Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Возобновление преподавания в школах начальной военной подготовки - тревожный сигнал


Программу ведет Петр Вайль. В ней участвуют корреспондент Радио Свобода в Москве Илья Дадашидзе, бывший заместитель министра образования СССР Александр Асмолов, заместитель министра образования Российской Федерации Виктор Болотов и ректор Российского государственного гуманитарного университета Юрий Афанасьев.

Петр Вайль:

С сентября 2000-го года в российских школах возобновятся уроки начальной военной подготовки, отмененные в 1991- м году. Постановление о возобновлении этого курса в минувшем декабре подписал Владимир Путин, тогда еще только председатель правительства России. Тему ведет Илья Дадашидзе.

Илья Дадашидзе:

Чем занимались до 1991-го года старшеклассники на уроках НВП - разбирали и чистили автомат Калашникова, изучали боевые уставы пехоты, тактико-технические данные техники потенциального агрессора и ходили под присмотром военрука строем. Ничего этого в курсе "Основы военной службы", как заверяет заместитель министра образования Российской Федерации Виктор Болотов, в школах отныне не предусмотрено.

Виктор Болотов:

В этом курсе в отличие от советских времен в первую очередь будут рассказываться права и обязанности призывников по отношению к армии: какие льготы существуют, какие санкции могут быть применены. Появится Закон об альтернативной службе - будет изучаться Закон об альтернативной службе. Второе: там будет рассказываться об устройстве российской армии - какие рода войск существуют, какое территориально-региональное деление армейского управления - округа и прочее. То есть, все об институте российского государства под названием армия. Третье, что там будет: там, конечно, будет история российского оружия от Александра Невского и Петра Первого до последних событий. Все это, конечно, связано также и с вопросами военно-профессиональной ориентации. Если мы хотим выходить на контрактную армию, то, как и в США, нам нужно иметь возможность объяснить школьникам старших классов, подросткам про нашу армию, чтобы в контрактники шли нормальные люди с пониманием того, что такое армия.

Илья Дадашидзе:

Как объяснил господин Болотов, предусмотрены также пятидневные военные сборы: подростков, годных про состоянию здоровья к военной службе, по окончанию десятого класса будут вывозить на базы воинских частей, где они смогут жить в казармах по законам армии, и, как сказал заместитель министра, "потрогать руками новую технику". Что, впрочем, противоречит Закону об образовании, согласно которому подготовка к военной службе проводится на факультативной основе и по принципу добровольности. Так что, на армейские сборы старшеклассники смогут попасть лишь после того, как будут устранены противоречия между двумя законами - Законом об образовании и Законом о воинской обязанности и военной службе, если на это, конечно, будут выделены необходимые деньги. По словам Болотова, это - серьезные деньги, которые в бюджете 2000-го года не предусмотрены. "Возрождение в школах НВП является шагом назад", - так считает Александр Асмолов. Именно он в 1991-м году, будучи заместителем министра образования, способствовал отмене в школе этого курса.

Александр Асмолов:

Введение сегодня стратегии на подготовку школьников к НВП будет опять означать, что мы ориентируемся не на профессиональную, контрактную армию, а опять исповедуем стратегию безопасности России, основывающуюся на подготовке и накачивании физических мускул. Я называю это "динозаврической" стратегией, а динозавры, как вы помните, вымерли. В современном мире даже для стратегии безопасности нормальна ориентация на профессиональную армию, опирающуюся на высокие информационные технологии и технические возможности, а для этого нужна такая деталь как интеллект, а не мускулы рук, ног и даже головы.

Илья Дадашидзе:

"Введение курса НВП, который сейчас существует в школах лишь двух стран - Китая и Северной Кореи" - это курс на милитаризацию сознания сегодняшних подростков, - считает Александр Асмолов.

Петр Вайль:

За комментарием я обратился к ректору Российского государственного гуманитарного университета Юрию Афанасьеву.

