Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Программная речь Жака Ширака в Страсбурге

  • Елена Коломийченко

ЕС и Австрия - поиски выхода из кризиса



Программу ведет Елена Коломийченко. В ней участвуют: венская журналистка Елена Харитонова, корреспондент Радио Свобода в Париже Семен Мирский и корреспондент Радио Свобода в Берлине Ашот Амирджанян.

Елена Коломийченко:

Президент Франции Жак Ширак выступил во вторник в Страсбурге с программной речью. Ширак представил программу действий своей страны на период ее шестимесячного председательства в ЕС. Президент Франции в очередной раз говорил о необходимости реформ европейских институтов, о том, что уже высказанная им идея создания группы "стран-первопроходцев" в ЕС никак не направлена на создание новых разделительных линий и так далее.

В программной речи французского лидера вопрос санкций ЕС по отношению к Австрии официально не обсуждался. Но так или иначе эта проблема присутствовала. Ширак пообещал, что к декабрьской встрече ЕС в верхах в Ницце реформы институтов ЕС обретут плоть и кровь, а бывший председатель праворадикальной Партии Свободы, который, как и прежде остается ее вдохновителем - Йорг Хайдер, (санкции ЕС и были как раз направлены против присутствия этой партии в новом правительстве Австрии), пообещал, что если ЕС не снимет санкции, то Австрия будет блокировать все планы и решения. Правительство Австрии приняло решение о проведении референдума об отношении австрийцев к ЕС. Обо всем этом мы и будем говорить сегодня. В программе участвуют по телефону: из Вены - Елена Харитонова, из Парижа - Семен Мирский, и из Берлина - Ашот Амирджанян. Напомню, что буквально с первых дней объявления ЕС бойкота Австрии кое-кто сомневался в его целесообразности, но главные инициаторы бойкота - Франция, Германия и Бельгия, оставались на своем . На встрече ЕС в Фейре в Португалии позиция Европы немножко смягчилась, и было решено направить в Австрию трех экспертов, которые выяснят, как обстоит здесь дело с правами человека. Я обращаюсь с вопросом в Вену к Елене Харитоновой: что говорят австрийцы о санкциях через полгода после их введения?

Елена Харитонова:

Все серьезные газеты в Австрии отнеслись к решению своего правительства о референдуме по поводу санкций очень сдержанно. Консервативная газета "Прессе" после информации о сути дела дала сегодня подборку агрессивных писем читателей, которые лучше всяких комментариев показывают, какие националистические и антиевропейские страсти разогревает здесь правительство. Леволиберальная газета "Штандард" пишет о том, что "в стране правят бал ультраправые, а канцлер Шюссель им все время уступает". Вчера Шюссель подчеркнул, что блокировать решения ЕС Австрия не будет, а "духовный лидер" ультраправых Хайдер тут же, как ни в чем не бывало, заявил, что его партия считает право вето само собой разумеющимся делом и будет им пользоваться. Видно, что Шюссель, как и другие христианские демократы особого подъема от всего этого не испытывают. Но его испытывает и прямо упивается им ультраправая партия Хайдера. Она своего добились. А помогли ей набрать очки или, лучше сказать - тайно помогают набирать очки, те самые санкции, которые страны ЕС приняли для того, чтобы ультраправым помешать.

Механизм тут простой: австрийцы на санкции обиделись. Письма возмущенных патриотов газеты публикуют каждый день. "Мы не колония Франции, а самостоятельное демократическое государство"... И Хайдер постоянно говорит то же самое: "Мы не какая-нибудь Руанда и не позволим..." Вчера вечером он выступил по главному каналу телевидения и опять сказал, что "не даст французам нападать на маленьких и быть каким-то особым авангардом". Все это постоянно давит на психику. Одних раздражает, другим - бальзам на душу. О действительных причинах санкций, как и о действительных проблемах ЕС, в Австрии речь уже давно не идет. Здесь без конца спорят лишь о том, что значит быть истинным патриотом и как бороться с гегемонией "старшего брата", то есть - Франции.

