Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Насколько реален бездефицитный российский бюджет на следующий год?


Комментарий экономиста Михаила Делягина.

Ведущий программы "Liberty Live" Андрей Шарый:

Правительство России начало сегодня рассматривать бюджетный проект на будущий год. Впервые за последние годы запланирован бездефицитный бюджет. "Насколько реален такой бюджет"? - с таким вопросом корреспондент Радио Свобода Андрей Шароградский обратился к директору Института проблем глобализации Михаилу Делягину.

Михаил Делягин:

Я думаю, что он вполне реален, потому что хорошая конъюнктура на международных рынках, сохранение относительно неплохой конъюнктуры внутри страны и планируемое сокращение социальной помощи населению, безусловно, позволят сделать бездефицитный бюджет. Безусловно, нужно будет принять еще налоговые законы, и, безусловно, в принятые налоговые законы нужно будет внести достаточно серьезные изменения, потому что, скажем, Налоговый Кодекс представлен правительством и администраций президента в таком виде, что там очень много внутренних противоречий и внутренних лазеек, то есть, с ним просто не велась правовая и профессиональная экономическая работа. Эти недостатки вполне исправимы, потому что сегодня Думу не стоит рассматривать как какой-то самостоятельный орган.

Андрей Шароградский:

А как вы думаете, что касается внешнего долга России - много говорится о том, что нынешний долг может или должен быть реструктурирован, чтобы бюджет мог быть выполнен?

Михаил Делягин:

Я не думаю, что здесь подходит слово должен, потому что пока что не Парижский клуб должен России, а Россия должна Парижскому клубу, однако, я думаю, что внешние кредиторы не пойдут на обострение ситуации и хотя и не будет оформлен договор о реструктуризации внешнего долга, реальные выплаты будут меньше того, что мы как бы должны заплатить по букве закона. Это - обычная практика, на которую закрывают глаза.

Андрей Шароградский:

Существует еще одна точка зрения, согласно которой нынешний экономический рост в России обеспечен, прежде всего, нефтедолларами, которые текут в Россию благодаря высоким ценам на нефть на мировом рынке. Насколько вы согласны с такой точкой зрения?

Михаил Делягин:

Это - треть реальности. Есть еще два важных фактора. Во-первых, девальвация, последствия которой были исчерпаны к началу этого года полностью, и то, что естественные монополии более полутора лет не повышали тарифы на свои услуги. Если цены на нефть, скорее всего, в следующем году останутся достаточно высокими, выше того уровня, который заложен в бюджет, то капитуляция государства перед естественными монополиями, конечно же, приведет к ухудшению экономической конъюнктуры, это реально, но это ухудшение конъюнктуры не приведет к срыву бюджета, потому что в бюджет заложены очень большие внутренние резервы. Во-первых, сильно занижена инфляция - там всего лишь 11 процентов, если мне память не изменяет, и, во-вторых, цена на нефть там достаточно низкая.

Андрей Шароградский:

То есть, вы считаете, что Россию в будущем году может ожидать стабильный рост?

Михаил Делягин:

Нет, Россию в следующем году может ожидать стабильный бюджет, но он не обеспечит стабильного роста.

Андрей Шароградский:

Ваш прогноз относительно экономического развития России на ближайшие несколько лет?

Михаил Делягин:

Нас ждут три очень больших и достаточно болезненных кризиса. Во-первых, это кризис внешних выплат в 2003-м году - нам придется платить вместо 10 миллиардов долларов около 16 миллиардов - это много. Во-вторых, нас ждет кризис институционный в 2004-м - 2005-м годах, когда в базовых отраслях - в первую очередь, в газовой и энергетике, начнется разрушение основных фондов из-за длительного и хронического недоинвестирования. Третий кризис: падение мировых цен на нефть, которое может произойти и в 2005-м году, но которое произойдет обязательно. К сожалению, сегодняшняя программа правительства не предусматривает защиты ни от одного из этих кризисов. Она не предусматривает практически никаких значимых структурных мер. Там нет антимонопольной политики, хотя есть реструктуризация естественных монополий, но это - маленькая часть антимонопольной политики, там не выведена необходимость для страны судебной реформы - не только для экономики, но в первую очередь - для экономики, потому что без суда нет возможности защищать собственность.

В-третьих, там нет процесса декриминализации банкротства, что тоже является угрозой для собственности. Кроме того, существует крайне неразумная и необъективная методика распределения трансферов между регионами, которая тоже представляет собой срочную угрозу.

Если государство сможет исправить эти недостатки - тогда оно сможет закончить первое пятилетие следующего века с каким-то не очень большим ростом - в пределах 15-20 процентов. Если этого не произойдет, а у нас нет никаких признаков того, что это произойдет, то будут серьезные неприятности, но не в следующем году, а несколько позже?

Андрей Шароградский:

То есть, вы не исключаете повторения кризиса, подобного августу 1998-го года?

Михаил Делягин:

Нет, повторение кризиса, подобного августу 1998-го года я исключаю, потому что России больше никто не даст столько денег взаймы. Новый кризис будет более жестоким и будет связан с разрушением основных фондов, в частности, в системах жизнеобеспечения, На сегодняшний день это главная опасность, и ее нужно решать с предоставлением гарантий от политических рисков, государственных гарантий на крупнейшие инвестиционные моменты в энергетике и газовой отрасли. Но сейчас государство у нас этого не воспринимает.

XS
SM
MD
LG