Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Увольнение управляющего делами Генпрокуратуры


Петр Вайль:

Уволен управляющий делами Генеральной Прокуратуры России Назир Хапсироков. Рассказывает юридический обозреватель газеты "Московские Новости" и Радио Свобода Леонид Никитинский:

Леонид Никитинский:

Как нам стало известно, уволен Назир Хапсироков. Формально он был управляющим делами, а неформально - одним из теневых руководителей этого ведомства. Сам о себе он любил говорить: "Я не первое лицо в Генпрокуратуре, но, конечно, и не второе". Назир Хапсироков родился в 1952-м году, в начале 80-х - второй секретарь Карачаевского райкома ВЛКСМ, затем - снабженец и руководитель строительного треста, в Генпрокуратуре он появился в 1994-м году. Этому предшествовал подряд, который его трест получил на возведение элитных дач в Подмосковье для чиновников администрации президента. Понятно, что такие заказы просто так не раздавали, и вряд ли дело тут было в качестве работ, выполняемых акционерным обществом "Южное". Как бы то ни было, тут то, видимо, Хапсироков и подружился с Алексеем Ильюшенко, который привел его за собой в здание Генпрокуратуры на Большую Дмитровку. Между тем, за председателем АО "Южное" и одновременно - президентом компании "Югинвест" Хапсироковым числилось исчезновение двух крупных кредитов, выделенных из бюджета для закупки продовольствия. Однако оба уголовных дела были прекращены. Этому не стоит удивляться в свете показаний Хапсирокова о том, как он "дал Ильюшенко покататься на своем "Мерседесе".

Если же говорить всерьез, то уже тогда появились сведения, что деньги, выделяемые из бюджета на содержание органов прокуратуры в Москве и в регионах, прокручивались в Московском Национальном Банке у Ашота Егиазаряна. Юрий Скуратов, сменивший Алексея Ильюшенко, не смог ничего сделать со своим завхозом - к тому времени Хапсироков поставил в личную зависимость многих руководящих работников Генпрокуратуры. Дачи и квартиры, которые он распределял, как правило, превосходили все разумные и законные пределы. Трое заместителей Скуратова ставили перед ним вопрос о том, чтобы назначить Хапсирокова - филолога по образованию, но к тому времени и заслуженного юриста России, еще одним заместителем Генерального. По словам Скуратова, он отбивался тем, что не позволял прекратить дело по хищениям примерно трех миллионов долларов при ремонте зданий прокуратуры в Санкт-Петербурге. Кроме того, ему помогала пресса: "Посмотри, что о тебе пишут, - говорил Скуратов своему завхозу, - надо сначала со всем этим разобраться". Однако, вышло иначе - это завхоз "разобрался" с прокурором. Как утверждают знатоки, без Хапсирокова в истории с отставкой Скуратова тоже не обошлось.

Многочисленные слухи о вмешательстве Хапсирокова в ход конкретных уголовных дел и о налаженной в этой связи системе взяток, вылились в рапорт, который следователь Сергей Гребенщиков подал уже Генпрокурору Владимиру Устинову. Он сообщал, что за протекцию по делу Владимира Петрова - бывшего замминистра финансов, людям Хапсирокова, по его сведениям, была передана взятка в миллион долларов. Рапорт был положен под сукно в начале этого года и судьба его неизвестна. Положение Хапсирокова в Генпрокуратуре казалось незыблемым. Тем более, что, как утверждается, сам Владимир Устинов занял пост Генпрокурора тоже при поддержке управделами - именно он представил Устинова Борису Березовскому, а тот рекомендовал кандидатуру нового Генпрокурора Александра Волошину.

Вероятнее всего, истинную причину тихого увольнения Хапсирокова надо искать в общем ослаблении кремлевских позиций Бориса Березовского. По нашей информации, рассматривался вопрос о трудоустройстве Хапсирокова на службу в администрацию президента или в "Межпромбанк", также тесно связанный с Кремлем. Но в обоих случаях бывший управделами потерпел неудачу. Впрочем, с такими то талантами он вряд ли пропадет.

XS
SM
MD
LG