Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Павел Бородин уверен в своей победе на выборах мэра Москвы

  • Савик Шустер

Савик Шустер беседует с Управляющим делами президента Российской Федерации Павлом Бородиным, кандидатом в мэры Москвы. В программе участвуют корреспонденты Радио Свобода, в Москве - Владимир Долин и в Туле - Сергей Новиков.

Савик Шустер:

Павел Павлович, сегодня Владимиру Путину, премьер-министру России пришлось опровергать появившиеся в прессе сообщения о том, что его предвыборный штаб, а известно, что он будет баллотироваться в президенты России, будет находиться в Белом Доме при правительстве. Он сказал, что такого быть не может, не может быть штаба в правительстве. Вот где будет ваш штаб, на Старой Площади или где?

Павел Бородин:

Вы знаете, есть официальная городская избирательная комиссия по выборам мэра города Москвы, есть фонд, который создается из добровольных пожертвований граждан и предприятий, и будет штаб городской избирательной комиссии, я этим вопросом не занимался, и пока не освобожден на период этой борьбы от должности Указом президента. Мы этот вопрос пока не рассматривали. Есть ряд предложений, и я думаю, что в понедельник-вторник мы примем решение, где будет штаб, в соответствии с законами города Москвы.

Савик Шустер:

То есть президент указом освободит вас на этот месяц с лишним?

Павел Бородин:

Конечно.

Савик Шустер:

Павел Павлович, скажите пожалуйста, остается пять недель до выборов, немножко больше. Это, как говорится на избирательном жаргоне, не так уж много времени, чтобы раскрутить кандидата. Наверное, надо бросить очень большие средства, чтобы узнавали лицо, чтобы знали программу. Как вы считаете, сколько, я не говорю, сколько точно, но каков порядок цифр необходим для предвыборной кампании?

Павел Бородин:

В соответствии с законами города Москвы, меня не надо раскручивать, я в Москве живу десять последних лет, и до этого жил три года как студент Московского института химического машиностроения, а последние десять лет как депутат, и уже почти семь лет как Управляющий делами президента Российской Федерации. Я работаю в Москве, и я делаю московскую экономику и московские инвестиции. Это Кремль и Белый Дом, здание Думы, Зубовская площадь и ряд сверхпрекрасных объектов. Московское жилье, современное и суперсовременное жилье, московские городские коллектора, это телефонная станция на Таганке, это трансформаторные станции.

Савик Шустер:

Да, но ведь Лужков набрал на прошлых выборах 90 процентов?

Павел Бородин:

Ну, блажен, кто верует, что у него будет 90 процентов. Я думаю, что у меня будет чуть меньше - 50 плюс один.

Савик Шустер:

Павел Павлович, давайте послушаем вашу пресс-конференцию. Почему? Потому что все же это было событием дня - ваша первая пресс-конференция в качестве кандидата в мэры Москвы, и давайте послушаем, какие вопросы задавали мои коллеги и каковы были ваши ответы. Материал Владимира Долина:

Владимир Долин:

Пресс-конференцию после регистрации на пост мэра столицы Павел Боролин провел в наступательном духе. В будущем Управляющий делами администрации президента не сомневается.

Павел Бородин:

Я знаю, что я выиграю, 50 плюс один.

Владимир Долин:

Павел Бородин уверен, что справится со сложным хозяйством Москвы.

Павел Бородин:

Я сегодня управляю делами президента России. Я хочу управлять делами каждого москвича. Треть Москвы я обустроил, обустрою и всю Москву.

Владимир Долин:

Чтобы сложная машина городского хозяйства работал бесперебойно, по мнению кандидата на пост мэра, необходимо ограничить функции мэрии.

