Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Евроэнтузиасты" и "евроскептики" в трех главных странах-кандидатах на вступление в ЕС - Чехии, Польше и Венгрии


Программу ведет Джованни Бенси. В ней участвуют: Либор Дворжак - корреспондент чешского телевидения; Золтан Виг - редактор венгерского телевидения; Ежи Редлих - член редколлегии выходящего в Варшаве на русском языке журнала "Новая Польша".

Джованни Бенси:

Приближаются сроки выполнения Европейским Союзом задач, которые он поставил перед собой на пути к более полной интеграции и к приему новых членов. В декабре в Ницце, на юге Франции, лидеры ЕС обсудят реформу механизмов расширения организации. Затем, в начале будущего года, предстоит важнейшая веха - введение единой валюты "евро" не просто, как сейчас, в качестве счетной единицы, а в виде настоящей разменной монеты, которая заменит все существующие до сих пор (пока, правда, некоторые страны к этой мере не присоединятся). Уже примерно два года Комиссия (то есть, условно, правительство) Европейского Союза ведет переговоры о присоединении к нему Чешской Республики, Эстонии, Кипра, Венгрии, Польши и Словении, причем следует учитывать, что Чехия, Польша и Венгрия уже вступили в НАТО. С другими шестью странами-кандидатами из центрально-восточной Европы переговоры начнутся весной будущего года. В одну из этих стран "второго раунда", Словакию, прибыл на днях с визитом канцлер Германии Герхард Шредер. В интервью братиславской газете "Правда", глава немецкого правительства сказал, что "Германия была и остается убежденным сторонником расширения ЕС в будущем". 8-го декабря комиссар ЕС, ответственный за расширение, Гюнтер Ферхойген выступит в Брюсселе с докладом, в котором даст положительное суждение о ходе подготовки присоединения к Евросоюзу бывших коммунистических стран. Переговоры, сказал Ферхойген, закончатся в 2002-м году, а эффективное присоединение произойдет между 2003-м и 2005-м годами. За скорое вступление этих стран в ЕС высказался и председатель Восточного комитета немецкой экономики Клаус Мангольд.

"Восточная политика" Евросоюза включает и Россию, хотя ее присоединение пока не предусматривается. Но 30 октября в Париж прибудет президент Владимир Путин, который на саммите "Россия-ЕС" подпишет политический документ о развитии уже имеющегося соглашения о партнерстве и сотрудничестве 1994-го года. На днях генеральный директор управления внешних связей Евросоюза Катрин Дэй заявила, что "мы оптимистично настроены относительно дальнейших экономических преобразований в России", но напомнила, что ЕС еще не считает Россию страной с рыночной экономикой.

Но об отношениях Россия-ЕС будем говорить в другой раз. Вернемся сейчас к странам центрально-восточной Европы. Наиболее квалифицированными для вступления в Евросоюз являются Чехия, Польша и Венгрия. Но что думают о такой перспективе граждане этих стран? Очевидно, не всё гладко. Совсем недавно пражский "Институт про вызкум вежейнего минени" (ИВВМ), то есть "Институт по изучению общественного мнения", провел исследование в названных трех странах и обнаружил, что в Чешской Республике за присоединение к Евросоюзу высказывается лишь 51 процент опрошенных, в Польше - 55, а в Венгрии больше всех - 69 процентов. Противники присоединения, соответственно - 22, 26 и 19 процентов. Остальные респонденты не имеют определенного мнения. Впрочем, согласно итогам того же опроса 50 процентов чехов, 63 процента поляков и 61 процент венгров поддерживает членство своих стран в НАТО.

"Евроэнтузиасты" и "евроскептики" в трех главных странах-кандидатах на вступление в ЕС. Вот тема сегодняшней международной беседы Радио Свобода. В ней участвуют: Либор Дворжак, корреспондент чешского телевидения, который находится со мной в студии, Золтан Виг, редактор венгерского телевидения, и Ежи Редлих, член редколлегии выходящего в Варшаве на русском языке журнала "Новая Польша".

Начнем с Чехии. Господин Дворжак, судя по опросу ИВВМ, в вашей стране наименьшее число сторонников вступления в Европейский Союз. Чем это объясняется?

Либор Дворжак:

Я когда думал об этой проблеме, я думаю, что, в принципе, есть две причины. Одна причина - она, наверное, самая главная - это историческая причина. Если посмотреть назад на ХХ век, то мы припомним, по всей видимости, 1938-й год и Мюнхен, когда от нас наши союзники - Франция и Великобритания отвернулись. Мистер Чемберлен приехал с бумагой, о которой он говорил, что это - мир на вечные времена, хотя так не было. Второй союз это был - Варшавский Договор, мы все прекрасно знаем, к чему этот союзнический договор привел в 1968-м году. Это - причины чисто исторического плана. Потом есть, конечно, причины, я сказал бы, психологического плана: чех, он по природе своей скептик, и всякие новшества ему всегда подозрительны, но заметьте, что из этого опроса общественного мнения очень ясно вытекает, что тех, кто не решился сказать ни "да", ни "нет", самый высокий процент как раз в Чешской республике - 27 процентов.

