Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Первые реакции Европы на резолюции ПАСЕ по России

  • Елена Коломийченко

Программу ведет Елена Коломийченко. В ней участвуют специальный корреспондент Радио Свобода в Страсбурге Семен Мирский, комментатор Радио Свобода Ефим Фиштейн, немецкий политолог из Института международных исследований фонда "Наука и Политика" в Эбенхаузене доктор Кристоф Ройен и журналистка из Вены Елена Харитонова. Приводится также отрывок из беседы Семена Мирского с Сергеем Ковалевым - депутатом российской Государственной Думы, правозащитником, членом российской делегации в Страсбурге

Елена Коломийченко:

Решение Совета Европы беспрецедентно. В своей истории Совет Европы лишь дважды был вынужден заниматься похожими проблемами - первый раз в 1969-м году в связи с приходом к власти в Греции режима "Черных полковников". Греция тогда опередила Совет Европы и сама вышла из него. Во второй раз из-за военного переворота в Турции, когда Турция была лишена права голоса в ПАСЕ. Но вернемся к России: французская газета "Либерасьон" пишет, что "после 6 месяцев ПАСЕ сделала, что могла". Сообщения российских агентств в ответ на это полны гневных реакций. Одни обвиняют ПАСЕ в "духе холодной войны", другие говорят о новом "железном занавесе" и попытках говорить с Россией с позиции силы. Ирина Хакамада из СПС считает резолюцию опасной. В понедельник Дума соберется, чтобы обсудить результаты сессии в Страсбурге. "Европа нас не понимает, Европа устроила нам публичную показательную порку", - говорит член российской делегации в Страсбурге - лидер фракции "Единство" в Думе Борис Грызлов. В России в отношении к этой теме царит полная неразбериха. "Европа подвергла санкциям Австрию, а затем и нас", - так пишет одна газета, пренебрегая разницей между ЕС и Советом Европы.

Ефим Фиштейн:

Действительно, многие путают Совет Европы то с ЕС, то с ОБСЕ. Различия, конечно, не только количественные, но можно начать с них. ЕС - это сообщество 15 государств, на очереди дюжина новых возможных членов в ближайшем будущем, в то время как ОБСЕ включает 52 государства. Совет Европы состоит в настоящее время из 41 государства. Разумеется, отличие не только количественное. Совет Европы - старейший из европейских институтов, он создан в 1949-м году. Вначале эта организация предназначалась для европейской интеграции. Мысль о будущей интеграции, я думаю, была центральной у тогдашних лидеров 10 государств, объединившихся в Совет Европы. Позднее, однако, в первую очередь, усилиями Франции и Германии, которые добивались создания более действенных европейских институтов, Совет Европы стал чем-то вроде клуба, поскольку его эффективность в интеграционном отношении снизилась.

Он был заменен или вытеснен рядом других организаций и стал заниматься вопросам прав человека. На этом поле он добился весьма существенных успехов. Общее количество конвенций, принятых на основании рекомендаций Совета Европы близится к 160. Центральными или наиболее известными из них являются "Хартия прав человека" или "Хартия социальных прав", принятые практически всеми европейскими государствами. Как институт Совет Европы состоит их этих трех органов. Исполнительная власть состоит из Комитета министров - это орган, я бы сказал, принимающий наиболее важные с точки будущего Европы решения. Консультативную рекомендательную роль играет ПАСЕ, где и проходило слушание вопроса о России. ПАСЕ -это не избираемый орган, в отличие от Европарламента, а что-то вроде "сколка" парламентов европейских государств. Существует еще Конгресс региональных органов власти, который большого значения не имеет.

Елена Коломийченко:

Что говорят в Страсбурге представители европейских государств, к каким шагам готовы, как из Страсбурга видится перспектива отношений России и Европы?

Семен Мирский:

В Страсбурге не склонны принимать слишком серьезно истерические реакции из Москвы. К ним помимо тех слов, которые вы уже цитировали, относится и реакция спикера Думы Геннадия Селезнева, назвавшего принятое в четверг решение роковой ошибкой и так далек. Через несколько часов после окончания голосования уже указывают на позитивные моменты в отношениях между ПАСЕ и Россией, показывая, что никто не собирается сжигать здесь ни корабли, ни мосты. Я хочу привести напоминание секретариата ПАСЕ о том, что между Россией и европейскими инстанции здесь продолжаются нормальные отношения, и что вместо того, чтобы сердиться, надо сосредоточится на положительных моментах. Упоминается визит в Страсбург 22 марта специального представителя по правам человека в Чечне Владимира Каламанова, обмен письмами между президентом ПАСЕ Расселом-Джонстоном и главой российской дипломатии Игорем Ивановым.

