Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему Запад поддерживает президента Черногории Джукановича?


Тему ведет Андрей Шарый. В программе участвуют президент Черногории Мило Джуканович и корреспондент Радио Свобода в Белграде Айя Куге.

Андрей Шарый:

Накануне образования весной 1992-го года третьей Югославской Федерации, тогдашний сербский президент Слободан Милошевич употребил емкий образ для характеристики отношений между субъектами общего государства: " Сербия и Черногория это два глаза одной головы", - заявил он. Однако, на деле равенства не получилось. Сейчас, как утверждает президент Черногории Мило Джуканович, около трети граждан его республики выступает за выход из состава СРЮ, причем число сторонников независимости растет из месяца в месяц. "Черногорский народ обладает государственным сознанием, - говорит Джуканович. - Мы отдаем себе отчет в опасности каждого нашего ложного шага, однако, если вследствие ретроградной политики Слободана Милошевича масса нашего недовольством неравным положением Черногории в федерации станет критической, мы проведем референдум о независимости. Черногория пойдет демократическим путем, вместе с Сербией или без Сербии".

Мило Джуканович:

Я хочу сказать откровенно: отделение Черногории от Югославии - это для нас не главная цель. Наша главная цель - развитие Черногории как демократической, экономически процветающей европейской страны.

Андрей Шарый:

25 октября делегация Демократической партии социалистов, которую возглавляет Мило Джуканович, отправится в Белград обсуждать с представителями правящей в Сербии Социалистической партии и Партии "Югославские левые" - эти партии контролируют Милошевич и его жена Мирьяна Маркович, черногорские предложения о новой модели организации республиканских отношений. Об этом подробнее расскажет наш белградский корреспондент Айя Куге.

Айя Куге:

Два с половиной месяца назад правительство Черногории предложило концепцию новых отношений с Сербией. В документе подчеркивается, что эти отношения должны строиться на принципах полного равноправия и самостоятельности членов Федерации в решении внутренних вопросов. С этой целью Черногория предлагает ограничить полномочия федеральных органов и передать в их ведение лишь вопросы обороны, внешней политики, экономического и научно-технического сотрудничества. Проект предлагает изменить название с Союзной республики Югославия на "Содружество Черногории и Сербии" или "Содружество государств Черногория и Сербия". Авторы документа считают, что в отличие от существующей практики парламент обновленного союза должен быть однопалатным и избираться на паритетных началах, чтобы исключить возможность дискриминации Черногории. Черногорское правительство настаивает на том, чтобы федеральная армия была разделена на две республиканские, а президент каждой республики стал бы главнокомандующим армейскими подразделениями на своей территории. В тоже время сохраняется совместный Верховный совет обороны во главе с президентом Содружества. Однако, его решения, как предполагается, должны приниматься консенсусом трех президентов. В начале августа черногорское правительство направило эти свои предложения правительству Сербии, требуя их обсуждения и сообщив, что проект - не ультиматум Белграду, но что он показывает тот уровень отношений с Сербией, ниже которого Черногория не пойдет. До сих пор официальный Белград предложения Подгорицы не комментировал.

Андрей Шарый:

Похоже, сам Джуканович не верит в благополучный исход переговоров. Наивно питать надежды на то, что проводимая Милошевичем политика вдруг изменится. Однако черногорский президент заинтересован в долгой политической игре. Очевидно, что эпоха Милошевича в Сербии скоро закончится, и тогда шансы Джукановича, в одном случае занять пост югославского президента, в другом - стать первым в истории президентом суверенного черногорского государства выглядят достаточно солидными. Поэтому, в отличие от некоторых своих оппонентов в Подгорице, Джуканович и не торопится объявлять референдум о независимости. Во-первых, такой резкий шаг вряд ли получит поддержку западных стран. Во-вторых, он неизбежно вызовет внутриполитический раскол в самой крошечной приморской республике.

Мило Джуканович:

Господин Милошевич пытается манипулировать своими сторонниками для того, чтобы распалить страсти и совершить в Черногории то, что уже совершено в Хорватии и Боснии.

Андрей Шарый:

Джуканович справедливо утверждает, что Милошевич год за годом, раз за разом заставляет сербский народ расплачиваться за политические ошибки своего вождя. Сторонники Милошевича - это электорат бывшего черногорского президента и бывшего друга Джукановича Момира Булатовича. По мнению социологов, это - от 30 до 40 процентов избирателей. С 1992-го по 1997-й год Мило и Мома - так называли Джукановича и Булатовича журналисты, вместе рулили республикой по указаниям белградского вождя. Джуканович - представитель влиятельного черногорского клана из города Нипшич, рано начал партийно-комсомольскую карьеру, и пост главы республиканского правительства получил в 29 лет. Балканская пресса сейчас много пишет о том, что именно Джуканович в годы международной блокады Югославии по поручениям Милошевича занимался организацией контрабанды сигарет и алкоголя через побережье Черногории, и что оба политика нажили на этом немалые барыши. Все изменилось в 1997-м году. Джуканович словно прозрел и стал демократом. Сам он обстоятельства предвыборной кампании, завершившиеся его приходом к власти, описывает так:

Мило Джуканович:

Черногорцам на президентских выборах были предложены две модели развития. Характеристики первой из них составляют те ценности, о которых я без устали говорю уже два года. Другой выбор - проект господина Милошевича - политика самодовольства и самоизоляции, постоянного экономического кризиса и абсолютного беззакония. Все это чревато установлением в стране диктатуры, что и произошло в течение последнего года.

Андрей Шарый:

Критики черногорского президента замечают, что он выглядит демократом только на фоне своего белградского коллеги. Несколько дней назад я встречался в Праге со Славко Первичем, одним из лидеров партии "Гражданский союз", давно и последовательно выступающей за провозглашение независимости Черногории. Первич уверен, что Джуканович установил в республике авторитарный режим личной власти и подтверждает свой тезис довольно обильной аргументацией. Республиканские силовые структуры, судебная система, телевидение находятся под неограниченным контролем президента, бдительно следящим за тем, чтобы рамки демократии в его республике соответствовали его личным интересам. Но совсем уж незапятнанных и при этом популярных в народе вождей в бывшей Югославии просто нет, да и неоткуда им в этой стране взяться. Поэтому, ответ на вопрос о том, почему Джукановича поддерживает Запад, прост. Существует реальная политика, которая вынуждает ставить пусть и на человека с темным прошлым и сомнительным настоящим, но зато очевидно способного к переменам к лучшему. Демократами не рождаются, демократами в Югославии становятся.

XS
SM
MD
LG