Все это, конечно, очень опасно, даже опаснее конкретных угроз наложить вето на то или иное решение ЕС. Лидер социалистов Гузенбауэр, лидер зеленых Ван Дер Беллен - практически все видные австрийские политики просят страны ЕС как-нибудь поскорее закончить с бестолковыми санкциями. Они не удались, потому что с самого начала были сосредоточены не на том. ЕС, как барышня, надулся и отвернулся от Австрии - не пожимает руку ее министрам, не приглашает на прием, не замечает при встрече. Такой детский бойкот в политике не проходит. Но что другое тут можно еще придумать? Никакого ответа на этот вопрос Европа пока не нашла.

Елена Коломийченко:

Елена, позвольте еще один вопрос. Есть ли у вас какие-то данные об экономической стороне, экономической эффективности или, напротив -неэффективности этих европейских санкций. Помните, в первое время после введения этого бойкота кто-то говорил, что туристы не станут ездить в Австрию, страна понесет убытки, экономические контракты могут лопнуть и так далее?

Елена Харитонова:

Сначала что-то такое и было - туристы не хотели ехать, и какие-то контракты не подписывались, но как эмоциональная вспышка это быстро и прошло. Это не было зафиксировано ни в каких официальных документах, Вот интересный пример: как раз вчера в той же "Прессе" под заголовком: "Санкции тут ничего не изменили", -я прочитала о том, что в австрийском городе Граце концерн "Даймлер-Крайслер" будут производить новую модель популярного и престижного автомобиля "Круизер". "Договорились об этом как раз в один из самых острых моментов кризиса вокруг санкций", - сказал представитель концерна в Австрии.

Австрийская экономика сейчас вообще на подъеме. Она растет примерно на 3,5 процента в год. Единственное, что ей мешает, это как, например, пишет газета "Штандард" "отсутствие комбинации из открытого вовне экономического либерализма с либеральным подходом к общественно-политической жизни, то есть, отсутствие того, что есть в развитых западных демократиях. Заменив социалистов у власти нынешняя коалиция христианских демократов с ультраправыми не в состоянии обеспечить такую демократию, потому что обе эти партии совсем не либеральные. Они, например, хотят ослабить здесь профсоюзы, потому что профсоюзы связаны с социалистами, но во всем остальном они такие же бюрократы, и больше всего заняты распределением государственного пирога , так же, как и ненавидимые ими социалисты. Но из одной лишь ненависти или, если сказать мягче, предубеждения к "красным" ничего хорошего получиться не может. Из ненависти и предубеждения вообще никогда ничего путного не получается", - так считает газета "Штандард".

Елена Коломийченко:

Семен Мирский, Франция определила для себя задачи на полгода. Она намерена играть важную роль в общеевропейском процессе, и теперь именно Франция или - ЕС под эгидой Франции предстоит как-то выбираться из противоречий с Австрией. В противном случае многообещающие европейские инициативы Ширака могут оказаться только благими намерениями. Естественно, при этом ЕС теряет или может потерять популярность и привлекательность для граждан. А она ведь, если исходить из числа участников предыдущих выборов в Европарламент, и так оставляет желать лучшего. Премьер-министр Франции Жоспен сказал в воскресенье, что санкции против Австрии будут сохраняться. Ширак мягко дал понять, что после "вердикта", который вынесут "трое мудрецов", как их называют во всех европейских газетах, будет по-иному решаться вопрос в отношении санкций. Семен, как обстоит дело?

