Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Беседа с Виктором Черепковым


С бывшим мэром Владивостока Виктором Черепковым, выигравшим выборы в Государственную Думу во Владивостоке, ( окружная избирательная комиссия не признала результаты выборов), беседует Михаил Соколов.

История противостояния бывшего мэра и краевых властей тянется уже несколько лет. Федеральный центр, похоже, ранее принимал сторону приморского губернатора Евгения Наздратенко. Дважды краевым властям удавалось добиться президентских указов об отставке строптивого градоначальника. В первый раз Черепков добился восстановления в должности по суду. Во второй раз ему пришлось смириться с президентским указом. Чтобы избавиться от неугодного мэра приморские власти прибегали и к более радикальным методам. Приморские власти пытались возбудить против Виктора Черепкова уголовное дело по обвинению во взятках. Дело рассыпалось. А организаторы провокации сами попали под суд. Уголовное дело было сфабриковано и против сына Виктора Черепкова. После нескольких лет в тюрьме юношу полностью реабилитировали.

Отчаявшись возгласить городское самоуправление Виктор Черепков решил баллотироваться в депутаты Государственной Думы. Однако, накануне выборов окружная избирательная комиссия отменила его регистрацию в качестве кандидата. Тогда возмущенные избиратели Владивостока, не обнаружив в списках кандидатов популярного в городе политика, проголосовали против всех. Выборы были признаны недействительными и было назначено повторное голосование. Оно прошло одновременно с выборами президента. На этот раз исключить Черепкова из списков кандидатов до голосования не удалось. Окружная избирательная комиссия пошла другим путем. Из кандидатов была исключена Арыся Бондаренко - генеральный директор издательства "Уссури". Комиссия обвинила ее в подкупе избирателей. Якобы имевший место подкуп выразился в организации дискотеки для студентов Дальневосточного университета и раздаче призов и подарков участникам этой дискотеки.

Арыся Бондаренко свое участие в организации увеселительного мероприятия отрицала и обжаловала решение комиссии в суде. Но краевой суд Приморья рассмотрел жалобу кандидата только после выборов, от участия в которых Арыся Бондаренко была отстранена. Суд восстановил ее в статусе кандидата. Вердикт суда, казалось, был не в пользу избирательной комиссии. Но похоже, что в ней надеялись именно на такое решение. Состоявшиеся выборы, в которых Виктор Черепков набрал более 20 процентов голосов, признаны недействительными

Михаил Соколов:

Наш гость - Виктор Черепков - бывший мэр Владивостока, ныне выигравший выборы в том же Владивостоке - в округе № 50, в Государственную Думу, но чье избрание не признано окружной избирательной комиссией. Виктор Иванович, окружной избирком не признал вашу победу, что вы делаете сейчас в Москве?

Виктор Черепков:

Я сейчас отстаиваю не то, чтобы была признана моя победа, а волеизъявление граждан, которое попирается в очередной - 26-й раз, и это продолжается из года в год на протяжении последних 7 лет.

Михаил Соколов:

Владивосток, по-моему, остается последним из крупных российских городов, где нет реального выбранного местного самоуправления, и от которого нет депутата Государственной Думы - по-моему, из регионов только от Чечни нет. Почему складывается такая уникальная ситуация, почему губернаторская власть позволяет себе игнорировать мнения жителей города?

Виктор Черепков:

За последние годы устоялось мнение, что идет борьба между Наздратенко и Черепковым, но это далеко не так. Если посмотреть глубже, то судьба Черепкова стала тем "Куликовым полем", на котором происходит в течение семи лет величайшее сражение криминальной власти с народом. Если смотреть в корень происходящего, то здесь просматривается даже не судьба Черепкова, а суть и смысл отношений власти и народа. А вообще создан криминальный прецедент. На сегодняшний день очень важно то, как на него отреагирует власть.

Михаил Соколов:

Ситуация, в общем, уникальная: окружная комиссия снимает одного из кандидатов за некоторое нарушение, которое она считает серьезным. Выборы проходят, потом окружная комиссия выполняет решение суда, который считает нарушение кандидата Бондаренко несущественным, и вообще признает выборы несостоявшимися, то есть, исходит совершенно по одному и тому же поводу из разных позиций, не отстаивая даже свою линию. Если они считали, что госпожа Бондаренко нарушила закон, наверное, они должны были и дальше отстаивать эту позицию, вместо этого они просто признали выборы нелегитимными. Но вот вы в своих заявлениях говорите, что за такой хитрой комбинацией стоят губернатор Приморского края Наздратенко и депутат Думы, известный бизнесмен Борис Березовский. Почему именно они?

