Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Белоруссия после выборов


Программу ведет Джованни Бенси. В ней участвуют: ведущий программы Радио Свобода "Выборы" Михаил Соколов; комментатор Белорусской Редакции Радио Свобода Марат Дымов; корреспондент Радио Свобода в Минске Виталий Цыганков.

Джованни Бенси:

Накануне парламентских выборов в Белоруссии, состоявшихся три дня тому назад, в воскресенье, оппозиция сравнивала президента Александра Лукашенко с бывшим президентом Югославии Слободаном Милошевичем. Так и гласил один из лозунгов: "Сегодня Милошевич, завтра Лукашенко". Теперь после того, как выборы состоялись, аналогия стала еще ярче. Создалась, так сказать, "югославская" обстановка. Оппозиция, которая призывала к бойкоту голосования, и власть придерживаются совершенно противоположных взглядов не только на результаты, но и на саму действительность, правомочность, выборов. Противники Лукашенко, контролировавшие процедуру голосования сетью добровольных наблюдателей, утверждают, что в огромном большинстве участков не достигнут кворум, то есть, минимум явки избирателей, 50 процентов. Представители власти, напротив, заявляют, что этот кворум достигнут почти во всех участках (кроме Минска и несколько других), и что поэтому выборы действительны.

И та, и другая сторона получили подкрепление из-за границы. Мнение белорусской оппозиции поддержала Организация по Безопасности и Сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), в заявлении которой говорится, что "не было обеспечено минимума условий для проведения свободных, честных, равноправных, надежных и прозрачных выборов". Далее в документе констатируется, что власти "грубо ограничили основные права граждан, включая право на свободное волеизъявление, на собрания и ассоциации, внеся элементы запугивания и запретов в предвыборную кампанию". Сам председатель ОБСЕ, министр иностранных дел Австрии Бенита Ферреро-Вальднер, подчеркнула, что в Белоруссии "оппозиция не получила честных шансов на создание реальной политической альтернативы". К этому мнению присоединились и Соединенные Штаты. Пресс-секретарь Госдепартамента Ричард Баучер заявил, что администрация США не признает результатов выборов в Белоруссии, которые не были "ни свободными, ни честными, ни прозрачными". Кроме того, американское внешнеполитическое ведомство намерено и впредь признавать белорусский парламент во главе с Семеном Шарецким, распущенный Лукашенко в 1996-м году.

На помощь Лукашенко, напротив, подоспели российские власти. Как только стали известны данные, сообщенные центральной избирательной комиссией Белоруссии, председатель Госдумы Геннадий Селезнев, он же и глава парламентского собрания Союза России и Белоруссии, заявил, что "сегодня ни у кого не может возникать вопрос, легитимен или нет белорусский парламент". Владимир Путин, со своей стороны, пригласил Лукашенко в Сочи, где российский президент отдыхает, для обсуждения ряда вопросов, в том числе и итогов выборов. Оба президента попытаются также наладить разногласия, возникшие между ними на встрече СНГ в Бишкеке.

Итак, Белоруссия после выборов. Такова тема нашей сегодняшней беседы, в которой участвуют: Михаил Соколов, наш московский корреспондент, который сейчас находится в Праге и сидит со мной в студии; комментатор белорусской редакции Радио Свобода Марат Дымов, который тоже находится в нашей студии; и связанный с нами по телефону наш минский корреспондент Виталий Цыганков.

Первый вопрос как раз к нему: какова ситуация в Белоруссии два дня спустя, после выборов? Настаивают ли власть и оппозиция на своих мнениях? Какие данные называются относительно результатов выборов?

