Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Интервью адвоката фирмы "Нога" Радио Свобода

  • Виржини Куллудон

Редактор Радио Свобода Виржини Куллудон беседовала с адвокатом ведущей тяжбу с правительством России швейцарской фирмы "Нога" Антуаном Коркназом. Он адвокат парижского суда и представляет интересы фирмы "Нога" в деле о ее кредитах России.

Виржини Куллудон:

Первый вопрос, который приходит в голову: почему Россия отказывается возвращать кредиты фирме "Нога"?

Антуан Коркназ:

Это действительно непонятно. Мы не понимаем этого, тем более, что сейчас есть два дела. Первое рассматривается в Арбитражном Суде в Стокгольме. Оно касается общего объема кредита, предоставленного фирмой "Нога" России, который составляет около 800 миллионов долларов. Это дело еще не было рассмотрено, но у нас есть решение Арбитражного суда по второму делу. В 1997-м году Арбитражный суд принял решение, это уже окончательное решение, которое обязывает Россию выплатить 27 миллионов долларов долга плюс проценты с них. Ввиду того, что Россия так долго не возвращала эти деньги, общая сумма теперь составляет 62 миллиона долларов. Это решение арбитражного суда окончательное, поскольку Россия уже обжаловала его перед шведским судом, который отверг протест российского правительства, и теперь эта сумма окончательна и должна быть возвращена российским правительством. Интересно, что российское правительство не оспаривает ни сумму долга, ни тот факт, что оно должно платить. К сожалению, мы не можем понять, почему российское государство не возвращает эти деньги.

Виржини Куллудон:

Насим Гаон, генеральный директор фирмы "Нога", заявлял, что правительство Примакова уже было готово внести эту сумму. Как вы считаете, что изменилось, почему теперь правительство Касьянова не готово платить?

Антуан Коркназ:

Мы тем более не понимаем этого. Я тогда принимал участие в этих переговорах. Действительно по распоряжению правительства, у меня есть его копия, была создана комиссия, которой было поручено решить эту проблему. В ней участвовали представители правительства, которые в прошлом году, если я не ошибаюсь, в марте 1999-го года, приезжали в Женеву для переговоров с целью достижения рамочного соглашения между Российской Федерацией и фирмой "Нога". Я был представителем фирмы "Нога". Мы вели переговоры, мы подготовили проекты документов по механизму возвращения долга, и РФ была представлена американским и люксембургским адвокатами. Мы работали 3-4 дня. Раз или два я встречался с ответственным представителем этой правительственной комиссии, и мы были очень близки к подписанию этого соглашения, когда, к сожалению, по неизвестным нам причинам, российское правительство отказалось его заключать. Связано ли это с отставкой Примакова с поста премьера - я не думаю, так как членом комиссии был и господин Степашин, который сменил Примакова на посту премьер-министра.

Итак, мы не понимаем подлинные причины отказа российского правительства вернуть хотя бы ту сумму, которая фигурирует в решении Стокгольмского арбитражного суда. Мы проявляли терпение, это дело как-никак восходит к 1997-му году, и вот уже три года, как мы ждем выплаты этой суммы, и мы до сих пор ее не получили.

Виржини Куллудон:

Вы, наверное, знаете, что российская сторона абсолютно уверена, что это - дипломатический, а не коммерческий конфликт. Как бы вы это прокомментировали? По российскому телевидению уже много раз говорилось, что это дело - дипломатический конфликт, и что он решается на правительственном уровне.

Антуан Коркназ:

Правительство России, очевидно, заинтересовано в том, чтобы перенести это дело на дипломатический уровень. Но это совершенно необоснованно. Франция, французское правительство не имеют никакого отношения к этому делу. Кстати, французские официальные лица заявляли об этом. Сейчас это дело фирмы "Нога" против российского правительства. Российское правительство подписало международный контракт с фирмой "Нога", который никак не касается Франции. Этот международный контракт предусматривает возможность решения споров через арбитражный суд. Российская Федерация, ее правительство, многократно подчеркнули в контракте, что они отказываются от неприкосновенности имущества своих дипломатических представительств в случае невыполнения условий контракта. Россия отказывается от этой неприкосновенности во всех ее формах, и она даже не обжаловала решение арбитражного суда и конфискацию своего имущества. Этот международный контракт регулируется международным правом. Существуют международные соглашения, в том числе и Нью-Йоркская Конвенция по урегулированию споров. Российская Федерация в этом контракте выступала как частная структура.

Кстати, в контракте подчеркивается, что это - частный, коммерческий контракт, на который распространяется коммерческое право и гражданское право. Он подлежит швейцарской юрисдикции, а не французской, и не российской. Итак, с того момента, когда Российская Федерация согласилась подчиняться решениям арбитражных инстанций, и с того момента, когда она отказалась от неприкосновенности своего имущества, фирма "Нога" имеет правовые возможности обращать взыскание на ее имущество для того, чтобы вернуть свои деньги. Правительство Франции здесь абсолютно не причем. Естественно, оно не оказывает на нас какого-либо давления. Вы прекрасно знаете, что во Франции существует разделение властей. Судебная власть не вмешивается в дела исполнительной, а исполнительная - в дела судебной. Государство в суде представляет прокурор, и не более того. Правда, прокурор часто повторял, что он с пониманием относится к позиции России, но мне кажется, что это было вызвано тем, что Франция не хочет усложнять свои отношения с Россией. Сейчас Франция отчасти оказалась заложницей этого дела, в то время, как оно ее никак не касается, и это не дипломатическая проблема.