Павел Бородин:

Город должен нести четыре функции. Это - коммунальное хозяйство, дорожное строительство, общественная безопасность и пожарная безопасность. Это - его четыре основные функции. Сегодня у нас города занимаются всем. Остальные функции, как функции мэра, который если их решает, то и детские сады строятся, и школы, и пенсионеры получают пенсии, и налоги собираются, и инвестор есть, и деньги привозятся, и оборот торговый есть. Всем это выгодно. Я просто назвал основные функции. Вот такие побочные функции, как социальные программы, программы занятости, рынок земли нужны в Москве. Все мы прекрасно знаем, что сегодня, чтобы получить участок земли, в Москве надо заплатить. Кому и как - я не буду вам рассказывать.

Владимир Долин:

Кстати, хотя Управление делами ведет активное строительство, сам Бородин ни разу никому ничего не платил. Разве что мэрия получала квартиры в построенных домах. Ноу-хау Павла Бородина простое:

Павел Бородин:

Когда есть голова, легко работать, еще нужно знание дела, которому ты посвятил всю жизнь.

Владимир Долин:

Судя по всему, агитация Бородина будет направлена на прекрасную часть электората. Как заявил кандидат, больше всего в Москве ему нравятся женщины.

Павел Бородин:

Мне нравятся только женщины. Потому что я объехал весь мир, я только не был в Южной Америке, просто не получилось, я считаю, что самые красивые женщины во всем мире в России и Москве.

Владимир Долин:

Московских чиновников Бородин постарался уcпокоить. В случае его победы кадровая революция не предвидится.

Павел Бородин:

"Министр приходит и уходит, а аппарат остается", - это - цель любой работы, которой я бы не занимался. В Илюйске, в Якутске, в Управлении делами, везде.

Владимир Долин:

Не забыта и малообеспеченная часть электората. По мнению Бородина, Москва сегодня город для богатых, и это положение необходимо менять.

Павел Бородин:

Мы забыли население Москвы. Оно сопутствующее нашему базару. Не рынку, а базару. Мы все время это наблюдаем. Я бывал во многих городах - там есть рестораны для богатых и для бедных. Есть рестораны для богатых, для среднего класса и для бедных. Блеск нашей Тверской улицы, наших ресторанов и наших цен может пришибить кого хочешь. У нас еще есть люди. Примерно, половина москвичей, которые в эти рестораны и магазины не только сходить, даже подойти к ним не могут. Где магазины, которые их обслуживают?

Владимир Долин:

Над обвинениями в коррупции кандидат в мэры смеется.

Павел Бородин:

Я понимаю, сейчас поднимется волна компромата. Если вдруг окажется, что у принцессы или королевы от меня родится трое детей - два мальчика и девочка, то надо будет узнать, она ко мне приезжала, или я к ней ездил. Миллионы туда сюда, помните в швейцарском банке ходили. Миллион восемьсот тысяч, два, три, десять, пятнадцать, сорок, ну не обижайте. У меня два с половиной миллиарда долларов годовой оборот. Пишите, что я 600, 700 миллионов украл, или миллиард, елки-палки. Что же мелочиться?

Владимир Долин:

По мнению кремлевского чиновника, скандал потребовался не противникам Кремля, а фирме "Мабетекс" в рекламных целях.

Савик Шустер:

Павел Павлович. Вот я понял из вашей пресс-конференции, что вы полагаете, что мэром Москвы должен быть администратор, а не политик. С другой стороны, традиционно было так, что первый секретарь партии в Москве всегда рассматривался как кандидат на должность Генерального секретаря ЦК КПСС, и всегда был также и политическим лидером. Почему не может этого быть сегодня?

Павел Бородин:

Потому что только Ельцин, будучи первым секретарем горкома, стал президентом России. Все же остальные не становились президентами или генсеками. Всегда были сторонние , не московские руководители государства, до Ельцина. Он тоже "лимита", свердловская, как я якутская "лимита". Я думаю, что сегодня в Москве 90 процентов, это - "лимита". Это те люди, которые прошли сложный жизненный путь, которые умеют брать на себя штурвал. В Москве трудно научиться брать на себя штурвал. Слишком много начальников, и слишком размыта ответственность. А мы со Свердловска, Иркутска. Новосибирска, Владивостока, Магадана, у нас за спиной никого нет. Мы и регион, мы и министерство - как решишь, так и будет. В этом отношении мы явно сильнее всех москвичей.