Семен Мирский:

Я вначале хотел бы просто внести некоторую ясность в вопрос о самих санкциях. Стоит упомянуть, что санкции в своей первоначальной форме не были задуманы как санкции экономические. Никто не собирался разрушать австрийскую экономику и ставить Австрию на колени, что было бы невозможно и абсурдно. Если бы ЕС хотел пойти по пути санкций так далеко, то он бы не ограничился санкциями, а исключил бы Австрию из состава ЕС, чего, как мы знаем, к счастью, не сделали. Поэтому резюме санкций - это в первую очередь отказ 14 других членов ЕС вести двусторонние переговоры с министрами Австрии и отказ поддерживать кандидатуры австрийских представителей на административные посты в европейских организациях. Как видим, это не слишком много и не слишком жестко, и эти санкции имеют чисто принципиальное символическое значение. Здесь глав 14 государств - членов ЕС, можно понять. Они не хотят мириться с тем, чтобы в лоне ЕС как раз страна, являющаяся родиной Адольфа Гитлера, сегодня была бы представлена, скажем, представителями партий, которые в каком-то смысле являются продолжателями того самого черного или коричневого дела. Речь идет только о принципах. Но принципы - это не мало, ибо без принципов такую организацию, как ЕС невозможно развивать и приспособить к задачам XXI столетия.

А что касается австрийского всенародного опроса, то, как пишет французская газета "Фигаро", если референдум действительно состоится, то исход его в настоящий момент невозможно предсказать, ибо мыслимы два диаметрально противоположных исхода. Один заключается в том, что международный нажим, оказываемый на Австрию, приведет, наоборот, к нагнетанию националистических настроений и как раз усилит и без того сильные в Австрии националистические настроения. Вторая возможность заключается в том, что граждане Австрии проявят мудрую осторожность, решив не ссориться со всей Европой. Такой исход дела обернулся бы, конечно, поражением того, кто затеял этот опрос, то есть, формально отошедшего от дел, но фактически остающегося центральной фигурой австрийской крайне правой Партии Свободы Йорга Хайдера.

Елена Коломийченко:

И все-таки, Семен, Хайдер грозит, что он будет блокировать общие решения ЕС, если европейцы не согласятся снять санкции против Австрии. Эта опасность сохраняется. Какой выход видят французские лидеры - сегодня и лидеры ЕС?

Семен Мирский:

Я думаю, что равнодействующая всех сил, которые мы видим на этой арене, условно говоря, Австрии против 14 других членов ЕС - намечается все-таки возможность некоторого компромисса. В этом компромиссе стороной, по меньшей мере, формально или официально не является Йорг Хайдер. И не случайно он официально от дел отошел, как мы знаем. Действительно, в ЕС царят некоторая растерянность и недоумение по принципу: "Братцы, что же мы затеяли, не знаем как дальше", - потому что санкции даже в этой чисто схематической форме неэффективны. Но они и не должны быть эффективными, по меньшей мере, в плане экономическом. Так что, здесь как бы имеет место некая идеологическая неувязка. Все говорят: "Санкции неэффективны". А что это значит? Они ведь и не были задуманы как, скажем, санкции против Саддама Хусейна, или, скажем, против ливийского диктатора Каддафи. Это другие санкции: Австрия - не Ирак и не Ливия.

В понедельник, когда в Париж в полном составе приезжала Европейская Комиссия во главе с Романо Проди, они встречались с Жаком Шираком в Елисейском дворце, а день спустя он отправился в Страсбург и произнес ту речь, с которой мы начали этот разговор. Да, идут интенсивные поиски компромисса, такого исхода конфликта, при котором ни одна из сторон - ни ЕС, ни, наверняка, Австрия не потеряли бы лица. Поэтому все, что мы видим, все эти противоречивые толки и кривотолки о том, чем на деле обернулись эти санкции - под этим углом зрения их можно рассматривать всего лишь как попытку компромисса. Я лично думаю, что он будет найден.

Елена Коломийченко:

Ашот Амирджанян, канцлер Австрии Вольфганг Шюссель недавно побывал в Германии. Можно ли считать, что Германия несколько смягчила свою позицию в отношении санкций и сегодня будет в какой-то степени выступать на стороне нового австрийского правительства, которое на деле за эти полгода тех шагов, о которых предупреждали и которых опасались, не сделало?

