Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Памяти Анатолия Собчака


Последнее интервью Анатолия Собчака Радио Свобода.

В память о скончавшемся в ночь на 20 февраля 2000-го года бывшем мэре Санкт-Петербурга, доверенном лице кандидата в президенты России Владимира Путина Анатолии Собчаке Радио Свобода передает последнее из интервью взятых у него корреспондентом Радио Свобода в Санкт-Петербурге Виктором Резунковым.

Виктор Резунков:

Разговор шел в основном об и.о. президента России Владимире Путине. С 1991-го года по 1996-й он был заместителем Анатолия Собчака. Анатолий Собчак вспоминал те насыщенные событиями годы, те проекты, которые он пытался осуществить вместе с Владимиром Путиным.

Анатолий Собчак:

Я должен сказать, что как раз тогда все только начиналось - и контакты, и встречи, и переговоры, к нам приглядывались, нам не доверяли, нас опасались, поэтому нужно было наладить вначале правильные контакты, вызвать доверие, показать возможности, этим как раз он занимался, и занимался успешно. Но на первых порах надо сказать так, что в 1991-м году, 1992-м, когда у нас начались эти шоковые реформы - там было не до инвестиций, а в основном работа шла по привлечению в город гуманитарной помощи. То, что сотни тысяч тонн продовольствия тогда шли в Петербург только из Германии, и позволило городу пройти это тяжелое время без голода и серьезных проблем. Поэтому мы занимались этим, и как раз здесь, поскольку основная масса гуманитарных грузов зимой 1991-го-1992-го годов шла из Германии, мне очень пригодились знание Путиным языка и Германии. Он часто ездил туда для ведения переговоров. Я, скажем, договаривался о передаче нам продовольствия с американских баз в Германии напрямую с Колем или Бушем, а Владимир Владимирович организовывал это уже непосредственно. То, что, скажем, в декабре 1991-го года, когда город остался совсем без продовольствия, мы уже к концу декабря начали получать первые десятки тысяч тонн продовольствия из Германии, это оказало нам колоссальную помощь и позволило решить многие проблемы. Это был первый этап. Потом начались инвестиционные проекты. Многое удалось реализовать и очень успешно, скажем, открыть первые в России иностранные банки, создать первые в России совместные предприятия. Я напомню, что до 1995-го, даже 1996-го года Петербург был лидером по числу совместных предприятий. У нас насчитывалось примерно 50 процентов от общего числа совместных предприятий в России. Это, конечно, большая заслуга Владимира Владимировича, потому что именно он вел эту работу, он организовал совместную ассоциацию совместных предприятий, а если говорить о серьезных инвестиционных проектах, то именно тогда начались переговоры о проектах кольцевой магистрали. Именно тогда начались и переговоры о реконструкции аэропорта, создании там деловой и хозяйственной торговой зоны со строительством новых и предприятий, крупных магазинов, гостиниц, бизнес-центра и автостоянки на 10 тысяч мест. К сожалению, большая часть этих подготовленных проектов оказалось нереализованной из-за позиции нового руководство города: либо инвесторы не испытывая доверия к новому руководству и сами отказались, либо, как это случилось с аэропортом, новое руководство само отказалось от этих проектов, сказав, что "все, что было при Собчаке нас не интересует и мы этим заниматься не будем". Поэтому город до сих пор так и не имеет нового международного аэропорта, который должен иметь по статусу. Много было проектов, связанных с созданием первых совместных предприятий. Возьмите ту же знаменитую "Балтику". Это дело рук не столько Балоева, сколько мэрии города, личного моего вмешательства. Потому что без моей помощи и вмешательства ему никто бы не дал и доллара, и, естественно, в этих проектах участвовал и Владимир Владимирович.

Виктор Резунков:

В последнее время у общественности вызывают беспокойство многочисленные заявления и.о. президента об усилении роли государства. Я спросил Анатолия Собчака, а он уже был доверенным лицом Владимира Путина, что он думает по этому поводу?

Анатолий Собчак:

