Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ситуация в Австрии после вступления в правительство праворадикальной «Партии Свободы»

  • Елена Коломийченко

Программу ведет Елена Коломийченко. В дискуссии участвуют журналистка Елена Харитонова из Вены, корреспондент Радио Свобода в Риме Ирина Стоилова и Агнеш Геребен - публицист и политический обозреватель из Будапешта.

Елена Коломийченко:

Тема - Йорг Хайдер, в чем причины успеха праворадикального политика в Австрии и Хайдер в европейском преломлении. Прежде, чем задать вопросы своим собеседницам, коротко о сути обсуждаемой проблемы. На прошлой неделе президент Австрии Томас Клестиль принял нелегкое решение и привел к присяге новую правительственную коалиции из представителей Консервативно-народной партии Вольфганга Шюсселя, он стал новым канцлером страны и Партии Свободы Йорга Хайдера. В самом деле Клестиль был вынужден сделать трудный выбор между плохим и очень плохим - новая коалиция это плохой выбор, но еще хуже было бы, если бы пришлось проводить новые выборы парламента. На новых выборах праворадикальная партия Хайдера, во всяком случае, как утверждают социологи, получила бы еще больше голосов, больше, чем нынешние 27 процентов. А сам Йорг Хайдер, по результатам демократических выборов, вполне мог бы стать новым канцлером Австрии. Так не случилось, и канцлером стал Вольфганг Шюссель - правоконсервативный политик, многие годы министр иностранных дел Австрии, убежденный проевропеец, ныне по ротации председатель ОБСЕ. Партия Свободы Хайдера представлена в новом правительстве вице-канцлером и рядом министров. Сам Хайдер остается в Каринтии и в новый кабинет министров не входит. Но это не мешает ему находиться в центре внимания европейских СМИ, да и общественности Европы в целом. Премьер-министр Баварии Эдмунд Штойбер, лидер немецкого ХСС, партии, по основным позициям близкой австрийским консерваторам Шюсселя, считает, что Хайдеру уделяют слишком много внимания, и тем самым способствуют увеличению его популярности. С этим, мне кажется, можно согласиться, тем более что Хайдер - «человек масс-медиа», в дискуссиях реагирует остро и быстро, от любых своих прежних слов легко отказывается, делает все, чтобы эпатировать публику. Хайдер в Европе не одинок - во Франции его «реинкарнация» - Ле Пен, в Италии - Умберто Босси из «Лиги Севера», в Бельгии - лидер «Фламандского блока» Франк Ванхекке, наконец, в Швейцарии Кристоф Блохер из Народной партии. ЕС, все европейские институты крайне обеспокоены и приняли ряд жестких мер. В самой Вене прошли бурные демонстрации тех, кто против Хайдера, и тех, кто за него. Мой первый вопрос в Вену, к Елене Харитоновой: что же это за личность, Хайдер, как он воспринимается гражданами, кто голосует за него и в чем секрет его успеха?

Елена Харитонова:

Я начну с того, что же внешне происходит с австрийцами. Австрийцы - это люди привыкшие к комфорту, Вена, между прочим, самый безопасный и тихий город Европы, и вдруг сейчас, в последние дни, начинаются разговоры о том, что австрийцам страшно. Одни боятся демонстраций, которые уже стали переходить в драки с полицией, другие боятся, что жизненный уровень в результате прихода к власти партии Хайдера упадет - Австрия входит в шестерку самых богатых стран мира. Третьи боятся, что правые, обнаглев. сначала выгонят из страны иностранцев, а потом примутся выяснять, кто же «истинный» австриец. (Людей с неавстрийским прошлым по данным тех же правых среди австрийских граждан около миллиона. То есть - каждый восьмой). Интересно, что еще в конце октября, сразу после выборов, протестовать против участия Хайдера в правительстве на улицы Вены вышло около ста тысяч человек, А эти выходные, когда правительство было приведено к присяге, уже только около 15 тысяч. Протестовать против правительства, которому чужие страны объявляют бойкот оказывается трудно, гораздо труднее, чем просто так. Правительство, мол, плохое, но родное. В общем, мне кажется, что это как раз русскому человеку понять можно. Секрет Хайдера, кроме прочего, в том, что он играет на национализме и патриотизме, а у Австрии понятная для нас история, Австрия тоже была империей с великой культурой - Моцарт, Штраус...Австрия была унижена, развязала 1-ую мировую войну, проиграла ее и развалилась. Потом она дала миру Гитлера, потерпела поражение во 2-й мировой войне, вынуждена оправдываться, каяться за те преступления, которые были тогда совершены.

