Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ситуация вокруг распоряжения Юрия Лужкова о регистрации граждан в Москве


Программу ведет Елена Фанайлова. В ней участвуют: председатель Независимого экспертно-правового совета, советник юстиции Мария Полякова, руководитель общественной организации помощи беженцам и вынужденным переселенцам "Гражданское содействие" Светлана Ганнушкина, и Евгений Ихлов, которые сегодня представляли интересы "Движения за права человека" в Коллегии по гражданским делам в Верховном суде

Елена Фанайлова:

Мой первый вопрос к Евгению: расскажите пожалуйста, в чем состоял иск вашего движения к мэру Москвы Юрию Лужкову. Почему Московский городской суд 26 октября отказал вашему движению, и что произошло сегодня в Коллегии по гражданским делам Верховного суда?

Евгений Ихлов:

13 сентября этого года мэр Москвы издал печально знаменитое распоряжение №1007, это происходило, как мы помним, на фоне взрывов в Москве. Суть этого постановления: временно находящимся в Москве гражданам было предписано пройти в трехдневный срок перерегистрацию, и предусматривалась такая мера, как принудительное выдворение тех, кто эту процедуру не прошел. Мне, как москвичу в четвертом поколении и патриоту России, очень горько видеть, что Москву, столицу России превращают в какой-то отдельный город-государство, а немосквичей - в иностранцев, и часто нежелательных, это ведь не просто разрушает правовое поле, но, с моей точки зрения, это разрушает страну. Столица не может иметь правовой режим отдельного государства, а люди, не проживающие в ней не могут выглядеть в своей столице маложелаемыми иностранцами. Кроме того, очень обидно, что Москва, которая была в авангарде демократических, либеральных и правовых реформ, сегодня оказалась фактически на казарменном положении. Причастность чеченцев к этим взрывам не доказана. Не доказано, что организаторами взрывов являются, скажем так, исламские экстремисты и чеченское сопротивление. Я сомневаюсь в том, что такими способами можно реально противодействовать террору. Я видел другое: я видел людей из Чечни, интеллигенцию, то, что любят называть средним классом, которые не приняли установившийся режим, которые бежали от него в Москву, то есть эти люди сознательно выбрали Россию, российскую культуру, цивилизацию, предпочли ее, и в Москве, которая должна была бы принять их с максимальной гостеприимностью, как людей, сознательно выбравших именно Москву, предпочитающих ее ситуации в Чечне, с ними поступили так жестоко, грубо и бесцеремонно. И самое главное: распоряжения такого рода делаются достаточно долго, они не пишутся за пять минут, а они появились в тот же день, когда произошел взрыв. Мне это очень напоминает то, когда Указы о чрезвычайных полномочиях НКВД появились в тот же день, когда убили Кирова. Я не верю, что подобные документы делаются за несколько часов. Сразу же после этого большое количество юристов, общественных деятелей и правозащитников выступили против данного распоряжения, считая, что оно незаконно по очень многим параметрам и грубо нарушает права граждан. "Движение за права человека" обратилось в Независимый экспертно-правовой совет с просьбой провести правовую экспертизу данного постановления. Одновременно в правозащитные организации шло огромное количество обращений на вопиющие нарушения закона и прав человека, которые московские правоохранительные органы производили в отношении граждан, которые оказались в орбите действия этого распоряжения. Я бы подчеркнул, что это распоряжение фактически явочным порядком возвращало Москве статус режимного города. "Движение за права человека" подало иск в Московский городской суд, считая незаконным данный акт. Это произошло 1 октября. 26 октября судья Мосгорсуда Емешева отклонила данный иск, считая, что его рассмотрение не находится в компетенции суда общей юрисдикции. Движение за права человека обратилось с частной жалобой в Гражданскую коллегию Верховного Суда, и вот сегодня Гражданская коллегия приняла решение отклонить отказ Московского городского суда, что означает, что Московский городской суд будет вынужден рассматривать заявление Движения за права человека по существу.

Елена Фанайлова:

Марра Полякова, как вы квалифицируете сегодняшнее решение Верховного суда?

Марра Полякова:

Суды общей юрисдикции действительно правомочны рассматривать иски о признании недействительными нормативных актов в тех случаях, когда Конституционный суд признал положения, которые содержатся в этих нормативных актах, неконституционными при рассмотрении других нормативных актов.