Виталий Цыганков:

После окончания выборов в Минске идет борьба цифр, заявлений и оценок. Все противоборствующие стороны заявляют о своей победе. Государственные газеты выходят под заголовком: "Прогноз президента оправдался", а оппозиционные считают, что бойкот удался. В соответствии с официальными данными, в выборах приняли участие свыше 60 процентов избирателей, и они состоялись в 96 из 110 избирательных округов. Избраны 43 депутата. Почти все они - кандидаты "партии власти". Но оппозиция называет эти выборы фарсом, и она призывала население бойкотировать их и представила собственные оценки выборов. В соответствии с этими данными, которые опираются на данные общественных наблюдателей, в целом по стране проголосовало около 45 процентов избирателей, так что выборы следует считать несостоявшимися более, чем в половине округов.

Даже те оппозиционные партии, которые принимали участие в выборах, и которые некоторые обозреватели называют "ручными оппозиционными партиями" после первого тура решили прекратить свое участие в избирательной кампании. Например, Либерально-Демократическая Партия отозвала всех своих представителей из избирательных комиссий и заявила, что отказывается участвовать во втором туре, а у нее было 89 кандидатов, то есть - почти 20 процентов. Основной информационный поток, который идет сейчас - на второй день после выборов - жалобы и апелляции на результаты выборов. Они приходят как от проигравших кандидатов, так и от простых граждан. Они поступают в Центральную Избирательную Комиссию, но, прежде всего - в общественную комиссию общественных наблюдателей.

Джованни Бенси:

Марат Дымов, пожалуйста. Ну, что будет дальше? Как будут складываться политические отношения в Белоруссии? Будет ли продолжаться война между Лукашенко и оппозицией? Кроме того, в будущем году состоятся и президентские выборы. Чем это может кончиться?

Марат Дымов:

Исходя из того, что пока известно о ситуации, это будет повторение того, что уже было в 1996-м году после конституционного референдума. Запад не признает новые институты власти в Белоруссии, России признает, а реальная власть останется в руках Лукашенко. Сейчас действительно проводится очень много аналогий между Югославией и Белоруссией, но в Югославии оппозиция участвовала в выборах, и уличные протесты поддерживались успехом оппозиции на выборах, в то время, как в Белоруссии оппозиция бойкотировала выборы, и в данном случае эти результаты не являются неким импульсом для уличных выступлений. Та часть оппозиции, которая бойкотировала их, считает, что международная изоляция, в которой окажется Белоруссия, заставит все-таки Лукашенко пойти на уступки в смысле более демократичных условий президентских выборов. Но те оппозиционеры, которые все-таки приняли участие в выборах, считают, что бойкот был ошибкой, и что если демократов не будет в парламенте, то Лукашенко сможет определить любые условия выборов, поскольку инструменты внешнего воздействия на него достаточно ограниченны.

Джованни Бенси:

Михаил Соколов, существует Союз России и Белоруссии. В конце ноября в Минске состоится заседание Высшего государственного совета этого союза, госсекретарем которого является более чем спорная фигура - Павел Бородин. Путин пригласил Лукашенко на собеседование в Сочи. Каково "состояние здоровья" Союза России и Белоруссии? Чего можно ожидать в будущем?

Михаил Соколов:

Я думаю, что сейчас, возможно, будет некоторая интенсификация российско-белорусских связей как раз по линии вот этого союза и это связано с тем, что в отношении к Белоруссии совпадают интересы разных групп российской политической элиты, которые поддерживают Владимира Путина. Для государственников, военных, представителей спецслужб - это "усиление державности", - как говорит министр обороны России Игорь Сергеев, необходимо наращивать усилия по военной интеграции России и Белоруссии. А для либералов это - решение ряда экономических проблем, в частности, проблем транзита грузов, таможенных проблем, проблем транзита российского газа и нефти. Кстати, на предыдущей встрече Лукашенко и Путина как раз возникла конфликтная ситуация в связи с долгами Белоруссии России за газ, и по всей видимости, этот вопрос может возникнуть на встрече в Сочи президентов России и Белоруссии. Кроме того, "завис" вопрос о введении единой валюты. По определенным планам соглашение об этом должно было быть подписано в начале ноября, но кажется, это может затянуться, и возможно, для Высшего совета необходимо все-таки подготовить документ, о том, что рубль будет единой валютой двух стран с 2005-го года. И наконец: если уж вы упомянули Павла Бородина, то господин Боролин крайне заинтересован в осуществлении амбициозного и престижного проекта по строительству в Санкт-Петербурге здания парламента России и Белоруссии и похоже, что эта идея нравится Путину, который хочет сделать в своем родном городе что-то такое внушительное.

