, немедленно должен вмешаться в эту ситуацию. И если он не вмешается, и Бабицкий не будет освобожден в ближайшее время, репутация загадочного "черного ящика", которой сейчас обладает Владимир Владимирович Путин, пожалуй, испарится. И этот ящик приобретет отчетливую, как это ни обидно будет слышать, красно-коричневую окраску.

Савик Шустер:

В эфире Марра Полякова, кандидат юридических наук, советник юстиции, глава Независимого экспертно-правового совета, Марра Федоровна, вот Генри Резник поставил вопрос так: либо это дремучесть неких силовых структур, либо это провокационная акция, направленная на вбивание клина между Западом и Россией. Вы придерживались бы какой версии?

Марра Полякова:

Я слышала сейчас выступления Татьяны Кузнецовой и Генри Резника, и я полностью разделяю их мнение, думаю, что они говорили правильно и хотелось бы добавить немного о юридической стороне проблемы. Участие в вооруженном формировании - это умышленное преступление, и чтобы предъявить обвинение и привлечь к ответственности за него, необходимо располагать доказательствами того, что Бабицкий добровольно вступил в это формирование, понимая при этом незаконность целей и задач такой организации, необходимо доказать, что он вступил в нее для осуществления именно этих целей и задач. Должны быть данные о том, что он счел нужным подчиняться правилам и распорядку этой организации, и что он совершал противозаконные действия в пределах функционирования этого вооруженного формирования. Информирование о событиях или наблюдаемых им каких-то фактах, в каком бы расположении он не находился, был ли с той стороны, где ведут боевые действия чеченские или российские представители, не имеет никакого значения. И, как бы то ни было, общение с боевиками или кем бы то ни было с чеченской стороны никакого юридического значения не имеет и не может быть основанием для привлечения его к ответственности.

Савик Шустер:

В прямом эфире Виль Кикать, Государственный советник юстиции, один из крупнейших правоведов, до последнего времени советник Конституционного Суда. Виль Алексевич, прозвучала такая мысль, что и.о. президента России Владимир Путин должен вмешаться в эту ситуацию, так как он есть гарант Конституции. Как вы считаете, было ли бы это важно?

Виль Кикать:

Это, конечно, было бы важным, очень важным и решительным шагом, который представил бы нашего будущего президента в гораздо лучшем свете. Но я хочу сказать вот что: мне представляется, что при нынешнем недостатке подробной и полной информации довольно трудно давать точные юридические оценки и по этой причине очень многое сейчас говорилось в категории политических оценок, с которыми я вполне согласен. Тем не менее, есть некоторые соображения юридического свойства, на которые следует обратить внимание. Первое состоит в том, что если Андрей Бабицкий действительно где-то задержан или заключен под стражу. или даже ему предъявлено обвинение, то одной из чисто индивидуальных задач по отношению к нему является обеспечение ему необходимой юридической помощи. Очень важно, что в силу 48-й статьи Конституции ему не только гарантировано право на получение квалифицированной помощи, но он, как и каждый другой помещенный под стражу и обвиняемый в совершении преступления, имеет право пользоваться помощью адвоката, что особенно важно, с момента задержания или предъявления обвинения. В этом смысле Генри Резник был совершенно прав, когда он говорил, что с момента задержания он имеет право пользоваться помощью адвоката, и что без этого процессуальные действия, которые там будут совершаться, не будут иметь никакого значения для суда. Вопрос, конечно, выходит далеко за пределы помощи Бабицкому в выходе из личной ситуации, в которую он попал. Проблема гораздо более широкая. К сожалению, мы уже имеем опыт, когда для того, чтобы прекратить распространение существенных сведений, неудобных почему-либо для властей, генералитета и так далее, неоднократно возбуждались дела, предъявлялись тяжкие обвинения в разглашении государственных тайн и даже шпионаже людям, которые просто собирали и распространяли сведения, которые Конституция запрещает засекречивать, угрожая ответственностью должностным лицам, которые это делают. Вспомним Никитина и Пасько. В общем, проявлением каких-то положительных тенденций в нашей судебной системе явилось то, что несмотря на то, что эти обвинения поддерживали и спецслужбы, и Генеральная прокуратура, наши суды и того, и другого оправдали, поскольку в их действиях не было состава преступления. Были и некоторые другие дела. Так как такая тенденция уже сложилась, уже несколько раз делались такие попытки, возникает естественное подозрение, предположение: не имеем ли мы дело с совершенно похожей ситуацией. Наши власти ограничивают распространение объективной информации в СМИ и других источниках информации, которыми оспариваются, и довольно убедительно, официальные сведения о количестве жертв. Довольно убедительно доказывается, что официальной информацией они занижаются в несколько раз. Видимо, эти опасения, которые уже прозвучали в выступлениях коллег-юристов, имеют основания. Если дело обстоит так, то есть все основания поставить вопрос о том, что для вмешательства со стороны и.о. президента есть очень большие основания, потому что в данном случае нарушается целый ряд принципиальнейших положений Конституции, которыми гарантируется то, что народ является источником всякой власти и единственным носителем суверенитета. Но для того, чтобы быть источником власти, он должен иметь информацию и быть объективно информирован. В Конституции содержится целый ряд статей, которые очень подробно, убедительно и жестко гарантируют право граждан получать, производить, распространять и искать информацию всеми законными методами при запрещении цензуры.

