Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Отток капиталов из России

  • Савик Шустер

Программу ведет Савик Шустер. Он беседует с экономистами: Михаилом Делягиным - директором Института проблем глобализации в Москве, и Михаилом Бернштамом - профессором Стэнфордского университета в Калифорнии.

Савик Шустер:

В четверг на второй полосе газеты "Ведомости" была помещена статья директора Института проблем глобализации Михаила Делягина, посвященная проблеме оттока капиталов из России. Материал важный. Я приведу одну цитату: "Триумфальное замедление бегства капиталов из России во втором квартале 2000-го года". Нам показалось, что такая сенсационная новость заслуживает первой полосы, однако, главный редактор газеты "Ведомости" сказал, что это - лишь одна из возможных точек зрения на существующую проблему. Тем не менее - это важная точка зрения, она обнадеживает, и мы пригласили в студию Радио Свобода Михаила Делягина. Михаил, я попрошу вас тезисно пересказать, что вы написали, имея в виду, что вас слушает по телефону из Калифорнии профессор Стэнфордского университета Михаил Бернштам.

Михаил Делягин:

Прежде всего, отток капитала можно считать по-разному. Я его считаю по самой надежной вещи - по платежному балансу Центробанка. Это, во-первых, прирост просроченного долга инофирм, во-вторых - фиктивный импорт и невозвращение экспортной выручки, и, в-третьих - графа "пропуски и ошибки" - сальдо "черного" движения капитала, то есть, приток и отток, который вообще, в принципе, не контролируется государством. Во втором квартале 2000-го года отток капитала по этим показателям сократился в 2,5 раза - с 8,3 миллиарда долларов в первом квартале, до 3, 4 миллиарда долларов во втором. Это - резкий скачок и очень низкий уровень оттока капитала. Он вызван, скорее всего, четырьмя основными факторами: во-первых, естественно, высокими ценами на нефть. Во-вторых, во втором квартале еще не успели проявиться последствия повышения тарифов, капитуляции государства перед естественными монополиями, в-третьих бизнес еще ждал хороших новостей от итогов выборов, потому что риторика была достаточно убедительная, а победа достаточно очевидная. В-четвертых, что очень важно: бизнес начал сам преодолевать инвестиционные барьеры внутри страны, которые не хочет преодолевать государство. То есть, государство не хочет защищать собственность, в программах правительства нет прямых указаний на судебную реформу и декриминализацию процедуры банкротства, но бизнес сам снижает своими усилиями значимость этих факторов, и это очень важно. В результате, хотя за первое полугодие в целом отток капитала на 20 процентов больше прошлогоднего, и он составил 11, 7 миллиарда долларов, все же, ситуация сильно улучшилась во втором квартале в сравнении с первым, и прогноз оттока капиталов на год снизился с 25 миллиардов, как это делалось по первому кварталу, до 22.4. Это - уровень 1997-го года, уровень докризисного периода. Это означает, что Россия преодолела кризис 1998-го года не только по объему производству и экспорта, но, в том числе и по объемам отката капитала.

Савик Шустер:

Профессор Бернштам, как вы считаете, эти цифры и эти тезисы Михаила Делягина - как вы их оцениваете?

Михаил Бернштам:

Это оригинальная точка зрения, я поздравляю Делягина. Я настроен несколько более скептически и смотрю на тот же баланс, который действительно можно интерпретировать по-разному - я смотрю на общие показатели Центробанка и вижу, что, в общем, никакой разницы между первым и вторым кварталами по итоговым данным нет. То есть, по данным общего оттока капитала, нетто-оттока капитала, у меня получается по балансу в первом квартале - 9,2 миллиарда долларов, и во втором - 9,2 миллиарда долларов. По одной из статей - да, действительно, пропуски и ошибки уменьшились, они уменьшились на 1,3 миллиарда. Это - чисто статистический эффект - балансирующая статья - мы не знаем, что за ней скрывается, если смотреть на противоположную сторону платежного баланса, то есть, счет текущих операций - там произошло некоторое снижение превышения экспорта над импортом, то есть, нетто-экспорта, который потом отражается в оттоке капитала - произошло снижение с 12,2 до 10,2 миллиардов долларов. То есть, и в том и другом случае мы говорим о примерно полутора миллиардах долларов разницы в итоге. По статьям - я вполне доволен и готов приветствовать все, что говорит Михаил Геннадиевич Делягин, а по итогам пока тенденции этой я не вижу. И вообще, поквартальные сравнения могут сказать нам очень немного о краткосрочных явлениях. Говорить о том, что Россия вышла из кризиса, на этом основании я бы не стал, но, наверное, я подхожу более скептически, и эти вопросы надо обсуждать.

