Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Государство против Гусинского: Газпром начинает, Министерство печати проигрывает...

  • Савик Шустер

Программу ведет Савик Шустер. В ней участвуют: телевизионный обозреватель Радио Свобода Анна Качкаева, корреспонденты Радио Свобода в Москве Владимир Долин и Карен Агамиров, экономический эксперт компании "Финмаркет" Андрей Лусников, адвокат Генри Резник.

Савик Шустер:

Почему такой заголовок? Вы поймете из материала Анны Качкаевой:

Анна Качкаева:

Министр печати Лесин будет завтра отвечать на все вопросы. Вряд ли Лесин сумеет объяснить, почему подпись федерального министра стоит под документом, в котором Гусинского отпускают взамен на продажу "Медиа-Моста" Газпрому, то есть, государству. Для многих журналистов, которые пишут на телевизионные темы, сегодняшний скандал сенсацией не стал. Еще в июле многие из нас знали, что Гусинского отпустили не случайно. Правда, что именно он подписал в обмен на свободу, два месяца назад не знал никто. Менеджеры "Медиа-Моста" молчали, видимо, рассчитывая уладить ситуацию без скандалов, а представители государства уклончиво отвечали, что ведутся сложные переговоры. Сегодня получается, что торг не удался.

Первые признаки того, что грядет очередной громкий скандал в связи с "Медиа-Мостом", появились пару недель назад. В журналистской среде стали говорить о том, что министр печати Лесин утрачивает свое былое влияние. На прошлой неделе некоторые из моих коллег, так же, как и я, видели те самые документы, которые стали причиной громкого скандала сегодня. Игроки со стороны государства, видимо, уже понимали, что Гусинский окончательно и бесповоротно намерен отказаться от сделки, под которой он подписался в обмен на свободу. Не ручаюсь за точное воспроизведение последующего хода событий, но приблизительно ситуация разворачивалась так: Гусинский наверняка позвонил руководителю "Газпрома - Медиа" Альфреду Коху и сообщил о том, что не признает сделку, заключенную в июле. Скорее всего, после этого Рема Вяхирева вызвали в Кремль. Там ему объяснили, что он должен возмутиться действиями своего должника. Затем последовали заявления пресс-службы Газпрома и Рема Вяхирева. Вечером на свет выплыло пресловутое приложение № 6 к договору, называемое сегодня уважаемыми в стране людьми "государственным шантажом". "Знал ли Путин"? - эту недоуменную восклицательно-вопросительную фразу я слышала от коллег-журналистов и на пресс-конференции, и на заседании общественного наблюдательного совета НТВ, и в коридорах Думы, где проводились слушания о развитии российского телевидения. Сомневаюсь, что Путин не знал. Во всяком случае, не мог не догадываться. Гусинскому можно задавать разные вопросы: почему поддался на шантаж, почему, уехав за границу, не обнародовал условия безобразной сделки?... К власти же вопрос только один: как сегодня живет страна - по закону или "по понятиям"?

Савик Шустер:

Альфред Кох дал сегодня пресс-конференцию. На ней присутствовал корреспондент Радио Свобода Карен Агамиров:

Карен Агамиров:

"Медиа-Мост" в дефолте",- заявил Альфред Кох - на сегодняшний день долг составляет 211 миллионов долларов.

Альфред Кох:

...Которые по гарантии Газпром заплатил "Credit Suisse First Boston" за обязательства "Медиа-Моста" перед "Credit Suisse First Boston". На сегодняшний день эта задолженность не урегулирована, и 211 миллионов - долг, который 6 месяцев является никак не урегулированным во взаимоотношениях между Газпромом и "Медиа-Мостом". В ноябре наступит дефолт по кредиту "Газпром-Банка" - 40 миллионов долларов; начиная с 2001-го года "Медиа-Мост" должен начать выплаты правительству Москвы, в общей сложности, 223 миллиона долларов. По этим обязательствам тоже будет дефолт. В июле месяце наступает срок платежа второго транша "Credit Suisse First Boston" - 262 миллиона долларов, по которым тоже есть поручительство Газпрома. Все эти обстоятельства заставляют нас сделать заявление о том, что "Медиа-Мост" находится в дефолте и серьезных аргументов, каким образом он будет расплачиваться с этими долгами, мы не услышали до сих пор ни от кого. Из текущей деятельности кампании серьезных средств для расплаты с долгами нет.

