Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Борьба с "русской мафией" в бывших социалистических странах Восточной и Центральной Европы.


Программу ведет Петр Вайль. В ней участвуют: редактор Радио Свобода Андрей Шарый - он беседовал с обозревателем Болгарской Службы Радио Свободная Европа Асеном Гешаковым, и корреспонденты Радио Свобода: в Софии -Татьяна Ваксберг, и в Будапеште - Миклош Кун.

Петр Вайль:

Около месяца назад болгарские власти приняли решение о высылке российского бизнесмена Майкла Черного и четверых его компаньонов. Операция проводилась Службой Национальной Безопасности. Уголовных обвинений в его адрес выдвинуто не было. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Софии Татьяна Ваксберг:

Татьяна Ваксберг:

Почему все-таки Болгария прибегла к такому решению, и главное: кого именно оно касается и за какие грехи? Мистика, которая окружает эту историю, начинается с того, что никто не может поручиться ни за достоверность имени главного преследуемого, ни за гражданство, которое он имеет, ни за количество приобретенной им в Болгарии собственности. Как его зовут: Майкл Черный, Майкл Черной или Михаил Шерней? Он гражданин только Израиля, или еще вдобавок США, Франции или России? Владелец ли он самой популярной футбольной команды в Болгарии "Левский" или просто болельщик? Пресса называет его Майклом Черным, ссылается только на израильское гражданство и за отсутствием доказательств пользуется формулой: "Финансовый благодетель команды "Левский". Месяц назад Черного выслали из страны, и вместе с ним еще четырех граждан России. Общее между ними лишь их занятие - они занимаются бизнесом, который власти в Софии квалифицируют как "нечистый".

Приказ об экстрадиции был подписан председателем Службы Национальной Безопасности. Мотив был указан следующий: "Лица наносят ущерб национальной безопасности". Интерес публики был направлен преимущественно на Майкла Черного не только из-за его связи с популярной командой, но и потому что он пользуется скандальной славой негласного собственника компании "Mobiltel" - болгарского монополиста в системе мобильных телефонов "GSM". Сам "Mobiltel" действительно является владельцем команды "Левский", но у Черного, с официальной точки зрения, акций в "Mobiltel" нет. По случайности или нет, но за решением об экстрадиции Черного последовало решение о проверке компании "Mobiltel". Расследование производится в тот момент, когда монополия компании укрепилась еще минимум на год - ей могла бы нанести ущерб лишь быстрая приватизация болгарской телекоммуникационной компании и выдача второй лицензии на "GSM", но эта процедура тянется в Болгарии уже несколько лет. За это время "Mobiltel" вполне легально превратился в "империю", став самым крупным в стране рекламодателем, основным акционером баскетбольного чемпиона страны - "Лиги Левского" и основным акционером футбольного чемпиона и носителя Кубка Болгарии - "Левского". Большинство прессы не упоминает имени Черного кроме, как рядом со словосочетанием "русская мафия". Борьба с "русской мафией" не раз указывалась, как приоритет в правительственной политике.

Петр Вайль:

Прокомментировать действия софийских властей в отношении российских бизнесменов мой коллега Андрей Шарый попросил обозревателя Болгарской Службы Радио Свободная Европа Асена Гешакова.

Асен Гешаков:

Мне кажется, что случай с Майклом Черным, или, как он там известен в Болгарии, имеет под собой политическую подоплеку. Дело в том, что Майкл Черный связан дружескими связями с бывшим министром внутренних дел Богомилом Боневым, который был в правительстве Ивана Костова до декабря прошлого года. Это, кстати, был, может быть, самый популярный министр внутренних дел с начала "переходного" периода, и он сделал очень много хорошего для борьбы с преступностью и вообще - обеспечения порядка в Болгарии. Так вот, когда Костов в конце прошлого года уволил 10 министров из своего кабинета, он никому ничего не объяснил - почему он увольняет этих людей и ставит на их место других? Костов находился под очень сильным нажимом обвинений в том, что его правительство сильно коррумпировано. Бонев в эту категорию очевидно не попадал. Через несколько месяцев после того, как он был снят вместе с остальными, он, так сказать, открыл рот и начал вести что-то вроде кампании против премьер-министра Болгарии Ивана Костова. Фактически с тех пор и возникло дело Майкла Черного, потому что считается, что если Бонев, будучи таким же правоцентристом, как и Костов, продолжает быть настолько популярным, насколько он был до этого, то он может организовать политическую партию, которая появится на выборах следующего года и даже может их выиграть. Но, естественно, что для того, чтобы их выиграть, сформировать такую партию, нужны деньги, и оттуда и вышло подозрение, что деньги эти можно взять из этой очень богатой компании "Mobiltel", и оттуда фактически и началось наступление на Майкла Черного, что, в конце концов, и привело к тому, что его выдворили из страны.

Андрей Шарый:

Асен, вот это выдворение Черного и его коллег по бизнесу из Болгарии - это единичный случай, или болгарские власти предпринимают усилия для борьбы с российским теневым капиталом, который пытается обосноваться в Болгарии?