Савик Шустер:

Павел Павлович, вы на пресс-конференции сказали, что это ваше самостоятельное решение, однако, у вас был разговор с президентом, жесткий разговор. Он не хотел, чтобы вы баллотировались на этот пост. Я так понимаю? А каковы были его аргументы, почему он не хотел?

Павел Бородин:

За шесть с половиной лет, что я работаю здесь, очень многие поменялись. Люди, которые, в общем-то, занимали ключевые посты и в правительстве, и в администрации, и в других федеральных органах власти. Я остался на своем месте, потому что я занимаюсь своим делом, это моя работа, я ни на что больше не претендовал. Действительно Ельцин был вначале категорически против. Он сказал: я работаю, и вы будете со мной работать. Я привел несколько очень веских аргументов и сказал, что даже вопрос не в том, что я просто хочу баллотироваться. Во-первых, я никогда никого не сдам. Ельцина, сверхпорядочного человека, сделавшего Россию свободной, тем более. Никогда. Я ему сказал, что просто должен сказать свое слово еще и в Москве. И я уже говорил о том, что сегодня четверть или даже треть инвестиций в Москве делает Управление делами президента. И это не Бородин, это - Ельцин, он привлек все. Привлек деньги, сделал Кремль и все остальные объекты. Я сказал, что я бы хотел бы довершить дело, которому я посвятил жизнь. Четвертая часть Москвы сегодня сделано мной под руководством Ельцина.

Савик Шустер:

А вы бы хотели всю, наконец?

Павел Бородин:

Конечно.

Савик Шустер:

Павел Павлович, все равно любому наблюдателю, эксперту, журналисту, очень трудно избавиться от мысли, что, так как в стране сейчас два политических формирования, которые ведут очень жестокую борьбу, как многие говорят, даже на уничтожение, вот трудно избавиться от мысли, что вы являетесь противовесом Юрию Лужкову, и что это политическое решение окружения президента. Несмотря на то, что вы говорите, что он был против? Что вы на это можете сказать?

Павел Бородин:

Во-первых, я никогда не был в Кремле. Я работаю на Старой площади. Я лишь обслуживаю Кремль, а вернее администрацию Кремля. Меня неоднократно пытались уволить только за то, что я имею свое мнение по любому вопросу, в том числе и по выдвижению себя кандидатом в мэры Москвы. Так что здесь обвинения в том, что это политический ход, они просто беспочвенны.

Савик Шустер:

А может ли быть такое, что вы ощущаете в самом деле, некую опасность в сторону Борису Ельцина, исходящую от Юрия Лужкова. И вы, как лояльный и преданный человек, как вы сказали, все же где-то у вас есть мысль, что вы можете таким образом помочь президенту?

Павел Бородин:

Нет, я хочу помочь Москве. Я уже сказал на пресс-конференции, что я управлял делами президента и хочу управлять делами каждого москвича, помочь каждому москвичу. Эту работу я прекрасно знаю, я руководил районом, городом, работал в огромном объединении, теперь работаю в огромном министерстве. Управление делами президента, это - министерство его императорского величества, оно создано в 1797-м году, и сегодня несет примерно те же функции. Так что, я знаю эту работу и хочу помочь, прежде всего, москвичам и, конечно, Ельцину, которого я очень уважаю и считаю чрезвычайно полезным человеком.

Савик Шустер:

Павел Павлович, я не могу избавиться от желания задать вам следующий вопрос: в контексте президентских выборов мы очень много говорим о безопасности президента и его "семьи" в случае победы другого человека, других сил. Многие говорят, что, так как таких гарантий нет, президент опасается, все же он - глава семьи в нормальном смысле этого слова, дедушка, и, конечно, его заботит будущее внуков и семьи. Вот если бы вы стали мэром Москвы, вы бы гарантировали безопасность Юрию Лужкову?