Елена Коломийченко:

Я хочу напомнить слова Хайдера в этой связи: он говорит, что Австрия - это «миссгебурт» - в переводе с немецкого «плохие роды», плохорожденное государство.

Елена Харитонова:

Да, это все связано с непереработанным прошлом. Австрия - это немецкоязычное государство. Это не Германия, но во времена Гитлера она была вместе с ней, то есть тут целый огромный клубок, который русскому человеку, наверное, можно понять. Но я хотела сказать о другом, чтобы по-настоящему понять то, что сейчас происходит очень важно представить себе следующее: в Австрии 30 лет управляли социалисты. Здесь до сих пор много государственных предприятий, самое большое количество чиновников на душу населения в Европе. Всем этим чиновникам надо платить. Государство выдает массу всяческих пособий, надбавок, льгот, компенсаций населению. Один пример: любое прописанное врачом лекарство стоит чуть больше трамвайного билета. Это прекрасно. Но у государство денег на все эти блага давно не хватает.

Елена Коломийченко:

Вы хотите сказать, что то, что сегодня переживает сегодня Австрия - это кризис социализма по-австрийски, совершенно не такого, как социализм в СССР. Мы еще вернемся к этому, теперь в Рим - Ирина Стоилова, лидер крайне правых в Италии Умберто Босси входил пару лет назад в правое правительство Сильвио Берлускони. Сегодня «Лега Норд» - его партия, располагает примерно 10 процентами голосов. Еще есть «Национальный Альянс» Джанфранко Финни, правда не повторяющий уже печально известных высказываний Йорга Хайдера , есть и другие праворадикалы, На уровне нынешнего правительства Италия солидарна с действиями ЕС в отношении Хайдера. А вот на уровне граждан страны - что говорит общественное мнение о феномене Хайдера, что говорят представители уже упомянутых итальянских партий?

Ирина Стоилова:

Вхождение партии Хайдера в состав австрийского правительства касается Италии очень близко, как показали дискуссии последних дней. Обсуждался вообще вопрос будущего ЕС, и говорилось, что нынешнее решение европейских стран является как бы первым шагом к настоящему политическому объединению Европы. Но на общем фоне обеспокоенности по поводу вхождения партии Хайдера в правительство выделяется мнение «Северной Лиги». Ее лидер Умберто Босси сначала пытался уйти от прямых оценок Хайдера как политика, заявляя, что он не знает его достаточно хорошо. Но официальный орган его партии - газета «Паданья» ( она так называется по имени области, откуда исходят корни «Северной Лиги») гораздо более откровенно выразила симпатии Хайдеру и солидарность с ним. Один из депутатов Северной Лиги даже назвала Хайдера «путеводной звездой для своей партии2. Это вызвало жесткую реакцию как со стороны общественности, так и со стороны правящих левых сил. Таким образом, из внешнеполитического вопроса отношение к Хайдеру превратилось в инструмент внутриполитической борьбы, и в повод для взаимных обвинений между правящим большинством и оппозицией Берлускони. Дело в том, что в эти дни «Северная Лига» опять стала союзником Берлускони на предстоящих областных выборах, после того, как именно она стала недавно причиной отставки правительства Берлускони. Поэтому лига ставит весь правый блок в Италии в несколько неловкое положение. Несмотря на то, что «Северная Лига2 никогда не позволяла себе как Хайдер хвалить гитлеровских эсэсовцев или выражать антисемитские идеи - ее бы в Италии просто запретили, все-таки близость с австрийскими национал-либералами существует. Она выражается в отрицательном отношении к иммигрантам, прежде всего, к мусульманам, которые по мнению Лиги угрожают местной культуре, а также в критическом отношении к технократам ЕС и стремлении защитить местные благоденствующие северные регионы Италии от глобального рынка.

