Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Чем же цинизм государственника Сванидзе лучше цинизма негосударственника Доренко, а самое главное - причем же здесь память о моряках?!"


Обзор аналитических программ российского телевидения.

Анна Качкаева, Москва:

Сергея Доренко не выпустили в эфир. Многие зрители порадовались, многие огорчились. Я не поклонница творчества Доренко. Он - талантливый пропагандист, и все эти годы делал авторскую программу, которая становилась оружием разных политических сил в разных политических обстоятельствах. Его услугами пользовались, в том числе и нынешняя власть, противников которой Доренко с упоением разоблачал в минувшую предвыборную кампанию. Доренко не жалко, но неприятно, что его решили отменить только потому, что он перестал быть лояльным. Поэтому Евгений Киселев, безусловно, прав, когда он говорит, что Доренко, как бы к нему не относиться, должен иметь право говорить, потому что такое право гарантировано Законом о СМИ и Конституцией России. С запрещенной программой пользователи Интернета уже познакомились. Ее текст был размещен на сайте Сергея Доренко еще в пятницу. На мой взгляд, в ней не было ничего сенсационного. Все темы выпуска - годовщина взрывов и дагестанских событий, версия немецких журналистов, расследовавших гибель "Курска", связь между шпионским скандалом и японским визитом Путина, так или иначе, освещались российскими журналистами. Просто Доренко, как всегда, с помощью деталей, реплик, монтажа и собственных комментариев добился общего эмоционального ощущения, которое в целом сводится к простому выводу о безнравственной, бездушной и циничной власти.

На фоне "программы настроения", каковой почти всегда бывает программа Доренко, "Итоги" сложнее, длиннее, немного скучнее. Правда, один из материалов минувших "Итогов" вполне может стать прелюдией к новым скандалам: история о том, как бюджет не досчитался 13 миллионов долларов в результате манипуляций между Минфином, МПС и кипрской оффшорной кампанией должна заставить власть реагировать на действия премьера Касьянова, который, по утверждению НТВ, будучи министром финансов эту сделку благословил и поставил свою подпись под документами.

Теперь собственно о телевидении. Кто-то сформулировал мысль о том, что комментарий вообще-то бесполезен - надо остановить мысль и просто видеть. Видеть и показывать умеют по-прежнему только на НТВ. Оказывается, нет ничего беспомощнее и нелепее вида разутых ног многочисленных чиновников, вынужденных наблюдать за упражнениями президента России на татами. Запомнилось и выражение лица Владимира Путина, когда он отвечал на вопрос американского телеведущего Ларри Кинга: "Что произошло с подводной лодкой"? Путин вроде бы ответил просто: "Она утонула", Но он произнес эти слова с полуулыбкой, сощурив глаза, с какой-то непередаваемой иронично-издевательской интонацией, которая незаметна иностранному уху, но чрезвычайно коробит слух человека, понимающего по-русски. Кстати, внимательного зрителя могло озадачить сопоставление впечатлений от разговора Ларри Кинга с Владимиром Путиным в "Зеркале" и в "Итогах". В программе Сванидзе Кинг сказал, что "впечатлен российским президентом, поскольку тот умен, хорошо держится, от ответов не уходит, и вообще - выглядит человеком западным". В "Итогах" Кинг говорил о том, что "Путин, конечно, лидер нации, но на него сильно влияет его прошлое - служба в КГБ". "Ваш парень входит во вкус - Путин выглядит все более естественно", - убежден знаменитый ведущий. Каким на самом деле выглядел российский президент на американском телевидении, мы так и не узнали, потому что интервью Путина стране по общенациональным каналам не показали. Зато про успешную поездку Путина в Японию и Нью-Йорк 25 минут рассказывали в программе "Зеркало". Разумеется, с приподнятой державной интонацией и без всяких вольностей в видеоряде. То ли от усердия, то ли от нехватки материалов в этот отчет о поездке умудрились включить даже план, где Путин освещен не самым лучшим образом, и его лицо переливается на экране каком-то лягушачьим цветом.

Самое же неприятное в программе Сванидзе - спекуляция на человеческом горе, которую ведущий "Зеркала" предварил монологом о "бессовестных политиканах, пляшущих на гробах и бросающих тень на настоящее журналистское расследование трагедии "Курска". После этой страстной преамбулы Сванидзе чеканит: "Вспомним экипаж "Курска". На экране появляется любительская съемка офицерского концерта. В кадре юный мичман из третьего отсека подлодки. Его уже нет в живых, на экране он поет. Кадры, действительно уместные в фильме Аркадия Мамонтова, в программе Сванидзе выглядят абсолютным политиканством, потому что встык этому поминальному блоку без перебивок и без студийного комментария подверстывают крупным планом Бориса Березовского. Он говорит о "Единстве". Логика образного ряда понятна: сначала слова о плясках на гробах, потом душераздирающие кадры, потом лицо политикана. Прямой связи нет, но эмоциональный эффект налицо. Ясно, что мотив: "Уничтожь олигарха" становится для Сванидзе постоянным. В этой борьбе все средства хороши. Тогда чем же цинизм государственника Сванидзе лучше цинизма негосударственника Доренко, а самое главное - причем же здесь память о моряках?!

XS
SM
MD
LG