Елена Фанайлова:

Вопрос правозащитнику Светлане Ганнушкиной. Светлана Алексеевна, что вы реальности для людей означало распоряжение Юрия Лужкова, чем оно обернулось для немосквичей, которым пришлось проходить перерегистрацию?

Светлана Ганнушкина:

Фактически люди оказались на положении незаконных эмигрантов на территории Москвы, несмотря на то, что они - граждане России, и такое положение в столице абсолютно бессмысленно. Во-первых, им было дано всего три дня для перерегистрации, чего явно не хватало, потому что, как вы понимаете, у нас очень много приезжих, толпы стояли в паспортных столах, очередь занимали с ночи, и все равно паспортные столы совершенно не справлялись с этой процедурой, даже если бы она была чистой формальностью, как это изображали московские власти. На самом деле, она не была формальностью, и это очевидно следует из текста распоряжения, где предполагается, что органы милиции могут выяснять, по какой причине и с какой целью люди приехали в Москву, и, исходя из каких-то своих соображений, регистрировать их или нет. Кроме того, там есть вообще совершенно абсурдное требование, чтобы контроль производился в аэропортах и на вокзалах, чтобы таким образом не допускался въезд в город людей, которые не имеют регистрации. То есть люди еще не успели въехать, а требуется, чтобы они уже въехали с московской регистрацией, что - совершеннейший абсурд. Приводило это, естественно, к тому, что люди не получали этой регистрации, что их сажали в клетки, так называемые "обезьянники" в органах милиции, что их допрашивали там, штрафовали, в основном, просто обирали, допрашивали с пристрастием, со всякими страшными угрозами, но, что самое страшное - мы знаем несколько случаев, когда человеку, пришедшему перерегистрироваться, обычно это относилось к чеченцам, подбрасывали наркотики и оружие. Вот такой совершенно очевидный случай с Асланом Батиевым, когда он со своей гражданской женой пришел, как послушный гражданин, перерегистрироваться, его хотели перерегистрировать, он отстоял эту очередь, потом увидели в паспорте национальность - "чеченец", и сказали: "Не, братец, так нельзя". Они повели его снимать дактилоскопию и неожиданно обнаружили у него в кармане наркотики, его будут судить, и я почти убеждена, что осудят. Это ужасная ситуация, у нас много таких случаев, и мы еще не знаем, чтобы суды принимали оправдательные решения - исключительно, когда уж совершенно очевидно, что человек невиновен, приговоры бывают достаточно мягкими, но оправданий мы не видим. Это тоже наша общая огромная тревога.

Елена Фанайлова:

Мой следующий вопрос к советнику юстиции Марре Поляковой: насколько можно говорить о законности и правомочности документа, подписанного Юрием Лужковым?

Марра Полякова:

Документ, подписанный Лужковым и документы московского правительства - я хотела бы говорить сразу о нескольких, нарушают сразу же несколько статей Конституции. Речь идет и о праве на свободу передвижения, праве на выбор места пребывания и жительства. И даже, ограничения в ряде случаев вообще касались свободы человека. Нарушался кодекс об административных нарушениях, нарушались федеральные законы о свободе передвижения, и выражалось это, прежде всего, в том, что московское правительство и московский мэр выходили за пределы своих полномочий уже тем, что устанавливали ограничения прав граждан. Нормативное регулирование прав граждан допускается только на уровне Федерации и не отнесено к ведению субъектов Федерации, то есть он вообще превысил свои полномочия даже уже в этом смысле. Кроме всего были нарушены такие права, как право на свободу, потому что, когда людей выдворяли из Москвы, что было решено на уровне нормативных актов, то их физически вывозили из Москвы, то есть транспортировали из Москвы, и все это происходило под конвоем, их лишали на этот период свободы, и, мало того, их заставляли оплачивать их же выдворение из Москвы. Так что, я считаю, что здесь грубейшее нарушение. При этом, Кодекс об административных правонарушениях допускает только предупреждения и штрафы в тех случаях, когда люди своевременно не зарегистрируют свое пребывание в Москве или другом городе.

Елена Фанайлова:

Еще один вопрос Светлане Ганнушкиной: известно, что при содействии вашего движения было получено заключение Министерства юстиции о незаконности распоряжения мэра Москвы от 13 сентября. Каким образом это происходило?

