Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дело страдающего раком и обвиняемого в шпионаже против России американского бизнесмена Эдмонда Поупа


Защита американского бизнесмена Эдмонда Поупа, обвиняемого в шпионаже против России, намерена обжаловать решение суда, отказавшегося изменить гражданину США меру пресечения. Лефортовский суд Москвы не принял во внимание состояние Поупа, страдающего онкологическим заболеванием, и решил не освобождать его из-под стражи до суда. Российские спецслужбы утверждают, что Поуп пытался получить в России секретные материалы по подводному оружию.

Дмитрий Волчек беседует с адвокатом Эдмонда Поупа Павлом Астаховым.

Дмитрий Волчек:

Почему, на ваш взгляд, суд отклонил ходатайство, и каково состояние здоровья Эдмонда Поупа?

Павел Астахов:

Перед судом стояла нелегкая задача, потому что он должен был продемонстрировать свою возможность работать в правовом пространстве, которое, как заявляют наши власти, собирается стать единым с европейским. Поэтому суд должен продемонстрировать справедливость международного уровня. На мой взгляд, это не удалось - суд не смог подняться над политическими интересами и принял решение не освобождать до суда Эдмонда Поупа, несмотря на явные признаки тяжкого заболевания, которым он страдает. Судья довольно много времени выяснял подробности заболевания, например, то, когда он перенес операцию. (В 1994-м году у Поупа была удалена злокачественная опухоль ракового происхождения). Болезнь начала развиваться с новой силой, у него стали появляться явные признаки ракового заболевания, и до сей поры он не может получить качественной, специализированной и квалифицированной помощи врача-онколога, поскольку знания врачей Лефортовской тюрьмы недостаточно для того, чтобы не только помочь ему в лечении, но и просто квалифицировать заболевание. У него не просто раковое заболевание, но особая его разновидность.

Дмитрий Волчек:

Супруга Поупа просила лично президента Путина о помиловании мужа. Была ли какая-то реакция Кремля на эту просьбу?

Павел Астахов:

Насколько мне известно, напрямую до сих пор супруге никто не ответил. Консульство США также неоднократно обращалось с различными просьбами. Четыре ноты были отправлены, чтобы разрешили осмотреть его врачу- специалисту международного уровня - консульство готово было оплатить работу такого специалиста. Но МИД РФ ответил отказом. Было сказано, что всю необходимую медицинскую помощь он получает в СИЗО Лефортово. В четверг суд принял решение, и до суда Поуп останется под стражей, хотя следственные действия на сегодняшний день закончены, и вполне возможно было бы освободить его без ущерба для следствия и с пользой для здоровья человека, которому гарантировано оказание медицинской помощи и Конституцией России, и Всеобщей Декларацией прав человека. Его ведь никто не осуждал на муки, на такое существование, когда он не может получить квалифицированную медицинскую помощь.

Дмитрий Волчек:

Господин Астахов, в чем обвиняют вашего подзащитного? В американской печати были сведения о том, что он интересовался неким спектрометром, который используется космонавтами для анализа растений, выращенных в условиях невесомости. Вряд ли это можно считать шпионажем. Как вы оцениваете ход следствия в целом?

Павел Астахов:

Во-первых, у меня взята подписка о неразглашении материалов следствия, поскольку дело не просто закрытое, но совершенно секретное. Разглашение любых его материалов влечет за собой уголовную ответственность. Я могу сказать, что первоначально предъявленное обвинение не нашло подтверждения в полном объеме, и 10 августа ему было предъявлено новое обвинение в гораздо более усеченном виде. Какие-то из первоначальных подозрений не нашли в процессе следствия подтверждения, и обвинение сузилось до конкретных документов и материалов. Они, по заключению проведенной экспертизы, действительно были признаны содержащими государственную тайну. На этом основании было предъявлено новое обвинение в совершении преступления, предусмотренного статьей о шпионаже УПК России.

Дмитрий Волчек:

В связи с делом Поупа вспоминается случай с другим американским гражданином - Ричардом Блиссом, арестованным в декабре 1997-го года с топографическим прибором у секретного объекта в Ростовской области. Как известно, Блисса странным образом выпустили в США на Рождество, и назад он так и не вернулся. Как вы полагаете, возможен ли такой исход в деле вашего подзащитного?

Павел Астахов:

Я считаю, что любое его освобождение приветствовалось бы, потому что в данном случае речь идет даже не о том, чтобы снять с него обвинения, а о том, чтобы спасти его, как человека, потому что в данный момент он, как я уже сказал, не получает медицинской помощи, что, как я уже сказал, очень важно. С его заболеванием он будет поставлен нахождением в тюрьме в такое положение, что он может не дожить до решения суда, а это - трагедия. Даже если он будет осужден, ни один суд не осудит его на гибель через мученическую смерть в результате запущенной болезни. То, что сейчас происходит - это тяжело воспринимается, потому что человек без медицинской помощи просто на глазах страдает и гибнет.

Дмитрий Волчек:

Определена ли уже дата суда?

Павел Астахов:

Нет, она не определена, так как мы начали знакомиться с материалами дела. Мы не собираемся затягивать этот процесс. В течение месяца-полутора мы ознакомимся с материалами дела, и дело будет передано в Мосгорсуд, и возникает еще одна проблема, с которой Поуп столкнулся в нашей стране. Свое выступление в четверг в суде он начал с того, что совершенно не понимает системы судопроизводства в России, не может в ней разобраться и только уповает на адвоката. Как воспитанный на принципах справедливости судебной системы гражданин США он видит в ее основе Суд присяжных заседателей и попросил, чтобы его дело было рассмотрено Судом присяжных заседателей, который, кстати, предусмотрен Конституцией РФ. Но ему в этом, очевидно, будет отказано, так как та часть Конституции, которая провозглашает для каждого право на то, чтобы его дело рассматривал Суд присяжных заседателей, в настоящее время в России не функционирует, поскольку УПК этот вопрос отражает нечетко. Специального же закона, отраслевого закона о Суде присяжных у нас не существует. Поэтому ему будет очень сложно понять, почему его дело будет рассматривать так называемый "спецсостав" Московского городского суда. Это будет закрытое слушание со специально допущенными для таких дел судьями, так называемый спецсостав.

XS
SM
MD
LG