Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Русский гений проявил завидное постоянство - верность тюрьме..."


Встреча Владимира Путина с Александром Солженицыным.

Борис Парамонов, Нью-Йорк:

Визит российского президента к престарелому писателю - любопытная акция. Известно, что раньше подобный визит был нанесен Михалкову-отцу. Интересен возраст посещаемых: одному - 92, другому на десяток лет меньше, сказать "моложе" как-то перо не поднимается. "Мужи Совета", - как сказали бы в старину. Начинает воплощаться, так сказать, наливаться кровью идеологический призрак, появлявшийся в свое время на страницах солженицынской брошюры: "Как нам обустроить Россию". Там это называлось "совестной суд": мыслился такой верховный орган духовно-морального контроля, стоящий над всеми инстанциями власти и укомплектованный наиболее авторитетными людьми России. Своими визитами Владимир Путин, можно сказать, произвел кооптацию двух членов предполагаемой структуры. Это, однако, именно предположение - не более того.

Трудно сказать что-либо о подлинной причине нынешнего путинского визита к Солженицыну и разговоре, который они вели. В сообщениях прессы, обнародованном, так сказать, коммюнике, лишь одно высказывание наводит на более-менее оперенные мысли. Это - слова о "необходимости преодолеть разрыв русского культурного пространства". Понять это можно только в одном смысле: обдумывается политика духовно-культурной цензуры, и Солженицын, похоже, дал этому проекту добро. Это, в общем, не может удивлять людей, знающих отношение русского классика к нынешней культурной индустрии, да и прецеденты были - известно, что за цензуру выступал Гете, а в России из крупных писателей особенным прогрессизмом не отличался Карамзин - тот самый, который долго питал иллюзию, что он - советник царя.

Дело, однако, не в писателях. Когда и кто из них влиял на реальную политику? А дело в политике и политиках, конкретно - в самом Путине, который решившись навести порядок в стране не нашел иного начала, кроме давно известного и никогда ничего не дававшего идеологического зажима. Российским властителям все еще кажется, что для наведения порядка в стране нужно, прежде всего, навести порядок в умах. Опять начинают строить дом с крыши, опять телегу ставят впереди лошади. Снова владеет сознанием мысль, что Газпром станет исправно выплачивать налоги, как только с российских телеэкранов исчезнет какой-нибудь Миг Джаггер. Когда-то Солженицын острее и яснее всех высмеивал такие потуги советской власти. Сейчас он сам готов выстроить такую систему приоритетов. Возможно, он считает, что положение в стране принципиально и радикально изменилось, если российская власть больше не называется советской и не исповедует коммунистической веры. В сущности, это он и предлагал в своем "Письме вождям Советского Союза", - отказаться от идеологии, а остальное приложится, и готов был, помнится, прямо из камеры Бутырской тюрьмы идти на совещание с членами Политбюро. Так все и произошло, правда, с временным разрывом в 25 лет. Можно даже сказать, что гора сама пришла к Магомеду, в нынешние солженицынские Бутырки - Троице-Лыково. Русский гений проявил завидное постоянство - верность тюрьме.

XS
SM
MD
LG