Савик Шустер:

Мы продолжим чеченскую тему. Бабицкий задержан, от него нет информации, в Грозном нет журналистов, и все равно продолжают появляться неприятные статьи, неприятная для российского генералитета информация продолжает публиковаться. Влиятельная американская газета "Лос-Анджелес Таймс" опубликовала статью, которая позволяет несколько по иному взглянуть на истоки чеченской войны. С изложением статьи вас ознакомит Иван Воронцов:

Иван Воронцов:

Американская газета "Лос-Анджелес Таймс" пишет о возможных истинных причинах чеченской войны. Бывший премьер-министр России Сергей Степашин заявил агентству "Интерфакс", что вторжение в Чечню было запланировано еще в марте прошлого года - задолго до взрывов жилых домов и событий в Дагестане, которые послужили поводом для начала второй чеченской войны. После этих событий античеченские настроения достигли своего пика, и российские лидеры начали наступление. Но конкретных доказательств того, что за терактами в Москве стоят чеченцы, до сих пор нет. И в России поговаривают, что власти сами смогут быть причастны к этим взрывам. Последнее заявление Степашина только усиливает эти подозрения. Это происходит на фоне продолжающихся усилий российских войск взять под контроль стратегическую площадь Минутка в Грозном и попыток правительства ограничить критическую информацию о растущих российских потерях. По словам Степашина можно сделать выводы о том, насколько далеко российская армия отошла от своих первоначальных планов по захвату только северной части Чечни. Прошлой весной Степашин занимал пост министра внутренних дел и был хорошо знаком со всей информацией по Чечне. Путин в то время возглавлял ФСБ и безусловно тоже знал о планах вторжения. После того, как Путин стал премьером, его популярность взлетела благодаря жесткой позиции в войне, и многие военные аналитики считают, что операция планировалась Кремлем именно с учетом ее воздействия на общественное мнение. "Я абсолютно уверен, что вторая чеченская война - это часть откровенно циничной кремлевской пропагандистской кампании, затеянной с целью продвинуть Путина в президенты, - американская газета приводит мнение российского военного аналитика Александра Жилина. - Москва мастерски воспользовалась этими пресловутыми террористами Басаевым и Хаттабом для того, чтобы сделать войну максимально популярной. Истинная причина увольнения Степашина в том, что он не был готов играть свою роль в задуманной Кремлем операции столь же безупречно, как это делает профессиональный кагэбэшник Путин", - заканчивает "Лос-Анджелес Таймс".

Савик Шустер:

Вернемся к теме Андрея Бабицкого, корреспондента Радио Свобода в Чечне. О нем наш корреспондент в Екатеринбурге Сергей Кузнецов беседовал с губернатором Свердловской области Эдуардом Росселем.