Я думаю, что это должен был бы делать любой новый президент, потому что мы государство практически разрушили. На сегодняшний день у нас государственная власть крайне слабая, и она не выполняет большей части возложенных на нее функций. Отсюда беспредел чиновничества, отсюда беспредел и со стороны криминальных структур. Поэтому мы уже дошли до такой точки, когда дальше терпеть дальнейшее разрушение государственных структур просто нельзя. То, что делает Владимир Владимирович - это совершенно нормальный процесс восстановления государственности. Речь идет не об усилении государственности, а о восстановлении основных структур, основных институтов государства и создании нормальных условий для деятельности. Скажу более того: перед Владимиром Владимировичем стоит задача, которую к сожалению не смог выполнить Ельцин. Может быть, на нем лежит вина, что это так и не произошло - эта задача - сделать силовые структуры государства частью новой российской государственности. Ведь до сих пор и судебная система и прокуратура, и армия, и полиция, и ФСБ в значительной своей части если и не враждебны российской государственности, то чувствуют себя инородным телом в ее составе, в составе новой демократической государственности. Поговорите с любым из работников этих органов - вы там не встретите человека, который бы понимал, что такое демократия и положительно к ней относился. Большая часть этих работников - и прокуроров, и судей, и офицеров МВД, и армейских офицеров - они все говорят о демократии либо с раздражением, либо с ненавистью. Для них демократическое государство - это нечто чуждое. Они так и не почувствовали себя частью нового российского государства. У Владимира Владимировича есть возможность интегрировать их в состав новой российской государственности, дать им возможность почувствовать, что они являются необходимым ее элементом, пользуются уважением. Дело ведь не только в оплате, но и в отношении к той же самой армии. То, что мы видим сегодня в Чечне, показывает, что по сути дела мы армии не имеем, что армия наша дошла до крайнего уровня распада, если она не может выполнить те задачи по борьбе с террористами, которые стоят перед ней. Там, где несколько тысяч террористов, а наша армия, имеющая абсолютное превосходство и в авиации, и в артиллерии и во всем остальном, ничего не может сделать с небольшими группами террористов, это просто говорит о том, что мы, собственно, довели армию для такого периода распада, когда она перестает быть эффективной. Я думаю, что как раз перед Владимиром Владимировичем стоит задача восстановления основных государственных институтов. Здесь проблема не только в материальной стороне дела. Здесь много зависит от моральной стороны дела, от отношения к этим людям, от изменения организации, стиля, методов работы, смены кадров. Очень много задач. Придется решать тот беспредел, скажем, который царит в наших органах МВД, где людей пытают и избивают даже без какой-то серьезной надобности к этому, за какое-то неважное, третьестепенное преступление - украл голодный человек булку хлеба, чтобы поесть, а его начинают пытать, над ним начинают издеваться - это все из-за того, что сегодня ни один из их органов не является полноценным органом демократического государства. То, что делает Владимир Владимирович, абсолютно необходимо. Поэтому все, кто выражает беспокойство и негативное отношение - это либо люди, которые пишут заказные статьи, оплачиваемые преступными группировками, очень беспокоящимися сейчас о своем будущем, потому что они понимают, что укрепление государства будет означать конец их вольной жизни, либо это люди, которые не понимают происходящего, а чаще всего, я думаю, и то, и другое.

Виктор Резунков:

Я не мог не задать вопроса Анатолию Собчаку о том, что представляет собой Владимир Путин как человек?

Анатолий Собчак:

Когда он работал в Петербурге, он был вторым человеком в городе. Его все знали, он очень хорошо и эффективно работал, и никто не говорил тогда, что он загадочный, или что его трудно понять. Просто случилось неожиданное для всех, когда за считанные месяцы человек, который был неизвестен в стране, стал первым политическим лицом плюс получил такую невероятную популярность. Отсюда и все рассуждения о его загадочности. А я думаю, что никакой загадки здесь нет, и вся его необыкновенная популярность связана с одним - с тем, что люди видят в нем такого же человека, как они сами. Видят в нем человека слова, который не только говорит, говорит не так много, хотя и прямо, но все, что он говорит, выполняет. Это - человек, который впервые на посту председателя правительства, а теперь президента ясно четко и просто объясняет свою политику, говорит, что он собирается делать, и почему он собирается это делать. И не только объясняет, но и действует. Люди видят в Путине человека решительного, способного довести до результата то, что он начинает делать, и, самое главное то, что большинство россиян видят в нем человека, который действительно думает о государстве, о стране, а не о своих личных интересах и нуждах. В нем видят государственного человека, который действительно думает о государстве и будет служить стране. Может быть снова, в который раз, наш народ поверил, что к власти придет новый, молодой, образованный, решительный и мужественный человек, который будет служить стране и народу. В этом ключ его популярности. Никакой особой загадки здесь нет, я думаю, что в нем есть такое редкое сочетание качеств офицера - большую часть жизни он все таки проработал в качестве офицера на службе государству, и с другой стороны хорошее университетское образование в одном из лучших университетов не только России, но и Европы, с широкими демократическими традициями. это человек, знающий западную жизнь не понаслышке, а изнутри, поживший на Западе, прекрасно знающий и негативные, и позитивные стороны этой жизни, и это действительно совершенно новое явление в нашей политике. Если сравнивать его с Гайдаром и тем кругом молодых людей, которые выдвинулись при нем, то их отличало чисто теоретическое отношение к Западу и часто восторженное некритическое отношение к тому, что там есть, и попытки перенести реалии западной жизни на нашу почву и добиться в короткий срок тех же результатов. Так в этом отношении Путин совершенно другой человек, очень прагматичный и реалистичный, он очень хорошо знает и понимает и плюсы, и минусы западного образа жизни, понимает, что для России приемлемо, а что неприемлемо. Поэтому, я не вижу здесь никакой загадки, наоборот я считаю, что произошло очень счастливое стечение обстоятельств, что человек такого рода стал во главе государства, потому что не дай Бог нам московских чиновников, старой, прогнившей и продажной номенклатурной бюрократии, которая уже сегодня устроила такую жизнь для себя и для окружающих: для себя жизнь аристократов, которые могут позволить себе все, а для окружающих - жизнь нищенскую и полуголодную. Не дай Бог нам подобного рода людей иметь во власти.