Господин Афанасьев, возражения господина Асмолова звучат очень резко и концептуально. Он помещает эту проблему в широкий контекст современного мировоззрения. С другой стороны, соображения господина Болотова звучат довольно невинно - что плохого в том, что школьники будут изучать мушкеты и пищали и уметь отличать лейтенанта от подполковника. Ваш комментарий:

Юрий Афанасьев:

Дело в том, что намерения господина Болотова - это, скорее всего, именно намерения. А в реальной жизни и реальной практике если военруков введут в качестве учителей, то они будут делать то, что им ближе и что они умеют. Работать этими военруками реально придут прежде всего по какой-то причине ушедшие из армии бывшие офицеры, и они будут делать то, чего умеют, независимо от того, как представляют этот будущий предмет в министерстве. Мне бы хотелось сказать, что решение о введении НВП в школах вписывается в еще более широкий контекст даже по сравнению с тем, о котором говорил Асмалов, а именно: когда волны, которые захлестывают всю страну, докатываются до школы и перевоплощаются там в какие-то предметы и учебные программы, то это значит, что вот что-то доведено до кондиции. Например, я помню, что когда в школьных учебниках была представлена краткая схема Краткого курса истории ВКП (б), можно было считать, что с представлениями о нашей истории все было доведено до логического конца. Теперь военный бюджет увеличивается в полтора раза. Идет война в Чечне, Ее, несмотря на колоссальнейшие жертвы и то, что армия занимается в том числе и уничтожением мирного населения, сочли процессом возрождения русской армии. Кощунство - большего трудно придумать. Но и это ведь тоже не все. Посмотрите: возрождается эта варварская формула: "Православие, самодержавие, народность". Теперь уже в работе и.о. президента, размещенной на Интернете, она отражается словами "Патриотизм, державность, государственность и социальный контракт". Если вдуматься, то по содержанию это та же самая триада, которая была той русской идеей, на основе которой осуществлялась экспансия, готовились все войны, и армия жила это идеей. Она теперь воплощается снова. Наше духовенство, церковнослужители сейчас обязательно присутствуют и при спуске кораблей на воду и при запуске самолетов, и чуть ли не экипажи окропляют, забывая при этом, что служить там может быть будут и иудеи, мусульмане и так далее. Так вот, мне кажется, что введение предмета НВП в школах - это доведение до кондиции не только милитаризации экономики, но и попытки осуществления имперской, великодержавной милитаризации всей страны. Вот что страшно. А там не надо будет министру или его заместителю ломать головы, как там все воплотится конкретно на школьных уроках. Там-то уж все это преподадут как следует.

Петр Вайль:

Я хорошо помню, когда я учился у нас был предмет: "военное дело", - и там действительно отставные офицеры превращали все это, в конечном счете, в довольно свирепую политинформацию со всеми этими "ползущими с Запада империалистами" и так далее. Юрий Николаевич, вы обратили внимание на то, что сегодняшняя программная статья Владимира Путина, опубликованная в "Комсомольской Правде" и "Известиях", заканчивается словами о том, что он - "русский человек", обратите внимание, что не российский, а русский! Как мы хорошо помним, президент Ельцин постоянно говорил - российский и россияне. Что это, по-вашему, означает, закончить статью именно таким посылом?

Юрий Афанасьев:

Для меня страшнее этого ничего нет. В многонациональной стране идентифицировать гражданственность с этничностью, а этничность понимать именно как русскость - что можно придумать страшнее. Да тем более, когда не просто обостряются противоречия, а идет война, которая, хотим мы того или нет, очень многими воспринимается как война против мусульман. В этих условиях говорить, что "я гражданин России, а это значит - я русский", то мне кажется, что это очень симптоматично с негативным оттенком, а с другой стороны чрезвычайно опасно. Если ты в многонациональной Росси хочешь подчеркнуть главенство закона и говоришь о гражданственности, то на первое место надо ставить не национально-этнические или какие-то конфессиональные характеристики, а то, что все мы живем в одной стране, она называется Россия, а мы все - россияне.

XS
SM
MD
LG