Я процитирую: "Выражая надежду, что сотрудничество между РФ и Советом Европы и далее будет развиваться на взаимовыгодной основе прошу вас принять мои уверения в моем высоком уважении", - это заключительный параграф письма Иванова лорду Расселу-Джонстону. В этом же письме Иванов информирует о готовности российской стороны допустить на территорию Чечни трех экспертов Совета Европы по нарушениям прав человека. Так что, по-моему, было бы ошибкой представлять ситуацию так, будто бы произошло голосование, и Россия вылетает из Совета Европы, а мосты и каналы коммуникаций сожжены. Я думаю, что реальность окажется иной.

Елена Коломийченко:

Во всяком случае, Европа не сжигает этих мостов, а ответная реакция России хоть и полна всяких осуждающих слов, но мы сможем говорить о ней только в понедельник, после обсуждения в Думе и принятия решений на правительственном уровне.

Послушаем теперь отрывок из беседы Семена Мирского с Сергеем Ковалевым - депутатом российской Государственной Думы, правозащитником, членом российской делегации в Страсбурге.

Семен Мирский:

Сергей Адамович, то, что произошло на сессии ПАСЕ, по-моему, опровергает, ставший избитым клише тезис о том, что "Запад не понимает Россию, как раньше не понимал СССР, и не умеет с ней говорить". Оказывается у людей, которых традиционно обвиняли в непонимании России, нашлись силы. Вы не думаете, что есть перемены в этом смысле?

Сергей Ковалев:

Слава Богу, если бы вы оказались правы. Но я думаю, что дело обстоит немного иначе. Конечно, это понимание растет, и слыша прямую ложь уже научились ее отличать. Конечно, очень многое значило то обстоятельство, что Совет Европы наконец обратил достойное серьезное внимание на свидетельства правозащитных организацией - это все так. Но на самом деле наряду с этими признаками понимания мы слышали и признаки непонимания тоже. Сколько депутатов, ораторов говорили на сессии о том, что вот: "Путин - новый президент, он имеет возможность изменить курс, и надо дать ему эту возможность". И сколько было разговоров о том, что вот - государственная власть виновата, а Дума нет. Что, вы не знаете нашу новую Думу и господствующие в ней настроения?! Вы то их знаете, но в том, что их знает Страсбургская Ассамблея, я сомневаюсь.

Елена Коломийченко:

В России любят сравнивать отношение ЕС к Австрии в связи с участием в ее правительстве праворадикальной Партии Свободы и отношение Европы к самой России. Поэтому вопрос в Вену Елене Харитоновой: как смотрят на решение ПАСЕ по отношению к России в Австрии?

Елена Харитонова:

Во-первых, надо конечно сказать, что здесь тоже все смотрят через призму этих санкций ЕС по отношению к Австрии. Надо иметь в виду, что все страны ЕС прекратили с ней двусторонние отношения и общаются с ней только на общих заседаниях и встречах, где не хотят фотографироваться с австрийскими министрами, не пожимают им руки... Две трети австрийцев это возмущает и обижает. Они пишут в газеты, говорят, что "нас судят только за то, что мы допустили к власти популиста, а в России - в Чечне, совершаются страшные преступления, и все в мире подают ее представителям руки. Как же, мол, так"?!

Как раз сейчас в Вене ЕС открывает специальное бюро против расизма и враждебности к иностранцам. На открытие приглашены президенты стран членов ЕС, только президенты, это сделано специально, чтобы не общаться с австрийским правительством, против которого направлены санкции. Министр иностранных дел Австрии Феррера -Вальднер все-таки решила без приглашения участвовать в открытии. Как сказал вчера по телевизору об этом председатель Европарламента Коль-Фонтен, это ставит устроителей в сложное положение. Сейчас закончилась трансляция этого открытия и, впрочем, все прошло гладко... Определиться в отношении России Совету Европы, конечно, намного труднее, чем ЕС определиться по отношению к Австрии.

Елена Коломийченко:

Есть ли что-то на эту тему в австрийских газетах?