Джованни Бенси:

Опять Минск, Виталий Цыганков. Пресс-секретарь Госдепартамента США, обосновывая отказ Вашингтона признать действительными белорусские выборы, сослался на (цитирую) "действия Лукашенко против издательского дома "Мэджик". Эти действия, сказал пресс-секретарь "свидетельствуют о том, что в нынешних условиях в Белоруссии почти невозможно провести настоящие свободные и справедливые выборы". В чем дело? Какие "действия" имел в виду американский представитель?

Виталий Цыганков:

Это действительно только один из фактов. Но самый последний факт: в понедельник представители налоговой инспекции и администрации одного из районов Минска явились в типографию этого предприятия "Мэджик" с намерением арестовать его оборудование. Предприятие интересно тем, что оно печатает 5 независимых белорусских изданий. Среди них самая влиятельная и массовая независимая газета. Налоговики сначала арестовали счет - Комитет финансовых расследований арестовал счета фирмы. Они предъявили претензию, что "Мэджик" должен им сумму, однако в реальности оборудование было отдано типографии "Мэджик" Фондом Сороса, который у белорусского государства считается должником, то есть, белорусское государство выставило налоги против Фонда Сороса, и после того, как он решил уйти из Белоруссии, этот долг как бы остался. То есть, Фонд Сороса после всей своей благотворительности на территории белорусского государства ему как бы еще и должен. И вот, для взимания этого долга белорусское государство решило забрать типографию. В данной ситуации конфликт произошел между Фондом Сороса и налоговой инспекцией. Само издательство "Мэджик" к этому отношения не имеет, и это действительно один из эпизодов, который послужил очередным свидетельством того, как белорусское государство относится к свободной прессе. Например, известная правозащитная организация "Article 19" оценила эту ситуацию, как "еще один шаг белорусского правительства к контролю за независимой прессой".

Джованни Бенси:

А были ли еще эпизоды подобного рода и можно ли ожидать новых попыток запугать независимую прессу, или мер по преследованию независимых организаций, типографий и так далее?

Марат Дымов:

За последние несколько недель был просто элементарный арест 200-тысячного тиража независимой газеты "Рабочий". Этот тираж был специально посвящен теме бойкота выборов, это был такой специальный выпуск, и как раз с того дня у издательства начались неприятности, поскольку именно в издательстве "Мэджик" было напечатано независимое издание, которое призывало к бойкоту.

Джованни Бенси:



Марат Дымов:

Белоруссия граничит с Польшей, Литвой, Латвией, Россией и Украиной. Из всех этих государств Белоруссия, несомненно, наименее демократична. Польша - член НАТО и стремится в Европейский союз, балтийские государства хотят стать членами и той, и другой организации, к которым Россия относится с известной опаской. Не является ли лукашенковская Белоруссия фактором дестабилизации в данном регионе?