Джованни Бенси:

А теперь Венгрия, Золтан Виг, Будапешт. Наибольшее количество "евроэнтузиастов", оказывается, как раз в вашей стране. К вам тот же вопрос: чем вы это объясняете?

Золтан Виг:

Джованни, я думаю, что к результатам данного вопроса надо отнестись довольно осторожно. Я, конечно, мог бы сказать, что в основе или причиной такого явления служит прагматизм венгров. Но я думаю, что тут вопрос более сложен. Во-первых, сама постановка вопроса является довольно упрощенной: можно ли сказать нет перспективе лучшей жизни, большего благосостояния? В Венгрии, как показывает опрос, дается простой ответ: жизнь в ЕС лучше, стремление вступить в элитный клуб - естественное явление. Во-вторых, я могу, однако, процитировать результаты другого вопроса. Был венгерский опрос общественного мнения и вопрос был таков: "Сколько, на ваш взгляд, займет само вступление в ЕС, точнее - подготовка к полноправному членству"? В этом опросе венгры оказались самыми пессимистичными респондентами, и большинство респондентов полагало, что этого события придется ждать еще лет 8-10. Вот перед нами дилемма - пессимизм совпадает с реализмом.

Джованни Бенси:

А теперь Ежи Редлих, Варшава. Ваша страна, по части европейского воодушевления, находится как бы в середине между Чехией и Венгрией. Есть ли для этого особые причины? Как раз на днях комиссар Евросоюза Ферхойген, на встрече с членами польского правительства в Варшаве, заявил, что Польша добилась огромного прогресса в деле подготовки к вступлению в ЕС. Напомню также, что президент Польши, Александр Квасьневский, после своего недавнего переизбрания, сказал, что "присоединение к ЕС будет "главным приоритетом его политики"...

Ежи Редлих:

Я бы хотел сперва указать на динамику этих опросов: в 1996-м году 80 процентов высказывались "за" и только 7 - "против". А с мая прошлого года этот показатель находится примерно на том же уровне, что и сейчас - то есть, 55 процентов - "за" и 26 - "против". Но тут нужно проследить, кто - энтузиасты, кто "еврореалисты", а кто "евроскептики": так вот, если проследить электораты отдельных партий, то самая решительная поддержка вступлению в ЕС оказывается электоратом "Союза Свободы", то есть, либеральной центристской партии - там 95 процентов - главным образом, это - предприниматели и интеллигенция, высказываются "за". Средние реалисты - это избиратели блока "Солидарность", и посткоммунистических социалдемократов. Главные "евроскептики" - крестьянский электорат - там только 39 процентов высказываются "за", и 41 процент "против". До недавнего времени против были и католические иерархи, но после нескольких выступлений Папы Римского наступил решительный поворот, и сейчас они даже выступают с проповедями за ЕС.

Я еще хочу вернуться к поучительным результатам последних президентских выборов: так вот, 85 процентов голосов получили те три кандидата, которые в своих выборах безоговорочно высказывались за вступление в ЕС. Победитель выборов Александр Квасьневский, как вы помните, сказал, что во втором сроке президентства это для него будет главной задачей. А с другой стороны, те кандидаты, которые явно высказались против ЕС, позорно провалились, и получили лишь по одному проценту голосов.

Джованни Бенси:

Снова вопрос нашему чешскому коллеге Либору Дворжаку: будет ли вообще заблаговременно готова Чешская Республика к вступлению в ЕС? Мне кажется, что есть некоторые негативные признаки: были финансовые скандалы, в которых замешаны и некоторые высокопоставленные лица, многие предприятия потерпели банкротство... С другой стороны, согласно приведенному выше опросу, 65 процентов чехов считает, что жить стало лучше, чем до 1989-го года, при коммунизме. Как у вас проходят экономические реформы?

Либор Дворжак:

Я бы хотел напомнить и связать то, что говорю, со словами Ежи Редлиха, что у нас тоже получается, что ядро оптимистов - избиратели нашей ОДС - Гражданской Демократической Партии, и Унии Свободы - предприниматели, интеллигенция и так далее, это, конечно, люди, которые прекрасно знают, что у нас другого пути нет. И я думаю, что картина, в конце концов, не такая ужасная, как может показаться по нашим СМИ, и главное слово за Брюсселем. Когда он решит, что Чехия готова вступить в союз, она вступит. Я бы с удовольствием напомнил еще то, что сказал канцлер Шредер вчера в Братиславе - что он считает вполне возможным начало вступление стран первой группы уже в 2003-м году, и думаю, вполне может быть, что так и будет. Что касается финансовых скандалов, то я бы хотел напомнить, что самый интересный финансовый скандал, который волнует сейчас чешские СМИ происходит отнюдь не в Чехии, а в Бельгии - с банком "АВС", который купил два больших чешских банка, и нам это очень интересно. И я просто хотел бы напомнить, что финансовые скандалы происходят и в других европейских странах, не только в тех, которые сейчас находятся в "переходном периоде".

