Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Выборы в Приморье


Программу ведет Михаил Соколов. Он беседует с Александром Кирилличевым, генеральным директором Приморского морского пароходства и кандидатом в губернаторы края. В программе также участвует корреспондент Радио Свобода во Владивостоке Марина Лобода.

Михаил Соколов:

Марина, из Владивостока приходят тревожные сообщения, поскольку в ходе избирательной кампании по выборам, если ее так можно называть, фактически силой ликвидируются независимые СМИ?

Марина Лобода:

Я сначала поздравлю Александра Дмитриевича, это, в общем-то, для него одна из немногих возможностей выйти в эфир, потому что у нас в Приморье вообще довольно сложная ситуация со СМИ. Виктор Черепков, один их достаточно серьезных кандидатов на пост губернатора края, снял свою кандидатуру, как он заявил, в знак протеста против того, что произошло на радио "Лема". На этом радио ситуация, в общем-то, это была одна из немногих радиостанций, я бы сказала, единственная в крае, а их у нас около десяти, которая предоставила оппозиции свободный и бесплатный доступ к эфиру, причем как оппозиции, так и официальной власти. Официальную власть это явно раздражало, и начались всевозможные придирки. Акции, такие, как против газеты "Коммерсант", воспринятые с возмущением в Москве, для нас это - нормальное дело. Эти "наезды" насчет аренды, насчет пожарной безопасности, у нас это нормальная практика по отношению к оппозиционным СМИ, Радио "Лема" была предъявлена именно такая претензия. В течение трех лет были какие-то нарушения по поводу аренды, и вдруг так накипело, что как только все кандидаты получили право официально за себя агитировать, сразу же началась блокада радиостанции. Ее опечатали, я сама говорила с ее сотрудниками, когда я была с одной стороны коридора, а они были буквально запечатаны на студии и вели оттуда при свечах эфир, потому что все здание было отключено от электроэнергии. Это была фактическая блокада радиостанции. Около нее толпился народ, пришли и слушатели, и журналистов масса. Милиция оцепила все здание, никого не пропускала и совершенно не могла объяснить, почему в него нельзя никому заходить? Никакие аргументы типа Закона о свободе печати и так далее, ничего этого не действовало. Просто нельзя и все. Более того, отказали в праве на вход в здание Генеральному консулу США, которая тоже пришла поинтересоваться, что с ее любимой радиостанцией, поскольку она оттуда черпала информацию, и она тоже полчаса, если не час, стояла на морозе и мерзла вместе со всеми. Дело кончилось тем, что двери все-таки были вскрыты милицией. Сотрудники радио опасались, что у них разгромят всю аппаратуру, и они сдались.

Михаил Соколов:

Вопрос Александру Кирилличеву: Александр Дмитриевич, как вообще объяснить происходящее в крае. Практически уже несколько лет поступают сообщения как с театра военных действий: то избранного мэра города выкидывают из помещения, то арестовывают людей, которые оказываются невиновными, то силой закрывают независимые СМИ. Что, собственно, делает власть губернатора Евгения Наздратенко?

Александр Кирилличев:

Власть губернатора Наздратенко делает свое дело, о котором нам сейчас рассказала Марина. Действительно, сейчас единственные независимые СМИ, которые давали возможность высказаться людям, живущим в этом крае, закрываются. Это, действительно режим, который я могу назвать одним словом: он близок к фашистскому, потому что заваривать людей, уничтожать людей - мы, наверное, правильно называем этот режим фашистским.

Михаил Соколов:

Александр Дмитриевич, скажите, как объяснить то, что довольно много известных в Приморском крае людей выступают против губернатора Наздратенко, например, такие люди, как депутат Думы Светлана Орлова. Виктор Черепков, бывший мэр Владивостока, вы, спикер краевой Думы Сергей Дудник, который заявил, что в Приморье идет наступление на демократию и душится свобода слова, и, тем не менее, власть господина Наздратенко получает полную поддержку Москвы, федерального центра и так далее?

Александр Кирилличев:

Мне многое непонятно, но, наверное, там все-таки серьезно работают деньги. После того, как на территории Приморского края был назначен представителем президента заместитель Евгения Наздратенко, то я для себя задал вопрос: население его, вероятно, тоже себе задает - в какой стране мы живем, в Российской Федерации, или, все-таки, это уже совершенно другая страна. Когда первое лицо территории заявляет, что не будет выполнять закон, то я начинаю понимать, что пора бы уже властям в лице президента и его администрации и правительства, обратить на это серьезное внимание. Ведь, извините, в Чечне начиналось тоже самое. И все происходило именно таким образом, когда полнота власти передавалась в руки именно господину Дудаеву. А не произойдет ли то же самое с Приморским краем? Это просто страшно. На территории Приморского края происходит именно это - полнота власти перешла в руки одного человека. У нас нет иной власти, кроме власти господина губернатора Евгения Ивановича Наздратенко.