Марат Дымов:

В известном смысле, безусловно, да. Тут дело не только в том, что недемократические страны всегда несут в себе определенную угрозу для соседей, но и в определенной политической философии, которую исповедует Александр Лукашенко - достаточно вспомнить его фразу, которой он охарактеризовал расширение НАТО: "В 1941-м году на нас шел Гитлер, а теперь - НАТО". То есть, НАТО воспринимается им как непосредственный преемник нацистов. В этом смысле некие действия со стороны ближайших соседей, действия вовсе не агрессивные, в рамках такой философии могут вызвать совершенно неадекватную реакцию. Потом я бы хотел отметить, что белорусские отношения сейчас складываются таким образом, что взаимные потребности России в Белоруссии в основном находятся именно в сфере военных вопросов. Лукашенко прощают деньги за газ и многое другое, а что может дать Белоруссия взамен? И именно поэтому белорусский лидер постоянно акцентирует, что "Белоруссия - щит России на Западе", что она защищает Россию от "западных орд", и это еще один фактор, который делает Белоруссию возможным фактором нестабильности в регионе.

Джованни Бенси:

Каковы сейчас отношения Белоруссии с ЕС или с Советом Европы?

Марат Дымов:

Отношений, в общем-то, нет никаких. В 1997-м году Белоруссия была лишена статуса специально приглашенного в Совет Европы и с тех пор, несмотря на все попытки официального Минска обрести хотя бы этот статус, они ни к чему не привели. Что касается ЕС, то ЕС тоже еще в 1997- м году - после референдума 1996-го года, как и США, избрал так называемую "политику ограниченных контактов с Белоруссией". Это - ограничение контактов на политическом уровне и ограничение экономического взаимодействия.

Джованни Бенси:

Михаил Соколов, сегодня в Москве проходит заседание совместной коллегии министерств обороны России и Белоруссии. На этой встрече, пишет ИТАР-ТАСС, "обсуждаются перспективы дальнейшего развития военной интеграции". Типичная корявая, ничего не говорящая, по духу "советская" формулировка. Что имеется в виду? Что может дать России военное сотрудничество с такой потенциально нестабильной страной как Белоруссия? Разве это попытка запугать НАТО?

Михаил Соколов:

Нет, конечно, запугать НАТО здесь нечем. Просто есть конкретные объекты на территории Белоруссии, которые интересны для российских военных, в частности, станция связи с российскими подводными лодками, которые правда сейчас большей частью не находятся в Мировом Океане, но тем не менее это - стратегический объект. Также имеется, насколько я знаю, система радиолокационной связи и защиты воздушно космического пространства. Объекты Белоруссии включены в объединенную систему ПВО, то есть, в принципе здесь вопрос и политический, и, в каком-то смысле, экономический, поскольку на воссоздание этой системы на территории России денег, в общем, не было, и наверное, если бы вдруг в Белоруссии что-то бы изменилось или эти объекты передали бы под контроль белорусского государства, и к ним бы не было доступа, то для российского министерства обороны это были бы большие затраты. Это - такой военно-экономический аспект этой проблемы. Кроме того, насколько я понимаю, идет подготовка белорусских военных кадров в Военной Академии Генштаба России, есть какие-то совместные планы использования так называемой "Объединенной региональной группировки", но насколько это в нынешних условиях европейского сотрудничества серьезно - это такой, скорее, риторический вопрос. Тем не менее, у военных все-таки свои интересы, и поэтому они могут сейчас особенно, в ситуации, когда российский президент крайне интересуется вопросами оборонного строительства и государственной безопасности, они всегда могут влиять и на политические вопросы сотрудничества с Белоруссией, я думаю.

Джованни Бенси:

И еще один вопрос: Если я не ошибаюсь, планируются какие-то выборы в парламентское собрание Союза России и Белоруссии, не так ли?

Михаил Соколов:

Да, выборы должны быть, насколько я понимаю, проведены в следующем году, и тут интересно то, что Белоруссия в каком-то смысле здесь диктует России моду. Ведь в России на федеральном уровне существует смешанная - пропорционально-мажоритарная, избирательная система, и члены парламента избираются по спискам от партий и по мажоритарным округам. А здесь выборы в совместный парламент на территории Белоруссии и России будут проводиться только по территориальным округам, что, с моей точки зрения, не вполне демократично, но, тем не менее, именно на этом настояла белорусская сторона.

XS
SM
MD
LG