Светлана Ганнушкина:

Это происходило очень просто, мы задействовали обычные механизмы, наши юристы сделали экспертизу, в частности Марра Полякова. Мы направили ее вместе с депутатским запросом и описанием ситуации, которую наблюдает каждый день наша организация, в Минюст и прокуратуру. Я должна сказать, что не только Минюст и прокуратура высказались о незаконности этих постановлений, но даже и МВД в лице заместителя руководителя паспортно-визовой службы МВД РФ Кривцова Владимира Яковлевича публично на брифинге, это было показано по телевидению, сказало, что это - незаконное постановление. Но и вот, к сожалению, я вынуждена сказать, что насколько мне известно, Владимир Яковлевич Кривцов уходит из МВД, считая свою деятельность там бесперспективной, поскольку такие распоряжения выпускаются, и мнения прокуратуры и Минюста не учитываются.

Елена Фанайлова:

Вопрос к Евгению Ихлову: каковы перспективы ваших дальнейших шагов, и каковы ваши перспективы в Московском городском суде, как вы это себе представляете?

Евгений Ихлов:

Наши дальнейшие шаги естественны - мы обжалуем данное распоряжение мэра города в Мосгорсуде, как это уже делалось. Насчет перспектив говорить сложно, зная специфику Мосгорсуда - я сказал очень вежливо. Проблема юридически совершенно прозрачна, а объем нарушений, злоупотреблений, которые при этом были, колоссален. Кроме того, понимаете в чем дело: если Московский городской суд примет то решение, которое нас не удовлетворяет, то, естественно, будут предприняты дальнейшие юридические ходы. Главное установлено: это находится в компетенции судов общей юрисдикции. Теперь как бы каждый гражданин России должен знать, что он снова обрел право обжаловать действия властей в судах общей юрисдикции, поскольку некоторое время существовала неясность, что мол не принят федеральный конституционный закон, и поэтому шло перепихивание между судами общей юрисдикции, Конституционным судом, Верховным судом, как бы, тем не менее, тропка прокладывается, и мы надеемся, что каких-то результатов можно достигать.

Елена Фанайлова:

Мой последний вопрос советнику юстиции Марре Поляковой: Установлено, что подтверждено и вашим экспертно-правовым советом и Министерством юстиции, что действие распоряжения московского мэра и соответственно действия московской милиции по выдворению людей из Москвы являются незаконными. Каковы возможности у суда каким-то образом эту проблему решить, какие есть у людей, пострадавших от действий московских властей, возможности для того, чтобы обжаловать эти действия?

Марра Полякова:

Действия людей, пострадавших в результате незаконных действий органов власти, кстати, такие проблемы возникают не только в Москве, но и в других регионах России, и нам известны такие случаи, могут быть такими: необходимо обратиться в суды общей юрисдикции и требовать, чтобы те нормативные акты, которыми ущемляются их права, были признаны судами недействительными, поскольку в них содержатся положения, противоречащие Конституции. Если, конечно, речь идет о фактическом установлении разрешительного порядка регистрации и аналогичных нарушений, то надо требовать от судов, поскольку Конституционный суд уже признал такие нормативные акты неконституционными, подтвердить их недействительность. Только это от судов и требуется, поскольку решение о их незаконности уже состоялось. В судах придется просто доказывать, что эти положения аналогичны тем положениям, которые Конституционным судом уже были признаны неконституционными и незаконными.

Елена Фанайлова:

Насколько суды общей юрисдикции независимы от власти, насколько их решения будут объективными и законными?

Марра Полякова:

К сожалению, судебная система наша сегодняшняя такова, что суды фактически, хотя в законе говорится иное, фактически они находятся в зависимости от местных органов власти по очень многим причинам. Поэтому, конечно, рассчитывать на успех на уровне местных судебных органов очень сложно, тем не менее, надо обращаться и доводить дело до высших инстанций.

Елена Фанайлова:

То есть, получается, что решение Московского городского суда непредсказуемое?

Марра Полякова:

Здесь есть настолько очевидные нарушения со стороны московских властей, и настолько будут очевидны нарушения со стороны московского суда, если он все-таки пойдет на то, чтобы отказать Движению за права человека в его иске, что я в данной ситуации твердо говорить о том, что они примут неправильное решение, не взялась бы, потому что эти нарушения со стороны суда были бы уж слишком очевидны.

XS
SM
MD
LG