Карен Агамиров:

Поэтому "Газпром - Медиа" обратился в прокуратуру, хотя непонятно, почему именно в нее - подобные споры в компетенции суда. Извечный вопрос - так где же деньги? Кох перечислил оффшорные компании на Гибралтаре, в которые переведены активы "Медиа-Моста".

Альфред Кох:

Это, в частности, компании "Мedia-Most Capiltal and Management Limited", "New Television Technologies Limited", "Media Mails Security Limited"...

Карен Агамиров:

И другие. Было ли при заключении сделки между Газпромом и "Медиа-Мостом" свободное волеизъявление сторон? Подписывал ли Кох так называемый шестой протокол договора? "Да, подписывал", - признал Кох.

Альфред Кох:

Нам необходимо было получить четкие и ясные заявления с обеих сторон о том, что эта сделка подписывается без всякого давления. Когда у нас возникло это общее понимание, руководство "Медиа-Моста" предложило свою редакцию этого протокола о том, что мы является сторонниками того, чтобы все уголовные преследования были прекращены. Когда этот протокол был подписан, господин Гусинский потребовал, чтобы этот протокол был завизирован еще и министром печати Лесиным. Михаил Юрьевич ознакомился с этим протоколом и завизировал его. Мне удивительна трактовка противоположной стороной этого протокола как доказательства того, что сделка осуществлялась под давлением - этот протокол лишь подчеркивает то, что сделка осуществлялась без всякого давления.

Савик Шустер:

Ясно, что в этой истории есть три абсолютно очевидных аспекта: экономический, юридический и политический. Конечно, идет очень много разговоров на политические темы. Мы попытаемся, не обязательно ставя точки разобраться в этих аспектах, в каждом по отдельности. Начнем с финансового, потому что цифры, приведенные Альфредом Кохом, по крайней мере, заслуживают, если не анализа, то отклика на них. Всю эту финансовую статистика, которая была приведена Альфредом Кохом, мы обсудили с Андреем Лусниковым - ведущим экспертом компании "Финмаркет", независимым экспертом.

Альфред Кох - генеральный директор "Газпром-Медиа" заявил сегодня, что "Медиа-Мост" в дефолте. Слово "дефолт" население впервые услышало и осознало, что это такое, 17 августа 1998-го года.Уместно ли слово "дефолт" в данном случае?

Андрей Лусников:

Слово "дефолт", конечно же, допускает достаточно расширенное толкование, правительство до сих пор не согласно с тем, что 17 августа 1998-го года был объявлен дефолт. Это термин, который таким образом был все-таки использован СМИ, а формально Россия оказалась в состоянии дефолта несколько позднее, скажем, когда не выполнила обязательства по облигациям Внутреннего Валютного Займа. Не в этом дело. Формально, безусловно, "Медиа-Мост" находится в состоянии дефолта с тех пор, как кредит, который был получен от "Credit Suisse First Boston", не был возвращен. Это было весной этого года. Газпром оплатил его и предъявил соответствующие требования к "Медиа-Мосту". Дальше шел процесс голосования кредита. Можно считать, что в этот момент компания находилась в состоянии "с наличием неурегулированных обязательств", - таких компаний в России очень и очень много. Собственно и некоторые обязательства нашего государства до сих пор не урегулированы, и можно говорить, что Россия по сей день в состоянии дефолта.

Савик Шустер:

О цифрах, которые привел

Альфред Кох:

он говорил о транше, о котором только что говорили и вы, в размере 211 миллионов долларов - транш был оплачен именно Газпромом, и говорил, что еще предстоит транш в 262 миллиона долларов, под который есть поручительство Газпрома, и он должен быть выплачен в июле 2001-го года, дальше задолженность правительству Москвы в общей сложности - 223 миллиона, и всякие оперативные расходы, скажем, 40 миллионов, которые "Медиа-Мост" должен "Газпром-Банку"; в 30 миллионов господин Кох оценивает оперативные убытки в этом году - все это составляет достаточно внушительный пакте задолженностей. С другой стороны известно, что вся компания "Медиа-Мост" оценивается в 773 миллиона долларов...