Асен Гешаков:

Я бы сказал, что это не единичный случай, но, возможно, есть очень значительные элементы взаимосвязанности в случаях с Черным и остальными. Хотя, случаи Черного и других бизнесменов отличны друг от друга. Против Черного практически не выдвинуто никаких серьезных, и вообще никаких, улик. Говорят только, что "он представляет угрозу национальной безопасности Болгарии", а вот о других, о некоторых из них, есть и данные, что они занимались торговлей болгарским оружием, которое неведомыми путями попадало в такие "горячие точки", как, скажем, Ангола, и из-за этого Болгарию очень сильно критиковал Комитет ООН по санкциям. Я бы сказал, что отношение к теневому бизнесу в Болгарии сейчас стало очень актуальным потому что кто-то, по-моему, пытается найти причину неудач, которые существуют в болгарской экономике. Были выдворены также и несколько чеченцев, несколько граждан арабских стран, и никто не обратил на это серьезного внимания, потому что в Болгарии принято считать, что если выдворяют гражданина России, то это каким-то образом связано с отношениями Болгарии и России в целом.

Андрей Шарый:

Асен, "русская мафия" - это понятие, является ли оно жупелом в Болгарии для обычного болгарина? Не секрет, что такого рода людей, мифических или реальных, боятся во многих странах Европы, в том числе и в постсоциалистических. Как обстоит дело в Болгарии?

Асен Гешаков:

Я отвечу коротко: в принципе, люди больше боятся какой-то иностранной мафии, чем своей собственной. Болгария, скажем, очень маленькая страна, друг друга все знают, в общем, известно, кто чем занимается, даже среди популярных мафиози. А русской мафии все боятся, потому что считают, что это не только мафия отдельных людей, которые готовы применить любые средства, но еще и мафия, которая каким-то образом связана с Кремлем или правительством России, и это считается очень опасным рецидивом отношений, которые существовали раньше - отношений зависимости Болгарии от СССР.

Андрей Шарый:

Асен, несколько лет назад в Болгарии случилось громкое убийство - был убит один из бывших коммунистических лидеров страны Андрей Луканов, который считался и ставленником Горбачева в Болгарии в свое время. Была и "русская" версия его смерти. Окончено ли следствие и как обстоят дела?

Асен Гешаков:

Нет следствие еще не окончено, оно тянется уже многие годы, но кое что уже прояснилось. Сначала высказывались обвинения, что, может быть, это была "расправа русских с бывшим болгарским премьером", потому что товарищество, в котором он участвовал - оно называется "Topenergy" - это было товарищество с Газпромом, и была версия, что, якобы, к его убийству привели какие-то "разборки", ввиду этого и прослеживалась какая-то "русская рука". Потом, однако, появились более или менее четкие сигналы, что практически наверняка заказ поступил от представителей бывшего социалистического правительства Жана Виденова, которое было очень тесно связано с мафиозной группировкой под названием "Орион", которая занималась выкачиванием капиталов из предприятий Болгарии и вывозом их за границу. Об этом деле мы пока еще не знаем ничего конкретного, но все равно оно бросает очень мрачную тень на Болгарию как демократическую страну - в ней был убит бывший премьер - такого не было.

Петр Вайль:

Асен Гешаков говорит о политических мотивах преследования российского бизнеса, однако, некоторые эксперты объясняют его проще: на определенной стадии развития свободного рынка такие дельцы из России были нужны, потому что они приносили в страну капитал, а потом местные бизнесмены, окрепнув, занялись переделом рынка. Сейчас парламент Болгарии утвердил специальное постановление, запрещающее российскому бизнесмену Майклу Черному обжаловать решение о его высылке из страны, а вот в Венгрии принято решение о продаже предприятий, принадлежавших российскому бизнесмену Семену Могилевичу, которого обвинили в тесных связях с "русской мафией". Так власти бывших социалистических стран пытаются ограничить влияние российских капиталов на свою экономику. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Будапеште Миклош Кун:

Миклош Кун:

Российский партийный, а затем уже и частный теневой капитал как бы прошел мимо Венгрии. Это мне известно из самых надежных кругов: от банковских воротил, некоторые из них прямо-таки недовольны, затрагивая эту тему. Правда, сами теневики поначалу селились в Венгрии, и лишь в середине 90-х годов самые богатые из них переехали в Испанию, на Кипр, на Французскую Ривьеру. В Венгрии, судя по прессе, живет теперь, в основном, низкий слой теневых российских капиталистов, которые ценят ее из-за сравнительного спокойствия. Другое дело, что для них неуютно то, что Венгрия - это не оффшорный регион. Российские теневики основывают свои оффшорные фирмы на Каймановых островах, в Лихтенштейне, Гибралтаре, а в последнее время и в Ирландии. Кроме того, венгерская криминальная и налоговая полиция стали в последние годы выдавливать из Венгрии некоторых российских бизнесменов.

Особенно нашумела история с Семеном Могилевичем - в Будапеште его называют "Дядя Сева", который, вопреки многочисленным скандальным слухам о нем, преспокойно, без особых скандалов и эксцессов, уехал в Россию. Кстати, сейчас проходит аукцион его небольшого заводика.

В общем, особенно больших скандалов в Венгрии с "серым", как у нас его называют, теневым российским капиталом не было. Другое дело - открытые мафиозные структуры и "черный", криминогенный, капитал, который не просто отмывают в венгерских банках, а вкладывают его в ночную жизнь. Причем криминогенный капитал российских мафиози задействован, в первую очередь, не в Будапеште, а на Балатоне и в Восточной Венгрии. Не надо думать, что это какие-то подпольные миллиардеры. Речь скорее идет о разбогатевших "котах" - сутенерах, неофициальных букмекерах на скачках и спекулянтах с украинско-венгерской границы, старающихся подкупить и ту, и другую таможню.

XS
SM
MD
LG