Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Интервью Феликса Кулова Радио Свобода

  • Тенгиз Гудава

Военный суд в Бишкеке признал лидера киргизской оппозиции Феликса Кулова невиновным по всем статьям предъявленного ему обвинения и освободил из-под стражи прямо в зале суда. Прокурор требовал приговорить Кулова к 8 годам тюрьмы. Ему инкриминировалось превышение служебных полномочий во время пребывания на посту министра национальной безопасности Киргизии. Судья заявил, что обвинения основаны лишь на предположениях.

С Феликсом Куловым по телефону беседовал редактор программы Радио Свобода "Кавказ и Центральная Азия" Тенгиз Гудава.

Тенгиз Гудава:

Прежде всего, я поздравляю вас с освобождением из-под стражи. Скажите пожалуйста, вы ожидали такого исхода?

Феликс Кулов:

Я был настроен на то, что я буду оправдан. Во-первых, я - юрист, и как юрист я оценил все "доказательства", которые на меня пытались "повесить". Ничего не было у следствия, тем более, что на судебном заседании, когда исследовали все доказательства, которые выдвинуло обвинение, ничего, абсолютно ничего не нашло подтверждения. Суд в своем приговоре прямо указал, что "предварительное следствие свое обвинение построило на домыслах и догадках".

Тенгиз Гудава:

В вашем случае, как вы считаете, восторжествовала именно судебная справедливость, или имел место некий политический момент?

Феликс Кулов:

Я сейчас не готов дать политической оценки, хотя понимаю, что из этого тоже кому-то будут политические дивиденды, но я пока исхожу, прежде всего, из юридических оценок. Со мной никто на эту тему не говорил, не было никакой торговли в этом плане, поэтому я не готов сейчас говорить о том, что за этим последует политически.

Тенгиз Гудава:

Господин Кулов, собираетесь ли вы возвращаться в большую политику, и собираетесь ли вы выставлять свою кандидатуру на президентских выборах?

Феликс Кулов:

Я объявил об этом еще зимой этого года, о том, что я буду баллотироваться и выставлять свою кандидатуру. Сейчас только встал вопрос о том, как это конкретно выглядит, и как это сделать, оценить ситуацию. Я же был оторван, не имея телевидения и радио. Я имел только официальные газеты, а из них нельзя сделать выводов о конкретной политической ситуации и идущих процессах. Поэтому нужно время для того, чтобы сейчас просто набрать информации, проанализировать ее и потом принять решение о том, как конкретно это будет выглядеть. Я не говорю ни да, ни нет. Я ничего не отрицаю. Я только говорю, что мне нужно время, чтобы я мог четко определиться.

Тенгиз Гудава:

Вас оправдали по суду, но намереваетесь ли вы подавать иск о компенсации - моральной, материальной?

Феликс Кулов:

Пока я на эту тему еще не думал, откровенно говоря.

Тенгиз Гудава:

Вся эта деятельность в вашу защиту, правозащитная, по сути, деятельность, по вашему мнению, оказала ли она влияние на положительный исход вашего дела?

Феликс Кулов:

Безусловно, потому что не считаться невозможно. Я понимаю, если бы у нас было государство, в котором, как, допустим, в Туркмении, есть определенная изоляции - там, может быть, так не реагировали бы, но наше государство обязано реагировать, потому что мы себя объявили "островком демократии", и мы должны хотя бы на словах чего-то придерживаться. Поэтому, безусловн, этот момент сыграл свою положительную роль.

Тенгиз Гудава:

Господин Кулов, я не знаю, насколько вы информированы, но в настоящее время идут бои на таджикско-узбекской границе. Опять, якобы, вторглись исламские боевики из Афганистана. Вы помните историю годовой давности, когда были аналогичные бои в Киргизии. Как в этой ситуации надо действовать?

Феликс Кулов:

Именно эти вопросы сейчас меня интересуют тоже и входят в программу моей аналитической деятельности. За неделю я должен кое-что сделать, и мне сейчас предстоит очень много контактов и встреч для того, чтобы, прежде всего, увязать это с Киргизией. Насколько распространены эти факты, как я считаю, агрессии, которые происходят там, как они могут перекинуться на нашу территорию, в каком виде это произойдет... Я думаю, что, по предварительным оценкам, это вообще угрожает стабильности в Ферганском регионе.

Тенгиз Гудава:

Господин Кулов, вы готовы сотрудничать в этом вопросе с властями?

Феликс Кулов:

Ради безопасности страны я готов сотрудничать со всеми.

Тенгиз Гудава:

Вам предоставлено право покидать Киргизию, допустим, уехать за границу?

Феликс Кулов:

Нет, я однозначно об этом говорил: я не буду просить политического убежища. Я знаю, что после моего освобождения кто-то даже высказывал угрозы в отношении меня, что те, кто сфабриковал это дело попытаются любой ценой сфабриковать на меня еще что-нибудь. Я сказал: "Да, Ради Бога, пускай это делают, но я свою страну не покину"!

Тенгиз Гудава:

Знаете ли вы, что в некоторых российских СМИ во время вашего задержания публиковались материалы, в которых говорилось, что "вы связаны с мафией, совершили целую серию убийств..." Подчеркиваю, это публиковалось в российских СМИ. Как бы вы прокомментировали такое отношение?

Феликс Кулов:

Я знаю, что это были заказные статьи, и более того, ко мне приходили телевизионщики из группы "Совершенно Секретно". Я сразу понял, что это люди, которые действуют по специальному заказу, и я думаю, что они были кем-то оплачены. Это очевидно. Они попали даже в камеру смертников. Ну, кто бы им дал такую возможность?! Невозможно было попасть кому-либо в мою камеру, наши местные журналисты не могли этого добиться. А им сразу же дали такую возможность. Ну, кто это мог дать? Конечно, наш "Белый Дом".

Тенгиз Гудава:

Когда вы шли на суд и во время суда - какие были ваши предчувствия? Вы надеялись на оправдательный исход, или он для вас был в большей мере сенсационен и неожиданен?

Феликс Кулов:

Бог есть! Если сказать кратко. Я был уверен, что не может быть такой дикой несправедливости, когда против тебя нет ни одного доказательства, ну абсолютно ничего - ни одного документа, ни одного факта. И вот на этом голом поле тебя просто берут и говорят, что ты виноват. Почему-то я думал, что есть какие-то высшие идеалы справедливости, принципы какие-то. В конце концов, высшая какая-то божественная сила, которая не позволит, чтобы это произошло. Почему-то у меня в этом была уверенность.

XS
SM
MD
LG