Андрей Лусников:

В соответствии с соглашением, которое было заключено между "Медиа-Мостом" и "Газпром-Медиа".

Савик Шустер:

Мы полагаем, что такой точки зрения придерживается государство, потому что у Владимира Гусинского, как мы понимаем, другого выхода и не было?

Андрей Лусников:

Дело в том, что компания "Медиа-Мост" ранее оценивалась гораздо более высоко. Сумма, которая указывалась в соглашении - видимо, у Гусинского в тот момент просто не было иного выхода, как согласиться на такую оценку компании.

Савик Шустер:

А как вы оцениваете цифры, которые я только что упомянул, которые привел Альфред Кох - они что-то доказывают?

Андрей Лусников:

В настоящий момент эти цифры означают только необходимость их учета в финансовом плане компании. Задолженность, скажем в 262 миллиона долларов, которую надо возвращать в следующем году или даже в конце этого года кредит "Газпром-Банка" - по всей видимости, "Медиа-Мост" мог был изыскать средства для того, чтобы расплатиться с этими долгами, и их бы в таком случае нельзя было бы называть дефолтными. Это высказывание господина Коха меня несколько удивляет, потому что он говорит о том, что будет дефолт, как о свершившемся факте. Если бы эта сделка дошла бы до логического конца и "Медиа-Мост" стал бы собственностью Газпрома, то, по всей видимости, этих дефолтов просто бы не было, или, скажем, "Медиа-Мосту" удалось найти другого инвестора, который помог бы оплатить долги, или "Медиа-Мост" выплатил бы их из собственных средств, или, скажем, привлек дополнительные кредиты - во всех этих случаях ни о каком дефолте и речи бы не было.

Савик Шустер:

То, о чем говорится в письме в Генпрокуратуру, то есть, вывоз активов, как вы понимаете это? Это вывоз акций и возможно ли это, или это - вывоз реальных денег?

Андрей Лусников:

Мне кажется это достаточно сомнительным. Понятно, что какие-то средства могут вывозиться и могут переводиться какие-то деньги от рекламы или чего-то еще, но, во всяком случае, это вещи достаточно труднопроверяемые. Что касается основных активов "Медиа-Моста", которые представляют собой торговые марки СМИ, которые мы сегодня смотрим и читаем, и редакционные коллективы - такие активы достаточно сложно вывезти за рубеж. Если прибегать к такой логике и привлекать Генпрокуратуру, чтобы проверять все сделки, пусть даже аналогичного масштаба - это было бы достаточно странно. С другой стороны, если при этом могут вскрыться какие-то правонарушения, это, в общем, возможно, но так или иначе это не тот вопрос, который имеет прямое отношение к сделке. В данном случае речь может идти о каких-то правонарушениях из другой области.

Савик Шустер:

У меня, как у обывателя, остается один вопрос, очень простой. Может быть, во многом я и не прав, но вот как бы цифры не сходятся: государство в лице Газпрома оценивает акции "Медиа-Моста" в 773 миллиона долларов в общей сложности. А с другой стороны, у "Медиа-Моста" задолженность в общей сложности 473 миллиона долларов, цифры сходятся странным образом, и этот пакет оценивается примерно в 40 процентов, а вот оставшиеся 300 - больше 50, почти 60. Удивительная математика - я не знаю, как государство считает акции, прибыли и вообще финансовые вещи, но явно экономически эта атака не совсем понятна, и думаю, что такое мнение складывается у многих людей.

А сейчас юридический аспект. Мы обсуждаем его с более заинтересованным человеком - одним из адвокатом "Медиа-Моста" Генри Резником.

Генри Маркович, скажите, договор между Владимиром Гусинским, "гражданином", как значится в документе, и Альфредом Кохом, завизированный министром печати Михаилом Лесиным - с чисто правовой точки зрения имеющий в виду, как сказал Кох на пресс-конференции, согласие обеих сторон - с юридической точки зрения какой можно дать анализ этому документу?

