Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Перспективы создания единой российско-белорусской валюты


Программу ведет Андрей Шарый. В ней участвуют: корреспонденты Радио Свобода: в Москве - Виталий Портников, и в Минске - Виталий Цыганков, и обозреватель Белорусской Службы Радио Свобода Марат Дымов.

Андрей Шарый:

Россия одолжит Минску для стабилизации белорусской валюты сумму, эквивалентную ста миллионам долларов. Об этом объявил во вторник в Москве премьер-министр России Михаил Касьянов. По его словам, треть займа будет выделена уже в декабре. В 2008-м году Россия и Белоруссия планируют ввести единую валюту, а с начала 2005-го года российский рубль будет иметь хождение в обеих странах. Так поэтапно Минск и Москва готовятся к подписанию соглашений о введении единой денежной единицы союзного государства. У микрофона в Москве Виталий Портников:

Виталий Портников:

Правительства Российской Федерации и Республики Беларусь решили оставить возможность подписать соглашение о создании единой денежной единицы союзного государства России и Белоруссии президентам двух стран - Владимиру Путину и Александру Лукашенко. Перед заседанием Совета Министров союзного государства России и Белоруссии было широко аннонсировано подписание соглашений о создании единой денежной единицы. Однако, по окончанию заседания оказалось, что решение о подписании документа должно быть принято на заседании высшего государственного совета союзного государства 30 ноября в белорусской столице. Тогда же - 30 ноября, должно быть принято и решение о выделении Белоруссии кредита в объеме ста миллионов долларов для создания стабилизационного фонда национальной валюты и поддержания платежного баланса. Как можно понять, эти ресурсы выделяются Россией для того, чтобы за оставшееся до создания единой валюты время белорусская денежная единица не "похудела" окончательно. В том случае, если президенты Владимир Путин и Александр Лукашенко согласятся с созданием единой денежной единицы, то 1 января 2005-го года единой валютой России и Белоруссии станет российский рубль. А первого января 2008-го года и российский рубль исчезнет, и возникнет некая новая денежная единица России и Белоруссии. Какой она будет - правительства двух стран не знают.

Не договорились они и по самому больному вопросу российско-белорусского сотрудничества: о создании единого эмиссионного центра. Как отметил по окончании заседания Совета Министров союзного государства Михаил Касьянов, этот вопрос еще обсуждается, и окончательное решение по нему должно быть принято, разумеется, до 2005-го года. "Таким образом, времени для принятия этого решения у нас достаточно", - отметил Михаил Касьянов.

Андрей Шарый:

На вопрос о том, что значит сегодня российский рубль для жителей Белоруссии, мы попросили ответить нашего минского корреспондента Виталия Цыганкова:

Виталий Цыганков:

Ответить на вопрос, что значит российский рубль для населения Белоруссии, можно довольно коротко: почти ничего. Во всяком случае, так было до сегодняшнего дня. На территории Белоруссии российский рубль имеет вполне определенный статус неконвертируемой иностранной валюты. В отличие от доллара, российские деньги мало где используются. Рубль с большой неохотой и по невыгодному курсу согласятся принять продавцы на рынке. Рублем фактически невозможно расплатиться в валютных магазинах. Большинство белорусских банков не принимает российский рубль на депозитные вклады. Есть и исключения: как заверили меня в белорусском представительстве компании "Лукойл", российскими деньгами можно расплатиться на всех автозаправках этой компании. Естественно, что основная сфера применения российского рубля - межгосударственные расчеты между белорусскими и российскими предприятиями, хотя и тут большинство расчетов проводится в долларах или посредством бартера. Только пять процентов всех активов белорусских банков расположены в форме неконвертируемой валюты - иными словами - в российских рублях.