Виктор Черепков:

Есть там общий интерес. Казалось бы, нет там нефтяной трубы, нет определенных авиационных возможностей, но здесь есть другие возможности, это - часть границы, не только сухопутной, но и морской. Через эту часть границы -"дыру в великодержавном заборе", которая курируется, а по сути дела - приватизирована той полукриминальной системой власти, предоставляется возможность вывезти все что угодно, хоть половину России, в алюминиевых слитках и чушках, в огромном потоке рыбных возможностей, леса и всего, что отправляется в огромных количествах и бесконтрольно. Более того, те взрывы, которые систематически сотрясали гарнизоны и артиллерийские склады Владивостока и Тихоокеанского флота, не случайны. Никто так до конца и не разобрался: сколько вооружений уходило до взрывов и куда, сколько - после взрывов, кому эти взрывы были нужны, и каковы их цели и последствия. Никто не поинтересовался: а сколько же ушло оружия в те или другие регионы из огромнейшего запаса имеющихся в нашем регионе арсеналов.

Но есть и другой аспект, когда рассматривают эту "нанайскую борьбу" в Приморье и Владивостоке не просто через призму отношений двух, трех, пяти лиц - создана система. Если бы касалось лично губернатора - не было бы никаких проблем. Достаточно было бы сил и у меня, и у населения, которое меня поддерживает, и с этой силой можно было бы одолеть любого "крутого" губернатора. Дело в чем - парализованы все властные федеральные структуры, которые находятся на территории края. Вы посмотрите - был назначен представителем президента главный руководитель регионального органа ФСБ генерал Кондратов - и его "съели". Значит, ему противостоит такая машина. А почему? Прокурорская система, судебная система, система следствия, борьбы с организованной преступностью, вся информационная машина Приморья, кроме всего этого и избирательные системы - все это приватизировано губернаторской властью, пронизано криминально коррумпированными интересами, а вместо цемента - деньги, большие деньги...

Михаил Соколов:

И покровители в Москве?

Виктор Черепков:

Разумеется, вы можете себе представить - 26 раз срываются выборы. Тут уже мертвый бы заговорил, встал бы на дыбы самый мелкий прокурор, не говоря уже о Генеральном прокуроре России. Но ведь ничего этого не происходит. Значит, есть покровительство и в самых высоких кругах. На первом этапе это был Виктор Илюшин - первый помощник президента. Потом, вместе с ним - Сосковец. Потом были наитеснейшие контакты с Березовским. Но ведь когда начинаешь анализировать, как же дважды президент антиконституционным способом, когда краевые власти уже становятся бессильны справиться с населением и со мной как мэром, применяет силовые приемы с этими указаниями. Они - их технология рождения, не входят ни в какие правовые нормы. Как вот можно понять мою ситуацию: - меня никто с поста мэра не уволил. Я суд то проиграл у президента почему: мне говорят: "Виктор Иванович, вас президент увольнял"? "Нет". "У вас в трудовой книжке записано - мэр. Вы можете сказать, что в Указе президента есть ваша фамилия"? "Моей фамилии нет". Этот указ вообще без названия, рожденный не знаю, на подоконнике его кто-то готовил, или какие правовые структуры его утверждали... "Но а если вас не увольняли и не сокращали, и вашу функцию мэра никто не приостанавливал, тогда какие претензии к президенту"? "Ну как же, меня не допускает ОМОН". "Но это же не президент"...

Михаил Соколов:

Ну да, судитесь с местными властями за их неправовые действия...

Виктор Черепков:

Местные власти - ну хорошо. Тогда на невакантную должность - все меня боятся уволить, а я не могу обжаловать - нет предмета обжаловать...

Михаил Соколов:

Но сейчас то есть предмет для обжалования?

Виктор Черепков:

Сейчас - да.

Михаил Соколов:

А сейчас вы почему не обращаетесь в суд?

