Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Генпрокуратура действует против интересов России..."

  • Илья Дадашидзе

Верховный Суд России перенес на 13 сентября рассмотрение протеста Генеральной Прокуратуры на оправдательный приговор Александру Никитину.

Программу ведет Илья Дадашидзе. В ней участвуют: Александр Никитин - эколог, капитан первого ранга в отставке, его адвокат Юрий Шмидт, и Сергей Пашин - судья Московского Городского Суда.

Илья Дадашидзе:

Дело капитана первого ранга в отставке Никитина тянулось без малого пять лет. Он обвинялся в разглашении государственной тайны при подготовке доклада для норвежской экологической организации "Беллуна". На суде обвинение развалилось. Сначала эколога признал невиновным городской суд Санкт-Петербурга. Затем его невиновность подтвердил Верховный Суд Российской Федерации. Казалось бы, дело можно сдавать в архив. Однако, Генпрокуратура обжаловала решение суда, заявив, что во время следствия были нарушены права Никитина, и в связи с этим дело нуждается в новом расследовании. Вот что для Радио Свобода сказал по этому поводу сам Никитин:

Александр Никитин:

Я могу охарактеризовать то, что произошло, как глупость, абсолютную глупость. Как это может произойти реально - то, что они требуют?! Они требуют вернуть дело назад в ФСБ и начинать все сначала, после всего марафона, который мы прошли. Главная причина, по которой они просят вернуть дело и начинать все сначала: все 4,5 года нарушались мои права, а теперь они решили восстановить меня в правах, вернуть дело на следствие в ФСБ. Может быть, следующим шагом будет изъять у меня паспорт и посадить меня на подписку - в лучшем случае, а в худшем - о чем они мечтают, опять вернуть меня в камеру. То есть, вот давайте вернемся к 6 февраля 1996-го года, когда я был арестован, и начнем восстанавливать мои права. Если и существует какая-нибудь логика, то она чудовищна.

Илья Дадашидзе:

Логику Генпрокуратуры мы попросили объяснить Сергея Пашина - судью Московского Городского Суда.

Сергей Пашин:

В благоустроенных государствах прокурор, проиграв дело в суде первой инстанции, не имеет права обжаловать или опротестовывать оправдательный приговор. Считается, как, кстати, и в российской Конституции, что человека нельзя судить два раза. Однако, наше уголовно-процессуальное законодательство позволяет прокурору не только опротестовывать оправдательные приговоры, но и делать это с удивительным цинизмом. Прокуратура как страж законности, заботится о соблюдении прав оправданных людей и протестует, поскольку в ходе предварительного следствия, за законностью которого, кстати, надзирала сама прокуратура, были нарушены права Никитина. Что это значит юридически?! В том случае, если приговор будет отменен за существенным нарушением прав этого человека, дело может вернуться либо в суд первой инстанции, либо - на новое расследование. Сплошь и рядом решение отменяется на этом основании, возвращается в суд первой инстанции, и все равно суд первой инстанции направляет его для производства дополнительного расследования. Следователь имеет право в ходе предварительного следствия, сославшись на обнаружение новых обстоятельств, как правило - старых, оформленных в новых протоколах, усилить обвинение, вернуть дело в суд, и суд, разбирая это, так сказать, "новое" дело, может вынести обвинительный приговор. Таким образом, забота о правах человека самым циничным образом превращается в ухудшение его участи.

Прекрасно зная, что именно такие трюки совершались прокуратурой в период застоя, при разработке Закона о суде присяжных было специально записано, что кассационный суд не имеет права отменить оправдательный приговор или постановление судьи о прекращении дела по мотивам нарушения прав обвиняемого. Эта судебная практика из раздела десятого УПК о суде присяжных перекочевала и в обычные суды. Однако, видимо, по спецделам, когда затронуты государственные интересы, судебная практика остается прежней.

Илья Дадашидзе:

Вот как расценивает протест Генпрокуратуры адвокат Никитина Юрий Шмидт:

Юрий Шмидт:

Говоря откровенно, мы не исключали возможности внесения протеста в порядке надзора, но, как уже не раз бывало, я за 4,5 года предварительного расследования и судебного разбирательства все время хотел думать о своих процессуальных противниках, о сотрудниках ФСБ и прокуратуры лучше, чем они есть на самом деле. Мы все время прогнозировали, что они будут вести себя умнее, честнее, и хотя бы в минимально необходимых приближениях соблюдать требования закона. Мы в очередной раз думали о них лучше, чем они есть... Ну что же, я расцениваю этот протест, прежде всего, как документ, направленный против интересов России. Ведь в этом году в Европейском суде по правам человека должна рассматриваться наша жалоба. Она принята, и у нас есть подтверждение, что она будет рассматриваться именно в этом году. Предметом рассмотрения жалобы являются относительно ограниченные обстоятельства: в основном, нарушение двух статей Конвенции: права на рассмотрение дела в разумные сроки и права на получение эффективной судебной защиты - это статьи 6-я и 13-я Европейской Конвенции.

Как раз факты нарушений статьи 13-й мы мотивировали тем, что в 1998-м году вместо окончательного решения по делу суд вынес определение о направлении его на дополнительное расследование. Сейчас, перед рассмотрением дела в Страсбурге, сделать нам большего подарка, чем отмена приговора с очередным направлением на доследование, вообще было бы невозможно, потому что если сегодня Никитин может получить, по моим представлениям, из бюджета Российской Федерации компенсацию в размере где-то в полмиллиона - миллион долларов, то если еще раз к исходу пятого года судопроизводства приговор будет отменен, а дело отправлено на доследование, то компенсация возрастет раз в десять. Это будет совершенно справедливо, потому что человека сегодня пытаются вновь из статуса оправленного двумя судебными инстанциями перевести в ранг обвиняемого, под лицемерным предлогом "обеспечения его права на защиту". В протесте прокурора так и говорится, что "допущенные в ходе предварительного расследования нарушения существенным образом повлияли на право Никитина на защиту". Иначе, как цинизм и издевательство над законом, здравым смыслом, российской Конституцией и собственной страной, ее интересами, я этот процесс охарактеризовать не могу.

Илья Дадашидзе:

Новое рассмотрение дела Никитина Президиумом Верховного Суда назначено на 13 сентября.

XS
SM
MD
LG