Павел Бородин:

Безусловно. Я не считаю, что в борьбе за кресло мэра Москвы у меня есть противник. У меня есть соперники, не более того. Я в этой жизни, вы знаете, я в Якутии поехал на охоту. Убил зайца, он заплакал, я с тех пор не могу убить не только зайца, но даже и муху. Так и здесь - я уже никогда никого не могу ни унизить, ни принизить. У меня есть просто соперники, и я считаю, что сегодня каждый москвич, я себя считаю москвичом, я вспоминаю слова Никсона, который говорил, что можно прожить 50 лет в Германии, приезжать на полтора месяца в Америку и почувствовать себя американцем, можно жить 35 лет в Англии или Франции, приехать в Америку и считать себя американцем. Я - москвич, Можно прожить всю жизнь в Якутии, Туве, Новосибирске, приехать на год, я уже здесь 13 лет, в Москву и почувствовать себя москвичом. Я москвич, и я хочу, чтобы жители Москвы наконец поняли, что им нужен деловой хозяин, который не занимается федеральной политикой, который желает и может, а я уже доказал это на четверти Москвы, что я могу, сделать их счастливыми.

Савик Шустер:

Но все же москвичи выбрали Лужкова именно из-за его деловых качеств, потому что почти всем москвичам, в большинстве казалось, что дела в Москве обстоят гораздо лучше, чем в других городах, и это, кстати, правда.

Павел Бородин:

Казаться, не значит быть. Это - первое, а второе - я же не говорю, что Лужков плохой или правительство Москвы плохое. Я в правительстве Москвы знаю очень многих людей, и считаю их чрезвычайно деловыми людьми, отвечающими своему статусу, так же как работников префектуры и других подразделений Москвы. Но просто я могу лучше. Я могу сделать больше, я это уже доказал. Кремль и Белый Дом, Зубовская площадь и здание Совета Федерации, это коллектора и телефонные станции, насосные станции.

Савик Шустер:

Павел Павлович, а что вы будете делать с долгами Москвы? У правительства Москвы огромные долги и их надо выплачивать?

Павел Бородин:

Ну, я думаю, что 20 декабря после победы я разберусь и приглашу экономистов.

Савик Шустер:

Вы предполагаете, что выиграете в первом туре?

Павел Бородин:

Я не предполагаю. Я выиграю в первом туре, это однозначно, как говорит мой друг Жириновский.

Савик Шустер:

Кого вы соберете 20-го?

Павел Бородин:

Я соберу правительство. Вы знаете, есть разные способы руководства. У меня сначала был в подчинении один человек, потом четыре, потом 350, потом 5500, 16 тысяч, 32 тысячи, сейчас вот 150 тысяч людей у меня работают. Причем, это не чиновники. Это - работающие люди, жители Москвы. Я, никогда, приходя на руководяще место, никого не увольнял, пока не разбирался в том, что каждый стоит на своем шесте. У меня сегодня семь заместителей, шесть из тех, кто был до меня, остались. Мы с ними нашли точки соприкосновения.

Савик Шустер:

Это - кадровые вопросы, а дальше?

Павел Бородин:

Сначала мы разберемся с кадрами, которые делают долги. Если они их делали для блага Москвы, то никаких проблем не будет, будем искать пути решения. Если же они их делали для себя, то здесь, я сказал, что из семи замов у меня один ушел. Вечером у него забрали удостоверение на выходе, и с тех пор его просто не было. Так что, я думаю, что в Москве большинство людей и в префектурах, и в управах, и в правительстве на своем месте. Просто надо менять некоторые ориентации, программы, проблемы. Шесть с половиной лет я все время работаю с Москвой. У нас, в основном все вопросы и строительства. И реконструкции - это Москва. Хотя наша собственность и находится в 78 странах, тем не менее, больше мы завязаны на Москву. Эту работу я прекрасно знаю, и никаких переделов собственности. Я по молодости прочитал книгу "Коридоры власти". Там было написано очень четко: "Министры уходят и приходят, аппарат остается". Я думаю, что аппарат в Москве полностью соответствует своим задачам. Надо только кое-какие другие ориентиры и цели поставить.