Елена Коломийченко:

А Сильвио Берлускони не боится такого союзника? Что он говорит?

Ирина Стоилова:

Сильвио Берлускони говорит, что правый экстремизм не более опасен, чем левый. Он обвинил правительство в том, что оно находится в союзе с коммунистами Косутто, который когда то был союзником СССР, как известно его партия финансировалась КПСС, Поэтому вот тот спор перешел на внутриполитический уровень и используется в целях предвыборной борьбы, поскольку предстоят местные выборы. А специалисты анализируют прежде всего сущность проблемы. Вопрос не только в личности Босси или идентичности его партии. Но вопрос и в том, что такие североитальянские регионы, как Фриулия. Венеция, Джулия понесли бы большие экономические потери от изоляции Австрии, и, в частности, ее соседней с Италией области - Каринтии.

Елена Коломийченко:

В одной из дискуссий на немецких телеэкранах уже прозвучало, что случай Хайдера действительно вызывает сильную и серьезную реакцию со стороны Европы, а тот факт, что в ряде европейских стран у власти бывшие коммунисты - здесь можно упомянуть и Италию, и ряд стран Восточной Европы, это обстоятельство резкой реакции не вызывает. Агнеш Геребен, Венгрия устами своего президента Виктора Орбана скорее не поддерживает, чем поддерживает действия ЕС. Орбан говорит о том, что ЕС вмешивается в результаты демократического волеизъявления австрийских граждан, и что следует подождать действий нового правительства Австрии, прежде, чем принимать серьезные политические решения. Что -то в этом роде говорит и председатель парламента Чехии Вацлав Клаус. Таким образом, Венгрия не готова присоединиться к решениям ЕС, Что же все это означает на фоне стремления вашей страны стать членом ЕС?

Агнеш Геребен:

Дело в том, что Венгрия связана с Австрией старыми узами и не может позволить себе заранее высказывать отрицательное мнение. В сущности наше вступление в ЕС во многом зависит от отношения к Венгрии со стороны Австрии. Так что осторожность премьер-министра Орбана вполне оправдана и это совпадает с мнением лидеров почти всех новых демократий. Министр иностранных дел правительства Орбана дал интервью и сказал, что в наиважнейшем для Венгрии вопросе расширения ЕС Австрия в любом случае, и при любом правительстве выступила бы в роли сдерживающей силы. Хотя, в Австрии и известно, что лишь 3 процента венгров заявляют о своем намерении после присоединения найти работу в странах ЕС, при том, что в самой Венгрии уже сегодня работает значительно большее число иностранцев, как с Востока, так и с Запада, и это сходит с рук. «При любом проявлении в политике австрийского правительства ксенофобии либо расизма мы примем соответствующие меры», - заявил министр иностранных дел Венгрии, но от превентивных мер он нервно и раздраженно отмежевался.