Джованни Бенси:

Золтан Виг, Будапешт. Передо мной сообщения агентств печати, согласно которым венгерские эксперты с оптимизмом оценивают перспективы экономики страны. Например, в следующем году предполагается 5-процентный экономический рост, повышение жизненного уровня на 3 с половиной- 4 процента и увеличение реальной заработной платы на 4 или 5 процентов за следующие два года. Правда, инфляция в сентябре составила примерно 10 процентов. Однако, на основе процитированного выше опроса чешского института ИВВМ, лишь 45 процентов венгров считает, что жить стало лучше, чем при коммунизме. Как вы можете комментировать эти цифры? В какой мере они отражают действительность венгерской экономики?

Золтан Виг:

Я думаю, что речь идет на этот раз о ностальгии по коммунизму. Дело в том, что, по самым строгим данным, только, может быть, в следующем году уровень жизни венгров приблизится к уровню 1989-го года, последнего года коммунистического строя. Речь идет не о том, какие товары можно было купить тогда, и какие сегодня, но о соотношении доходов и расходов среднестатистической венгерской семьи. Однако, вы правы в том, что венгерская экономика очень быстро развивается. Может быть, поэтому это явление связано с "оптимизмом", венгерских предпринимателей и интеллектуалов: "Все хорошо". С так называемыми "европейскими бюрократами" пока имеют дело лишь наши дипломаты, то есть, удручающего опыта у нас пока нет. И на западных рынках, в том числе и в ЕС, развивается конъюнктура, и кажется, что экспортируемые Венгрией товары без проблем доходят до самых чувствительных сегментов этого рынка. С другой стороны, венгерская рабочая сила все еще считается очень дешевой, поэтому, когда инвесторы из ЕС хотят строить заводы, они предпочитают Венгрию, тем более, что налогов платить в таком случае надо очень мало. И с экономической перспективы Венгрия успешно развивается и сосуществует с ЕС. Как будет дальше - на этот вопрос пока нет ответа.

Джованни Бенси:

В заключение я хотел бы попросить моих собеседников бросить взгляд и на Восток. Все три страны, о которых мы сегодня говорим, уже члены НАТО. Как это повлияло на их отношения с Россией? И как будет влиять присоединение к ЕС? Ежи Редлих, Варшава?

Ежи Редлих:

Я думаю, что влияние, конечно, будет, потому что в различных более или менее официальных выступлениях в России факт вступления Польши в НАТО осуждается. Косвенно это проявилось при решении о строительстве нового газопровода, который должен строиться Газпромом и крупнейшими европейскими странами. Проявилось некоторое пренебрежение к Польше тем, что с Польшей даже не консультировались в этом вопросе, на что после обратило внимание правительство.

Джованни Бенси:

Пожалуйста, Либор Дворжак, ваше мнение?

Либор Дворжак:

С Чехией, как с членом НАТО, Россия просто должна считаться. Если бы не было нашего членства в НАТО, то нам было бы сейчас гораздо сложнее в этом мире.

Джованни Бенси:

А в экономическом плане как повлияет на дальнейшее развитие отношений с Россией вступление Чехии в ЕС?

Либор Дворжак:

Я думаю, что это будет, во всяком случае, способствовать, мы прекрасно знаем, что здесь уже живут десятки тысяч российских, очень много российских предпринимателей, и они, конечно, будут поощрять наши экономические связи, и я думаю, что для обеих сторон все будет в полнейшем порядке.

Джованни Бенси:

Ваше мнение, Золтан Виг?

Золтан Виг:

Нет никаких сомнений относительно того, что Россия будет заинтересована в углублении экономических отношений с Венгрией, тем более, что Венгрия, и, я думаю, Польша и Чехия являются "мостом" между Россией и ЕС. Россияне попытаются приобретать акции венгерских предприятий и собственность в Венгрии с учетом того, что отсюда легче будет идти на западные рынки.

Джованни Бенси:

Я знаю, что некоторые люди в Центральной Европе не любят, когда им говорят, что как раз страны Центральной и Восточной Европы могут служить "мостом" между ЕС и Россией. Но я думаю, что эта функция для них неизбежна. Достаточно вспомнить об идущих через них в Западную Европу газо и нефтепроводах. Поэтому, я думаю, что если в России иногда появляются возражения против расширения этих западных структур на восток, то эти опасения не совсем оправданы.

XS
SM
MD
LG