Сергей Кузнецов:

Солидная рать известных правозащитных организаций Екатеринбурга и Свердловской области, общество "Мемориал", Антифашистский центр, Академия по правам человека, а также Общественный комитет защиты прав заключенных и Движение против насилия объявили о создании Общественного комитета за освобождение Андрея Бабицкого и начали сбор подписей в его защиту. В обращении комитета говорится: "Свобода слова и независимость СМИ - это, пожалуй, единственное достижение эпохи Бориса Ельцина, которое никем и никогда не подвергалось сомнению, оно является практически единственной гарантией продвижения посткоммунистической России по пути свободы и демократии. Сегодня, менее чем через месяц после ухода первого президента России, произвол и беззаконие нынешних российских силовых структур в отношении прав журналистов все чаще возвращает нас к самым мрачным временам нашей истории, о чем свидетельствует недавний арест в районе Грозного корреспондента Радио Свобода Андрея Бабицкого, проявившего при освещении чеченских событий исключительное мужество, героизм и верность своему профессиональному долгу. Никогда еще российские власти столь демонстративно, в назидание другим, не ставили под угрозу жизнь и здоровье военного корреспондента, и не исключено, что они не сделают ни малейших усилий для его освобождения, а возможную гибель Андрея Бабицкого нагло и цинично объяснят чрезвычайной обстановкой в районе боевых действий". Сегодня же свою озабоченность судьбой журналиста высказал и губернатор Свердловской области Эдуард Россель, который в эксклюзивном интервью для Радио Свобода также заявил, что преследование прессы не является целенаправленной политикой нынешнего государства.

Эдуард Россель:

Я думаю, что это - стечение каких-то обстоятельств. Этим надо заниматься, тут нет вопросов. Я всем сказал, что я готов, пожалуйста скажите, что губернатор Свердловской области обращается с просьбой к силовым структурам принять все меры по выявлению этого случая - это я могу сказать.

Сергей Кузнецов:

Это заявил губернатор Свердловской области, член Совета Федерации Эдуард Россель. К требованиям немедленного освобождения Андрея Бабицкого присоединилась и председатель Екатеринбургского общества защиты гласности Роза Буркутбаева.

Роза Буркутбаева:

Это совершенно возмутительно. В любом случае это возмутительно, и в любом случае я считаю, что общественность должна очень резко выступить против очередного факта, когда журналист, выполняя свой профессиональный долг, оказывается вне поля видимости, оказывается вне поля зрения, мы не понимаем, что с ним происходит, что с его здоровьем, что угрожает его жизни, я считаю, что это требует немедленных действий властей, ответа властей, и те обвинения, которые сегодня можно слышать в адрес Андрея, в адрес журналистов, их надо рассматривать определенным законодательным путем. Пожалуйста если есть какие-то факты, то надо заниматься ими в цивилизованном порядке, судебным путем давайте с ними разбираться. Но хватать человека, делать его невидимым для общественности, я не могу подобрать слов, чтобы выразить свое возмущение.

Савик Шустер:

Государственный Департамент США выразил обеспокоенность в связи с исчезновением Андрея Бабицкого. Вот что сказал по этому поводу представитель Госдепартамента Джеймс Рубин, сопровождающий в поездке по Европе Госсекретаря США Мэдлин Олбрайт, которая 30 января прибудет с официальным визитом в Москву, где встретится с и.о. президента России Владимиром Путиным и российским министром иностранных дел Игорем Ивановым.

Джеймс Рубин:

Нам известно, что с 15-го января не поступало никаких сообщений от корреспондента Радио Свобода Андрея Бабицкого, который является гражданином России. Мы также знаем, что официальный представитель Радио Свобода направляется в Россию с тем, чтобы выяснить, где находится журналист, и убедиться в том, что он в целости и сохранности. Проблема безопасности журналистов, которые приняли решение работать в зоне боевых действий в Чечне, вызывает у нас обеспокоенность, и я уверен, что мы обсудим этот вопрос с российскими официальными лицами. Мы всецело поддерживаем принцип свободы печати и призываем правительство России обеспечить журналистам возможность работать в Чечне без ненужных ограничений. Одновременно с этим наши посольства в Москве и Тбилиси обнародовали а затем повторили предупреждение для журналистов, в том числе, и американских относительно поездок в Чечню. Поездки в этот район по-прежнему сопряжены с большим риском в связи с тем, что там идут боевые действия, и с тем, что там существует опасность похищений. Мне кажется, что мы сделали все от себя зависящее, чтобы предупредить журналистов об опасности. Нас очень беспокоит любое посягательство на свободу прессы. Нам известно, что представители Радио Свобода направляются в Россию, и мы готовы им предоставить им по возможности самую полную поддержку.