Виктор Черепков:

Тоже нет предмета судебного разбирательства. Во-первых, мы попытались войти в судебный процесс, который был по восстановлению Арыси Бондаренко как кандидата, но нам сказали: "Ваши то интересы не затрагиваются - она жалуется, а мы рассматриваем жалобу". Но вся схема разрабатывалась в тайне за пять дней до выборов самыми верхами власти, в том числе, представителями президента и руководством краевых и окружных избирательных комиссий. "На случай, если все же Черепков прорвется, надо все-таки снять Арысю Бондаренко". 25-го снимают. Когда я узнал об этом засекреченном заговоре через полтора часа, я вышел на радио и рассказал всю технологию этого.

Михаил Соколов:

Тем не менее, они не постеснялись.

Виктор Черепков:

Внаглую, потому что есть взаимный интерес, потому что госпожа Догот - руководитель этой окружной комиссии, за два дня до выборов получила звание заслуженного юриста. Сегодня не только доллары, но и звания, ордена, медали - все имеет коммерческую цену.

Михаил Соколов:

Почему в Приморском крае, где есть и крупные коммерческие структуры, и достаточно известные политики, оппозиция Евгению Наздратенко не смогла сорганизоваться, например, председатель Приморской Краевой Думы критиковал власть - в результате потерял должность спикера Думы. Был представитель президента Кондратов - нет теперь Кондратова - ни в ФСБ, ни представителем. Сейчас начальника Приморского управления ФСБ Веревкина-Рахальского отзывают и отправляют в Москву. Как это получается, что ни политические партии, ни структуры - ни кандидаты в губернаторы - был опять же кандидатом в губернаторы начальник Приморского морского пароходства Кирилличев - все они не смогли сплотиться и противостоять очевидным нарушениям закона. Почему?

Виктор Черепков:

Здесь, может быть, есть и какая-то моя вина. Вина заключается в том, что я просто лидер, как говорят, одиночка. Я не контактирую с партиями, движениями, со всеми другими там какими-то организованными общественными структурами, хотя в большинстве они меня поддерживают. Я в основу своего политического фундамента закладываю поддержку населения. И семь лет систематически все время люди голосуют за меня. И на этих выборах каждый третий житель Владивостока проголосовал за меня. И с одной стороны вся оппозиция была раньше просто в личности Черепкова, а Кирилличевы и Дудники появились только сейчас, и то, раньше они все время мне говорили: "Ну что ты не можешь найти общий язык с Наздратенко. Ну что ты с ним борешься". Я улыбался и говорил им: "Придет ваше время, и вы поймете".

Когда на них закружились уголовные дела, когда им потребовалась охрана, когда их предприятия постигли, в общем-то, попытки разорения и прочие неприятности, когда у них стали гореть цеха, и под ними все зашаталось и дошло до них - тогда они, конечно, заняли определенную позицию в оппозиции. Но для того, чтобы выиграть, она должна иметь в правовом государстве законодательную основу, а закон у нас не работает, вернее, не работают прокуроры - не надзирают. Это раз, а второе: на сегодня нет инструмента воздействия с помощью властных структур. Здесь, в Москве, во властных структурах все разными способами было приватизировано - самим Наздратенко - я условно это говорю. Даже прохождение документов. Здесь, оказывается, выяснилось, сколько стоит создать в аппарате бывшего президента отрицательное и положительное мнение,

Михаил Соколов:

Дорого, наверное?

Виктор Черепков:

Ну, как мне объяснили, "мой" указ стоил семь миллионов долларов.

Михаил Соколов:

Виктор Иванович, вот сейчас Бориса Ельцина нет, тех людей, которые делали эти указы - многих из них тоже нет. Но, тем не менее, судя по всему, система продолжает бороться с вами, и закон нарушается. Вы в одном из последних интервью сказали, что вы надеетесь на Владимира Путина, что он сможет разобраться. Почему? Может и ему будет выгоден губернатор Наздратенко, который, как и при Ельцине, готов выполнить любое указание начальства, любой приказ сверху, который не касается его личных интересов.