Не испытывают нужды в российской валюте и обычные белорусские граждане. В последние месяцы в банковских обменных пунктах почти никто не покупает и не продает российские рубли. Выгоднее за белорусские деньги купить доллары и потом обменять их в России. Но так было не всегда: еще год назад основным занятием для тысяч белорусов была челночная торговля с Россией. Белорусы возили в Москву и другие российские города продукты питания, а оттуда привозили импортный ширпотреб. Однако, сейчас цены на белорусские продукты превысили российские, и знаменитый поезд "двойка" - Минск - Москва - теперь полупустой. Что касается подписания документов о валютном союзе, то отношение к этим процессам в белорусском обществе довольно скептическое. Белорусы помнят и провал подписанного в 1993-м году соглашения о создании единой рублевой зоны, и бесконечный, но малоэффективный процесс интеграции. Так что, многие рассуждают так: до 2005-го года все может произойти - как говорится в восточной пословице: "Либо ишак сдохнет, либо султан умрет..."

Андрей Шарый:

В пражской студии Радио Свобода рядом со мной обозреватель Белорусской Службы Радио Свобода Марат Дымов. Марат, если ситуация такова, какой ее рисует наш коллега Виталий Цыганков из Минска, то назовите причины, по которым белорусское руководство стремится к введению единой валюты с Россией?

Марат Дымов:

Я думаю, что первая причина в том, что при всей слабости российского рубля все-таки, по сравнению с белорусским рублем, он выглядит, я бы сказал, просто "богатырем". Действительно, значительная часть внешнеторгового оборота Белоруссии, и в частности, отношения с Россией оплачиваются именно российским рублем. Кроме того, есть и определенные политические причины, определенная логика интеграционных процессов. Дело в том, что руководство Белоруссии всегда делало ставку на интеграцию. Судя по всему, многие аспекты внешней политики в Белоруссии создали такое положение, что как бы весь внешнеполитический кругозор сжался до шоссе "Минск-Москва". В этой ситуации тоже стоит отметить - на это обращают внимание многие обозреватели - что давление путинской Москвы на Минск неизмеримо более жесткое и менее сентиментальное, чем оно было при президенте Ельцине. И я думаю, что сочетание всех этих факторов и приводит к тому, что приходится подписывать подобные документы.

Андрей Шарый:

Один из главных вопросов этих переговоров, и может быть, одна из главных их сложностей, как говорил в своем репортаже Виталий Портников, это вопрос о едином или разном эмиссионном центрах. Проясните пожалуйста эту ситуацию. Что выгоднее для Белоруссии, и почему этот вопрос оказался камнем преткновения?

Марат Дымов:

Этот вопрос был камнем преткновения еще с 1993-го года, еще с первых переговоров об объединении денежных систем. И сейчас тоже ситуация не совсем понятная. Коллега Портников говорит о том, что вроде бы об эмиссионном центре не договорились, хотя написано, что вроде бы написано, что единый эмиссионный центр будет в Москве. Ну, видимо, в данном случае в виду имеется Москва географическая, то есть, в Москве может и Центробанк России печатать деньги, и некий белорусско-российский комитет. Ситуация очень простая. Россия подходит достаточно логично: ее экономика в десятки раз больше экономики Белоруссии и поэтому как-то делить с кем-то полномочия по печатанию общих денег вроде бы как-то неразумно. С другой стороны, в России все знают, как белорусские власти варварски обращаются со своей собственной валютой. Я думаю, что даже самые горячие сторонники интеграции не хотели бы, чтобы тоже самое произошло с российским рублем. Но с другой стороны, что признает даже такой горячий интегратор, как Александр Лукашенко, перейти на российскую валюту, которую печатает Россия, которую печатает Центробанк России - значит, отказаться от львиной доли своего суверенитета. Может быть флаг, герб, гимн, место в ООН, но фактически политически это - "Татарстан", это - быть "Татарстаном".

Андрей Шарый:

В какой степени сейчас белорусская экономика завязана на российскую?

Марат Дымов:

Я думаю, что весьма в важной: больше половины экспорта идет именно в Россию. Фактически все ресурсы, энергоресурсы, металл - Белоруссия получает их почти исключительно из России, плюс к тому таковой была и политическая линия руководства, укрепление этой завязки, и в общем, сейчас, как я думаю, зависимость белорусской экономики от российской имеет решающий характер.

XS
SM
MD
LG