Савик Шустер:

Сегодня Человек дня Радио Свобода - Андрей Бабицкий. Он родился в 1964-м году в Москве. Учился во ВГИКе, МГУ и других высших учебных заведениях, но ни одно из них не закончил. Работал в журнале "Гласность". Сотрудничает с Радио Свобода с 1989-го года. За работу во время августовского путча 1991-го года награжден медалью "Защитнику свободной России". Протестуя против начала первой чеченской войны вернул награду. Освещал всю первую чеченскую кампанию, работая в зоне боевых действий с обеих сторон. Человека дня Радио Свобода представляет журналистка Мария Эйсмонт, которая в эту вторую чеченскую войну много работала рядом с Андреем Бабицким.

Мария Эйсмонт:

"Ты знаешь, мы решили пойти в Грозный, пешком, пойдешь с нами", - такими словами встретил меня Андрей в начале декабря в Ингушетии, и мы пошли. Бабицкого знает вся Чечня еще с прошлой войны. Теперь же, когда большая часть республики отключена от электричества и радио для жителей осталось единственным источником информации, репортажи Андрея стали для простых чеченцев незаменимыми. "Главное, в репортажах рассказать о людях", - считает Бабицкий. Часто он дотошно выясняет имя и возраст какого-нибудь местного жителя, погибшего под бомбежкой, чтобы рассказать конкретно, и именно про него. Имя Бабицкого - своеобразный пропуск к чеченским командирам. Однако, при этом Андрей - один из немногих журналистов, кто позволяет себе говорить чеченцам все то, что он о них думает. "Что-то у вас не очень получается построить независимое государство", -сказал он как-то при мне одному из чеченских бригадных генералов. "А ваш авторитет в последнее время сильно пошатнулся", - это он уже говорит Шамилю Басаеву, когда мы в последний раз были в Грозном. Тот только смущенно улыбается и пытается оправдываться. Когда мы работали в Дагестане и каждый день выезжали из гостиницы в зону боевых действий, мы всякий раз останавливались на местном рынке - купить сигарет, печенья и тушенки: "Это для солдатиков, - говорил Андрей, - они, наверное, там голодные". Солдатики действительно были голодные и с удовольствием ели то, что мы привозили. Когда мы стояли недалеко от сопки над селом Новолакское и встречали выходящих из боя федеральных солдат, грязных и напуганных, только что переживших смерть своих товарищей, Андрей разворачивал спутниковый телефон: " Позвоните своим родителям, они, наверное, волнуются", - говорил он. Ребята звонили. Когда мы работали с беженцами, выходящими из Чечни, Андрей часто говорил: "Давайте найдем русскую бабушку и спросим все у нее, русские они страдают, им там тяжелее". Мы тогда искали русскую бабушку. Обвинение Андрея Бабицкого в том, что он - участник вооруженных формирований, которое мы получили от источника, цитируемого "Интерфаксом", для меня просто непостижимо, потому что сколько мы не ходили и не ездили с Андреем Бабицким, он никогда не позволял себе не то, чтобы брать в руки оружие, но даже присутствовать при каких-то действиях чеченских командиров или простых боевиков, как, например, допрос с пристрастием российского пленного, в чем нас тоже всех обвиняли, или не дай Бог, даже пытка какого-нибудь солдата или заложника. Андрей Бабицкий сопереживает чеченцам и считает, что действия федеральных сил в регионе неадекватны той угрозе, которую представляют отдельные лидеры чеченских боевиков, в то же время, он с гордостью объявлял перед боевиками, что он - православный, и не раз высказывал вслух мнение, что Чечня должна оставаться в составе Российской Федерации. "Жалко ведь терять Чечню, там горы очень красивые", - говорил Андрей и при этом он всегда улыбался.

XS
SM
MD
LG