Елена Коломийченко:

Я хочу напомнить, что сам Хайдер на немецком телеэкране взывал в ЕС в том смысле, что ЕС по отношению к России, полгода ведущей кровавую войну в Чечн,е не принимает никаких мер, а превентивные меры в отношении нового правительства Австрии, еще не сделавшего даже первого шага и подписавшего некую общечеловеческую декларацию, во всяком случае, подтверждающую, что действия будущего правительства будут базироваться на основополагающих ее моментах принимает. С точки зрения самого Хайдера эти меры жесткие и неадекватные. С этим действительно трудно спорить. Елена Харитонова, вам вопрос: чего можно ждать от нового правительства в целом и Йорга Хайдера, в частности, в ближайшем будущем? Он обещает реформы, которые позволят преодолеть кризис социализма. При этом надо учитывать, что решения ЕС могут привести к самым неприятным экономическим последствиям для Австрии.

Елена Харитонова:

Дело в том, что не будет никаких реформ с Хайдером, это невозможно. В общем, деловые люди в стране, которые на какой-то момент поддержали Хайдера, потому что устали от социалистов, уже начинают это понимать. Они это видят. Хайдер врет, он получил голоса рабочих - отнял их у социалистов, которые перестали отстаивать интересы этих рабочих и тут же их обманул: он обещал им не урезать пенсии, не поднимать налогов у людей, получающих маленький доход, и тут же все это отменил в, только что подписанной коалиционной программе. Правда, сам он говорит, что он ничего не урезает, что это - подтасовка. Хайдер наглый, он все очень легко переворачивает. В общем произошел очень интересный феномен. До сих пор в Австрии правили социалисты и консервативно-народная партия. И те, и другие людям надоели. Они делились постами, местами, потом, наконец, народники почувствовали силу, увидели слабость социалистов и дожали их на том, что потребовали от них такое пенсионное законодательство, которое ущемило бы людей выработавшихся, 60-летних металлистов, например, которым надо было еще два года трудиться, и профсоюз металлистов, тоже социалистический этого не подписал, не проголосовал за это. На этом и кончилась власть социалистов, и им пришлось уйти в оппозицию.

Елена Коломийченко:

В Венгрии есть свой «МикроХайдер», микро по степени его нынешнего политического влияния - Иштван Чурка. Но есть ли у него основания «подрасти», не секрет, что экономические трудности толкают людей к крайним политическим убеждениям?

Агнеш Геребен:

Дело в том, что Чурка и его команда сидят в парламенте. С тех пор, как уже почти два года назад они попали в парламент, они ведут себя значительно более сдержанно, чем до этого. Чурка, конечно, рад, и заявляет о своей поддержке законно избранного нового правительства в Австрии, но он очень осторожен и не призывает венгров следовать за примером австрийских избирателей. Чурка стоит в венгерской политической жизни как-то особняком. Венгерское правительство консервативное, но не только не крайне правое, а я бы даже сказала не правое. Это классический либеральный консерватизм, эту идеологию представляют Орбан и его правительство, там поддержки Чурка не найдет, не говоря уже о левых партиях, так что он довольно изолирован. Его избиратели - это не более 6-7 процентов населения, то есть, нам далеко до Франции, где Ле Пен получает 12-15. На пороге вступления в европейские интеграционные институты это не может вредить политическому имиджу страны. Нужно, чтобы эти изоляционистские силы, не поддерживающие глобальные институты, тоже имели партию и возможность выражать свое мнение.

Елена Коломийченко:

Елена Харитонова, как в Вене, в Австрии, воспринимают действия и решения ЕС, что говорят?

Елена Харитонова:

Эти решения были большим ударом. Я думаю, что вот эта новая коалиция, и не только Хайдер, но и пошедшие на пакт с ним народники, не ожидали этого в таком объеме, это - просчет народников и просчет тех людей бизнеса, которые поддержали эту коалицию и пошли ей навстречу. Они обманулись, их Хайдер купил. Да, в его программе есть и быстрая приватизация, и либерализация рынка электроэнергии, и другие рыночные меры. Люди обрадовались - наконец-то. Обрадовались и на следующий день обнаружили, что Хайдер, как сказал один из лидирующих австрийских промышленников «не способный заткнуться и вести себя прилично демагог».

XS
SM
MD
LG