Ашот Амирджанян:

Формально Германия делать этого не будет, но реально, фактически, Германия уже сейчас стала на эту позицию и считает , что наступило время найти компромисс, компромисс, о котором говорил Семен Мирский, который позволит всем сторонам сохранить лицо. Это самое важное. Теперь в принципе речь идет о том, сможет ли Австрия уговорить партнеров по ЕС добиться этого компромисса во время председательства Франции в ЕС, или это будет после - в начале 2001-го года, когда председателем ЕС станет Швеция. Речь идет об этом.

Решение о референдуме в Австрии, которое должно состояться в октябре или ноябре, именно рассчитывает на то, чтобы поставить под давление механизм принятия решения во время председательства Франции, чтобы это произошло до его конца. В принципе, это как бы косвенный ультиматум: "Или мы сделаем это до 13 октября - в это время будет следующий саммит ЕС во Франции, или если мы это не сделаем до 13 октября, то у нас будет референдум и таким образом рычаг, с помощью которого мы сможем бойкотировать все важные решения, которые ЕС и, в первую очередь, Франция хотят принять до саммита в Ницце в декабре этого года". Вот такой получается механизм, и я думаю, что почти все - я не знаю, как ситуация точно и конкретно сейчас выглядит во Франции, но в Германии почти все настроены на компромисс и чем быстрее - тем лучше.

В принципе, официально, конечно, повторяются те формулировки, которые говорятся уже несколько месяцев, но практически и неформально все надеются на то, что то действие, которое эти санкции могли иметь, они уже имели, а все остальное становится контрапродуктивным. ЕС должен принять решение до конца года, должен реформировать совместные институты ЕС, чтобы расшириться, и причем эти решения должны быть приняты единогласно. Австрия в состоянии,, если довести ее до такого положения, бойкотировать эти решения. Допустить этого никто не может, и Франция тоже.

Елена Коломийченко:

Я хочу еще задать два вопроса в Париж и Берлин по поводу вчерашнего выступления Жака Ширака. Он сказал, что не будет новых разделительных линий. Но неделю или две назад в его выступлении все же звучала идея "европейского ядра притяжения". Как это преобразовалось в его вчерашнем выступлении?

Семен Мирский:

То, что произошло, и вы совершенно четко расставили акценты: Франция, пользуясь известным французским выражением, "налила определенное количество воды в свое вино", разбавила экстремальность позиции, которую занял в своем выступлении в Рейхстаге на прошлой неделе Жак Ширак. Он как бы перенял основной тезис министра иностранных дел Германии Йошки Фишера о создании Европейской Федерации вплоть до создания СШЕ - "Соединенных Штатов Европы". Ширак оказался под очень сильным политическим нажимом, прежде всего, у себя дома. Перед его выступлением на заседании Европарламента в Страсбурге были выступления французских депутатов, очень резко критиковавших Ширака, и основной момент критики был следующий: что вот эта идея Ширака о создании, как бы, субнациональной Европы, создании "твердого ядра", то есть, так сказать, "Европы двух скоростей" - стран, являющихся опорой ЕС и других, идущих в фарватере Франции и Германии... Эта идея вызывает во Франции очень сильные возражения и в самой Германии тоже. Главный довод тот, что предложения Ширака вместо того, чтобы привести к укреплению ЕС, наоборот способны расшатать существующие европейские структуры.

Ашот Амирджанян: В Германии критика такая же. Ее можно сравнить с французской. В Германии никто не хочет субнациональных структур, но франко-германский мотор должен работать в Европе лучше и быстрее, чтобы ускорить интеграционные процессы, а "Европа двух скоростей" существует уже сейчас, и ее здесь поэтому никто не боится.

XS
SM
MD
LG