Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Решение Билла Клинтона отложить развертывание Национальной Системы ПРО - комментарий российского эксперта


Андрей Шарый беседует с российским политологом, директором Центра европейских исследований США и Канады профессором Юрием Давыдовым.

Андрей Шарый:

На ваш взгляд, в какой степени на решении Билла Клинтона сказались технические осложнения, которые возникали по мере испытания Национальной Системы ПРО, а в какой - позиция России и Китая, которые, как известно, резко выступали против создания американцами новой системы ПРО?

Юрий Давыдов:

Я думаю, что и то, и другое, сыграло свою роль. Конечно, технические трудности, с которыми столкнулись США в процессе создания ПРО, сыграли свою роль. В общем, для американцев и Запада они - самые главные. С точки зрения России, наверное, главной является ее позиция, и в России это рассматривается так, что сопротивление, которое она периодически оказывала созданию системы ПРО, в конце концов, сыграло свою роль и вынудило США заморозить, по крайней мере, эту проблему, хотя она по-прежнему остается в арсенале российско-американских отношений. Хотя, она временно снята сейчас, мы не знаем, кто будет выбран президентом США, а от этого сейчас в значительной степени и зависит судьба противоракетной обороны. Как мы знаем, Россия - единственная страна, которая имеет развернутую систему ПРО, которая, однако, конечно, уже устарела и не сможет сдержать массированного нападения с использованием ракетно-ядерного оружия. Но, тем не менее, она существует.

Россия заинтересована, в какой-то степени, в консервации ситуации вокруг системы ПРО. Поэтому она настаивает на том, чтобы и дальше обсуждать проблемы ядерного разоружения, СНВ-3, но при этом Россия будет продолжать настаивать на том, чтобы США ни в коем случае не развертывали Национальную Систему ПРО. Я думаю, что действительно, наверное, в Нью-Йорке будет разговор об этом между Путиным и Клинтоном. Путин опять будет предлагать какое-то совместное решение. Ничего достигнуто, наверное, не будет, но важно то, что эта проблема на какой-то период не будет отравлять российско-американские отношения. А мне кажется, что это - самое важное. Есть и другие проблемы. Их очень много в российско-американских отношениях, которые необходимо сейчас решить, а не размениваться только на такие проблемы, как ПРО или шпионские истории... Наверное, Клинтон, конечно, вступится за Поупа - арестованного по обвинению в шпионаже и сидящего в Лефортово американского бизнесмена... Все это отравляет наши отношения и не позволяет им выйти на тот реальный уровень, на котором они должны быть. Поэтому мне кажется, что тот некоторый шаг на месте, который сделал Клинтон, очень важен для будущих отношений между Россией и США.

Андрей Шарый:

По вашему мнению, почему Билл Клинтон именно сейчас выступил с таким заявлением? Теоретически, оно может и помешать его "ставленнику", скажем так, на пост президента США - Альберту Гору, поскольку даст новые возможности для критики внешней политики США его противникам - республиканцам. Эта критика уже последовала. Почему Билл Клинтон не мог подождать до исхода президентских выборов?

Юрий Давыдов:

Я думаю, что нужно посмотреть и с другой стороны: что больше испортило бы позицию Гора на предстоящих выборах? Представьте себе, что Клинтон вообще ничего не говорит, вся эта проблема остается в повестке дня российско-американских отношений, и вдруг перед самыми выборами российско-американские отношения резко обостряются по этой самой проблеме. При таком развитии ситуации это могло бы стать своеобразной "подножкой" Альберту Гору. Я думаю, что Клинтон тоже каким то образом хотел расчистить поле для Гора, снять эту проблему не только для России, но и для выборов. Клинтон говорит: "Давайте, не будем делать этот вопрос одним из главных вопросов на выборах". Он как будто бы снял его, и я думаю, что то, что он сделал это именно сейчас, дает возможность переключить каким-то образом внимание на другие вещи американского электората.

Андрей Шарый:

Как известно, август оказался месяцем крайне неудачным, и для президента Путина, и для всей России, и все мы были свидетелями целой череды катастроф. Путин во всем этом, как об этом уже много говорили, оказался в своем роде "без вины виноватым". Вдруг сентябрь неожиданно начался довольно успешно. Первый же день приносит заявление Клинтона, и Путин как бы опять же "без вины виноват" - "победитель без победы". Это объективно усиливает его позиции на внешней арене как внешнеполитического деятеля, однако, в том, что Клинтон принял именно в этот момент такое решение, Путин как бы не причем. Тем не менее, будет ли, на ваш взгляд, Россия использовать вот это повод в той неприятной ситуации, в которой она находится, как повод для широкомасштабной кампании о своей "внешнеполитической победе"?

Юрий Давыдов:

Такие попытки, конечно, будут. Я думаю, что они вполне логически обоснованны, поскольку в тот момент, когда Путин отмечал 100 дней своего пребывания в должности президента России, произошли эти три катастрофы, которые очень резко подорвали его престиж, потому что нужно сказать, что в этих условиях он, конечно, вел себя не лучшим образом. А последняя катастрофа вообще убрала президента с телевизионных экранов, что было большой потерей. Поэтому эта поездка, которую совершает Путин - сначала в Японию, потом в США - возможно, он приедет в Нью-Йорк, как и на Окинаву, с какими-то достижениями, его будут встречать, радостно выслушивать и так далее... То есть, российская власть пытается путем активизации своих усилий на внешнем фронте каким-то образом компенсировать все те неудачи и провалы, которые она потерпела в области внутренней политики. Мне кажется, что все это очень сильно взаимосвязано. И, наверное, это понимает и Клинтон... Я думаю, что в какой-то степени все это связано - и трагедия "Курска", и решение Билла Клинтона отложить развертывание системы ПРО.

XS
SM
MD
LG