Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Ситуация не столь оптимистична, но и не трагична..." Положение на рынке горючего в России и мире

  • Савик Шустер

Программу ведет Савик Шустер. В ней участвуют глава Российского топливного союза Сергей Борисов и корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына, которая беседовала с известным британским экспертом в области экономической политики Чарльзом Блитцером.

Савик Шустер:

Мы будем обсуждать тему спроса на бензин и его удовлетворения - эта проблема начинает обостряться в России, хотя акции протеста пока проходят в Западной Европе. С нее мы и начнем эту тему. Корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына попросила прокомментировать топливный кризис в Великобритании и других европейских странах известного британского эксперта в области экономической политики, аналитика инвестиционной компании "Donaldson, Lufkin & Jenrette" Чарльза Блитцера.

Наталья Голицына:

Каковы, на ваш взгляд, главные последствия кампании протестов против высоких цен на бензин в Великобритании?

Чарльз Блитцер:

Главный ее результат - это доказательство того, что британские налогоплательщики, как, впрочем, и налогоплательщики в других европейских странах, продемонстрировали, что считают чрезмерно завышенным нынешний налог на горючее. Это позволяет утверждать, что наблюдавшемуся в последние годы повышению налогов на бензин приходит конец, и сейчас, по всей видимости, последует его снижение. За последние восемь лет увеличение налога на бензин значительно опережало рост инфляции. В результате 77 процентов розничной цены на бензин сейчас составляют налоги. Я думаю, что период повышения налогов на бензин уже завершился.

Наталья Голицына:

Британские комментаторы считают, что мы были свидетелями серьезного не только экономического, но и социального кризиса в Великобритании?

Чарльз Блитцер:

Я не назвал бы его социальным. Скорее, это был политический кризис. Пожалуй, впервые в Европе налогоплательщики подняли голос протеста. На мой взгляд, это неизбежно повлияет на политическую ситуацию в стране. Многое будет зависеть от того, как правительство прореагирует на обеспокоенность населения существующими налогами, в том числе и налогами на топливо.

Наталья Голицына:

Как бы вы прокомментировали действия британского премьера во время этого топливного кризиса в Англии?

Чарльз Блитцер:

Премьер-министр оказался в довольно сложной ситуации. Ему, конечно, было нелегко проявлять непреклонность в ответ на требования протестующих, которые пользовались огромной поддержкой населения. В то же время, Тони Блэр как, впрочем, и его европейские коллеги, не мог позволить протестующим диктовать, используя блокаду топливных терминалов, свою волю правительству. Так что, во многом положение британского правительства было продиктовано этой стоящей перед ним дилеммой.

Наталья Голицына:

Может ли нынешний бензиновый кризис в Европе как-то отразиться на ценах на топливо в России?

Чарльз Блитцер:

Не думаю, что этот кризис непосредственно скажется на России. Там налоги на топливо не столь высоки, как в западноевропейских странах, включая Англию. Однако, пример того, что резкое повышение цен на бензин может привести к социально-политическим волнениям, возможно, заставит российское правительство если не снизить налоги на бензин, то, во всяком случае, воздержаться от поввшения цен на топливо в будущем.

Наталья Голицына:

Как вы полагаете, насколько нынешний мировой уровень цен на нефть скажется на российской экономике?

Чарльз Блитцер:

Россия серьезно выиграла от нынешних высоких цен на нефть - 30 и более долларов за баррель. Пока нет никаких признаков их серьезного снижения, и вряд ли они понизятся до конца года. Думаю, что, по крайней мере, в ближайшее время российская экономика будет продолжать извлекать выгоду из этой ситуации. В среднесрочной же перспективе цены на нефть в мире, видимо, не превысят 22-24 долларов за баррель. Поэтому Россия уже сейчас должна принимать срочные меры по расширению и развитию базовых отраслей экономики, не полагаясь на доходы от высокой цены на нефть. Ей следует также расширять ассортимент других статей своего экспорта.

Савик Шустер:

Сергей Борисов, вы заявили в четверг, что будут возможны очереди на бензоколонках в конце следующей недели, и на сегодняшний день 20 регионов России испытывают острый дефицит горючего - вы упомянули Татарию, Самару, Сургут, Хакасию, Новосибирск и другие регионы, говорили о Москве и Санкт-Петербурге. Но вопрос вот в чем: казалось бы, что от высоких цен на нефть Россия получила доходы, и поэтому может держать в норме количество бензина и доступные цены на него?