Савик Шустер:

Военнослужащие из Тульской области, уехавшие воевать по контракту на Северный Кавказ, возвращаются домой. Репортаж Сергея Новикова.

Сергей Новиков:

Некоторые туляки из числа уехавших недавно в Чечню и Дагестан повоевать и заработать денег уже возвращаются домой. Кто-то называет их добровольцами, кто-то наемниками. Сколько туляков было отправлено в последнее время на Северный Кавказ, военная тайна. Сколько вернулось назад, не скрывается. Во всяком случае, местные на газеты пишут о восьми туляках, разорвавших в одностороннем порядке свои контракты. Все они были прикомандированы к Нижегородской мотострелковой дивизии. Причина расторжения контракта кроется не в политических проблемах. Просто добровольцы-наемники столкнулись с тем, что в местах дислокации на Северном Кавказе нет питьевой воды, не организовано нормальное питание, а, главное, всем им, по истечении месяца в зоне боевых действий, не заплатили оговоренных условиями контрактов сумм. На этом борьба с терроризмом для уже вернувшихся домой туляков закончилась. Газета "Московский комсомолец" в Туле пишет о крайне неудовлетворительном материальном обеспечении бойцов Тульской дивизии внутренних войск, проходящих службу на Северном Кавказе. Бойцам не хватает мыла, сигарет, почтовых принадлежностей и медикаментов. Не организовано усиленное питание. Но призывники, в отличие от добровольцев-наемников вынуждены с этим мириться. Демобилизация и расторжение контракта - две большие разницы.

Савик Шустер:

Павел Павлович, я понимаю, что восемь туляков это не пример федерального уровня. Тем не менее, он показывает одну вещь: что армия не обеспечена, военная прокуратура говорит об этом очень часто. Неисправная техника, солдаты не готовы. Не обеспечено питание и так далее, и тому подобное. Вот, как вы считаете, вы, во-первых, Управляющий делами президента, во-вторых, собираетесь быть мэром самого большого в России города, города-государства практически. Как вы считаете, есть ли возможность решить эти армейские проблемы раз и навсегда?

Павел Бородин:

Почему собираюсь? Я буду мэром города Москвы. Это первое. Второе, я думаю, что все зависит от первого лица, которое руководит министерством, ведомством, городом, регионом и так далее. Я уже как-то поднимал эту тему, с Николаем Константиновичем Байбаком в этом году мы беседовали. Я его спросил: "Сколько в советское время вы составляли балансов, считай планов"? Он говорит - 400. Я говорю: "Подумайте, сколько планов составляет Япония, самая рыночная страна мира"? Он говорит: "Наверное, 20-30". Я говорю : "Вы ошибаетесь, 12 тысяч". Когда приходят руководители, которые прекрасно знают свою отрасль, министерство, ведомство, дело, которые составляют 12 тысяч балансов, то есть, знают практически все про все, и сигареты, и сапоги, и куртки, и шапки, и патроны, тогда и в армии будет хорошо. Мне здесь что-то трудно сказать, это - проблема для меня очень сложная. У нас в Управлении делами огромные долги, мы очень часто делаем вещи в долг, у нас есть все: самолеты, машины, здания, сооружения, Кремль, жилье, все, потому что я своим делом занимаюсь профессионально. Это - единственный ответ касательно нашей армии.

Савик Шустер:

Скажите, эта неделя прошла под знаком очень многих разговоров о возможной отставке Владимира Путина. Причины не указывались, но очень многие говорили, что его рейтинг растет очень стремительно, и может быть, что закончилось время премьерства Путина. Доходила ли до вас информация об этом, или вы думаете, что это тоже просто политиканство, игра и слухи?