Михаил Делягин:

Я не говорю, что Россия вышла из кризиса. Это первое. Второе: поквартальные сравнения - действительно не очень корректная вещь, но уменьшение оттока в 2, 5 раза, которое наблюдается - это больше, чем эффект любой сезонности, который наблюдался когда-либо с 1994-го года. Я говорил - я, наверное, забыл об этом сказать, именно о неофициальном оттоке, то есть, не о том оттоке, который осуществляется легально в результате официальных действий, а о бегстве капитала, "серых" и "черных" потоках. Я позволю себе вернуться к трем статьям, о которых я говорил: прирост просроченного долга инофирм в первом квартале - 3, 8 миллиарда, во втором - 0,7 миллиарда. Да, здесь при этом пятикратном падении сыграла роль некоторая нормализация отношений с Украиной и другими потребителями российских энергоносителей...

Савик Шустер:

Михаил, но я, читая вашу статью, пришел, исходя из текста и цифр, к выводу, что, в принципе, так как фактор психологии в экономике очень важен, здесь самую важную роль сыграл страх перед режимом Путина?

Михаил Делягин:

Нет. Когда капитал боится - он не остается - он убегает. Страх - это фактор, который усиливает бегство. Капитал - это не нормальный человек, который от ужаса просто цепенеет и остается на месте, капитал был заработан именно, потому что эти люди не обладают способностью цепенеть, а наоборот, обладают способностью быстро реагировать. Когда капитал боится - его сдувает ветром. Помните, как у Шварца: "Сахар и масло, бледные, как смерть, бежали с продовольственных складов". Поэтому страх проявился в первом квартале и в четвертом квартале прошлого года, когда был высокий отток капитала - тогда работал страх. А во втором квартале - да, с демократией было все очень туго, но один из видных американских бизнесменов, действующих в России, сказал: "Да, Путин не похож на демократа, но бизнесу нужна не демократия, бизнесу нужна стабильность". И бизнес ждал от него не демократии, а ждал стабильности, совершенно не важно, какой.

Михаил Бернштам:

Мне остается повторить, что все эти интерпретации возможны, и я поздравляю господина Делягина, и приветствую такого рода обсуждения. Их надо больше. Но в целом я смотрю на итоги - очень возможно, что структура изменилась - "серые", "черные", "зеленые" потоки могли измениться... Но в целом процесс колоссального - не бегства, но оттока капитала из России, который происходит в объеме, кстати, по сумме кварталов примерно 50 миллиардов в год или около того - он пока происходит, и это - потеря для России.

Савик Шустер:

Профессор Бернштам, Михаил Делягин сейчас развел в студии руками. Михаил Геннадиевич, что вы имели в виду?

Михаил Делягин:

Я имел в виду, еще раз, что отток неофициальных капиталов, по неофициальным статьям -именно "серый" и "черный" отток капиталов составил в 1998-м году, по платежному балансу Центробанка - 25,5 миллиарда долларов. В 1999-м - 18,7, в 2000-м ожидается 22,4. На 20 процентов больше, чем в прошлом году, но просто, потому что мы стали больше зарабатывать, и в стране стало больше денег. Я не говорю, что это хорошо, но говорю, что это - улучшение, которое ощутимо.

XS
SM
MD
LG