Генри Резник:

Ситуация, на мой взгляд, в высшей степени забавная. Можно ли говорить о доброй воле одной из сторон, когда над ней занесен топор. Сам факт такого соглашения, которое было завизировано министром печати и информации, вообще не имеющего никакого отношения к проблемам уголовного преследования, а в соглашении указывается, что предмет его составляет отказ от обвинения Гусинского, снятие с него меры пресечения и отпускание его на все четыре стороны - все это представляется какой-то правовой дикостью. Дело в том, что сделка эта ничтожна, потому что Владимир Гусинский, на мой взгляд, принял совершенно адекватные меры для того, чтобы как раз засвидетельствовать отсутствие своей доброй воли, и в силу Гражданского Кодекса эта сделка, которая совершалась под принуждением, безусловно, никакой юридической силы иметь не может. А дальше возникает вообще очень интересная ситуация: в соглашение были забиты пункты, которые никоим образом не входят в компетенцию ни Газпрома, ни Комитета по печати и информации: снятие обвинения - то, то чем я сказал...

Савик Шустер:

То есть, это дело прокуратуры?

Генри Резник:

Вот, значит, у нас Генпрокуратура была "подельницей" - те ее сотрудники которые к этому причастны, не знаю какие, хотя это небезынтересно не только из любопытства но и с точки зрения права, поскольку условия соглашения были выполнены с той стороны - действительно дело было прекращено и Гусинского выпустили... Ситуация сейчас такая: в прокуратуру подано заявление Рема Вяхирева, причем надо сказать, что все гражданско-правовые вопросы прокуратура некомпетентна решать, но со стороны Газпрома речь, видимо, идет о том, что он хочет добиться понуждения Гусинского исполнить эту сделку. Есть такие иски - о понуждении исполнения договора. Предъявляется иск той стороной, которая считает...

Савик Шустер:

В Арбитражный суд, я полагаю...

Генри Резник:

Разумеется, или в суд общей юрисдикции, но в данном случае, конечно, в арбитражный, поскольку речь идет о споре между все-таки юридическими лицами. Гусинский выступал, кстати, не как просто "гражданин", а как владелец холдинга. А вот уголовно-правовые вопросы весьма интересны, потому что все-таки есть такая статья в Уголовном Кодексе, которая карает за принуждение к совершению сделки путем насилия, угроз и прочего. А прокуратура у нас в деле - соглашение было исполнено, его же не могли исполнить ни Кох, ни Лесин - в их компетенцию это не входило.

Савик Шустер:

А вот часть обращения в прокуратуру, где говорится о вывозе активов за рубеж, она относится к прокуратуре?

Генри Резник:

Абсолютно не относится. Дело в том, что собственник, между прочим, вправе распоряжаться как угодно предметом собственности. И никто сейчас не привлекает никого к уголовной ответственности, хотя должен сказать, что прокуратура у нас удивительно независимая, и от закона, и от каких-то резонов здравого смысла - сегодня прекратила дело, завтра возобновит. Но в данном случае речь идет о собственности юридического лица, которой оно может распоряжаться по своему усмотрению. Это все в компетенции непосредственно собственника.

Савик Шустер:

Генри Резник - адвокат не только "Медиа-Моста", но и Андрея Бабицкого, и волей-неволей появляются какие-то параллели между делом Андрея Бабицкого и историей с "Медиа-Мостом" и Владимиром Гусинским. Андрей Бабицкий был отправлен в Чернокозово Владимир Гусинский - в Бутырку. Андрея Бабицкого "обменяли" по его собственному желанию - он даже письмо писал на этот счет. Гусинсикй подписал документы, заключил, якобы договор, и получил за это возможность уехать к семье и его жизнь в безопасности. С Андреем Бабицким потом происходили странные истории, его решили отвезти в Азербайджан, дали ему какой-то паспорт, потом, как всегда, получилась "накладка", потому что так действуют правосудие и люди, которые приводят это в исполнение. В итоге он оказался в книжном магазине в Махачкале, где его арестовали и сейчас обвиняют в использовании поддельных документов. Мы не знаем, что происходило с Гусинским после того, как он уехал из России, что были за телефонные звонки, что ему говорили, какие сигналы он получал. Но мое личное ощущение такое, что история еще не закончена. Процесс, который будет над Бабицким, говорит нам, что Генпрокуратура сегодня настолько непредсказуема, что от нее можно ждать чего угодно - она сама создает правила игры, а в какую игру она играет сегодня в России - непонятно абсолютно никому.