Павел Бородин:

Вы знаете, до меня доходила такая информация из спецслужб, что мы с Юрием Михайловичем договорились - он уступает мне мэрство, а я открываю ему дорогу в президенты России. Юрия Михайловича я с конца апреля не видел, не разговаривал с ним, ни по телефону, ни лично. Таковы же эти слухи про Путина. Я знаю его как чрезвычайно порядочного человека, обязательного человека, человека дела, мы уже год вместе работаем, я знаю, что из 78 стран мира, где у нас есть собственность, в 45 у него порядок, чего не сделали за 70 лет советской власти. Я думаю, что это - обыкновенные слухи и не более того.

Савик Шустер:

Павел Павлович, что касается вас лично. Многие западные газеты писали о коррупции в высших эшелонах власти в России. Очень часто вы были в центре этих материалов. Тем не менее, если вы будете мэром Москвы, вы сейчас скажете, что обязательно будете, я понимаю, вам придется вновь наводить мосты с Западом. Как вы считаете, помешают ли вам эти обвинения, или все это можно исправить?

Павел Бородин:

Мне исправлять нечего. Я давно установил мосты с Западом. Я в 1995-м году был в Америке и беседовал с претендентом на президентское кресло Доулом. В 1996-м году я пять раз был у Коля, четыре раза у Ширака, четыре у Берлускони. Я знаю очень многих политических деятелей. Так что для меня никакой проблемы наведения мостов с Западом не существует. Недавно я водил Федерального прокурора США по восстановленному Большому Кремлевскому Дворцу. Она все время просила: "Позвольте с вами сфотографируемся". Я говорю: "Ну как же так. Главный коррупционер России и Федеральный прокурор США". Она говорит: " Кончайте дурить, давайте сфотографируемся, я буду бороться с коррупцией везде, но только не в России". Она была просто поражена, тем, что увидела. Это же просто глупость. Я благодарен СМИ за то, что я узнал о существовании "Банка Нью-Йорка", в котором, оказывается, были мои деньги. Я никогда о таком банке не слышал, мы попросту не работали с американскими банками.

Савик Шустер:

Ну, ладно, ну то, что существует "Банк Москвы", вы, наверное, знали?

Павел Бородин:

Ну, может я догадывался, но не знал, и из СМИ узнал. Я думаю, что все-таки я вспоминаю свою старую беседу с Тимом Бэллом, крупнейшим политологом Великобритании. Он мне дал полчаса, мы с ним проговорили три с половиной часа, он говорит: "Господин Бородин, вы все так логично говорите, но все же какие основные проблемы"? Я говорю: "У нас две проблемы, и они существуют, наверное, уже лет триста. Дороги и дураки". Он говорит: "Вы ошибаетесь, дороги, это понятно, у вас огромная страна, но насчет дураков вы ошибаетесь. У нас в Великобритании их не меньше, а может даже и больше. Правда, у нас есть особенность. У нас их к власти не пускают". Так вот, пока в России дураки будут у власти, будут заказные дела - "Банк Нью-Йорка", счет Бородина, счет жены, счет дочери и прочее. Что делать - нужно меньше дураков у власти и больше порядка и организованности.

Савик Шустер:

В завтрашней российской печати, по словам Валентина Барышникова, комментария, посвященного вашей пресс-конференции нет. Пресса не обращает на нее внимания. Что это значит, что, либо не верят, либо не хотят замечать?

Павел Бородин:

Я просто поздно провел пресс-конференцию. Все разразится в воскресенье и в понедельник, и даже во вторник. А второе: они же понимают, что со мной бороться бесполезно. Пока я делал все, за что брался и выполнял все указания президента.

Савик Шустер:

А как быть с социологами? Они предсказывают, что у вас может быть где-то около пятнадцати-двадцати процентов.

Павел Боролин:

Смотря какие социологи. Те, которым платят, говорят - 15 процентов. Те, которым не платят, сказали мне, что в различных слоях населения от двух до пятидесяти процентов. Если я заплачу, то я думаю, у меня будут 50 процентов. Народ и социология - разные вещи.

XS
SM
MD
LG