Виктор Резунков:

Я спросил Анатолия Собчака о том, что он думает о президентских выборах и той ситуации в стране, которая сейчас сложилась.

Анатолий Собчак:

Слава Богу, что так случилось, что ни Лужковы, ни Примаковы, всей своей прошлой деятельностью связанные с номенклатурой, даже не стали претендовать на место президента и не имеют сегодня шансов. Что принципиально нового принес Владимир Владимирович - впервые пришло поколение, никак не связанное с прежней номенклатурой людей. Возьмите его окружение, возьмите его самого - он никогда не занимал никакой номенклатурной должности. Более того, это люди, которые по отношению к жизни, по образу жизни совершенно другие. Вот какая самая существенная черта, отличие, скажем, от Ельцина: образ жизни Ельцина - это типичные обкомовские вкусы, типичный образ жизни среднего обкомовского провинциального человека. Что для него существует в качестве развлечения, отдыха - книжек он не читает, по театрам не ходит, музыка его не интересует: А вот что характерно - пришли люди, которые не только не пьют в таком вот русском понимании этого слова, но и не курят, ведут совершенно другой образ жизни. Люди образованные, культурные, для которых существует классическая музыка, существуют театры, существует живопись, существует искусство, и которые, уверяю я вас, книги читают, в отличие от Ельцина, который только в дни юбилея Пушкина вспомнил о том, что в школе читали Пушкина и, оказывается, это очень интересно. Это - человек, который за всю жизнь Пушкина не умудрился прочитать, кроме того, что с ним проходили по школьной программе. Это - принципиальное отличие. Сегодня, когда опять-таки пишется масса статей, прежде всего, московскими борзописцами, причем статей явно оплаченных - из-за отсутствия фактов начинают приводить какие-то домыслы относительно кагэбистского прошлого Путина или относительно его жестокости и того, что грядет диктатура и так далее, что есть угроза демократии: На самом деле вся эта свора боится только одного: что наступит настоящий порядок, что законы начнут исполняться, власть начнет действовать нормально, так как она должна действовать. Тогда лафа от халявной жизни, когда можно грабить страну и безнаказанно, средь бела дня, присваивать себе миллионы и миллиарды закончится. Я думаю, что именно это сегодня повергает в страх и так называемых олигархов, и всю эту московскую чиновничью бюрократию, номенклатурную, связанную с прежним режимом, которая очень неплохо устроилась. Поэтому, те нападки, которые идут сегодня в СМИ, будут по мере развертывания избирательной кампании увеличиваться. Но здесь очень характерно то, что нет ничего, кроме домыслов, потому что вся жизнь Владимира Владимировича ясна, видна, и сколько здесь не просматривай, ничего негативного обнаружить просто невозможно. Это действительно государственный человек, который всю жизнь нормально работал на нужды и интересы государства и будет делать это и впредь. А то, что это будет связано с наведением порядка, это очень хорошо. Я считаю, что с приходом Путина закончилась эпоха переходного посткоммунистического периода, когда стран болталась между прошлым и будущим, когда мы жили в хаосе перемешанных новых институтов демократического государства со старыми институтами коммунистического общества. Сейчас начинается период нормальной спокойной жизни, нормального экономического развития, нормальной жизни государства и его нормального развития, и это все, в конечном итоге, даст только позитивные результаты для страны. Нам понадобятся два-три года, чтобы восстановить престиж страны, чтобы привести в порядок законодательство, особенно налоговое и устранить наиболее негативные и неприемлемые его черты, с тем, чтобы дать людям возможность нормально жить, свободно работать и организовывать свое дело. Самое главное, в этом я тоже уверен, то, что люди шаг за шагом посочувствуют, что жизнь улучшается. И это будет самый главный залог того, что новое государство, новая власть будут приняты народом, и исчезнет пропасть между властью и народом, между жизнью власти и жизнью остального населения страны.

XS
SM
MD
LG