Во вторник в помещении агентства "Интерфакс" состоялась пресс-конференция СМИ, входящих в холдинг "Медиа-Мост". Это - журнал "Итоги", радиостанция "Эхо Москвы" и газета "Сегодня". Там также присутствовал генеральный директор НТВ. Рассказывает

Владимир Долин:



Владимир Долин:

В переговорах об урегулировании долгов холдинга "Медиа-Мост" перед Газпромом министра печати Михаила Лесина представлял сотрудник корпорации "Видео Интернейшенел". Об этом заявил генеральный директор НТВ Евгений Киселев. Министр в свое время был одним из учредителей этой компании, и вряд ли ее судьба ему безразлична. Главные редакторы изданий, которые входят в холдинг, объяснили, почему Владимир Гусинский и руководство холдинга два месяца хранили молчание по поводу протокола № 6, под которым стоит подпись Гусинского и министра печати Лесина. Вот что сказал главный редактор радиостанции "Эхо Москвы"

Алексей Венедиктов:



Алексей Венедиктов:

Есть проблема неурегулированности долга. Переговорщиком со стороны Газпрома является официально назначенный Альфред Кох. Наш интерес - долг урегулировать. Мы - коммерческая организация с очень неплохой на мировом рынке репутацией. Если мы публикуем этот документ, который мы считаем нулевым, мы опубликуем фамилию Коха и срывается возможность урегулировать нашу задолженность. Наша задача - урегулировать задолженность и развиваться дальше в качестве коммерческой организации.

Владимир Долин:

Главный редактор журнала "Итоги" Сергей Пархоменко дополнил своего коллегу:

Сергей Пархоменко:

Задача наша была все-таки в том, чтобы делать свое дело, а не выводить на чистую воду господина Коха любой ценой, например, ценой прекращения наших изданий, как факта на информационном рынке Российской Федерации. Мы прекрасно отдавали себе отчет в том, что прямое открытое силовое противостояние с государством в целом, на самом деле, как-то бесперспективно, и не может привести ни к чему, кроме как, в конечном итоге, к гибели репутации и закрытию этих изданий. Задача была в том, чтобы все-таки, имея этот юридически ничтожный документ в качестве какого-то морального доказательства, продолжить переговоры и попытаться выйти из этого конфликта. Выйти нормальным естественным путем - не получилось...

Владимир Долин:

Алексей Венедиктов утверждает, что проблема долгов холдинга Газпрому носит не экономический, а политический характер:

Алексей Венедиктов:

Я убежден в том, что мы сейчас имеем дело не с экономической, а с политической проблемой, и я позвонил начальнику секретариата президента Путин, и сказал ему, что возникла политическая проблема - этот протокол № 6, где уголовное дело в отношении бизнесмена увязывается с политическими спорами и передачей собственности. Поэтому я прошу Владимира Владимировича принять 4 главных редакторов, потому что он всегда выслушивает, к сожалению, одну сторону. Если у него есть претензии к нам - главным редакторам, которые руководят СМИ, он может и обязан нам их высказать - не вижу в этом ничего страшного. Мы должны понять насколько действительно он - противник вещей, которые подписаны его министром печати и СМИ.

Владимир Долин:

Участие частной компании "Видео Интернейшенел" в переговорах об урегулировании долга в качестве представителя государства заставляет усомниться в отсутствии частного экономического интереса у Михаила Лесина.

Савик Шустер:

Мы не станем задаваться риторическими вопросами о том, что делал человек из "Видео Интернейшенел" в Лондоне на переговорах между Игорем Малашенко и Альфредом Кохом. Пусть это остается на совести тех, кто организовывал это со стороны государства.

XS
SM
MD
LG