Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Жизненный путь погибших при аварии самолета ЯК-40 Артема Боровика и Зии Бажаева

  • Савик Шустер

Программу ведет Савик Шустер. В ней участвуют Директор Радио Свобода/Радио Свободная Европа по вещанию Джеффри Тримбл, Алексей Симонов, президент Фонда защиты гласности, обозреватель Радио Свобода Анна Качкаева и экономический обозреватель Радио Свобода Ильмар Муртазаев.

Савик Шустер:

Сегодня погиб наш коллега Артем Боровик. О нем рассказывает Анна Качкаева.

Анна Качкаева:

Артему Боровику было 38 лет. У него было много друзей и еще больше завистников. Как, впрочем, у каждого талантливого человека и преуспевающего бизнесмена. Сделав блестящую журналистскую карьеру в эпоху Горбачева в начале 90-х годов Артем Боровик стал главным редактором еженедельника "Совершенно секретно" и ведущим одноименной программы на российском телевидении. Именно Артему Боровику Михаил Горбачев дал самое последнее интервью в Кремле. Оно вышло в эфир в программе "Совершенно Секретно" Позже Артем стал владельцем издательского дома "Совершенно Секретно" и возглавил одноименную информационно-издательскую группу, которая объединила семь компаний, в том числе, журнал "Лица" и газету "Версия".

Боровик - журналист и издатель, который всегда специализировался на расследованиях военных конфликтов, денежных афер, правительственных скандалов. У газеты даже есть свой девиз: "У нас нет тайн, мы раскрываем секреты прошлого и настоящего, и думаем о будущем". Журналисты этого издания и телевизионной программы действительно вытащили на свет многие темные, а нередко и скандальные истории: банные похождения министра Ковалева, откровения Коржакова, история финансирования чеченской бойни, хитросплетение "нефтяных войн" - таков набор тем, на которых специализировались журналисты издательского дома, которым владел Артем Боровик. С журналистами из "Совершенно Секретно" судились и судятся, их не любят действующие политики, за некоторые материалы иногда приходилось и извиняться. Тем не менее, издательский бизнес Артема Боровика был вполне успешным, не без поддержки Юрия Лужкова, который всегда симпатизировал молодому и энергичному журналисту и предпринимателю, а также благодаря обширным личным и родственным связям самого Боровика, который умел не просто поддерживать деловые контакты с коллегами, но и дружить с представителями высшей политической элиты.

Артем провел детство в Америке, где работал его отец - известный советский журналист-международник и драматург Генрих Боровик. После окончания журфака МГИМО Артем ездил по "горячим точкам", был в Чернобыле, Никарагуа и Афганистане. О младшем Боровике заговорили после репортажей в "Огоньке", куда он пришел в 1987-м году. Всесоюзная слава пришла к Артему вместе с программой "Взгляд", которую он вел в 1989-м. Тогда же в эфире появилась серия очерков Боровика из Афганистана о необъявленной, спрятанной войне, так кстати называлась написанная им позже книга, и репортаж из одной из частей американской армии, в которой Боровик-журналист, сменив ненадолго профессию, участвовал в военных сборах. С Америкой у Артема Боровика связано многое. Заговорив в три года сразу на русском и английском Артем провел в США шесть лет, потом возвращался туда как журналист и как бизнесмен. Младший сын Артема родился в Америке, став гражданином США. Газета Версия издается при поддержке американского еженедельника "US News and World Reports", который принадлежит крупному владельцу прессы Мортимеру Цукерману. По некоторым данным он владеет и частью акций издательского дома "Совершенно Секретно".

По одной из версий Боровик летел сегодня на Украину по издательским делам, по другой - собирался расследовать скандал с продажей Николаевского глиноземного комбината на Украине. Артема Боровика называли "золотым мальчиком", "яппи", "блестящей рекламой эпохи Горбачева". Его отважными репортажами восхищались Габриэль Гарсиа Маркес и Грем Грин. Артему Боровику было 38 лет. Артем успел состояться.

Савик Шустер:

Директор по вещанию Радиостанции Свобода/Свободная Европа Джеффри Тримбл, в прошлом -корреспондент в Москве журнала "US News and World Reports", был хорошо знаком с Артемом Боровиком.

Джеффри Тримбл:

Я познакомился с Артемом, когда он был редактором международного отдела журнала "Огонек". Он работал в команде Виталия Коротича. Это было в начале периода гласности. Я должен сказать, что Артем внес в свое время очень большой вклад в развитие советской журналистики и развитие отношений между СССР и США. Таким образом, мы с Артемом договорились сделать обмен, по-моему, первый такой обмен в истории журналистики между СССР и США: за счет "Огонька" я, тогдашний корреспондент журнала "US News and World Reports" в Москве, путешествовал вместе с корреспондентом "Огонька" практически по всему Союзу, и мы сделали репортаж. Я бывал в местах, где вообще иностранный корреспондент никогда в истории СССР не бывал. В обмен наш журнал пригласил Артема в США, Его заинтересовала тема нашей армии, поскольку там была и есть добровольная служба. Мы поэтому устроили, чтобы он как бы служил, чтобы он принимал участие в учебных боевых действиях на одной крупной американской базе. Он затем написал об этом не только репортаж, но и целую книгу.