Елена Харитонова:

Да, но не так уж много. Газеты излагают события в Совете Европы лишь кратко и, так сказать, просто рассказывают в чем дело. Для оживления текста добавляется одна и та же деталь о драке между российским депутатом Ассамблеи и представителем Чечни. Только одна газета - "Штандард" объясняет, что это - дагестанец, выступивший с осуждением поведения чеченцев в его республике, но для большинства австрийцев это не суть важно - они плохо представляют разницу между Дагестаном и Чечней и как что там конкретно происходит. Но главное то, что отношение к чеченской войне здесь резко отрицательное, но так как смотрят издалека и не знают многих деталей, то яснее выступает суть - преступность и аморальность самой этой войны и трагедия, сочувствие людям, живущим в Чечне, в том числе и русским из Грозного, но не русским солдатам - сама Россия здесь однозначно агрессор. Поэтому здесь жутко прозвучало заявление Чубайса о "рождении новой русской армии в кровавой бане чеченской войны" - его здесь много цитировали.

Елена Коломийченко:

В Германии к России относятся с особым вниманием. Дня не проходит без сообщений в газетах о событиях в Чечне и комментариев к ним. Доктор Ройен - вы один из тех, кто с самого начала считал, что Европа должна не только декларировать, но и реально демонстрировать внимание к правам человека, а вернее - к нарушению этих самых прав России в чеченской войне. Вы, как и Сергей Ковалев, говорили, что европейцам не хватает жесткости. Что вы можете сказать сегодня после принятых резолюций, осуждающих Россию?

Кристоф Ройен:

Сегодня лучше сосредоточиться на результатах вчерашней работы ПАСЕ. Совет Европы - это совсем другая вещь в сравнении с ЕС. Лг был созаден в 1949-м году, и его единственная основная фундаментальная цель - сохранение демократических принципов и прав человека после страшных событий Второй Мировой Войны. Эти фундаментальные цели обязывают всех членов Совета. Именно Сергей Ковалев в 1996-м году, выступив за права чеченцев, сказал, что Совет Европы должен открыть двери для России, потому что Россия может развиваться в правильном направлении. А теперь Сергей Ковалев говорит, что нельзя оставить то, что мы видим в России после этих 4 лет без реакции Совета Европы. Сергей Ковалев из-за этого не согласился с позицией других членов российской делегации, потому что в России и среди делегации до сих пор не понимают фундаментальную вещь: милиция не может использовать те же средства, что и преступники. Поэтому, даже если мы имеем дело в Чечне с бандитами и террористами, это не означает, что член Совета Европы может использовать те же самые средства. Поэтому Совет Европы и сказал все - конец. Но окончательное решение принимает не ПАСЕ, а именно Комитет министров. Что там будет - мы не знаем.

Елена Коломийченко:

Как вы думаете, окажут в реальной политике эти решения Совета Европы какое-то свое воздействие на отношения между Россией и Европой в целом и Германией в частности?

Кристоф Ройен:

Парламентарии выступили за права человека и моральные принципы, но наши правительства показывают стремление заниматься больше реальной политикой, и поэтому можно сомневаться в том, что, в конце концов, они дадут своим министрам иностранных дел инструкции голосовать именно за приостановку.

Елена Коломийченко:

В Чехии реакция на войну в Чечне была и остается жесткой. Ефим Фиштейн , как в Восточной Европе и, в частности, здесь в Чехии воспринимается это беспрецедентное решение Совета Европы?

Ефим Фиштейн:

Чешская делегация, как и польская, венгерская и многие другие голосовали за эту резолюцию, воспринимая ее как своеобразный моральный комментарий к политике. Политика без морали чудовищна, однако, мораль не замещает политики. Общественное мнение Чехии на стороне парламентской делегации, но правительство, видимо, руководствуется другими соображениями, как и правительства западных стран, и не собирается пока применять никаких санкций против России. Общественное мнение формируется тем, как о войне сообщают СМИ, а те находятся под влиянием своих корреспондентов. Чешские корреспонденты - одни из немногих, которые регулярно передают в свои СМИ правдивую информацию об этой войне. Чешские гуманитарные организации, в частности, "Человек в Беде" - гуманитарная организация, поставляющая помощь в Чечню - одни из немногих, постоянно присутствующих в Чечне западных организаций. Поэтому у чехов есть информация из первых рук.

Семен Мирский:

Председателю ПАСЕ направил письмо Аслан Масхадов: "Российские власти преследуют чеченцев по этническому признаку по всей России. Геноцид, устроенный империей, не прекращается. Тысячи молодых людей пополняют ряды сопротивления. Борьба будет продолжаться до победного конца - иного выхода нет", - пишет Аслан Масхадов лорду Расселу-Джонстону.

XS
SM
MD
LG