Сергей Борисов:

Да, Россия, как нефтедобывающая держава, может и должна позволить себе обеспечивать свой рынок в достаточном количестве нефтепродуктами, и выводить цену, которая будет по зубам российскому производителю. Но еще один фактор очень важный, чтобы понять ситуацию в России - это то, что мы не открыты для мировой экономики, мы -частичная автаркия, и таким образом мы должны защищать свой рынок, поскольку цена - доллар или полтора за литр бензина для нашего населения невозможна. Предел покупательной способности многие эксперты оценивают на уровне 30 центов за литр. На сегодняшний день ситуация уже такова, что мы близки к этой цифре - средневзвешенные цены составляют где-то 25-26 центов за литр, и этот процесс, в общем, продолжается и не всегда успешно контролируются правительством с точки зрения тарифной и нетарифной политики.

К сожалению, не вполне учитываются сезонные колебания, которые имеют место в стране в период повышенного спроса во время повышенной деловой активности, завершения сельхозработ, активного дачного периода, какой мы сейчас испытываем. Сейчас по мониторингу Российского Топливного Союза - мы берем выборку из примерно 25 - 30 регионов, и в 80 процентах регионов имеет мест серьезный дефицит - очереди, закрытые АЗС, но это еще не тотальный кризис, а это пока очень напряженная ситуация. Лишь в нескольких городах, таких как Москва и Санкт-Петербург, где очень развиты рыночные отношения и представлены несколько нефтяных кампаний, которые борются за свои места, ситуация достаточно стабильная и нормальная, хотя спрос топлива повышен - наши АЗС сейчас реализуют его на 25-30 процентов больше, чем в обычное время.

Савик Шустер:

Господин Борисов, позвольте задать вам банальный вопрос - вопрос потребителя. Россия - нефтедобывающая страна, и трудно себе представить, что в таких странах, как Саудовская Аравия или Кувейт, вдруг может возникнуть такого рода кризис, потому что там цены удерживаются в силу того, что это - нефтедобывающте страны. Почему в России вдруг заговорили о кризисе, когда, вообще, казалось бы, говорить об этом не стоило бы?

Сергей Борисов:

К сожалению, для нас такие кризисные или предкризисные явления уже стали достаточно обычной ситуацией. Если вы помните, то в прошлом году подобные и еще более серьезная ситуации были, и выводы, к сожалению, не были сделаны. Все-таки, эффективность управления этим процессом, регулирования рынка и тарифными, и нетарифными методами не столь эффективна. Что касается Саудовской Аравии и России - во-первых, там все-таки нефть легче добывать, и ее себестоимость ниже. У нас сложнее добывать нефть и доставать ее из недр, поскольку запущена наша нефтяная отрасль, инвестиции в последние десятилетия были слабые, и все это говорит о том, что наши нефтяные компании конечно же стремятся использовать конъюнктуру, мировую конъюнктуру и поправить свое положение.

Савик Шустер:

То есть, речь в такой ситуации идет о личной выгоде?

Сергей Борисов:

Конечно, коммерческая выгода и уникальность позиций государства заключаются в том, чтобы и насытить бюджет, и дать нефтяным компаниям заработать на инвестициях в свою отрасль. Но, как вы правильно сказали, стоит и задача не забыть про свой рынок и не позволить нефтяной державе, которая имеет существенную долю в мировом рынке нефти, остаться на "сухом пайке", что называется.

Савик Шустер:

Но невозможно же удовлетворить всех?

Сергей Борисов:

В этом и искусство управления нашего правительства - решить вопрос экспорта достаточно эффективно и решить вопрос снабжения собственного населения и своих предприятий. Кто сможет оценить ущерб, который мы можем ощутить, и который может перед нами встать, если цены начнут галопировать, когда дефицит уже перейдет в кризисное состояние, начнется спекулятивный рост цен?... Такое, увы, в некоторых регионах России уже было, к счастью, удалось погасить эту ситуацию, но это вполне возможно.

Савик Шустер:

Что мы можем сказать потребителям? Пока волноваться нечего?

Сергей Борисов:

Я могу с большей степенью вероятности сказать, конечно же, по Москве, потому что в Москве ситуация - в четверг мы беседовали в правительстве Москвы, были приглашены предприниматели, мы оценили ситуацию, просто интуитивно, нет никакого перспективного увеличения - просто оценка ситуации, и мы сделали такой элементарный баланс потоков топлива, которые приходят в Москву и прогноз ожидающих нас в сентябре расходов. У нас, скажем так, "бензиновый профицит", положительный баланс, но при одном условии: если не будет оттока топлива из Москвы в другие регионы "белых пятен", А сейчас мы уже наблюдаем приезжих с канистрами из других регионов. Приезжают даже маленькие бензовозы, которые заправляются на АЗС. Конечно, у нас нет границ между регионами России, но мы зависим от общей ситуации в нашей стране. Я не могу сейчас делать оптимистические прогнозы - пока ситуация не столь оптимистична, но и не трагична.

Савик Шустер:

Не столь оптимистична - это значит что?

Сергей Борисов:

80 процентов регионов России по результатам нашей выборки находятся в состоянии дефицита.

XS
SM
MD
LG