Савик Шустер:

Говорит Алексей Симонов, президент Фонда защиты гласности:

Алексей Симонов:

Артем - вообще, очень интересное явление, и мне кажется, что его гибель в известной степени симптоматична. Не потому что я предполагаю какое-то злоумышление в его адрес - надеюсь что это не так, но боюсь, что время самостоятельных людей - самодостаточных и самостоятельных снова сворачивается и проходит, особенно в области СМИ. Это - такие люди, как Артем, не только способные сами написать, сами раскрутить и сами пройти какой-то путь, чтобы об этом написать, но и способные организовать других, мобилизовать на какое- то интересное дело целую группу людей и создать уже не просто отдельную газету, но целый комплекс - и газету, и телепередачу и вторую газету:

Мне очень понятен Артем, он с детства оказался в той же ситуации, что и я - он начинал как сын известного человека, но внутренне все равно надо было доказывать, что ты - Боровик, а не сын Боровика, точно так же, как и мне надо было доказывать, что я - Симонов, а не сын Симонова. Мне кажется, что это тоже сыграло свою роль в его, по сути дела, раннем (31 год, для нас это очень ранний возраст, чтобы человек стал во главе целого дела, расширял и продвигал его, и вел себя при этом достаточно независимо) взлете. С другой стороны, к сожалению, всякий бизнес в нашей стране, включая и бизнес со СМИ, всегда имеет черты некоей криминальности, и у каждого человека, сделавшего в эти 10 лет свое дело, всегда, наверное, есть какие-нибудь "скелеты в шкафу". Я очень жалею о его гибели. Мне очень жаль - время наступает такое, когда способные к самостоятельным решениям люди очень нужны, и Артема будет очень не хватать.

Савик Шустер:

Вместе в Артемом Боровиком в самолете, разбившемся в Шереметьево, находился и известный российский предприниматель, владелец компании "Альянс" Зия Бажаев. Об этом человеке ходило много слухов, и у него было много врагов, что сразу вызвало предположение о том, что катастрофа не была случайно. О Зие Бажаеве рассказывает корреспондент Радио Свобода Ильмар Муртазаев:

Ильмар Муртазаев:

Зия Бажаев, трагически погибший в сегодняшней авиакатастрофе, относился к высшей прослойке российского бизнеса. Он появился на виду общественности в 1997-м году, когда его назначили президентом нефтяной компании "Сиданко", входившей в состав группы "Интеросс-Онексим. В то время он считался одним из самым перспективных российских менеджеров. Несмотря на свою относительную молодость - Бажаеву не исполнилось и 40 лет, он уже успел обрасти хорошими связями и опытом. Коллеги характеризовали его как крайне жесткого но в то же время весьма динамичного руководителя. Всю свою жизнь ему пришлось бороться с "пятой графой". Чеченец по национальности до назначения президентом "Сиданко" он работал сначала в советских внешнеторговых структурах, а потом руководителем нефтетрейдинговой компании "Лио Ойл", зарегистрированной в Швейцарии. Крутой поворот в его биографии случился в 1996-м году, когда он был призван Доку Завгаевым. В том недолговечном пророссийском кабинете Чечни Бажаев работал в должности главы "Юмко" - чеченской государственной нефтяной компании. Этот период сам Бажаев вспоминать очень не любил. Но как-то на вопросы назойливых журналистов он ответил, что собирался заниматься бизнесом, а в "Юмко" ему пришлось заниматься политикой . Это занятие ему было не по душе, и уже через три месяца он пришел в "Сиданко" на должность президента. Вскоре он был повышен. Однако, "чеченский след" преследовал его и там, и вполне понятно, что многие источники в российских силовых ведомствах попытаются увязать трагедию в Шереметьево с чеченской войной - им это сейчас очень выгодно.

Из "Сиданко" Бажаев ушел в 1998-м году. Он сумел создать собственное предприятие "Альянс", которое достаточно быстро вошло в число крупнейших компаний России. С помощью западных партнеров и "Лукойла" Альянс быстро скупил значительные активы, в частности, Херсонский нефтеперерабатывающий завод и Томский нефтехимический комбинат, который Бажаев кстати отнял у "Газпрома". Врагов у Бажаева очень много. и если катастрофа не была трагической случайностью, то можно предположить, что людей, заинтересованных в его смерти, было немало. После себя Бажаев оставляет крупную и очень интересную компанию, на которую было много претендентов. Бажаев очень хотел стать настоящим олигархом со всеми их атрибутами. Именно этим объясняется, кстати, совместная поездка с Артемом Боровиком. По информации Радио Свобода, "Альянс" уже договорился о покупке части акций холдинга "Совершенно Секретно". Стороны намеревались объявить о сделке 26 марта, но сделать этого уже не успели.

Савик Шустер:

То обстоятельство, что ФСБ уже пытается найти в этой трагедии чеченский след, по меньшей мере, нетактично и неэтично.

XS
SM
MD
LG