Виктор Черепков:

Лично я при всех страданиях, муках - не только моих, но и членов семьи и моих сподвижников, считаю, что самая высокая награда, которую вообще можно получить в жизни - уважение людей и поддержка... Помните, в начале 90-х - какой был рейтинг, какие были уважение и поддержка, когда произносили имя "Ельцин". Это была надежда на какие-то изменения. А что стало потом?

Михаил Соколов:

Он ушел и ему все простили.

Виктор Черепков:

Нет, история никогда не прощает. Желает новый президент этого? Нет, я не думаю, чтобы он желал. И на сегодняшний день люди ждут реальных шагов. В области экономики трудно сейчас что-то делать, потому что для этого нужны годы. Но вот в наведении порядка - чтобы законы действовали...даже не надо других законов - хотя бы заставить прокуроров надзирать за этими законами, а не просто рассматривать их в рыночной оценке.

Михаил Соколов:

Ну да, диссиденты говорили: "Соблюдайте вашу Конституцию". Снова: "Давайте соблюдать эти законы и эту Конституцию"?

Виктор Черепков:

Да, и в этом случае нужна политическая воля президента. И в этом плане, естественно, Путин мог бы показать, что в России появилась власть, а не просто ее имитация, что в России можно обратиться к президенту, а в лучшем случае к президенту и не надо обращаться - должна быть создана система, и она должна работать во благо и президента, и народа, и авторитета государства. У нас должна быть другая государственная система, основанная на законе, нравственности и интересах государства, и человека, а она разрушена...

Михаил Соколов:

Но вы верите, что Владимир Путин может сместить тем или иным законным способом Евгения Наздратенко с должности губернатора, чтобы навести порядок, потому что если говорить о вашем крае, то все-таки это - ключевое звено - центр системы власти для Владивостока и Приморского края. Если эта "группировка", которая контролирует регион - если, условно говоря, из нее не будет выведен ее лидер, то она будет продолжать действовать и попирать закон.

Виктор Черепков:

Да, конечно, но я должен сказать и другое: сколько этих лидеров преступных группировок отстреляли - или взаимно, или каким-то другим способом? А преступная группировка все растет... Поэтому, убирая Наздратенко, мы еще не решаем проблему. Он успел создать систему, и здесь под нее мы должны подводить другую систему. Я вам приведу наглядный пример. Ведь возмущает, что 26 раз срываются выборы во Владивосток: вот он прецедент - чего Черепкову ехать сюда, и что народу волноваться, давать наказ и говорить:" Виктор Иванович, как в старые времена, поезжай за правдой в Москву"?! Там же прокурор есть - он должен надзирать за законом. Если незаконно отстранили Арысю Бондаренко - вы где были, товарищ прокурор, вы почему не вынесли протест?! Если они сегодня незаконно вынесли решение, то почему не протестуешь, товарищ прокурор?! Возбудить хотя бы уголовное дело не по Наздратенко, Иванову, Сидорову или кому-то, а по факту систематического срыва выборов и уничтожения местного самоуправления во Владивостоке - я не говорю уже о коррупции и так далее... И там уже столько статей, что часть этой братвы сразу же заберет в чемоданы последние доллары, и через этот кордон, через "дыру в великодержавном заборе" уйдет.

Михаил Соколов:

Чего вы ждете сейчас от Центризбиркома, какого решения?

Виктор Черепков:

Положительного решения с точки зрения утверждения итогов волеизъявления граждан. Это - не то, что целесообразно, но законно. Потому что комиссия нарушила закон и по выдуманным причинам вдруг решила признать выборы недействительными, утверждая, что невозможно определить достоверно подсчет голосов. Как же невозможно, когда вы к этому решению сами приложили итоговый протокол, где все до одного голоса и одного процента просчитано и еще поставлена печать?!

Михаил Соколов:

А если такого решения не будет, судиться будете?

Виктор Черепков:

Естественно, и не для защиты своих прав... Для меня легитимность, определенная корочкой с фотографией и печатью, не главное. Моя легитимность в течение уже семи лет каждый раз подтверждается населением, и я обязан защищать интересы людей, будет у меня в кармане корочка или нет. Поэтому мои действия будут, как и прежде, направлены только на отстаивание интересов граждан. И вся наша борьба была основана на защите интересов граждан.

Михаил Соколов:

Будем ждать, что решит Центризбирком.

XS
SM
MD
LG