Михаил Соколов:

А вот есть некоторые результаты деятельности губернатора за те годы, что он руководит краем. Доля убыточных предприятий - более половины, кредиторская задолженность выросла в 20 раз. Край ввозит 80 процентов необходимого продовольствия, 56 процентов бюджета формируется за счет денег из Москвы. Но ведь в крае есть хозяйственно-экономическая элита. Почему она мирится с таким положением, что руководители предприятий, скажем, кроме вас, еще руководители Востоктрансфлота, они разве все запуганы и довольны такой хозяйственной деятельностью?

Александр Кирилличев:

Ни в коем случае, доволен такой хозяйственной деятельностью не может быть никто. Если в крае 60 процентов убыточных предприятий, то ясно, что на территории нет денег. Поэтому, если пять лет тому назад переводы из Центра составляли в консолидированном бюджете края всего лишь 18 процентов, то сейчас они составляют более 50 процентов, и это все наращивается и продолжается. Главное - главное в другом - когда все это прекратится, и когда обратят серьезное внимание на то, что происходит в Приморском крае. Смотрите, только инвестиции с 1990-го года уменьшились в 10 раз, последние инвестиции, за последний год составили на этой территории всего лишь 18 миллионов долларов. 9,2 из них, это - покрытие тех убытков, которые произошли в Бизнес-центре корпорации "Huindai". Всего лишь 9 миллионов долларов уставного капитала. Нас боятся, боятся ситуации, которая произошла, которая создана властью на территории. Главное - уходит бизнес, покидает эти места. Это самое важное. У нас уже становится нормальным, когда рабочий, который работает в шахте, получает 240 рублей в месяц, и это говорят - хорошо. Нет, такого не должно быть.

Михаил Соколов:

Я хочу спросить Марину Лободу: наш гость критикует губернатора: скажите, с вашей точки зрения, как вы оцените его деятельность в качестве руководителя одного из крупнейших предприятий края?

Марина Лобода:

Вы знаете, оценивать, в общем-то, не просто. Александр Дмитриевич, он очень до недавнего времени был закрытый для прессы человек, по радио и телевидению он много не выступал. Пожалуй, впервые он стал публичным человеком, когда избрался в краевую Думу. Более того, когда у него возник конфликт с губернатором Наздратенко, если я не ошибаюсь, то он возник после того, как он задел святую святых приморского губернатора - золотых медалистов, которых он каждый год награждает, вручает им премии и покровительствует им при поступлении в институты. Вот после этого возник конфликт и начала расти снежным комом популярность господина Кирилличева, причем популярность со знаком минус, скажем так. Что мы о нем могли узнать? Все официальные губернаторские газеты о нем писали очень много, и, в общем, в негативном тоне. Что мы узнали о нем хорошего? Ну, что это - крепкий капиталист, человек, такого склада, скажем так, "новый русский", что предприятие у него крепкое, пожалуй, единственное морское предприятие, которое не только не потеряло свой флот, но даже наращивает и обновляет его. В очереди на это предприятие стоят матросы и мечтают там поработать, потому что зарплата хорошая и платится вовремя. В общем, это - крепкий предприниматель новой волны, и, пожалуй, это его самое слабое место. Поскольку, раз он крепкий мужик, крепкий капиталист, то значит - наворовал. Именно такую версию у нас продвигает администрация края. Александр Дмитриевич, по-моему, я не лукавлю, когда говорю, что главный упрек к вам, это - что вы скупили все пароходство, и что все на вас батрачат. Такие аргументы везде в ходу. Вас также упрекают в том, что вы увели значительную часть своего флота, якобы, под иностранный флаг, и, якобы, поэтому край потерял очень много налогов в местный бюджет, что, мол, вы предпочитаете кормить буржуев, а не бюджет Приморского края. Еще один упрек - вы имели недавно неосторожность, не то, чтобы похвалить господина Чубайса, но доброжелательно высказаться в его адрес, а это у нас "красная тряпка для быка". Это - консолидированный враг №1 всего Приморского края. Ну и, естественно, господин Кирилличев тоже стал врагом №1, так что у него довольно странная репутация, но, вы знаете, для Приморского края это - нормально.

Михаил Соколов:

Александр Дмитриевич, поскольку вы видимо не можете реально ответить на такие упреки в СМИ края, то отвечайте у нас.

Александр Кирилличев:

Марина Лобода права, собственно, я только против принципа, который принес в Приморский край господин губернатор. Это - "старательский" принцип - когда два старателя что-то копают, и один находит самородок, тогда остается один - второй пропадает или умирает. Подход у нашей администрации края точно такой же. Начинает как бы мужик подниматься, появляется сила определенная, растет предприятие, идет хорошее развитие, и, что самое странное, он умнее людей, которые находятся в этой администрации, значит, нужно обязательно поставить крест на этом человеке, что и происходит. Но, предприятие, которым я управляю, менеджеры и моряки, которые работают в нем, они очень хорошо трудятся, прекрасно работают. Только за последние 4 года мы увеличили доходы в 4 раза, грузоподъемность нашего флота выросла в два с половиной раза. Одних только инвестиций за пять лет мы привлекли более 400 миллионов долларов. Так вот, если придут в Приморский край разумные, нормальные люди, то инвестиций они привлекут, наверное, в десятки раз больше. Не 18 миллионов, которые привлек край в последний год, а, наверное, в сотни раз больше. Ведь у нас что происходит: у нас инвестиционный климат равен нулю, и это только потому, что идет постоянная война между двумя уровнями власти - законодательной и исполнительной. Почему-то получается, что все председатели Думы за последние пять лет плохие и их нужно сменить. Я как бы по Жванецкому говорю: "А, может быть, у нас в консерватории что-то не то"? И пора бы всех этих людей из этой "консерватории" повыгонять, к чертовой матери, извините за выражение, иначе вся экономика края будет равно нулю, что и происходит. Я вам приведу единственный пример: доходы от рыбной отрасли в бюджет края составляли в 1994-м году 14,5 процента, а вообще до 90-х годов - более 50 процентов ВВП края, а в последние годы - 1997-й год - 2,4 процента, 1996-й - 4,4 процента. Я вправе задать вопрос: слушайте господа, вы хозяйственники, или вы хозяйничайте на этой территории? На второе больше похоже.

Михаил Соколов:

Александр Дмитриевич, оппозиция губернатору Наздратенко выдвинула нескольких кандидатов, один - Виктор Черепков, видимо, под большим нажимом снял свою кандидатуру. Но остается Светлана Орлова, остаетесь вы. Почему, как вы объясните, вы не объединились, и не выставили одного человека, который мог бы выйти на выборы и сразу выигрывать или соревноваться, потому что губернатор специально, чтобы выиграть, добился изменения закона - что тот, кто получит в первом туре выборов 35 процентов голосов, тот и побеждает?

Александр Кирилличев:

Каким образом он добился? Он ведь очень серьезно работал, запугивал этих же депутатов. Кому-то что-то сожгли, как недавно в Приморском морском пароходстве спалили прекрасный завод, кого-то, кто не может ходить, привозили из больницы, именно, чтобы проголосовать за тот закон, который внес в Думу господин губернатор. Но я задаю вопрос себе и общественности России: кто должен вносить закон по выборам губернатора в Законодательное собрание края - вероятно, должна Дума, а не господин губернатор, но, однако, господин губернатор выжал из депутатов, чтобы они приняли этот закон в такой редакции. Он боится собственных выборов. Но как я понимаю, если человек проработал на территории края больше шести лет и хорошо работал, то его должны были бы на руках носить - не надо бояться. Не надо уничтожать независимые теле и радиокомпании, надо просто выйти и показаться народу: "Вот я такой". Но Евгений Иванович боится. Потому что он получит по одному месту - по какому - это народ подскажет.

Михаил Соколов:

Вы считаете, что оппозиционные кандидаты не дадут Наздратенко набрать в первом туре 35 процентов голосов, несмотря на информационную войну?

Александр Кирилличев:

Мы будем делать все, чтобы Евгений Иванович все-таки не прошел и больше не управлял территорией, иначе ее не будет. Я еще раз повторяю: это может привести нас к тому, чем мы занимаемся сейчас на Кавказе. Мы все боимся - в крае живет 2,2 миллиона человек. Жило, правда, больше - прогноз такой, что в 2004-м году останется только 800 тысяч - народ бежит с территории края. А это прекрасная территория, любая территория должна позавидовать. Где растет киви, этот прекрасный продукт, в России? В единственном месте - в Приморском крае. А мы просим деньги у бюджета и показываем на Москву пальцем, что она виновата в том плохом, что происходит у нас в крае. Оказывается, они виноваты в том, что мы у себя не умеем хозяйствовать. То есть, другими словами, мы не понимаем элементарных законов экономики, а экономика переводится коротко - разумное хозяйствование - под словом разумное должен появиться разумный человек, а не человек, который формирует на территории края "старательские", а иными словами - бандитские условия на территории края.

Михаил Соколов:

Господин Кирилличев, вы связываете поддержку Наздратенко Москвой с тем, что он, в свою очередь, поддержал и стал раскручивать блок "Единство" Сергея Шойгу?

Александр Кирилличев:

Поддержка, несомненно, есть. Я не могу точно сказать, какого блока, вероятно, больше всего этого блока "Медведь" - он же "Единство". Вероятно, есть эта поддержка, но, чтобы не происходило, как бы мы не строили жизнь, какие бы подходы не были, единственное правильное - нужно соблюдать закон, и все те законы, которые написаны, Российской Федерации и территории, мы должны их соблюдать. У нас, в Приморском крае, не соблюдается закон. Несколько раз из уст первого лица края мы слышали такие слова: "Да, я нарушаю закон, да, я поступаю противозаконно, но через определенные годы я всем докажу, что я прав". То есть, я понимаю так, что мне господин губернатор говорит: "Ты ходи на зеленый, а я поеду на красный"! Исход понятен.

XS
SM
MD
LG