Виржини Куллудон:

Тот факт, что Россия на прошлой неделе вернула Франции часть царских долгов: как вы думаете, может ли это как-то повлиять на позицию французского суда в этом деле?

Антуан Коркназ:

Вы знаете, часть кредитов МВФ России была предназначена именно для возвращения ей своих долгов, в том числе, соответственно, и долгов фирме "Нога". У меня в моем досье есть официальная переписка между Геращенко - главой Российского Центробанка и тогдашним премьером Черномырдиным, где он просит решить вопрос с фирмой "Нога", так как это грозит испортить отношения России с международными финансовыми организациями. Это может только повредить России, потому что сегодня на карте стоит ее кредит доверия. Государство, которое не платит по своим долгам, не может вызывать доверия, и иностранные коммерческие структуры все меньше будут принимать всерьез обязательства правительства России. Особенно, ввиду того, что оно уже получило деньги на оплату обязательств. Я не понимаю поведения российского правительства. С приходом Путина мы надеялись и продолжаем надеяться, что в России действительно будет строиться правовое государство. Мы ждем сигнала с их стороны, и мы готовы вести переговоры, чтобы найти всеобъемлющее решение этой проблемы. Я лично делал предложения, лично обращался к адвокату российского посольства во Франции, чтобы он выяснил, что можно сделать, я также лично обращался к разным людям, которые могли бы способствовать взаимовыгодному разрешению конфликта, но, к сожалению, мы до сих пор не получили ответа.

Виржини Куллудон:

Какие шаги фирма "Нога" намерена предпринять в других странах в ближайшее время, и правда ли, что вы собираетесь также заморозить счета дипломатических представительств России в США?

Антуан Коркназ:

Фирма "Нога" будет цивилизованно и адекватно пользоваться всеми юридическими средствами, которые есть в ее распоряжении. Мы не намерены доводить до абсурда свое право конфискации российского имущества, хотя мы могли бы действовать и так, но это не соответствует принципам фирмы "Нога." Фирма "Нога" для начала заморозила счета российского посольства во Франции, это было в мае. Никто этим не интересовался. Все заволновались, когда в порту Бреста был арестован парусник "Седов". А счета арестованы с мая месяца, и с тех пор мы не получили от российского правительства ни одного предложения по урегулированию конфликта. Итак, фирма "Нога", если ей не заплатят, или если по тем или иным причинам счета российского посольства будут разморожены, прибегнет ко всем имеющимся у нее правовым средствам для возвращения своих денег, потому что у нее нет иного пути. У нее нет политических и дипломатических рычагов, и она может пользоваться только юридическими.

Виржини Куллудон:

Распространяется ли это и на другие страны помимо Франции?

Антуан Коркназ:

Конечно. Мы можем действовать во всех европейских странах, и ввиду того, что все страны, в том числе и Россия, подписывали международные договоры, очевидно, что у фирмы "Нога" есть реальные возможности по конфискации российского имущества.

Виржини Куллудон:

Считаете ли вы неудачей фирмы "Нога" снятие ареста с парусника "Седов"?

Антуан Коркназ:

Нет, мы ни в коей мере не считаем это неудачей. Я подчеркиваю, мы считаем, что суд города Брест принял свое решение под влиянием ряда обстоятельств. Мы обжаловали это решение, и суд высшей инстанции в городе Ренн скоро будет рассматривать этот вопрос. Я могу только сказать, что первый президент этого суда по нашей просьбе распорядился о приостановке решения о выплате каких-либо компенсаций Мурманскому мореходному училищу. Выяснилось, что корабль, конечно же, принадлежит Российской Федерации, и Мурманское училище, извиняюсь за выражение, солгало в этом вопросе. Мы не хотим пустить ко дну "Седов", наша единственная цель проста: добиться возвращения долга нашим клиентам. Фирма "Нога" - компания, работающая по всему миру, и у нее есть обязательства перед своими поставщиками, и есть финансовые трудности, и она хочет получить свои деньги. Это очень просто, и мы не будем прибегать к грубым и крайним мерам. Но мы последовательно будем добиваться того, чтобы уважаемое правительство России вернуло нам долги, и если оно хочет войти в мировое сообщество цивилизованных стран, то оно не может игнорировать свои обязательства и элементарные правовые нормы.

Виржини Куллудон:

Вы настроены решительно?

Антуан Коркназ:

Я настроен решительно по долгу службы, как адвокат, я выполняю свои обязанности адвоката и отстаиваю интересы своих клиентов. Я, конечно, иду правовым путем, чтобы отстоять их, хотя, в общем, отстаивать здесь нечего, приняты окончательные судебные решения, и мы хотим только одного, чтобы Россия нам заплатила. Было бы очень жалко, если бы новое российское правительство, у которого на Западе очень хороший имидж, испортило бы его себе этим делом.

XS
SM
MD
LG